Docstoc

Кристиана Ф. - Я_ мои друзья и героин

Document Sample
Кристиана Ф. - Я_ мои друзья и героин Powered By Docstoc
					Я, мои друзья и героин
Кристиана Ф.

Published: 1979 Tag(s): героин "мы дети со станции зоо" "я, мои друзья и героин"

1

Кристиане Ф. Я, мои друзья и героин

Аннотация Автору было 12 лет, когда она стала принимать наркотики. Днем ходила в школу, вечером продавала себя, чтобы купить зелье. Школу она всетаки закончила, училась на продавщицу в книжном магазине. Когда вышла ее книжка «Мы дети вокзала Цоо», Кристина быстро превратилась в звезду кино и телевидения, стала завсегдатаем разнообразных токшоу. Сейчас ей тридцать девять. Книга имеет огромный успех, переведена на многие языки; ее тираж в Германии перевалил за три миллиона. Кристиане Ф Я, мои друзья и героин Вступление Ребята! Наркотики – это добровольное рабство. Человек – образ и подобие Божие, помните об этом. Человек – творец, так же как и Всевышний, создавший этот мир. Основа творчества это свобода выбора, свобода выбора между добром и злом. Мы все выбираем. Мы все свободны в том, чтобы выбирать. Наркотики лишают этой свободы. Это рабство, рабство перед травой, перед элементарным химическим соединением. Человек – венец природы, человек это поиски истины, человек это музыка… или человек – подневольный раб, который, проснувшись утром в ужасных мучениях, подвластен жалкой щепотке порошка. Я потерял очень многих близких мне людей, талантливых музыкантов, которые погибли от наркотиков: они ещё многое могли бы сделать. Я скорблю… Наше поколение не знало, что наркотики дерьмо – не было достоверной информации. Теперь об этом знают только те, кто выжил. Вы, молодые, должны знать правду и не отмахиваться от неё. Быть ниже растений и химических соединений просто не достойно вас, ребята. И сейчас в России это страшная беда. Много чудовищ, которые торгуют этим ядом. Они будут в аду гореть, просто они не знают ещё об

2

этом. Держитесь подальше от этого зла, не прикасайтесь даже. Когда ты в компании сверстников и тебе говорят: «Парень, будь крутым, попробуй! – парень, будь крутым, не делай этого!» Не будь в стаде, будь личностью, будь человеком. Юрий Шевчук и «ДДТ» Пролог «Я, мои друзья и героин» – автобиография тринадцатилетней девочки Кристины Фельшериноу. Краткое содержание: сначала Кристина была просто ребёнком, потом стала наркоманкой, ну а позже, следуя этой трагичной логике, выросла до столбовой проститутки. Ну что ж – одна из многих: сегодня её судьбу повторяют тысячи и тысячи. Книга эта впервые вышла в свет более двадцати лет назад, была переведена на десятки языков мира (включая китайский) и по сей день пользуется сенсационным успехом у читателей. Феномен этой популярности связан с тем, что сами проблемы, о которых говорится в книге, не только, к сожалению, не ушли в прошлое, но наоборот, принимают всё более и более устрашающие размеры и формы – по всему миру. Это – книга о наркотиках, а уникальность её в том, что написана она не экспертом по социологии или медицине – таких работ хватает – а ребёнком, непосредственно пережившим все ужасы героиновой зависимости; написана просто, честно и оттого сильно. Это – настоящая исповедь… Ситуация, когда героин, проституция, преступления – не предмет статистики, а часть повседневной жизни тринадцатилетней девочки, шокирует и заставляет оглянуться по сторонам. За последнее время жители России привыкли к наркомании как к бытовому явлению, и это не удивительно – в одном только Петербурге по данным социологов насчитывается от 200 до 600 тысяч потребителей наркотиков, и это число постоянно увеличивается. Начиная с 1998 года происходят качественные изменения в спектре наркотического арсенала: традиционные для России маковая соломка, опий вытесняются жёсткими наркотиками, в первую очередь героином. Героин разорвался бомбой, сея разрушения в судьбах многих тысяч людей. Говорят об эпидемии СПИДа… Проблема явно вышла изпод контроля; об этом слышно по радио и телевидению, об этом пишут газеты, и это просто видно на улицах.

3

В наших семьях, в наших школах развивается то, что многим кажется занесённой извне заразой. Этот уникальный документ, в конце концов, многих заставит понять, что проблема наркомании имеет не внешние, а внутренние причины. Рассказ Кристины учит следующему: распространению наркомании способствуют вовсе не капризы некоей странной категории мужицких детей, но многие взаимосвязанные проблемы общества. Корень зла лежит не на улицах, заполненных охотящимися за детьми дилерами, а в самых обыкновенных домах самых обыкновенных спальных районов. Ценностный кризис общества, подавление детского мира, проблемы в отношениях между супругами, взаимоотчуждение детей и родителей, безработица, бедность, отсутствие перспектив, дурная компания – вот что толкает детей в мир наркотиков – мир иной. Безусловно, семейная неустроенность и конфликты – основные поставщики пушечного мяса на фронты наркобизнеса. Обычное явление, когда родители, не замечая детей и не прислушиваясь к ним, все больше загружают их собственными проблемами, заставляя участвовать в них поневоле или даже решать. В бетонированных пустынях новостроек, где подобные конфликты резонируют, усиливаясь тысячекратно, дети, глядя на дефективное поколение родителей, бегут в мир наркотического андеграунда, там ищут и находят настоящую солидарность и дружбу, признание, защиту и свободу. Конечно, терапия стоит больших денег, ещё больших денег стоит пропаганда, но других, менее затратных альтернатив нет, всё остальное будет означать лишь циничные похороны поколения. По всей вероятности, все ответственные службы в отдельности активно работают, но нет общей стратегии, и потому нет результатов. Конечно – проблема зарегистрирована и существует, и многих даже сажают: складывается впечатление, что неприятности на каждом шагу преследуют лишь контробандистов и наркоторговцев; более ничего не выходит наружу, и отчаяние жертв остается просто незамеченным. Кажется, что все ответственные учреждения смогут работать более эффективно, получи они большую политическую поддержку государства, но политическая поддержка отсутствует. Что сказать… Вокруг вопроса формируется словно заговор молчания – власти охраняют спокойствие общества. И это понятно: политика находится под давлением общественного мнения, которое склонно не замечать проблему, и поэтому молчание будет длиться до тех пор, пока само общество не захочет беспокоиться.

4

Читайте и беспокойтесь! Дмитрий Леонтьев

5

Начало Полный восторг! Целый день мама пакует чемоданы и увязывает коробки. Я понимаю, что для нас начинается новая жизнь. Прощай, деревня! Мне уже исполнилось шесть лет, и после нашего переезда я пойду в школу, в первый класс – скорей бы! Пока мама беспрерывно собирала вещи и становилась за этим занятием всё раздражительней, я вовсю веселилась на соседской ферме – ждала, когда коров пригонят в хлев на дойку. Я кормила свиней и кур и буйствовала с другими ребятами в стогах сена. Или таскалась повсюду с котёнком. Это было замечательное лето, первое лето, которое я сознательно помню. Я знала, что скоро нам предстоит ехать далекодалеко, в огромный город, который называется Берлин. Первой туда, чтобы присмотреть квартиру, отправлялась мама, а мы с отцом и моей младшей сестрой летели двумя неделями позже, для нас, детей, это был первый полёт, ну что сказать – масса впечатлений! Родители не уставали рассказывать нам с сестрой замечательную историю об огромной, – шести комнат, квартире, в которой мы теперь будем жить. Они ведь собирались зарабатывать уйму денег в Берлине. И моя мама говорила, что у нас с сестрой будет большая и совсем отдельная комната. Предки хотели обставить её самой что ни на есть модной мебелью и описывали во всех подробностях, как эта наша комната будет выглядеть. Я всегда точно знала, что и где будет стоять в нашей комнате. Ребенком я никогда не переставала представлять себе её, – нашу комнату, и чем старше я становилась, тем прекраснее она мне казалась. *** Да… ну я, наверное, никогда не забуду, как всё же выглядела наша новая берлинская квартира. Вероятно потому, что испытывала первобытный ужас перед этой квартирой. Я постоянно боялась заблудиться в ней, настолько она была огромной и пустой. Когда в ней громко говорили, отзвучивало зловеще. Только в трех из шести комнат стояла какаято мебель. В детской было две кровати и старый кухонный шкаф, доверху набитый нашими игрушками. Во второй комнате родительская кровать, а в большой – тахта и пара стульев. Вот так и поселялись мы в Берлине. Берлин, Кройцберг, набережная Пауля Линке…

6

На нашей улице все дети оказались старше меня, и поэтому только спустя несколько дней я отважилась выйти погулять. У нас в деревне старшие ребята всегда играли с младшими и присматривали за ними. Берлинские же детишки, быстренько так подойдя, спросили: «А тебето чего тут?!» Потом отобрали велосипед. Когда же он, наконец, вернулся ко мне, одно колесо было проколото, а крыло погнуто. Папа, конечно, избил меня за сломанный велосипед. Что ж, после этого я могла смело раскатывать на велосипеде только по нашим шести комнатам… Три комнаты в этой огромной квартире отводились, собственно, под офис. Родители ведь собирались открыть брачное агентство… Но столь необходимые для начала работы письменный стол и кресло, о которых говорили мои родители, всё никак не приходили. Кухонный шкаф оставался в детской комнате. И вот одним прекрасным днем диван, кровати и кухонный шкаф были погружены в грузовик и доставлены к высотке в Гропиусштадт. Тут у нас было уже только две с половиной комнаты, да и те на одиннадцатом этаже. А все прекрасные вещи, что обещала нам мама, просто не влезли бы в тот чуланчик, который отводился под детскую. *** Гропиусштадт, микрорайон на 45000 жителей, – это высотные дома, между ними пустыри и универмаг. Издалека всё выглядит очень новеньким и очень ухоженным. Однако, если приблизиться к домам, да пройтись по пустырям, радужное впечатление исчезнет в мгновение ока. Отовсюду страшно тянет мочой и говном и не знаю, чем ещё, а причиной тому – массы собак и детей, населяющих коробки. Естественно, наш подъезд был загажен круче всего. Мои родители винили в этом пролетарских детей, бессовестно осквернявших лестничные площадки. Но дело тут было не только в детях пролетариев. В этом я убедилась лично, когда, гуляя на улице, неожиданно захотела в туалет. Я намочила штаны, так и не добравшись до одиннадцатого этажа. Ну, просто не дождалась лифта! Мой папа, как обычно, прибил меня, и я решила впредь не рисковать. Теперь, если мне надо было в туалет, я садилась там, где меня не было видно. В Гропиусштадте, где всё и вся как на ладони просматривалось с высоток, самым укромным местом были лестничные

7

площадки. Ну а на улице я оказалась просто глупенькой деревенской девочкой. У меня были другие, чем у всех, игрушки. Никакого водяного пистолета. Я одевалась подругому. Я говорила иначе. Я не знала игр, в которые тут играли. Да я и не хотела их знать, эти игры! В деревне мы часто гоняли на велосипедах в лес, к ручью. Через ручей был проложен мостик. Там мы строили плотины и песочные замки. Иногда все вместе, иногда каждый сам по себе. И когда мы ломали их потом, то делали это только вместе, согласно, и это приносило нам удовольствие. Среди нас в деревне не было какогото предводителя. И не было ничего необычного в том если старшие вдруг уступали младшим. У нас была настоящая детская демократия. В Гропиусштадте, в нашем квартале, один парень был боссом. Он был самым сильным и обладал самым красивым водяным пистолетом. Мы часто играли в атамана разбойников. Этот парниша и был, конечно, атаманом. Беспрекословно исполнять все его идиотские приказания было самым важным правилом игры. Играть не вместе, друг с другом, а друг против друга, – вот что было главным принципом всех наших игр. На деле это означало, что надо найти когонибудь и обидеть, да посильнее желательно. Как? Да как угодно! Ну, например, отнять новую игрушку и сломать её ко всем чертям. Смысл игры состоял в том, чтобы, доведя когонибудь до полной истерики, извлечь какиенибудь преимущества для себя лично, завладеть властью и авторитетом. Вот! Таким образом, слабейшим доставались все побои: им действительно приходилось несладко. Моя младшая сестра была не особенното крепкой и ещё немного боязливой при этом. Её постоянно лупили, и я просто никак не могла ей помочь. Пришел сентябрь, и я пошла в школу. Я радовалась школе. Мои родители велели мне вести себя прилично и делать все, что говорит учитель. Я нашла это само собой разумеющимся. В нашей деревне дети уважали взрослых, и я радовалась, что теперь в школе будет учитель, которого другие дети должны будут слушаться. Однако все оказалось подругому в школе… Уже спустя пару дней детишки освоились настолько, что во время занятий носились по классу, играя в войнушку. Наша учительница беспомощно билась в истерике, всё время кричала «Сидеть!», или, там, «Стоять!», но это только поощряло детей носиться ещё отчаянней. В общем, было очень весело; мы все просто

8

надрывались от хохота. Я обожала животных с самого детства, да и все в нашей семье любили их. Поэтому я гордилась нашей семьёй. Я не знала другой такой семьи, в которой так любили бы животных. И мне всегда было очень жаль тех детей, чьи родители не позволяли заводить животных. Наша двухсполовинойкомнатная квартира превратилась со временем в маленький зоопарк. У меня было четыре мышки, две кошки, два кролика, один волнистый попугайчик и Аякс, наш дог, – мы взяли его с собой в Берлин. Аякс спал рядом с моей кроватью, и я могла свесить руку с кровати, и гладить его, засыпая. Со временем я познакомилась и с другими ребятами, у которых тоже были собаки. Мы прекрасно поладили друг с другом. Обнаружилось, что недалеко от нас, в Рудове, были ещё порядочные остатки природы. Туда, на старые, засыпанные землёй, мусорные отвалы, и ездили мы играть с нашими собаками. Нашей любимой игрой была «ищейка». Ктонибудь прятался, а его собаку в эту время держали. Потом собака должна была найти своего хозяина. У моего Аякса был лучший нюх! Других своих зверушек я время от времени выносила в песочницу, а иногда даже брала их в школу, где наша учительница использовала их в качестве демонстрационного материала на уроках биологии. Некоторые учителя разрешали и Аяксу присутствовать на занятиях. Он никогда не мешал им. Не двигаясь, он лежал весь урок от звонка до звонка рядом с моей партой… Ну да, а между тем дела моего отца шли всё хуже и хуже. В то время как мама работала, он сидел дома. Из брачного агентства так ничего не вышло, и теперь он ждал, когда же наконец появится работа, которая бы ему понравилась. Он сидел на облезлом диване и ждал, сидел и ждал. Эх, я была бы совсем счастлива с моими зверями, если бы не папа! Его нервные припадки, полные сумасшедшей ярости, случались всё чаще и становились всё страшнее. Вернувшись с работы, мама помогала мне готовить домашние задания. У меня была проблема, – я долго не могла научиться отличать буквы «К» и «Н», – и мама занималась со мной по вечерам. Но я почти не слушала её, потому что краем глаза уже видела, что отец с каждой минутой всё свирепеет и свирепеет. Ну, всё: я знала, что сейчас будет: он притащит швабру из кухни и измолотит меня, и потом я должна буду объяснять ему разницу между этими проклятыми «К» и «Н»! Тут я переставала соображать окончательно, и вот уже

9

отправлялась спать с надратым задом. Это был его метод подготовки домашних заданий. Ну, понятно, он же хотел, чтобы я была умной, сильной, порядочной и стала приличным человеком! Ведь, в конце концов, ещё у нашего дедушки были огромные деньги. Помимо всего прочего, в восточной Германии ему принадлежали типография и газета. Все это было экспроприировано в ГДР после войны, и теперь папочка, конечно, обрыдался бы, если бы я не взяла от школы всего, что можно. Некоторые наши с папой вечера я и сейчас помню во всех подробностях. Както однажды мне нужно было нарисовать несколько домиков в рабочей тетрадке, в шесть клеточек шириной и в четыре высотой. Я закончила рисовать первый домик, и вдруг, о боже! Пришел мой папа и сел рядом. Спросил, откуда и докуда будет следующий домик… От тихого ужаса у меня заложило уши, я перестала соображать, на какой клеточке что должно быть, и стала гадать. Всякий раз, показывая на неверную клеточку, я получала затрещину. Скоро я только негромко подвывала и не могла вымолвить ни слова. Тогда папа встал изза стола и подошел к фикусу. Ой! Мне было уже известно, что это значит. Он выдернул из цветочного горшка бамбуковую палку, которая держала дерево, и колотил меня этой палкой по заднице до тех пор, пока кожа не начала буквально слезать. Ну, такой вот вечерок… Впрочем, мой ужас начинался уже рано утром, за завтраком. Если я пачкалась за едой, одно блюдо отнимали. Если я чтото случайно опрокидывала, – меня били. Ради собственной безопасности я отваживалась прикоснуться только к молоку, но от этого постоянного оглушающего страха и с этим молоком всякий раз случалось какоенибудь несчастье. Каждый день я очень так тихо и ласково спрашивала папу, не собирается ли он куданибудь сегодня вечерком. Он часто исчезал по вечерам, и тогда мы, три женщины, могли, наконец, вздохнуть свободнее. Ах, какими замечательно мирными были эти вечера, а ведь бедато могла нагрянуть в каждую минуту, – вот только он вернётся! Он приходил всегда немного навеселе. Любая мелочь, и папа моментально слетал с катушек. Настоящую катастрофу или землетрясение могли вызвать, например, игрушки или одежда, валявшиеся вокруг по комнате. Отец всегда повторял, что порядок это самое важное в жизни. И когда он ночью видел гдето беспорядок, то выдёргивал меня из кровати и бил. Под горячую руку доставалось и сестре. Затем все наши вещи сваливались на пол, и следовал приказ –

10

сложить всё в пять минут! Как правило, мы не укладывались в срок и получали тогда вдогонку ещё по парочке колыбельных подзатыльников. Мама, плача, наблюдала за этими избиениями, прислонившись к дверному косяку. Она никогда не вмешивалась, потому что тогда отец бил и её. Только Аякс, мой дог, прыгал между нами. Он тоненько скулил и у него были очень печальные глаза, когда у нас в семье дрались. Собаку отец любил так же, как и мы все. Иногда правда, он кричал на Аякса, но никогда не бил его… Несмотря на все это, я посвоему любила отца и дорожила им. Я была уверена, что он даст сто очков вперёд всем другим отцам. Но прежде всего, я просто жутко его боялась! Да и кроме того, это битье дома казалось мне вполне нормальным и обычным делом. У других детей в Гропиусштадте ведь не было подругому! У некоторых было и того почище. Мои друзьяподруги часто светили настоящими фонарями, да и матери их тоже. Чьито отцы часами валялись вусмерть пьяными под окнами или на игровой площадке. Из окон на нашей улице часто вылетала мебель, женщины звали на помощь, и приезжала полиция. Всётаки мой отец, по крайней мере, в дым не напивался. Так что, у нас всё было ещё не так плохо. Отец постоянно обвинял маму в том, что она, мол, растранжиривает деньги. Так она же их и зарабатывала! И когда она ему говорила, что большая часть денег идёт на его походы по кабакам, его женщин и его машину, он сразу закатывал скандал с рукоприкладством. Свою машину, «Порше», – вот что отец любил пожалуй, больше всего в этой жизни. Каждый божий день он надраивал её до блеска…, ну, если она не стояла в ремонте. Второго такого автомобиля не было во всем Гропиусштадте! Конечно – откуда у безработных «Порше»… Тогда я, конечно, ещё не имела ни малейшего представления о том, что происходит с моим отцом, отчего он так регулярно буянит. Причины его загадочного поведения открылись мне позже, когда я стала чаще говорить об этом с мамой. В сущности, его диагноз был прост. Папа был самым обыкновенным неудачником. Не справлялся ни с чем. Всякий раз, когда он пытался выпрыгнуть повыше, судьба жестоко роняла его наземь. Даже его собственный отец презирал его. Дед ведь даже предостерегал мою мать от женитьбы на этом недотепе. Да… У деда поначалу были большие виды на сына; семья должна была вновь стать такой же богатой, какой была до экспроприации в ГДР. Ха, если бы отец не встретил мою маму, то стал бы, наверное,

11

управляющим имением, завёл бы собственный собачий питомник! Он как раз изучал эти предметы, когда они познакомились. Мама забеременела, он забросил учёбу и женился на ней. И совершенно понятно, что за все эти годы он должен был прийти к мысли, что в его бедах и нищете виноваты мы с мамой. От всех его радужных планов и мечтаний остался, в конце концов, лишь сиреневый дым, этот «Порше», да пара мифических друзей. Отец не просто ненавидел нас, он фактически полностью отказался от семьи. Порой это заходило слишком далеко. Например, его друзья не должны были знать, что он женат и что у него есть дети. Когда мы встречали на улице когонибудь из его друзей, или, если он приглашал своих приятелей домой, нам приходилось обращаться к нему как к дяде Ричарду. У меня это было на уровне основного рефлекса. Я была настолько тщательно выдрессирована битьём, что никогда не допускала ошибок. Если дома чужие, – он для меня «дядя Ричард» и всё тут! То же и с матерью. Она не должна была говорить его друзьям, что она его жена, более того, ей приходилось вести себя соответствующе. Думаю, он выдавал ее за сестру. Все отцовские приятели были гораздо моложе его, вся жизнь впереди и все такое. По крайней мере, они так утверждали. Ну и отец, естественно, хотел быть одним из них. Одним из тех, для кого все только начинается, а уж никак не помятым жизнью неудачником, обременённым семьёй, которую он и прокормитьто не может. Ну, короче, дела с моим папой обстояли примерно так… Ну а мне было семь, и я, понятно, не могла все так подробно разложить по полочкам. Папа бил меня, и это лишь подтверждало мне то правило, которое я и так уже хорошо усвоила на улице: бей сама или ударят тебя. Выживает сильнейший! Моя мама, вынесшая достаточно много побоев в своей жизни, тоже ничему другому, естественно, не могла меня научить. Она говорила: «Никогда не начинай. Но если тебя бьют, сразу давай сдачи. Так сильно и так долго, как только можешь». Впрочем, сама она уже давно предпочитала сносить побои молча… Я медленно, но верно усваивала правила игры: либо давишь сама, либо тебя задавят. Ну что ж, – хорошо, и я начала с самого хилого преподавателя в школе. Я стала постоянно мешать ему на уроках, перебивая всякой чепухой. Остальные ребята надо мной только смеялись. Но, когда я начала откалывать такие номера и с более

12

сильными учителями, признание одноклассников мне было обеспечено! Малопомалу мне становилось ясно, как самоутверждаются в Берлине – просто нужно горлопанить изо всех сил. По возможности, громче остальных, и тогда ты – босс! Достигнув очевидных успехов в крутых базарах, я решила опробовать и мускулы. Собственно говоря, я не была очень сильной. Но могла разозлиться. И тогда все здоровяки старались держаться от меня подальше. Я почти радовалась, если ктото, допустим, задирал меня на занятиях, и у меня появлялся повод встретить его после школы. Мне, как правило, даже не надо было замахиваться – детишки действительно меня уважали! Между тем мне исполнилось восемь, и моим заветным желанием было вырасти поскорее большой, стать такой же взрослой, как мой папа, и иметь настоящую власть над людьми. Потому, что всё, что я могла подчинить себе, я уже подчинила, и мне это даже прискучило както, не знаю… Както, гдето и когдато отец нашел работу. Работа его, конечно, не удовлетворяла, счастливым не делала, но хотя бы позволяла зарабатывать на кутежи и «Порше». Поэтому днем мы сидели с моей сестрой дома одни. Скучно, – и я нашла себе подружку, которая была на два года старше меня. Между прочим, я очень гордилась тем, что у меня такая взрослая подруга – с нейто я была ещё сильнее! Почти каждый день мы с подружкой играли в одну и ту же игру. Вернувшись из школы, мы вытаскивали из пепельниц и мусорного ведра сигаретные окурки, немного чистили их, както зажимали их между зубами и пыхтеля, ну – будто курим. Сеструха тоже пыталась разжиться бычком, но сразу же получала по рукам. Мы заставляли ее делать всю домашнюю работу: перемывать грязную посуду, стирать пыль, и что там ещё родители просили нас сделать. Мы брали наши детские коляски, сажали в них кукол, закрывали дверь и шли гулять. Сестру мы не выпускали из дому до тех пор, пока она не выполнит всю работу. Мне было восемь лет, когда в Рудове открылся пониипподром, причем под его постройку был вырублен и огорожен последний кусочек дикой природы, где мы играли с нашими собаками. Поэтому поначалу мы, естественно, очень кисло отреагировали на это событие. Но позже, когда я достаточно хорошо сошлась с работниками ипподрома, мне позволили ухаживать за лошадьми и убирать в конюшнях. За эту работу я могла полчасика в неделю кататься бесплатно. Именно это мне и было нужно.

13

Я любила лошадей и осликов, которые были там у них. Но всё же в скачках меня привлекало нечто другое, чем просто езда на лошадях. Я снова и снова убеждалась в том, что у меня есть сила и власть. Лошади, которых я седлала, были сильнее меня, но я могла управлять ими по своей воле. Если я падала, то поднималась снова. Я падала и поднималась до тех пор, пока лошадь, шокированная моей настойчивостью, не начинала слушаться меня. С работой в конюшнях получалось, к сожалению, не всегда, и тогда мне нужны были деньги, чтобы покататься хотя бы четверть часика. Карманных денег мы почти не получали, и тогда я стала мошенничать. Я собирала и утаивала купоны на скидки в универмаге или сдавала втихомолку пивные бутылки отца. В десять я начала воровать. Я воровала в супермаркетах. Я воровала вещи, которые мы иначе бы никак не получили, – сладости в первую очередь. Почти всем детям покупали шоколад и конфеты. Наш же отец утверждал, что сласти портят зубы. А вообще, у нас в Гропиусштадте человек почти автоматически учился делать то, что делать запрещено. А как иначе, ведь запрещеното было практически всё! Например, было запрещено играть в игры, которые приносили удовольствие. На каждом углу висела соответствующая табличка. В так называемых сквериках между высотками были настоящие леса этих табличек – ветер гудел в них! Большинство табличек запрещали чтолибо детям. Позже я переписала в дневник некоторые изречения с этих табличек. Первая руководящая табличка висела уже на нашей входной двери. Согласно ей, в подъездах домов детям разрешалось передвигаться, видимо, только на цыпочках. Играть, бегать, кататься на роликах и на велосипедах – всё строго запрещено! Ну, хорошо, потом шли газоны, и на каждом углу табличка: «По газонам не ходить!» Таблички были приколочены ко всему, что было хоть немного зелёным. Например, у нас рядом с домом была разбита какаято грядка с чахлыми розами. Грядка эта, правда, названа была очень пафосно: «Охраняемая природная зона» – ни больше, ни меньше! Ниже следовал параграф, согласно которому человек, приблизившийся к этим недоразвитым розам, должен быть незамедлительно оштрафован. Но ничего, ничего – всётаки в нашем распоряжении были игровые площадки! Каждой паре высоток обязательно была приписана собственная игровая площадка.

14

Что представляла эта площадка? Да ничего особенного! Кучка обоссаного песка, несколько сломанных металлических сооружений для карабканья по ним и одна гигантская табличка, не табличка даже, а настоящее табло! Оно, табло, находилось в надёжном железном ящике, под бронированным, вероятно, стеклом, а перед стеклом была укреплена решётка. Устроители принимали все меры к тому, чтобы этот бред не мог быть уничтожен ни при каких обстоятельствах. Табло было озаглавлено так: «Порядок пребывания на игровой площадке». Ниже была выбита напоминающая запись о том, что дети должны использовать площадку только «для радости и отдыха». Правда, мы не могли использовать ее «для радости и отдыха» именно тогда, когда нам этого хотелось, потому что ниже было подчеркнуто: «в период с 8 до 13 и с 15 до 19 часов». Так что, когда мы возвращались из школы, никакой речи о «радости и отдыхе» на площадке и идти не могло. Впрочем, мы с сестрой так никогда бы и не смогли воспользоваться игровой площадкой, потому что, согласно правилам пользования, находиться на площадке дозволялось только «с согласия и под присмотром взрослых», да и то оченьочень тихо, ведь «потребность общественности дома в тишине должна охраняться с особенным вниманием». Какойнибудь резиновый мячик воспитанному ребёнку еще можно было побросать, но не более того: «спортивные игры с мячом на площадке строго запрещены». Никакого там, упаси бог, волейбола или футбола! Мальчишкам приходилось особенно плохо, и они выплёскивали свою энергию на все эти устройства для карабканья, скамейки и, конечно, на запретительные таблички. Должно быть, стоило огромных денег – постоянно реставрировать их. За соблюдением этих многочисленных табу зорко наблюдал управдом. С ним я познакомилась достаточно скоро и достаточно близко. Бетонноалюминиевые игровые площадки с малюсенькими горками очень скоро надоели мне хуже горькой редьки, и я решила подыскать себе чегонибудь поинтереснее. Самым интересным оказалось играть у бетонных водостоков под дождевыми трубами. По ним дождевая вода с крыши должна была стекать под решётки водозабора. Тогда ещё эти решетки можно было убрать, это потом их приварили намертво. Както раз я сняла эту решётку, и мы с сестрой набросали вниз всякого барахла. Тут как изпод земли возник проклятый управдом, уже давно мечтавший застигнуть негодяев на месте преступления, и волоком потащил нас в контору домоуправления. Наш

15

проступок оказался настолько серьёзным, что он учинил нам, детям пяти и шести лет, форменный допрос, записал фамилии и адреса. Родители были уведомлены официальными органами, и папа получил отличный повод для раздачи. Что плохого мы сделали, я так и не поняла. У нас в деревне мы играли, как хотели, безо всяких нареканий со стороны взрослых. Я только поняла тогда, что, повидимому, в Гропиусштадте можно играть только в те игры, что предусмотрены взрослыми. Например, съезжать на жопе вниз с алюминиевой горки или ковыряться в песочнице. Собственные идеи не поощрялись и были чреваты неприятностями. Ну да ладно, следующее моё свидание с управдомом было и того покруче. Вот как это случилось. Я шла с Аяксом, моей собакой, гуляла себе, и мне в голову пришла идея нарвать цветов для мамы. В деревне я с каждой прогулки приносила ей букеты. Между высотками росли только эти чахлые розы. Я ободрала себе все пальцы, пока оторвала от куста несколько цветов. Что там было написано на табличке, – а там стояло «охраняемая природная зона», – я не могла прочесть, потому что читать еще не умела. Да если бы и умела, то наверняка не поняла бы, что это может значить! Но, даже не умея читать, я поняла все и сразу, когда увидела дико орущего управдома, который, аккуратно огибая охраняемую природную зону, нёсся ко мне на всех парах. Я помертвела от страха и только крикнула: «Аякс, смотри!» Аякс навострил уши, шерсть дыбом, и посмотрел на управдома очень злыми глазами. Он у меня мог так посмотреть, что мало не покажется! Управдом резко рванул обратно, причём уже прямо по газонам, не разбирая дороги, и осмелился открыть рот только в дверях конторы, отбежав за километр. Ну что ж, я была рада. Но цветы, однако, спрятала, потому что до меня дошло, что я, видимо, сделала чтото запрещённое. Когда я вернулась домой, домоуправление уже отзвонилось. Я, мол, угрожала им собакой! Они чудом избежали верной смерти, и все такое прочее. Ну, вот так, вместо поцелуев от мамы, которые я рассчитывала выменять на цветы, я получила ремней от отца… Летом Гропиусштадт превращался в настоящую духовку. Неподвижный воздух нагревался о горячий бетон, и жар отражался от асфальта и камней. Дохленькие деревца не давали никакой тени, а ветер к нам за высотки никогда не залетал. Правда, во дворе на этот случай было поставлено чтото типа ванной – детский бассейн. Там мы плескались и брызгались, но поскольку это тоже было

16

запрещено, то нас быстро оттуда выбрасывали. Пришло время, и нам захотелось поиграть в бабки. Но где в нашем районе можно было найти подходящую площадку? Бетон, асфальт или газоны с табличками «ходить воспрещается» для игры, конечно, не годились. Песок тоже не подходил, ведь тут требуется достаточно твёрдая поверхность, в которой всё же можно наковырять лунок. Но мы нашли всётаки почти идеальное место для бабок: на газончиках под недавно высаженными кленовыми деревьями. Чтобы деревца не торчали прямо из асфальта, вокруг них был оставлен небольшой участок земли – чистой, твердой и гладкой. Просто идеальные условия и для деревьев и для бабок! Правда, теперь, откапывая около деревьев лунки, мы стали поперёк горла не только управдому, но и садовнику. Они пытались поначалу выгнать нас оттуда угрозами, но мы не уходили, и в один прекрасный день им в голову пришла замечательная идея. Они так перекопали землю – на метр вглубь, я думаю, – что с бабками было покончено раз и навсегда! Ну а если шёл дождь, то подъезды домов превращались для нас в настоящие роликовые полигоны. Нет, определённо, лестничные клетки и подъезды – вот самые уютные места в Гропиусштадте! Там, внизу, где не было никаких квартир, шум никому не мешал. Мы несколько раз пробовали кататься там, и никто не жаловался, пока на смену управдому не пришла его жена. Она заявила, что ролики, дескать, царапают пол. Мы не верили ей до тех пор, пока она не пришла с нашим отцом. Катание закончилось побоями. Вообще, в дождь Гропиусштадт был настоящим царством уныния и скуки. Никому из нас не разрешалось приводить друзей домой. Да и какие тут гости, – детская была слишком мала для этого! Почти всем детям, как и нам, досталось по полкомнаты. Я часто сидела у окна, прижавшись лбом к стеклу, и вспоминала свою деревню. Тамто мы знали, что делать в дождь, и были хорошо подготовлены к непогоде. Мы притащили из лесу толстый дубовый кряж и в плохую погоду вырезали из него маленькие лодочки. И когда, наконец, разражалась буря, мы срывались с места, хватали наши дождевики и бежали к ручью, чтобы скорее испытать наши корабли. Мы строили гавани и устраивали настоящие регаты. Да, а тут… Болтаться под дождём между высотками – удовольствие сомнительное. Но чтото же должно было нас развлечь! Чтонибудь запрещённое,

17

желательно строго запрещённое. Ага, ну, например, гонки на лифтах! Как и все наши игры, гонки на лифтах были достаточно жестоким развлечением. Например, мы ловили какоенибудь дитё помладше, засовывали его в лифт и нажимали на все кнопки; другие в это время держали второй лифт. Несчастный ребенок должен был вознестись в лифте к последнему этажу со всеми остановками. Со мной тоже часто проделывали этот номер, и именно тогда, когда мне нужно было безо всяких опозданий явиться с Аяксом после прогулки к ужину. Они давили на все кнопки, и проходил битый час, прежде чем я оказывалась на своём одиннадцатом этаже. У собаки – у той просто сдавали нервы от такой езды! Особым кайфом было запереть в лифте того, кто поднимался в туалет, – ну он мочился в конце концов в лифте, – или отнять у ребёнка поварешку. Все маленькие дети выходили на улицу только с поварёшкой. Потому что только с помощью большой деревянной поварёшки можно было дотянуться до кнопок лифта. Лифты были сконструированы так, что человек без поварёшки был вообще полностью выброшен из жизни! Если поварёшка терялась или её отнимали другие дети, то – делать нечего, приходилось тащиться на одиннадцатый этаж пешком. Потому что другие дети, конечно, даже захоти они помочь, одолжить свою поварёшку не могли, а взрослые думали, что ты только бесцельно проводишь время в лифте и, вероятно, хочешь сломать его в конце концов. Лифты часто ломались, и нельзя сказать, что мы не были причастны к этому. Мы действительно эксплуатировали их нещадно в наших гонках на скорость. Лифты ходили и так достаточно быстро, но существовало несколько приёмов, которые позволяли гонщику выиграть ещё две секунды. Так, например, внешнюю дверь нужно было закрыть очень быстро, но при этом ещё и очень осторожно, потому что, если её захлопывали, от неё отваливался очередной кусок. Внутренняя дверь закрывалась автоматически, но если ей немного помочь руками то она закрывалась быстрее. Ну или ломалась… Да, в гонках на лифтах мне не было равных! Наших тринадцати этажей нам скоро уже не хватало. Кроме того, управдом постоянно наступал нам на пятки, земля горела у нас под ногами с этими лифтами! Проникать в подъезды других домов нам, детям, было строгонастрого запрещено, да у нас и ключейто не было. Правда, во всех домах в

18

Гропиусштадте была чёрная лестница, по которой обычно поднимали мебель. Вход под лестницу был закрыт решёткой, но я знала, как преодолеть это препятствие. Сначала аккуратно просовываешь голову, – это было сложно, – ну, а если влезла голова, то, значит, влезет и тело. Только настоящие жирдяи не пролезали. Так мы и открыли настоящий лифтовый рай, точнее я первой открыла. Дом в тридцать два этажа! Лифты – просто шик! Только там нам впервые открылось, на что способна современная подъёмная техника. Особенно охотно мы играли там в прыжки. Когда все пассажиры подпрыгивали во время подъема, лифт останавливался, и вопрос был только в том, откроется ли дверь. Так что от прыжков дух захватывало! Или вот ещё совершенно сенсационный фокус: если потянуть ручку аварийной остановки не вниз, а как бы немного вбок, то дверь открывалась, а лифт продолжал нестись дальше, и можно было видеть, насколько быстры они, лифты! Бетонные перекрытия и двери со свистом пролетали прямо перед носом. Ну а самым настоящим испытанием храбрости было нажать кнопку аварийного вызова. Звучал звонок, в громкоговорителе раздавался голос управдома, и нужно было уносить ноги. В общемто, в тридцатидвухэтажном доме у нас были неплохие шансы удрать от него. В ответ управдом пытался караулить нас из засады, но всё же ловил он нас редко. Но лучше всего в плохую погоду было в подвалах. Игры в подвалах были одновременно и самыми увлекательными и самыми рискованными. Мы знали все ходы и выходы в подвалах высоток. Там каждый квартирант имел отдельный бокс, ограждённый проволочной сеткой. Сетка не доходила до потолка, короче говоря, её можно было перелезть, и мы играли там в прятки; чем дальше заползёшь, тем меньше шансов быть найденным. Было чудовищно жутко посреди чужого хлама в этом сумеречном подвальном свете… Плюс к этому ещё и страх, что ктонибудь из хозяев придёт. Мы же понимали, что делаем чтото очень запрещённое! Мы соревновались в том, кому посчастливится найти в чуланах самое изысканное барахло: игрушки, там, или одежду, например. После того, как итоги соревнования были подведены, мы уже не знали точно, откуда и что вытащено, и бросали всё это шмотьё, где попало. Иногда, то, что казалось нам действительно стоящим, мы забирали с собой. Конечно, выходило так, что там, в подвалах мы занимались как раз тем, что называется кража со взломом. Но за руку нас так ни разу и не поймали! Так, почти автоматически, мы постепенно

19

утверждались в мысли, что всё разрешенное – невыносимо скучно и пошло, и что сладок только запретный плод. Рядом с универмагом напротив нашего дома я была персоной нон грата. Совершенно безумный дворник был там… Он просто зеленел от злости, если рядом появлялась я с собакой. Он утверждал, что мы с Аяксом – причина и источник всего мусора, что окружает универмаг. Ну да, там действительно воняло, если, конечно, присмотреться и принюхаться. Хозяева магазинов выпендривались друг перед другом утончённым оформлением своих магазинов и благородными витринами, но мусорные баки позади были постоянно переполнены и воняли страшно. По пути к универмагу прохожие всё время вступали или в растаявшее мороженое или в собачье дерьмо и давили банки изпод кокаколы и пива. Дворнику же по долгу службы приходилось вечерами убирать все эти ошмётки. Неудивительно, что весь день он крейсировал по округе в надежде поймать хоть когонибудь из злостных загрязнителей. Но противостоять бизнесменам, которые швыряли мусор мимо урн, он не мог. С хронически пьяными гопниками связываться не осмеливался. Бабушкисобачницы встречали его надменными отповедями. Так и выходило, что яростная борьба с детьми, проигрывавшими ему в весовой категории, есть единственная отдушина в его нелёгкой судьбе. На мне он отрывался, как только мог. В магазинах детей тоже не оченьто любили. Когда ктонибудь из нас был при деньгах, мы всей гурьбой неслись в кондитерскую. О, для нас ведь это было настоящим событием! Эта сцена, когда дюжина голодных детей вламывалась в магазин, и начинались горячие споры что же купить на эти гроши, неописуемо нервировала продавщиц. Мы, в свою очередь, всем сердцем ненавидели владельцев магазинов и считали актом высшей справедливости, когда комунибудь из нас удавалось стырить несколько конфет. В помещении универмага располагалось ещё и бюро путешествий. Мы часто прижимались носами к его витрине, – внутри нам нечего было делать. В витрине на стендах висели чудесные картинки с пальмами, пляжами, неграми и дикими животными, и между картинками парила модель самолёта. Мы часто представляли себе, как будет здорово, когда мы наконецто сядем в этот самолёт, полетим прямо на пляж и взберёмся на пальму, откуда видны настоящие носороги и львы. Соседняя с бюро путешествий дверь вела в отделение

20

«ТорговоПромышленного банка». Тогда мы ещё не удивлялись, что же делает «ТорговоПромышленный банк» именно у нас, в Гропиусштадте, где живут люди, вряд ли получающие дикие прибыли от торговли с промышленностью. Нет, нам нравился банк! Благородные господа в элегантных костюмах всегда были приветливы с нами. Им ведь не приходилось так много работать, как женщинам в кондитерской. У них я всегда могла разменять в десятки пфенниги, вытащенные из маминого кошелька. Это было удобно, потому что продавщицы в кондитерской выходили из себя всякий раз, когда я вываливала им на прилавок килограмм пфеннигов. У банкиров всегда можно было выпросить какиенибудь красивые копилки, – если хорошенько постараться, конечно. Хаха, наверное, этим чудным господам казалось: мы так усердно экономим, что нам нужны постоянно всё новые и новые копилки! Я, впрочем, ни в одну из этих копилок не бросила ни гроша. Мы просто играли с этими свинушками и слониками в песочнице, изображали зоопарк. Ух… Короче, когда наши разнузданные похождения замучили уже всех в округе, нам построили так называемую «приключенческую» площадку. Я, честное слово, не знаю, что люди, планировавшие её, имели в виду под приключениями. Она, вероятно, носила такое бодрое название совсем не потому, что там можно было делать чтото действительно интересное, а для того, чтобы родители уверовали, что их дети переживают там удивительные авантюры. Так или иначе, эта штука определённо стоила им чёртову кучу денег! По крайней мере, с её постройкой возились чертовски долго. Когда все работы, наконец, были закончены, у входа нас встретил дружественно настроенный социальный работник вопросом: «Нус, дорогие дети, а что бы вам хотелось тут делать?» Всё приключение состояло в том, что на этой площадке за тобой постоянно наблюдали. «Приключенческая» площадка была оснащена настоящими инструментами, кучей хорошо поструганных досок и гвоздей и ещё этим социальным работником, который присматривал, чтобы ктонибудь не грохнул себе по пальцам. Да, у нас была полная свобода творчества на площадке, но использовать эту свободу можно было только с одной единственной попытки, потому что если гвоздь был вбит, то он был вбит навсегда, и никакими силами ты уже ничего не изменишь. Нам же, как назло, хотелось, чтобы всё выглядело каждый день поновому. Я рассказала соцработнику о пещерах и хижинах, что мы строили у нас в деревне. Без молотка и без гвоздей, просто изо всяких

21

попавшихся под руку досок и веток. Весь кайфто был в том, что в любое время, придумав чтото новенькое, можно было переделать всю постройку. Соцработник определённо понял меня, но, что делать, у него была своя ответственность и свои на этот счет предписания и инструкции. Вначале у нас были ещё какието идеи, что же делать на этой дурацкой «приключенческой» площадке! Так, однажды мы решили поиграть в жителей каменного века, построить пещеру и приготовить на костре настоящий гороховый суп. Соцработнику идея показалась поистине выдающейся. Но, сказал он, к сожалению, с гороховым супом ничего не выйдет, – спички детям не игрушка! Лучше, сказал он, построить две пещеры. Ну да, с молотком и гвоздями – в каменном веке! Очень реалистично! Скоро площадку закрыли. Нам сказали, что её хотят модернизировать так, чтобы мы могли играть на ней и в шторм. Были выгружены стальные балки, прибыли бетономешалки и строительный отряд. В результате его усилий мы получили такой очень прочный и надежный бетонный бункер с окошками. Нет, ну на полном серьёзе, настоящий дот или силосную башню, не знаю даже, как это назвать! Впрочем, уже через два дня все стёкла в амбразурах дота были выбиты. Не знаю, наверное, мальчишки выбили стёкла, потому что уже один взгляд на эту бетонную конструкцию делал людей очень агрессивными. Да, с прочностью они всётаки не рассчитали, хотя ведь это сооружение специально для нас проектировалось! Они знали, что в Гропиусштадте ломалось всё, что сделано не из бетона и стали! Огромная силосная башня, зияя оконными рамами, занимала теперь большую часть игровой площадки. Вскоре рядом построили школу с собственной игровой площадкой, – тоже с алюминиевыми горами, клетями для ползания, и какимито отвесно вкопанными в землю досками, позади которых стихийно организовался туалет. Школьная площадка примыкала к нашей «приключенческой» и была отделена от неё проволокой. Так с «приключенческой» площадкой было покончено, – для приключений не оставалось места. На остававшемся нам крошечном кусочке площадки свили себе гнёздышко старики, называвшие себя рокерами. Они заваливались туда ближе к вечеру, уже хорошо поддатые, доламывали бункер и в перерывах терроризировали детей. Разрушение было, помоему, их настоящим призванием. Социальные работники против них не выступали, тем более что площадка уже как бы не существовала.

22

Взамен мы получили другой аттракцион – настоящую ледяную горку. В первую зиму это было действительно круто. Каждый сам мог выбирать себе трассу. Участки по сложности делились на смертельные и сравнительно лёгкие. Правда, рокеры, время от времени вылезавшие из бункера, делали их опасным. Они выстраивали свои санки цепями, чтобы сшибить нас. Снежные дни были моими самыми счастливыми днями в Гропиусштадте… И весной горка продолжала радовать нас. Мы носились там с нашими собаками, катались по её склонам на велосипедах. На спусках дух захватывало! Впрочем, горка выглядела опаснее, чем была на самом деле, потому что если ты падал, то приземляться на траву было всётаки не больно. Жаль, но игрища на горке вскоре были прекращены. Нам сообщили, что это – специальная ледяная горка, а не велодром, и не площадка для буйных, и поэтому дернина должна отдохнуть за лето и так далее. Мы уже были достаточно взрослыми, чтобы не обращать внимания на подобную чепуху, и продолжали ходить на горку. Тогда пришли люди из садового управления и натянули вокруг горы заграждение из колючей проволоки. Колючка смущала нас только два дня. Потом ктото притащил ножницы для проволоки, и мы прорезали в проволоке дыру, чтобы можно было пролезть туда с собаками и велосипедами. Они ее заштопали, мы прорезали снова. Так продолжалось две недели, а потом вернулись строители. Они обнесли горку стеной, и все там зацементировали. Асфальтом перерезали почти все спуски, из самого опасного вообще сделали какуюто лестницу, а сверху положили бетонные плиты. Теперь летом на горке нечего было делать, а зимой она была просто опасна для жизни. Страшней всего было подниматься наверх по обледеневшим каменным ступенькам и плитам. Падая, мы набивали синяки и шишки, а для тех, кому особенно не везло, прогулка заканчивалась в больнице – сотрясение мозга.

23

*** Шло время, Гропиусштадт развивался, совершенствовался и становился всё безупречнее и безупречнее. Когда мы только въехали, замечательное модельное поселение было ещё не совсем, так сказать, готово. В маленьких экскурсиях, которые мы предприняли, ещё можно было добраться до настоящих райских местечек, окружавших нашу клоаку; там было ещё не «безупречно». Красивее всего было около стены, которая проходила неподалеку от нас. Там была такая полоска земли, мы называли ее просто «лесок» или «ничейная земля», гдето двадцать метров в ширину и полтора километра в длину. Деревья, кусты, трава в человеческий рост высотой, старые брёвна, болотца, в общем, – настоящие тропики! Мы лазили там, играли в прятки, жгли костры, жарили картошку и чувствовали себя исследователями, каждый день открывающими доселе неизвестную часть древнего мира. Но ничто не вечно под луной! Они както пронюхали о том, что дети из Гропиусштадта играют там и им это нравится, повидимому. Ну, куда же это годятся?! В мгновение ока прибывшая зондеркоманда навела полный порядок. Начали они с того, что развесили повсюду запрещающие таблички. Не успели мы и оглянуться, как уже практически всё было строго запрещено: кататься на велосипеде, лазить по деревьям, водить собак без поводка, – далее по списку. Полицейским, слонявшимся там без дела, было вменено в обязанность контролировать соблюдение указаний запретдосок. Вдобавок, наша «ничейная земля» внезапно стала «зоной охраны редких птиц». Позже они разбили там свалку. Старую мусорную гору, где мы часто гуляли с нашими собаками, быстро окружили колючей проволокой, а потом ещё и дополнительно обезопасили высоким забором, прежде чем начать строить там ресторан. Наступление продолжалось по всем фронтам. Очень красивыми были поляпустыри. Деревья там были уже давно вырублены, оставалась только рожь и васильки, крапива и мак, и сорняки, в зарослях которых человек утопал с головой. Пустыри выкупил город, чтобы выстроить там настоящий развлекательный центр. Кусочек за кусочком они были озаборены. По одной стороне пустырей расширялся ипподром, на другой построили теннисный корт, и всё – мест, куда мы могли бы бежать из наших коробок, больше не оставалось.

24

*** Нам с сестрой ещё повезло, мы ведь немного подрабатывали и катались на ипподроме. Вначале ещё можно было выезжать с него и кататься где угодно по окрестностям, но потом на всех дорожках езда была запрещена. Взамен, впрочем, были организованы специальные дорожки для верховой езды, красиво посыпанные песочком – всё как полагается! Денегто они не жалели! Но дорожки эти почемуто были проложены строго параллельно железнодорожным путям. Между забором и рельсами было оставлено пространство шириной ровно в две лошади, и вот тамто теперь и можно было раскатывать в свое удовольствие! Товарняки, груженные углем, на всех парах грохотали мимо. Ну нет таких лошадей, которые бы сохраняли присутствие духа при виде товарного состава, пролетающего в двух метрах! И наши лошади при виде поезда, как правило, просто удирали со всех четырёх ног. Можно было только молиться, что кобыла не полетит прямо под поезд! А всётаки, мне было лучше всех – у меня ведь были свои животные! Иногда я брала и выносила своих мышек погулять в песочнице на площадке. Табличка с правилами пользования песочницей ничего против мышей не имела, по крайней мере там не стояло, мол, «мыши категорически запрещены»! Мы строили мышкам ходы и норки в песке, и они у нас там бегали. Както раз одна мышка убежала в траву, на которую нам не разрешалось ступать. Мы её так больше и не нашли. Я очень расстроилась и только утешала себя мыслью, что на природе ей должно быть всётаки намного лучше, чем в клетке. Как назло, вечером этого же дня папа зашёл в детскую, посмотрел в мышиную клетку, и тихо спросил: «Так, а почему там только две? Где третья мышь?» Я не предчувствовала ничего дурного, никаких там несчастий, когда он так странно спросил. Отец ведь никогда не любил мышей, и всё время говорил мне, что я должна их отдать. Ну я и сказала ему сдуру, что одна мышка убежала у меня на площадке! Отец глянул на меня, как на сумасшедшую. Я поняла, что сейчас как раз доживаю свои последние минуты. Он заорал, как резаный, и пошёл лупить меня. Я съежилась на кровати, просто не могла никуда с неё сунуться, а он бил меня и бил, не переставая. Он ещё никогда

25

так не избивал меня, я думала, что всё – не жилец я на этом свете, он снимет с меня всю кожу! Когда он внезапно переключился на мою сестру, я подышала две секунды и инстинктивно подобралась поближе к окну. Думаю, я бы выпрыгнула вниз с одиннадцатого этажа, но отец схватил меня и швырнул обратно в кровать. Все это время мама, – ято не видела, – плача, стояла в дверях. Я увидела её, только когда она вдруг оказалась между мной и отцом и бросилась на него с кулаками. Тут он обезумел совершенно! Он ударил её, она упала на пол, а он продолжал избивать ее ногами. Вдруг я испугалась за мать больше, чем за себя. Мама бросилась в ванную и попыталась закрыть за собой дверь, но он крепко схватил её за волосы и влетел в ванную вслед ней. В ванной, как обычно каждый вечер, замачивалось белье, – тогда нам не хватало на стиральную машину. Я видела, как отец окунул её с головой в полную ванну. Както она освободилась. Я не знаю, он её выпустил или она сама вырвалась, не знаю… Отец, бледный как смерть, исчез в гостиной. Мама подошла к гардеробу, надела пальто… И, не слова не говоря, ушла. Это был, пожалуй, самый страшный момент во всей моей жизни, когда мама вот так просто, молча, взяла и ушла, бросив нас с сестрой одних. Я только подумала, что вот отец сейчас вернется и пойдет бить нас по новой. Но в гостиной всё было тихо. Потом включился телевизор… *** Я взяла сестру ко мне в постель, и мы лежали, обнявшись и затаив дыхание. Ей нужно было в туалет, но она боялась выйти из комнаты и только дрожала. Наконец, я взяла её за руку и отвела в туалет. Отец буркнул нам из гостиной «спокойной ночи». На следующее утро нас никто не будил. В школу мы не пошли. Мама вернулась ещё до полудня. Не объясняя ничего, она упаковала коекакие вещи, засунула Петера, нашего кота, в сумку и сказала мне, чтобы я взяла Аякса на поводок. И мы пошли к метро. Несколько следующих дней прожили у маминой подруги по работе в её маленькой квартире. Мама сказала нам только, что хочет развестись. Эта подружкина квартира была слишком мала для меня, мамы, моей сестры, кота и собаки. Через неделю подруга начала заметно напрягаться. Мама вновь собрала наши шмотки, мы взяли животных,

26

ну и да, – таки поехали обратно в Гропиусштадт, а что делать! Отец вернулся домой, как раз когда мы с сестрой сидели в ванной. Он зашел к нам и таким нормальным тоном, как будто ничего и не произошло, сказал: «А чего выто ушли тогда, а? Вамто не надо было уходить кудато, спать у чужих – бред какойто! Мы и втроем поладили бы отлично!» Мы с сестрой только тупо переглянулись между собой. Вечером отец вёл себя так, как будто никакой мамы, не то что в квартире, – на целом свете не существовало! Потом он вообще стал смотреть сквозь нас, совершенно нас не замечая, разве что аккуратно обходил нас в коридоре. Всё, – больше он не сказал ни слова! И это было даже хуже всех побоев, вместе взятых… Да, больше отец никогда не бил меня. Но то, что он вёл себя с нами, как посторонний, было ужасно. Только теперь я ощутила, как дорог он был мне. Он же был моим отцом! Я никогда его не ненавидела, только боялась. Я же всегда гордилась им, гордилась, потому что он любил животных, потому что у него была такая мощная машина – «Порше 62». А теперь он уже не был мне отцом и продолжал жить с нами в одной маленькой квартире. Ну а потом случилось страшное: Аякс заболел грыжей и умер, и в целом мире не нашлось никого, кто меня утешил. Мама была слишком занята собой и разводом. Она много плакала, не смеялась теперь вообще, а я чувствовала себя совершенно одинокой. Както вечером в дверь постучали. Я пошла открывать. На пороге стоял Клаус, друг моего отца. Он как раз хотел вытащить его в очередной поход по барам, но папы не было дома. Мама пригласила его войти. Клаус был намного младше моего отца, – так, лет двадцать с чемто. Они разговаривали, и этот Клаус вдруг неожиданно спросил, не прочь ли она пойти с ним поесть куданибудь. Мама ответила сразу же, не раздумывая: «Ну да, конечно, почему бы и нет!» Быстро оделась и ушла с этим типом, оставив нас с сестрой дома. Не знаю почему, но я сильно расстроилась. Как это так, взять и уйти с какимто незнакомым человеком? Наверное, любой ребенок на моем месте испугался бы за свою мать. Но уже через пять минут я забыла свои страхи, и только искренне радовалась за неё. Уходя, она выглядела такой счастливой, хотя старалась и не показывать этого. Моя сестра тоже это почувствовала и сказала: «Ну, помоему, мамочка реально обрадовалась!» Клаус стал часто заходить к нам, когда отца не было дома. Было воскресенье, это я помню точно, я вышла

27

вниз выбросить мусор и вернулась очень тихо; может быть, я даже намеренно так тихо закрыла дверь. Заглянув в гостиную, я увидела, что этот дурацкий Клаус целует маму! Мне было очень смешно. Они не заметили меня. Я тихонько пробралась в свою комнату, так ничего никому и не сказав, даже сестре, от которой у меня раньше секретов не было. Этот мужчина, который теперь приходил постоянно, казался мне какимто жутким. Но он был очень ласков с нами и, прежде всего, он был ласков с мамой. Она снова смеялась и совершенно перестала плакать. Мама снова начала мечтать! Без умолку она болтала о новой квартире, в которой мы будем жить, когда переедем вместе с Клаусом. Но никакой квартиры не было и в помине, а папа всё никак не отселялся от нас, хотя они с мамой уже были разведены. Родители спали в одной кровати и ненавидели друг друга. У нас не было денег… И когда мама нашла, наконец, подходящую квартиру на следующей станции метро, в Рудове, всё пошло не так чтоб очень идеально. Клаус теперь почти всегда был там, и всё както мешался под ногами, не знаю! Собственно, он был так же мил с нами, но одновременно он как стеной стал между мной и мамой. Я не могла смириться с этим. Клаус так никогда и не стал мне родным. Ну а кроме того, я просто и слышать ничего не хотела от человека, которому только чуть за двадцать! Я обходилась с ним всё агрессивней. Мы постоянно ссорились друг с другом, совершенно изза мелочей, причем я же часто и провоцировала эти ссоры. Помню, мама подарила мне на мой одиннадцатый день рождения маленький проигрыватель, – такую коптилку, и пару пластинок: диско, там, и всякую еще тинейджерскую музыку. О, я ставила пластинку и врубала патефон на такой громкости, что оглохнуть можно! Както Клаус зашёл ко мне в комнату и просил прикрутить этот грохот. Я, естественно, пропустила его слова мимо ушей. Он зашёл снова и просто убрал иглу с пластинки, но я поставила её опять, а сама стала перед патефоном, чтобы он не мог подойти. Тогда он схватил меня и отпихнул прочь. Тут я уж совершено взорвалась, и мы чуть не подрались. Когда мы вот так с ним лаялись, мама осторожно становилась на мою сторону. Глупо, конечно, но когда наша с Клаусом ссора разрасталась уже до скандала между ним и мамой, я чувствовала себя виноватой! Просто ктото был лишним в квартире…

28

Но хуже всего были не эти эпизодические ссоры, а тихие вечера, когда мы все мирно и чинно сидели в гостиной. Клаус бессмысленно листал журналы с картинками или беспрерывно щелкал программами. Мама пыталась заговаривать то с ним, то с нами, но никто не мог сказать в ответ ни слова. И тогда в квартире становилось просто до жути неуютно. Нам с сестрой начинало казаться, что нас вроде как слишком много в комнате; когда мы говорили, что хотим выйти, никто, в общемто, и не возражал. Ну, Клаусто уж точно был доволен, когда нас не было! Мы с сестрой старались проводить всё свободное время на улице и пореже заглядывать домой. Сейчас я не упрекаю Клауса ни в чем. Ему было только двадцать или двадцать два, и он, конечно, не имел никакого понятия о том, что такое семья. Он совершенно не понимал, как сильно мы зависим от нашей мамы, и как она дорога нам. Она бывала дома только вечерами и по выходным, и всё это время она нужна была нам, только нам, – ведь мы так мало её видели! Он, Клаус, ревновал её к нам, и мы ревновали её к нему. Ну а мама, конечно, хотела быть с нами, детьми, и при этом не потерять своего друга, и все требовали от неё слишком многого! На всё происходящее я реагировала громко и агрессивно, сестра – та была потише. Хотя и ей было непонятно, за что она тут страдает. Всё чаще она говорила мне, что хочет вернуться к отцу. Папа теперь действительно предлагал нам переселяться к нему, но мне это казалось чистым безумием после всего, что мы с ним пережили. Хотя, не знаю, – с тех пор, как они с мамой разъехались, его вообще как будто подменили! Он нашел себе новую молодую подругу, и с каждым разом, как мы его встречали, он выглядел все беззаботнее. Со мной он обращался очень ласково и приветливо и даже подарил мне щенка, опять дога. *** Между тем мне исполнилось двенадцать, у меня появилась грудь, и я стала както комично интересоваться мужчинами. Это было очень странное состояние. Все мужчины, которых я знала, были беспредельно грубыми. Старшие парни на улице были такими же, как мой отец, и немного как Клаус. Я боялась их. Но одновременно они привлекали меня както. Они были сильными, и у них была власть. В этом смысле, они были такими, какой охотно была бы и я сама!

29

Я подстригла челку немного покороче и, укладывая феном волосы, зачесывала её набок. Я совершенно зациклилась на своих волосах, постоянно ухаживала за ними, потому что мне иногда говорили, что у меня очень красивые волосы. Я стала заниматься собой. Носить простоватые детские штаны в клеточку я больше не хотела, а вытребовала себе у мамы джинсы и туфли на высоченном каблуке. Вот в этихто своих джинсах и на высоких каблуках я слонялась по улицам до десяти. Дома мне нечего было делать, я чувствовала себя там отвратительно. Но, с другой стороны, я просто балдела от той свободы, которую мне предоставила ситуация. Наверное, я даже както наслаждалась этими постоянными стычками с Клаусом, ведь эти ссоры давали мне испытать мои собственные силы. Оказалось, что я могла на равных противостоять взрослым, и сознание этого приводило меня в полный восторг! А моя сестра скоро не вынесла этого хаоса и совершила нечто для меня непостижимое. Бросив маму и меня, она переехала к отцу. Так я стала ещё более одинокой, ну а для матери это был ужасный удар! Что ж, мама всё никак не могла выбрать между детьми и Клаусом, и сестра сделала этот выбор за нее… Я думала, что она скоро вернется обратно. Но нет, – ей нравилось жить у отца! Он давал ей на карманные расходы, оплачивал ее занятия на ипподроме и даже подарил настоящие жокейские рейтузы. Ну всё, подумала я, это уже слишком! Мнето приходилось зарабатывать себе на занятия, работая в конюшне, да и то получалось не всегда. В общем, поэтому уже очень скоро сестра в своих шикарных рейтузах каталась лучше меня. Ну да ладно, я всё же получила компенсацию! Отец пригласил меня в путешествие в Испанию. Я очень хорошо закончила шестой класс, мне предложили перейти в гимназию, и я записалась у нас в Гропиусштадте. И вот, в самом начале нового отрезка жизни, ведущего прямо к поступлению в университет, я полетела с отцом и его подругой в Испанию, в Торремолинос. Это были изумительные каникулы, а папочка оказался просто великолепен! И я заметила, что он, вероятно, тоже любит меня посвоему. Он обращался теперь со мной, как со взрослой. По вечерам мы гуляли втроем. Он стал очень рассудительным, у него были друзья одного с ним возраста, и он всем рассказывал, что был женат. Мне не надо было больше называть его «дядей Ричардом», да он, помоему, гордился, что у него такая дочка. И вот всётаки, – типично для него: он организовал этот отпуск так, как было удобно ему, а я пришла в школу

30

ровно на две недели позже начала занятий, уже многое пропустив! *** Я шаталась по школе совершенно неприкаянной. В классе уже давно образовались компании, завязалась дружба, я же сидела одна. Но хуже было другое: пока я торчала в Испании, всем новеньким объясняли систему гимназии, – достаточно сложную, между прочим, если приходишь из начальной школы. И теперь я всё никак не могла в ней сориентироваться, потому что никаких классных руководителей, заботливо опекающих каждого ученика, там уже не было. Учителям приходилось иметь дело с двумя сотнями ребят из разных классов и курсов, и если ты хочешь писать экзамен на аттестат зрелости, то нужно самому разбираться что к чему, самому выбирать себе занятия и факультативы. Ну или иметь родителей, которые скажут, – делай то, делай это, и вообще, подай пару! В общем, я ничего не понимала, ходила вдоль по стеночке и лишь тупо оглядывалась по сторонам. Я чувствовала себя совершенно посторонней тут. У других было две недели форы, а когда коллектив только складывается, – это большой срок. Ну что ж, тогда я пустила в ход своё проверенное ещё в первом классе средство. Я стала на каждом шагу перебивать учителей идиотскими репликами, я спорила с ними до пены у рта, по поводу и без повода, когда была права, или просто так. Я снова боролась! Боролась против учителей и школы вообще. Я хотела признания и завоёвывала его, как умела! Центровой у нас в классе была одна девушка, её звали Кесси. У неё уже была большая грудь, – она была старше нас, ну и выглядела соответственно. Кесси – вот кто пользовался абсолютным авторитетом в школе! Я просто восхищалась ей, и самым моим заветным желанием было сделать Кесси моей подругой. А ещё у Кесси был невероятно классный друг. Учился в параллельном классе, но был ещё старше. Звали его Милан. Высокого роста, черные волосы до плеч, он носил узкие джинсы и шикарные туфли. По Милану сохли все девочки в школе, и Кесси уважали не только за ее взрослый характер и большую грудь, но и потому что у неё был Милан. У нас, девочек, были тогда достаточно чёткие представления о том, как должен выглядеть реальный парень. Вопервых, он должен носить узкие до треска джинсы а не какиенибудь шаровары, и модные

31

ботинки, лучше всего туфли с орнаментом и на высоком каблуке. Парней в кроссовках мы держали за дураков. Они плевались жеваной бумагой, кидались яблочными огрызками, на переменах пили молоко и играли в футбол. Да нет, – на них мы даже и не смотрели! Понастоящему крутыми в наших глазах были те, кто проводил перемены, степенно покуривая на школьном дворе. Крутые пили пиво, а не молоко! Я помню, как впечатляло меня, когда Кесси рассказывала, как Милан умел нажраться! О, как я хотела, чтобы такой парень, как Милан, хоть раз заговорил бы со мной или, – о чудо! – cтал бы гулять! Как я хотела подружиться с Кесси! Мне казалась таким классным это её прозвище – «Кесси»! Уж я бы старалась изо всех сил, чтобы заслужить такое прозвище! Короче, я чуть не свихнулась, размышляя о том, как бы подружиться с ними. Я говорила себе: ну что толку интересоваться преподами, которых ты видишь от силы раз в неделю. Ты совершенно не обязана им нравиться! Гораздо важнее быть признанной теми, с кем ты проводишь своё свободное время. Я забила на школу, и с учителями вела себя просто мерзко теперь, ни одного человеческого слова! Впрочем, большинство из них не особенното и не переживало по этому поводу. По большому счету, им тоже было всё равно; они не пользовались никаким уважением и только изредка хулиганили вокруг. От меня им доставались одни неприятности. Уж ктокто, а ято легко могла поставить на уши весь класс и сорвать урок. Этимто умением я и заслужила себе настоящий авторитет, как среди одноклассников, так и среди учителей! Я старалась наскрести денег, чтобы купит сигарет и поторчать на уголке, – там, где каждую перемену появлялась Кесси. Я замечала, что чем чаще я там появляюсь, тем вернее она признает меня за свою подругу. Мы болтали теперь друг с другом и после школы, и, в конце концов, она пригласила меня к себе домой. Мы сидели у неё на кухне и дули пиво до тех пор, пока я чуть не свалилась со стула. Ну да, сиделиобсуждали, как у кого идут дела с домашними. У Кесси эти дела с домашними шли примерно так же, как у меня, или даже ещё хуже. Кесси была внебрачным ребенком. Её мать часто меняла друзей. Этим маминым мужчинам Кесси, конечно, на фиг не нужна была. Ей действительно приходилось тяжело с отмороженными дружками своей матери! Они часто распускали руки, а один из них однажды в завершение романа разломал всю мебель в квартире и выбросил из

32

окна телевизор. Только мама Кесси всётаки отличалась от моей. Она ещё пыталась быть сильной, и поэтому Кесси нужно было приходить домой к восьми. Вскорости я окончательно разобралась со всеми школьными делами, и заслужила полное признание моих одноклассников, да, это была постоянная изнуряющая борьба! Тут было не до учёбы, – на учёбу просто не оставалось времени, – и днём моего триумфа был день, когда я могла сесть рядом с Кесси. У неё я научилась прогуливать школу. Если у Кесси не было желания учиться, она торчала целыми часами гдето, встречалась с Миланом или просто гуляла. Прогуливая вместе с ней, я сначала опасалась неприятностей, но потом быстро поняла, что в этом нет ничего страшного. Только на первом уроке отмечали, кого нет. Со второго урока у преподов так ехала голова от обилия учеников, что отмечать присутствие они были просто не в состоянии. Многим учителям на это вообще было наплевать с высокой колокольни. В этом возрасте Кесси уже вовсю целовалась с мальчиками и позволяла им себя лапать. Она ходила с ними в «Дом Центра» – молодежный клуб при евангелической церкви, с дискотекой в подвале. Туда пускали только с четырнадцати лет. Кесси было только тринадцать лет, но выглядела она на все шестнадцать, и пускали её беспрепятственно. Мне же, чтобы попасть с ней в «Дом», пришлось целую неделю выклянчивать у мамы бюстгальтер! Честно говоря, он мне не был нужен, просто с ним моя грудь казалась больше, а я – старше. Мама, наконец, сдалась. Я накрасилась как индеец, и тогда Кесси взяла меня с собой в клуб; он открывался в пять вечера. Первым, кого я встретила в подвале, был один парень из нашей школы. Он учился в девятом и был для меня самым завидным типом в школе. Он был даже лучше Милана! Прежде всего, потому что вёл себя очень самоуверенно. В «Доме» его держали за звезду, и чувствовалось, что он и сам так считает. Его звали Пит. Компания Пита всегда сидела немного в стороне. Казалось, что эти ребята не хотят иметь ничего общего с тинейджерами, резвившимися повсюду. Вся их тусовка была просто достойна восхищения в своей крутости. Парни в своих узких джинсах, туфлях на высоченной подошве, вышитых джинсовых куртках выглядели просто отпадно. Самые продвинутые были одеты в куртки из ковров – последний писк! Кесси знала тут всех и представила меня. Ух, я пришла в дикое

33

возбуждение от оказанной мне чести, ведь все остальные в «Доме» были просто сопляками в сравнении с ними, а мне даже позволили посидеть рядом! Когда я на следующий вечер явилась в клуб, эта команда уже сидела в полном составе вокруг огромного кальяна. Ха, я даже не знала, что это за штука такая! Кесси объяснила мне, что они курят гашиш, и что я могу к ним присоединиться – если хочу, конечно. Я ничего не знала о гашише, знала только, что это наркотик и что он ужасно запрещен. Они раскурили, и шланг пошёл по кругу. Все сделали по тяжке, Кесси тоже. Я отказалась. Собственно, я не хотела отказываться, потому что понимала ведь, что другого способа закрепиться в тусовке у меня нет. Но курить наркотики? – нет, я просто не могла себе этого представить, у меня всётаки был серьезный страх перед наркотой! Мне было ужасно стыдно за такое своё малодушие, и я чувствовала себя очень неуверенно. Эх, лучше всего было бы просто раствориться в воздухе! Я ведь не могла просто так встать и уйти от них. Это выглядело бы так, что я порываю с тусовкой, потому что они курят гашиш, а я трусиха и боюсь. Я сказала им тогда, что меня чисто на пиво тянет, и стала подбирать пустые бутылки, валявшиеся повсюду на полу. Четыре пустые бутылки можно было сдать в бар за восемьдесят пфеннигов или за одну бутылку пива. Впервые в моей жизни, пока остальные сосали кальян, я напилась, как свинья. Они все говорили о музыке. О музыке, которую я не оченьто понимала. Мне нравились тогда «Sweet» и все эти тинейджерские группки. Впрочем, я так напилась, что не могла уже говорить, и слава богу, а то меня посчитали бы за полную дурочку! Я скоро просекла, какая музыка нравится ребятам, и поторопилась разделить их интересы. Дэвид Боуи и всё такое! Да для меня эти ребята сами по себе были настоящими звездами! Со спины они все выглядели точьвточь как Дэвид Боуи, хотя им всем было гдето по шестнадцать лет. Люди в тусовке отличались от сверстников на такой очень новый для меня манер. Ребята в компании не пытались переорать других или подраться с кемто, никто не задавался, и все были очень спокойными и вели себя очень ровно. Их преимуществом была полная самодостаточность, они не искали конфликтов с другими. Им было хорошо и так. В общении между собой они были также чудовищно спокойны и

34

неторопливы. Никаких ссор или драк, вместо рукопожатий – поцелуи. Парни задавали тон в компании, но и девушки держались на равных. Во всяком случае, этой дурацкой борьбы и противопоставления между парнями и девушками не было. Както раз мы с Кесси, как обычно, прогуливали школу, – последние два урока. Кесси договорилась встретиться с Миланом у метро, и мы слонялись без дела по станции, ждали Милана, и секли учителей, которые в это время могли всплыть поблизости. Кесси едва только прикурила сигарету, как я заметила вдруг этого Пита и его друга Кати, тоже паренька из компании. Ну вот – это был тот самый момент, о котором я так часто мечтала! Сейчас или всё или ничего! Я всегда хотела встретить какнибудь Пита и так, между делом, затащить его к себе домой, да нет, я определенно ничего не хотела от мальчика! Как мужчина он меня не мог ещё интересовать, мне ведь было только двенадцать. Я только хотела иметь возможность при случае вставить в разговор: а вот когда Пит был у меня на хате… И тогда остальные может быть подумают, что я гуляю с ним, и – уж конечно, – что я принята в тусу по самые по уши. И вот мы встретили Пита и Кати. У меня дома в это время никого не было, мама и Клаус работали сутками напролет. И хотя моё сердце билось как сумасшедшее, я громко сказала Кесси: «А нука, давай чисто поболтаем с парнями». Мы подошли, разговорились, и уже через пару минут я действительно очень так самоуверенно сказала Питу: «Ну чё, пацаны, погнали ко мне! Там никого. А у бойфренда мамаши есть пара реально крутых шайб: „Led Zeppelin“, „Ten Years After“, „Deep Purple“, Дэвид Боуи, Вудстокский фестиваль». Я за всё это время уже конкретно поднаторела в таких вещах. Я освоила не только их музыку, но и их язык. Он был другим, как и всё у них, и теперь я старалась использовать при каждом удобном и неудобном случае эти новые выражения, которых нахваталась в компании. Это было гораздо важнее для меня, чем вся английская грамматика или, там, математические формулы. Пит и Кати были сразу же за. Я мгновенно приободрилась и повела себя как настоящая хозяйка вечеринки. Когда мы пришли ко мне домой, я сказала: «Люди, блин, у меня нет ничего выпить!» Все скинулись, и мы с Кати дернули за бухлом в супермаркет. Брать пиво было дорого и невыгодно. Чтобы хоть немного окосеть, нам пришлось бы выпить пива на несколько марок, и мы решили взять литровую бутылку красного вина за 1,98 – страшная бодяга, но КПД

35

хорош. Мы сидели и болтали. Речь шла в основном о полиции. Пит сказал, что он постоянно стремается, как бы его не прихватили с хэшем. Гашиш они называли хэшем, – слово пришло из английского. Они говорили и говорили, поносили полицаев на чём свет стоит и сошлись на том, что мы живём в вонючем полицайском государстве. Я сидела и слушала, разинув рот. Новый, волнующий мир открывался мне! До сих пор как враги человечества мне были известны только авторитарные дворники да управдомы – их нужно было ненавидеть, они всегда мешали тебе жить. Полиция же в моих глазах пользовалась непререкаемым авторитетом. Сейчас же мне вдруг открылось, что весь этот мир дворников в Гропиусштадте – это просто жалкие задворки полицайского мира! Мне открылось, что полицейские гораздо опаснее дворников! Всё, что говорили Пит и Кати, было для меня истиной в последней инстанции. Когда вино закончилось, Пит сказал, что у него дома ещё есть драп, и мы все возликовали. Пит вышел через балкон на улицу. Мы жили теперь на втором этаже, и наружу я выходила почти всегда через балкон. После стольких лет на одиннадцатом этаже это казалось мне таким романтичным! Пит скоро вернулся с плиткой гашиша гдето в руку величиной. Плитка была разделена на кусочки по грамму, каждый грамм – десять марок. Он вынул огромную соломину, забил в неё немного табака, чтобы не надо было курить до дерева, затем смешал табак с гашишем и втолкнул смесь сверху. Затягиваясь, нужно было запрокидывать голову наверх и трубку держать по возможности вертикально, чтобы пепел не высыпался. Я внимательно смотрела, что делают другие. Мне было ясно, что теперь, когда Кати и Пит сидят у меня дома, я не смогу сказать нет. Я уверенно сказала им: «Пыхнука я сегодня с вами, наверное». Я старалась вести себя так, как будто это был мой бог знает какой косяк. Мы опустили жалюзи, и в тусклом свете, проникшем сквозь них, плавали огромные сизые облака дыма. Я поставила Боуи, затянулась косяком и держала дым в легких, пока не закашлялась. Все были какимито тихими, сидели молча, клевали носами и слушали музыку. Я сидела и ждала, когда же со мной чтонибудь произойдет. Я думала, что теперь, когда я покурила наркотик, со мной должно случиться чтото чрезвычайно удивительное. Но я ничего не замечала, только чувствовала себя немного уставшей и окосевшей какойто. Но нет – это явно было вино. Я ещё не знала, что, гашиш, как правило, не

36

дает ничего новичкам, никакого эффекта. Тут нужно регулярно поупражняться, чтобы испытать чувство. Алкоголь срубает гораздо чище. Вечер продолжался. Я видела, как Пит и Кесси, которые сидели на диване, повернулись друг к другу. Пит гладил руки Кесси и вот, спустя некоторое время, они встали, пошли в детскую и закрыли за собой дверь. Я осталась наедине с Кати. Он передвинулся ко мне поближе, обнял меня за плечи, и я сразу поняла, что Кати нравится мне больше, чем Пит. Я была на седьмом небе от счастья, что Кати пришел ко мне домой, и теперь вот всеми силами показывает, как я ему интересна! Я всегда боялась, что мальчики относятся ко мне как ребенку, зная, что мне только двенадцать. Кати стал обнимать меня, и я уже не знала, должно мне это нравиться или нет. Мне было просто очень жарко. Я думаю – от страха. Я сидела как каменная и всё пыталась поговорить о музыке, которая как раз звучала. Но когда Кати схватил меня за грудь, вернее за то место, где она должна была вырасти, я вскочила и стала изображать лихорадочную занятость, бегая по комнате взад и вперед. Наконецто из моей комнаты вернулись Пит и Кесси. Они выглядели очень странно. Растерянными, смущенными и какимито печальными. У Кесси было совсем красное лицо. Они старались не смотреть друг на друга и молчали, и я чувствовала, что Кесси пережила какоето очень неприятное событие. Которое ей определенно не доставило никакого удовольствия, да и ему, видимо, тоже. Пит спросил меня наконец, буду ли я вечером в «Доме». Чточто? – и я снова задрожала от счастья. Понятно, я добилась невообразимо многого за этот день! Все произошло так, как я и хотела: я пригласила Кати и Пита домой и теперь могла считать себя одной из тусы. На сто процентов. Пит и Кесси вышли через балкон на улицу. Кати все ещё стоял в комнате, и у меня опять начался какойто непонятный страх. Всё, больше я не хотела видеть этого Кати! Я так прямо и сказала ему, что сейчас мне нужно убирать в квартире, а потом делать домашние задания, и вообще, я – занятой человек! Мне было совершенно до лампочки, что он там себе подумает! Он всётаки убрался, в конце концов. Я легла в моей комнате и, уставившись в потолок, попыталась разобраться в своих чувствах. Конечно, Кати выглядел супер, но почемуто он мне больше не

37

нравился, да… Через полтора часа в дверь позвонили. Я глянула в глазок. Тьфу ты, на площадке опять стоял этот идиот Кати! Я не стала открывать и тихонько отошла от двери. Не знаю, я просто боялась находиться с этим типом наедине, а сейчас он был мне совершенно противен! Я вообще както стушевалась, не знаю отчего, то ли изза этого хэша, то ли изза Кати… Я лежала на кровати и грустила. Даже теперь, когда я в тусовке, я всётаки не могла чувствовать себя своей среди них. Для всяких похождений с парнями я была ещё слишком маленькой. Я знала точно, что тут ничего бы не вышло. А то, что они говорили о государстве и полиции, мне было совершенно чуждо – хотя бы потому, что прямо меня не касалось. Несмотря на это, ровно в пять я снова была в «Доме». На этот раз мы пошли не вниз, в клуб, а в кино. Я хотела сесть между Кесси и ещё кемто – подальше от Кати – но он буквально втиснулся между, и, едва выключили свет, снова начал приставать. Меня как будто парализовало, я не сопротивлялась. То есть, нет, – сначала я просто хотела выбежать вон, но потом сказала себе: «Кристина, это цена за то, что ты в тусовке!» Покорилась судьбе и сидела молча. Не знаю почему, но я всётаки его уважала, этого типа! Он всё пытался закинуть руки себе на шею, но я чуть ли не до судорог сцепила под коленями. Я была страшно рада, когда фильм закончился, наконец. Я сразу смылась прочь от Кати, нашла Кесси и ей рассказала, добавив, что больше и слышать ничего не хочу о Кати. Ну, она, конечно, ему всё тотчас донесла! Потом выяснилось, что Кесси по уши была влюблена в Кати и страшно страдала оттого, что он не обращает на неё внимания! Сказала, что едва сдерживала слезы, когда видела Кати со мной… Ну вот, несмотря на это недоразумение с Кати, я в тусовке! Я была, правда, там самой младшей, но тем менее! А то, что я чувствовала себя недостаточно взрослой, чтобы спать с кемто, было всеми понято и принято. Слава богу, здесь было всё иначе, чем у бухарей! Бухарями мы называли тех ребят, которые каждый вечер дули пиво с водкой. Онито совершенно не церемонились с жеманящимися девушками, унижали их и издевались над ними. У нас же грубость была не в почёте. Мы принимали друг друга такими, какие мы есть. Мы все были равны между собой, мы все шли по одному пути! Мы понимали друг друга без долгих слов. И никакой похабщины. Разговоры

38

других нас не оченьто занимали. Мы ведь чувствовали себя неизмеримо выше! Кроме Пита, Кесси и меня все наши работали. И на работе и дома дела у них шли из рук вон. Бухари, – приносили свои проблемы в клуб и, желая от них избавиться, вели себя агрессивно. Мы же стресс оставляли на пороге и, надевая свои парадные одежды, полностью отключались от внешнего мира. Мы курили гашиш, слушали интересную музыку; полный мир и покой. Все говно, через которое пришлось пройти за день, забывалось. А всё же я чувствовала себя немного другой, посторонней, что ли, в компании. Изза возраста, я думаю. Но другие были для меня примером, и я хотела быть такой же, как они. Я училась у них! Мне казалось, что они знают, как жить, чтобы не захлебнуться во всём этом говне, что нас окружает. Я не хотела и не могла уже ничего слышать ни от родителей, ни от учителей. Для меня моя компания стала самым дорогим в этой жизни. Конечно, тому, что я так плотно прижилась в компании, были свои причины дома. Там становилось всё мерзее и невыносимее, а Клаус вдруг оказался настоящим врагом животных. Так мне, по крайней мере, тогда казалось. Он постоянно говорил, что нельзя жить с таким количеством зверей в одной маленькой квартире, и запретил моему догу, которого мне подарил папа, лежать в гостиной. Я возмутилась! Наши собаки всегда были равноправными членами семьи. И вот теперь явился какойто парень, который говорит, что собаке нельзя лежать в гостиной! Это уже слишком! Но он пошел дальше и хотел запретить собаке спать рядом с моей кроватью, даже предложил мне на полном серьезе построить в комнате настоящую конуру для собаки. Конечно, я этого не сделала. Потом Клаус предпринял последний бросок, и предложил маме выдворить всех животных из дома. Мама встала на его сторону и сказала мне, что да, так и сделаем, – я, мол, совершенно не забочусь о животных. Это была неправда. Действительно, я не часто бывала дома по вечерам, и тогда им приходилось выгуливать собаку, но всётаки каждую свою свободную минуту я посвящала догу и другим животным. Мне не помогли ни угрозы, ни мольбы. Собаку отдали. Отдали одной хорошей женщине – она действительно любила животных. Но потом эта женщина заболела раком, и собака оказалась в какомто грязном баре. А ведь это была очень чувствительная собака, у

39

которой при каждом крике поджилки тряслись! Я знала, в этом кабаке мою собачку сломают, и за это несут ответственность Клаус и мама. Все понятно – ничего общего с такими животноненавистниками я больше иметь не хотела! Это случилось как раз в то время, когда я начала ходить в «Дом» и курить дурь. У меня оставались две кошки, а зачем я была нужна кошкам? Ночью они спали у меня на кровати, и всё. После того, как отдали дога, у меня не оставалось никаких причин бывать дома, да там меня никто и не ждал! Гулять одной мне тоже не хотелось, и поэтому я всячески старалась убить время до того, как откроется «Дом», и ровно в пять срывалась прочь к Кесси и ребятам. Я курила каждый вечер и уже ничего особенного в этом не находила. Никто не жмотничал, у кого были деньги, тот покупал и делился с друзьями. В «Доме» мы курили совершенно открыто. Церковники, которые приглядывали за клубом, иногда болтали с нами. Разные типы, но большинство из них не имели ничего против гашиша, потому что и сами покуривали. Они были из университета, из разных студенческих движений, где гашиш был в порядке вещей; говорили лишь, что не стоит увлекаться, что это не способ уйти от действительности и всё такое прочее. Но главное, считали они, не пересесть на тяжелые наркотики. Эти премудрости влетали нам в одно ухо и из другого вылетали. Что было толку нести эту чушь, если они признавались, что и сами пыхают! Мы говорили: «Вы думаете, что если студенты багрят, то всё нормально, – типа они понимают, что к чему. А если рабочий или пэтэушник разок дунет, то это опасно. Это же ерунда!» Они не знали, что на это ответить, и я думаю, их мучили угрызения совести. Я не курила, только если у меня не было. Тогда я заливалась под завязку вином или пивом. Я начинала пить, едва только придя из школы, или ещё с утра, если прогуливала. Мне нужно было себя както успокоить. Мне это нравилось – я была в постоянном трансе и не замечала всю эту грязь в школе и дома. Впрочем, что там происходит в школе, мне было и без того совершенно всё равно. Я быстро съехала с пятерок на тройки и двойки. Я сильно изменилась внешне. Я совершенно отощала, потому что не ела практически ничего. Все штаны стали мне велики. Щёки ввалились, невинное детское личико наконецто пропало. Я помногу простаивала перед зеркалом. Мне нравилось, как я изменилась. Теперь я выглядела почти как и все в компании. Я полностью помешалась на своем внешнем виде и вынудила маму

40

купить мне туфли на высоком каблуке и очень узкие брюки. Я сделала себе прямой пробор и зачёсывала волосы назад. Хотела выглядеть загадочно. Никто не должен был пройти мимо меня, не обернувшись. Но и никто не должен был заметить, что я совсем не такая крутая чувиха, какой хочу казаться! Както вечером Пит спросил меня в клубе, не смотрела ли я мультяшек. Я сказала: «Ну, естественно, старик, тыщу раз!» Я уже много слышала о ЛСД, который они ещё называли пластмассой или кислотой. Я много раз слышала, как ктонибудь рассказывал о своих глюках. Пит ухмыльнулся, и я поняла, что он мне не верит. Стала сочинять. Я выбрала лучшие места из рассказов других и слепила из них очень живописную картину. Я рассказала уже всё, что знала, но Пита это явно не убедило, – его невозможно было провести, – и я просто застеснялась, наконец. Пит сказал: «Ну всё, хватит, кончай гнать. Короче, если хочешь, то в субботу у меня будет реальная кислота. Тебе тоже перепадет». Я вся издергалась в ожидании субботы. Я думала, что если попробую ЛСД, то действительно попаду в тусу. Когда в субботу я прибежала в «Дом», Кесси уже сожрала своё колесо, и её перло. Пит сказал: «Ну, раз ты так хочешь, то я дам тебе половину. По первой тебе хватит». Пит сунул мне клочок папиросной бумаги, в который были завернуты крошки таблетки. Ну я както не могла проглотить их на глазах у всех. Мне хотелось особой торжественности и церемоний. Кроме того, я всётаки стремалась, что меня застукают с ЛСД. Тогда я пошла в туалет, закрылась там и проглотила таблетку. Когда я вернулась, Пит с обидой заявил, что я просто спустила всё в сортир! Я с нетерпением ждала, когда же со мной чтото произойдет, чтобы остальные поверили, что я действительно сожрала колесо. Было уже десять, «Дом» закрывался, а меня всё не торкало. Мы с Питом пошли к метро. По дороге встретили двух его корешей, Франка и Паули. Они искали третьего и были както чудовищно успокоены. Мне они очень понравились. Пит тогда сказал мне: «А, – они на герыче…» То есть, на героине. Правда, в тот момент это не произвело на меня никакого впечатления, настолько я была поглощена своими взаимоотношениями с таблеткой, которая малопомалу начала действовать. Мы спустились в метро, и я вдруг полностью вырубилась! Это был чистый ужас! Мне казалось, что я нахожусь в алюминиевой банке, в которой ктото болтает огромной ложкой. Грохот в туннеле был чудовищный; я думала, что не выдержу. У людей

41

в метро были страшные хари. То есть, собственно говоря, они выглядели как обычно, эти уроды! Только теперь по их лицам было ещё отчетливее видно, какие мерзкие обыватели они все! Я представила себе, что они наверняка едут сейчас из какогонибудь засранного бара или с какойнибудь кретинской работы. Сейчас эти желудки лягут спать, завтра снова на работу, а послезавтра они посмотрят телевизор. И я подумала: Кристина, ты можешь быть счастлива – ведь ты другая! У тебя есть компания, ты врубаешься в тему и сейчас ты смотришь мультики и видишь, какие жалкие и гадкие обыватели едут с тобой! Да, вот примерно так я и думала… И не только тогда, во время последующих сеансов тоже. Потом эти рожи неожиданно испугали меня. Я посмотрела на Пита. Он тоже был както уродливее, чем обычно. Его лицо было совсем маленьким в отличие от этих свиных харь. Но он выглядел ещё нормально… Когда мы вылезли в Рудове, меня перло уже по полной программе. Все огни были невыносимо яркими, а уличные фонари над нами сияли каждый как тысяча солнц. В метро я порядком замерзла, а теперь просто обливалась потом. Мне казалось, что я гдето в Испании, а не в Берлине. Всё было как на одном из тех красивых плакатов, которые висели в турбюро в Гропиусштадте. Деревья были пальмами. Улица пляжем. Я не говорила с Питом. Мне почемуто хотелось быть одной в этом потрясающем путешествии. Пит, которого, конечно, тоже долбило не подетски, сказал, что мы можем пойти к его подруге, если её родителей нет дома. У него там недалеко жила подружка, которую он очень любил. Мы зашли в гараж дома, где она жила. Пит хотел только глянуть, там ли машина родителей. В гараже я пришла в настоящий ужас. И без того низкие потолки опускались всё ниже и пугающе прогибались. Бетонные колонны шатались тудасюда. Автомобиль родителей был там… Пит, напуганный, сказал: «Чёрт, что за дьявольский гараж здесь!» Потом ему неожиданно показалось, что его одного тут прёт, и он спросил меня: «Ну, так куда ж ты там задевала колесо?» Он взглянул на меня и спустя некоторое время промолвил: «Ёлкипалки, девушка, я ничего не хочу сказать, но у тебя зрачки, как блюдца». Мы вышли из гаража. Снаружи было чудесно. Я села на траву. Одна стена дома была оранжевой, она подалась вперед и словно занялась пламенем – в ней отражалось восходящее солнце. Тени двигались повсюду, так, словно хотели освободить место солнечному свету.

42

Мы отправились к Питу домой. Пит хорошо рисовал, его картины висели по стенам. На одной из них была намалевана какаято дико жирная кобыла, а на кобыле сидел скелет с косой. Я видела картину уже пару раз и знала, что это смерть. Но сейчас рисунок не испугал меня. У меня были такие наивные мысли, что смерть никогда не завладеет такой толстой лошадью; она уже потеряла власть над ней. Мы долго говорили о картине. Пит дал мне пару дисков. Сказал: «Там есть прибойные темы, очень хороши с кислотой». Я пошла домой. Мама, конечно, ещё не ложилась. Начался обычный разговор. Где я была… Так дальше не может продолжаться… И вообще… И всё такое… Я чуть не расхохоталась ей в лицо, такой смешной и неуклюжей она мне показалась. Толстая и жирная в своей ночной рубашке, лицо перекошено от ярости. Как те козлы в метро! Я не говорила ни слова. Мы вообще редко с ней разговаривали теперь. Так, только в самых необходимых случаях. По утрам мы говорили друг другу «доброе утро», и иногда вечером – «спокойной ночи». Ни мама, ни её внимание и забота были мне не нужны, так мне казалось. Мама, Клаус и я – мы жили как будто в разных мирах. У них не было ни малейшего представления о том, чем я занимаюсь. Они думали, что я нормальный ребенок в трудном возрасте. А что я могла бы им рассказать о своей жизни? Они бы и слушать не стали, просто запретили бы выходить из дому и привет! Маму, между тем, мне было очень жалко: в постоянном напряге, она, уставшая, приходила с работы только для того, чтобы приняться за домашние заботы. Но я думала, что старики сами виноваты, раз ведут такую обывательскую жизнь… Мама Кристины: Я часто спрашиваю себя, почему я не заметила раньше, что с Кристиной чтото не в порядке. Простой вопрос, но ответить на него искренне я смогла только после разговоров с другими родителями, чьи дети оказались в похожей ситуации – я просто боялась признаться себе в том, что моя дочь наркоманка. И я предпочитала обманывать себя до тех пор, пока это не стало невозможным… Мой друг, с которым я жила после развода с супругом, заподозрил неладное раньше меня. Но я ему говорила только: «Что ты несёшь? Она же ещё ребёнок!» Пожалуй, это было самой большой ошибкой,

43

вообразить себе, что твой ребенок ещё слишком ребенок. Когда Кристина начала изолироваться от нас, всё чаще избегать общения, предпочитая проводить выходные с друзьями, вместо того, чтобы предпринять чтонибудь с нами, – вот когда нужно было задавать себе эти вопросы «отчего» и «почему». Я же отнеслась к этому чересчур легкомысленно. Когда работаешь, вероятно просто невозможно добросовестно воспитывать детей – времени не остаётся. Так устаёшь, хочется самой отдохнуть, и ты вполне рада, если дети идут своей дорогой. Да, конечно, иногда Кристина приходила домой слишком поздно. Но у неё всегда было наготове какоенибудь оправдание, и я с готовностью ей верила. Такие редкие проступки, как и её временами чересчур строптивое поведение, казались мне вполне естественными для такого возраста, и я думала, что со временем это пройдёт. Я не хотела принуждать Кристину ни к чему… Я слишком хорошо узнала, что это такое, на собственном опыте. Мой отец был чрезвычайно строгим человеком. В гессенской деревне, где я выросла, он – владелец каменоломни, был уважаемым человеком. Но его воспитание состояло из одних только запретов. О молодых людях мне не следовало и заговаривать, если я не хотела получить оплеуху… Я хорошо помню одну субботнюю прогулку с подругой. Много дальше, чем в ста метрах позади нас, шли два молодых парня. А тут как раз мой отец проезжал мимо, возвращаясь с футбольного матча. Он остановился и прямо посреди улицы влепил мне пощечину. Втащил меня в машину и отвёз домой. Просто потому, что сзади нас шли какието парни… Это сделало меня очень упрямой. Мне было шестнадцать лет и я думала: «Когда ж ты, наконец, сдохнешь»? Моя мама, золотое сердце, не смела и рта открыть дома. Мне не позволили учиться на акушерку, как я того хотела, нет – по настоянию отца я принялась изучать экономику, чтобы потом, как он планировал, вести его бухгалтерию. В это самое время я и познакомилась с Ричардом, моим будущим мужем. Он был на год старше меня и изучал агрономию. Должен был стать управляющим, тоже по желанию своего отца… Сначала мы просто дружили. Но чем больше усилий предпринимал мой отец, чтобы разрушить эту дружбу, тем более упрямой становилась я. И скоро я видела только один выход – забеременеть, чтобы выйти замуж и, таким образом, освободиться от него. Так и случилось, когда мне было восемнадцать. Ричард сразу же забросил свою учёбу, и мы переехали в северную Германию, где жили его родители. Брак с самого начала оказался безнадёжен. Ещё во

44

время моей беременности, я не могла рассчитывать на мужа – дни и ночи напролёт я проводила одна. У него в голове были только его «Порше», и честолюбивые планы. Никакая работа его не устраивала. Он непременно хотел чегото лучшего, хотел иметь вес среди людей. Он часто и охотно говорил о том, что представляла собой его семья до войны. Его деду в Восточной Германии принадлежали ежедневная газета, ювелирный магазин, мясная лавка. Земли у них ещё оставались. Ричард то мечтал открыть транспортную фирму, то автосалон, то основать с какимто знакомым сельскохозяйственное предприятие. Собственно говоря, нигде дальше первоначальных контактов он не продвигался… Свою досаду он выплёскивал на детей дома, и если я становилась между, то в ход шли и кулаки. Деньги на жизнь в основном зарабатывала я. Когда Кристине было четыре года, я получила очень хорошее место в брачном агентстве. Если договоры подписывались на выходных, то Ричард помогал мне. Так два года прошли более или менее сносно. Потом Ричард поссорился с боссом, и я потеряла работу, вот… Ну а Ричард теперь хотел открыть собственное грандиозное по размаху брачное агентство. Местом нахождения штабквартиры он выбрал Берлин. В шестьдесят восьмом мы переехали. С переездом я связывала и надежду на второе рождение нашего брака. Но вместо представительного офиса и соответствующей роскошной квартиры мы очутились в двух с половиной комнатах в Гропиусштадте на самой окраине Берлина, – Ричарду не удалось раздобыть необходимый стартовый капитал, и всё пошло по старому… Ричард вымещал свою злобу на мне и детях, а я в лучшем случае подрабатывала гдето, – как специалист по торговле. Он же всё никак не мог смириться со статусом одного из тех маленьких людей, что живут в Гропиусштадте. Я часто думала о разводе, но мне не хватало мужества. Так уж вышло, что те остатки самоуважения, что я спасла от моего отца, разрушил Ричард… На счастье, я быстро нашла солидную конторскую работу в Берлине за тысячу в месяц чистыми. Это чувство – быть признанной и снова работать – придало мне сил. Ричард, между тем, со своей болезненной манией величия выглядел всё смешнее; трения между нами становились всё невыносимей. Из массы попыток разорвать отношения так ничего и не выходило. Я была всётаки очень привязана к нему. Может, потому, что он был моим первым мужчиной. И изза детей,

45

конечно… С детским садом для девочек ничего не получилось, да я бы и не смогла его оплачивать. Так что даже было неплохо, что хоть Ричард время от времени бывал дома. Так я и откладывала развод до тех пор, пока в 1973 году не почувствовала в себе силы исправить эту ошибку. Я пошла к адвокату… Я хотела уберечь Кристину от того, что пришлось пережить мне. Ещё при её рождении я поклялась себе: она должна вырасти такой, чтобы с ней никогда не случилось того, что случилось с тобой. Она должна развиваться свободно, без давления со стороны, – всё как говорит современная воспитательная наука. Позже я просто совсем распустила её, всё сходило ей с рук… После развода мне пришлось искать себе жильё, – Ричард отказался выезжать. Я нашла квартиру в пользующемся налоговыми льготами кооперативе. Она стоила шестьсот марок, включая гараж, хотя у меня не было машины. Собственно говоря, для меня это было слишком дорого. Но выбора у меня не было – пришлось снять. Я хотела наконецто съехать от мужа. Я хотела начать всё заново и для себя и для моих детей; деньги не играли здесь никакой роли! Ричард был не в состоянии платить за детей. Я сказала себе: что делать, ничего не остается, ты должна взять себя в руки, работать сверхурочно, чтобы хоть чтото принести детям. Им же между тем было уже десять и одиннадцать лет, а в детской у них была только самая скромная мебель. Даже приличных кроватей и то не было, – всё с миру по нитке. И у меня болело сердце, что я не могу обеспечить своим детям уютный дом. Эту свою вину перед детьми я и хотела возместить после развода. Я хотела, наконец, иметь милую квартиру, где я и мои дети чувствовали бы себя дома. Это была моя мечта… Для этого я работала… И для того, чтобы им хватало на чтото ещё, на хорошую одежду, на загородные прогулки по выходным; всё это определенно стоило денег. Я преследовала эту цель с огромным воодушевлением. Я купила им в комнату обои, какие они хотели, красивый детский мебельный гарнитур, и в семьдесят пятом году я смогла подарить Кристине новый проигрыватель. Эти покупки доставляли мне огромное удовольствие, я была так рада, что наконецто могу хоть чтото сделать для детей! И поздно вечером, возвращаясь с работы домой, я приносила им ещё коечего. Мелочи, конечно… Но я находила в том несказанное счастье, покупая для них чтонибудь в Карштадте или Вертхайме. Как правило,

46

это были уцененные товары. Иногда какието особенные сладости, какаято необычная точилка для карандашей и тому подобные безделушки. Девочки бросались мне на шею, и у меня тогда было такое праздничное чувство – прямо как на Рождество! Сейчас я, конечно, осознаю, что этими жалкими подарочками я просто хотела откупиться от своей совести. Я ведь понимала, что мало времени провожу с детьми… Деньги – это только деньги. Мне нужно было заботиться о детях, вместо этой сумасшедшей работы… Я и сама сегодня не понимаю, как же я так оставила детей одних. Как будто этими красивыми вещами можно чтото восполнить. Лучше бы я получала социальное пособие, пока я нужна была детям. Но получать социальное пособие было для меня позором. Ещё родители вдолбили мне в голову, что человек не должен быть грузом на шее государства. Может, я должна была подать в суд на алименты… Не знаю. В любом случае, от этих бешеных стараний организовать уют в квартире я совершенно потеряла голову, упустив самое важное… Как ни крути, в конце концов я всегда упрекаю себя в этом. Я слишком часто предоставляла детей самим себе. А Кристине определенно нужно было больше поддержки, больше заботы, а она только немного неустойчивей и впечатлительней своей младшей сестры. Тогда я ничуть не думала, что Кристина может покатиться по наклонной. Хотя я каждый день видела, какие сцены разыгрываются в том городеспутнике, где мы жили. Постоянные драки, бесконечный алкоголь, ктото лежит в сточной канаве… Но я вообразила себе, что если ты будешь примером своим детям, не станешь пьяной болтаться по округе и делать под себя, то все будет в порядке… Я действительно думала, что всё пойдет как надо. Утром дети уходили в школу, днём возвращались и готовили себе обед, а вечером они часто ходили на ипподром на Липшицаллее. Они обе очень любят животных… Некоторое время всё было хорошо. Не считая некоторых сложностей в отношениях между детьми и Клаусом, моим другом, который как раз жил у нас. Дети ревновали меня к нему, и наоборот. Кроме работы, домашнего хозяйства и детей, был же ещё и он, для которого я тоже хотела быть дома! Он один сохранял спокойствие в этой суматохе. И тут я сделала ещё одну тяжелую ошибку – я захотела иметь возможность посвящать ему немного больше времени и

47

позволила нашей младшей переехать к отцу… Он давно заманивал её к себе всеми возможными посулами, потому что чувствовал себя очень одиноко… Теперь Кристина оставалась совершенно одна, приходя домой из школы. В этото время злой рок и свёл её с этими друзьями… Но как я могла заподозрить такое? Кесси, её школьная подруга и соседка, с которой они часто проводили время, казалась мне вполне рассудительной девушкой. И мама Кесси время от времени приглядывала за ними обоими. Иногда Кристина была у Кесси, иногда Кесси у нас… Они обе были в таком возрасте, так двенадцатьтринадцать лет, когда из любопытства хочется попробовать всё на свете. И я не была против, когда они ходили вечерами в молодежный клуб, – «Дом Центра» он назывался, – культурное учреждение евангелического центра в Гропиусштадте. Конечно, я была просто уверена, что у церковниковто она в надежных руках. То, что молодежи в «Доме» позволяли курить гашиш, – так мне это даже в страшном сне присниться не могло! Напротив, я успокоилась, видя, что Кристина становится нормальным весёлым подростком, и не так часто тоскует по сестре. С тех пор, как они подружились с Кесси, она смеялась всё чаще. Иногда они обе были так необузданны и нелепы, что и я не могла удержаться от смеха. Откуда же мне было знать, что причиной этого веселья был гашиш или ещё какието наркотические таблетки? Моей семьёй была тусовка. У нас там было хоть залейся и дружбы, и ласки, и любви. Уже эти нежные поцелуи при встрече нравились мне невообразимо. Мой отец никогда меня так не целовал. Проблем как будто и не было в компании – мы никогда не говорили о наших проблемах. Никто не пытался грузить других всем дерьмом с работы или из дома. Когда мы были вместе, то жалкий мир, окружавший нас, просто не существовал. Мы говорили только о музыке и о гашише. Иногда об одежде, а иногда о людях, боровшихся с этим полицейским обществом. Они казались нам героями, и мы встречали с полным одобрением известия о том, что гдето угнали машину или обчистили банк. После кислоты я понастоящему породнилась с компанией. Мультики были настоящим кайфом. И я была рада, что не напоролась в глюках на ужас. Это бывает с новичками, – такие приходы, полные ужаса и кошмаров… Нет, у меня всё было благополучно. Значит,

48

мне было можно. Теперь я глотала колёса всякий раз, когда они у меня были. У меня появилось совершенно новое отношение ко всему вокруг. Я снова стала гулять на природе. Раньше я гуляла с собакой и поэтому ощущала природу както больше через эмоции собаки. Теперь же я перед прогулкой раскуривала косячок – ну, если ещё, конечно, не была под колесом. Я переживала природу совсем подругому. Она уже не была такой, какой она кажется всем, – она была лучше! Природа распадалась на отдельные цвета, формы и запахи, и они отражались в моём настроении! Жизнь, которую я вела, казалась мне просто великолепной, и следующие несколько месяцев я была довольна собой на сто процентов. Потом в компании наступил некоторый застой. Хэш и кислота уже не цепляли… К ним мы полностью привыкли. Обшабашиться дурью или кислотой было самым обыденным делом, не приносящим никаких новых впечатлений. И вот ктото из наших прилетел в клуб и криком прошептал: «Люди, у меня есть, коечто новенькое! Эфедрин! Вещь – атас!» Я сожрала две таблетки эфедрина – возбуждающего средства – не зная точно, что это такое вообще, и залила их пивом – так делали и другие. Ох, пиво это далось мне не без усилий! Я ведь просто люто ненавидела пиво, потому что ненавидела людей, которые нажираются пивом! Неожиданно оказалось, что клуб просто завален колёсами. В тот же вечер я приняла ещё и «мандракс» – сильное снотворное. Всё мне казалось прекрасным, и наши ребята особенно… В последующие недели мы плотно сели на колеса и, несомненно, подправили дела в фармацевтической промышленности. Между тем, в школе у меня было всё больше и больше проблем. Я страшно не высыпалась. Никаких домашних заданий я, естественно, уже давно не делала, но какимто чудом меня перевели в восьмой класс. Только в некоторых предметах, таких как немецкий или обществоведение, у меня ещё получалось, потому что они меня всётаки интересовали… Но как раз на тех уроках, где я ещё хоть чтото делала, возникало всё больше сложностей. И с учителями и с классом. Мне казалось просто невыносимым то, как люди обходились друг с другом в школе. Я помню только одну большую стычку с преподом; он вёл у нас охрану природы. Класс был совершенно апатичен, предмет не интересовал никого, потому что там ничего не надо было записывать или учить. Его болтовня страшно действовала мне на нервы – он обо всём

49

говорил как бы мимоходом. Я слушаласлушала, потом вдруг слетела с катушек и рявкнула ему в запале: «Что за бред вы тут несёте! Что у вас называется охраной природы! Давайте начнем с того, что научим людей нормально обходиться друг с другом! Именно этому мы должны в первую очередь научиться в сраной школе! Люди должны быть внимательнее друг к другу! Нельзя давить слабых в погоне за оценками! Зачем эта конкуренция?» И так далее и тому подобное… Этот препод мне ещё нравился. И я в ярости орала на него, потому что думала, хоть онто поймёт, о чём я… Для меня эта школа была самым вонючим местом в мире. Отношения с учителями не складывались, хоть убей. Солидарности среди учеников не было никакой, все посещали разные курсы, и каждый старался самоутвердится за счёт других. Никто никому не помогал, каждый хотел быть лучшим. Преподы отрывались на учениках – у них была власть ставить оценки. На тех же добродушных преподах, которые не смогли отстоять свой авторитет, отрывались в свою очередь ученики… Я понимала, что бороться с этим бесполезно, но всётаки продолжала срывать занятия. Большинство в классе поддерживало меня, когда я несла всякую чушь, но когда я пыталась серьёзно говорить о том, что школа это дерьмо, – они молчали. Ну и фиг с ними, меня это не расстраивало, я хотела признания только в своей компании, где не было всего этого людоедства! Но даже в компании я теперь часто сидела в стороне и реже вступала в разговор. Болтали всё время об одном и том же: хэш, музыка, последний приход, а потом всё больше и больше о ценах на гашиш, ЛСД, и разные таблетки. Я же, как правило, была слишком обдолбана, чтобы разговаривать, и просто тихо сидела, уставясь в стену… Теперь передо мной была только одна манящая цель, и называлась эта цель – «Саунд». «Саунд» – это дискотека на Гентинерштрассе в Тиргартене. По всему городу плакаты кричали: «Саунд» – самая модная дискотека Европы! Наши ребята всё чаще зависали в «Саунде». Туда, правда, пускали только с шестнадцати лет, мне же едва исполнилось тринадцать, и даже поменяв дату рождения в моем ученическом удостоверении, я всегда боялась, что меня просто не пустят туда. Я знала, что «Саунд» – это сцена. Там можно было найти практически все наркотики в диапазоне от гашиша, мандракса и валиума и вплоть до героина. Вот тамто, наверное, совершенно фантастические люди, думала я! Для меня, маленькой девочки с самой окраины

50

города, попасть в «Саунд» было пределом всех мечтаний; он казался мне сказочным дворцом – сверкание и блеск! Сумасшедший свет, музыка и, конечно, – люди! Каждый раз я собиралась отправиться туда с ребятами, но всё никак не получалось. Теперь вместе с Кесси мы разработали точный план. В субботу я сказала маме, что собираюсь ночевать у Кесси, а Кесси сказала своей матери, что ночует у меня. Мамы, ничего не подозревая, повелись на эту тему. Ещё с нами должна была идти одна из подружек Кесси, чуть постарше нас. Её звали Пегги. Мы встретились в субботу вечером и теперь ждали её друга Мишу. Кесси мне очень торжественно сказала, что Миша сидит на гере, то есть колется героином, и я волновалась в предвкушении такого знакомства, потому что до сих пор не знала ни одного иглового. Да…, пришедшим наконец Мишей мы были просто сражены наповал – настолько он был круче наших недоносков! Миша презрительно так смотрел на нас сверху вниз, едва замечая, и я снова подумала о том, что мне только тринадцать, и что до игловых мне ещё очень расти и расти. Я чувствовала себя полным ничтожеством. Жаль, но через пару месяцев Миша умер. *** Мы вышли из дома и поехали на Курфюрстенштрассе. Так далеко от дома я ещё никогда не заезжала, и теперь чувствовала себя очень неуютно. Курфюрстенштрассе в районе Потсдамской развязки выглядела мерзко. Повсюду шлялись девушки. Я, конечно, не знала тогда, что там, на Курфюрстенштрассе, находится основная автопанель Западного Берлина, и что эти девушки там просто работают. Какието гадкие типы шаркали тудасюда. Пегги сказала, это дилеры. О, если бы мне ктонибудь сказал, что я проведу в этом жутком месте ещё хоть один день, я бы сочла его сумасшедшим! Наконец мы подошли к «Саунду», зашли внутрь. Э, нет, меня чуть не постиг удар, когда я увидела, что это такое! Абсолютно ничего общего с тем, что я себе представляла. «Самая модная дискотека Европы» оказалась обычным подвалом с низкими потолками. Там было громко и грязно. Толпы торчков самозабвенно отплясывали на танцполе. Никаких контактов между людьми вообще… Было чудовищно душно, и только вентиляторы взбивали эту вонь вверх и вниз. Я села на скамейку и не смела носа с неё сунуть. У меня было чувство, что все пялятся на меня, понимая, что я новенькая. Я была

51

совершенно чужой здесь… Кессито освоилась быстро! Всё это время она шныряла по клубу и клеила прикольных пацанов. Сказала, что в жизни не видела столько крутых парней в одном месте! Я же как будто приросла к скамейке. Наши все глотали какието колеса и пили пиво, но я не хотела ничего, и всю ночь просидела за двумя стаканами персикового сока. Ох, лучше я бы поехала домой! Но домой было нельзя, я ведь сказала маме, что ночую у Кесси. Я ждала только пяти часов – лавочка закрывалась в пять. Я подумала на секунду, как было бы хорошо, если моя мама разгадала обман, оказалась бы рядом и забрала меня домой. Потом я заснула… Меня разбудили в пять. Кесси сказала, что едет с Пегги домой. У меня ужасно болел живот. Никто не заботился обо мне. Я побрела одна вверх по Курфюрстенштрассе к метро. В метро было много бухих. Меня тошнило. Давно уже я не открывала дверь своей квартиры с такой радостью. Маме, вышедшей из спальни, я сказала, что Кесси слишком рано проснулась, и я пришла домой, чтобы выспаться в тишине. Взяла обеих кошек в постель и улеглась. Засыпая, я думала: «Кристина, это не твой мир! Чтото здесь не так, чтото ты сделала неправильно!» Когда я, наконец, очнулась – после полудня, мне всё ещё было нехорошо. Нужно было поговорить с кемнибудь о том, что было вчера. Я знала, что ни с кем из компании об этом не поговоришь. Не поймут. С кем же тогда? Только с мамой, получается! Я не знала, с чего начать. Я сказала: Слышь, мамочка, я была вчера с Кесси в «Саунде». Моя мама испуганно обернулась. Я сказала: «Не, это было здорово. Огромная контора… Там даже кино внутри есть…» Мама тут же принялась читать мне обычные нравоучения, а я ждала вопросов. Но моя мама не задавала вопросов. В это воскресенье она опять, как и обычно, была загружена выше крыши. Домашнее хозяйство, готовка, проблемы с Клаусом. Уж конечно, лишняя головная боль ей была не нужна, и она явно не хотела ввязываться в долгие пересуды. Может быть, многого она просто не хотела знать… Говорить же самой у меня не хватало смелости, да я даже и не знала, стоит ли говорить об этом. И в самом деле, зачем мне эти сложности, – я ведь предпочитала жить так, как получится. Я никогда не думала о завтрашнем дне. У меня не было никаких планов. К чему мне планы? Мы никогда не говорили о будущем. На следующих выходных Кесси ночевала у меня, и мама разрешила нам пойти в «Саунд». Из «Саунда» мне пришлось тащить Кесси домой буквально на плечах. Она была совершенно обдолбана. Я тоже

52

наглоталась прилично, но была ещё под контролем. Кесси стояла, как вкопанная, на улице перед нашим домом и находила очень возбуждающим то, как к ней подбираются два фонарика. В последнюю секунду я вытащила её изпод машины. Мы зашли в квартиру, и я поторопилась побыстрее затолкать её в мою комнату. Ну, конечно – сразу за нами в комнату вошла мама! Она стала у двери, и одновременно у нас с Кесси возникла в головах сумасшедшая картина. Нам показалось, что мама такая толстая, что просто не пролезает в дверь. Мы начали ржать и уже не могли остановиться. Мама казалась мне такой добродушной, страдающей ожирением бабойягой с костью в волосах. Мы ржали, и мама радостно смеялась с нами. Она, должно быть, думала, – ах, какие славные и немного вздорные тинейджеры! Почти каждую субботу Кесси брала меня в «Саунд». Я ходила с ней, потому что других альтернатив у меня просто не было – не могла же я дома сидеть! Малопомалу я привыкла к «Саунду». Так и говорила маме, что иду в «Саунд», и она разрешала мне оставаться там до последней электрички… Так прошло несколько летних недель. Както раз мы с Кесси собирались уйти на всю ночь. Я сказала маме, что ночую у Кесси, а Кесси – что у меня. Тогда этот прием ещё срабатывал, потому что у нас не было телефона, и мама не могла перепроверить, где я на самом деле. Мы зашли сначала в дом и быстробыстро выжрали там две бутылки вина. Потом слепили просто зверский косяк, а Кесси закинулась ещё эфедрином и начала тележить. После эфедрина иногда просыпается совесть, и начинаешь морали себе читать. Потом вдруг оказалось, что Кесси неожиданно исчезла, и я заволновалась. Разыскивая её, я пошла к метро. Она сидела на скамейке в вестибюле станции, и перед ней на полу валялась куча жареной картошки. Только я её растолкала, как подошел поезд. Из поезда выгрузилась мама Кесси. Она работала в сауне и теперь около десяти возвращалась домой. Тутто она и увидела дочку, которая, как она думала, мирно спит у меня дома! Без лишних разговоров Кесси получила в левое ухо и в правое ухо. Оплеухи эхом отозвались по всей станции. Кесси стошнило. Мама, схватив дочь полицейским захватом, убралась прочь… Эти оплеухи на станции Вуцкиаллее действительно спасли Кесси целую жизнь – не меньше! Не будь их, она бы ещё раньше меня окопалась и на сцене и на панели и уж точно не писала бы сейчас выпускных экзаменов.

53

Ну, в общем, Кесси запретили общаться со мной. По вечерам её вообще не выпускали из дома теперь. Я снова страдала от одиночества. Той старой компании в «Доме» мне уже не хватало: всю неделю я проводила с ними в клубе, но представить себе уикендов без «Саунда» уже не могла. «Саунд» нравился мне всё больше и больше, а люди оттуда казались всё круче и круче. Они были настоящими звёздами для меня… Не то что эти сопляки, никогда понастоящему не выходившие из Гропиусштадта! У меня, правда, появились проблемы с кассой. Потому что Кесси всегда давали сто марок в месяц на карманные расходы, которые мы и спускали на хэш и колеса. Теперь же мне приходилось выпрашивать деньги или просто воровать… Ну что ж, буду ходить в «Саунд» одна, а что делать! В следующую пятницу я зашла в аптеку и купила упаковку эфедрина за три марки – он продавался без рецепта. Два колеса меня уже не брали, я закидывалась четырьмяпятью. Сделала привал в «Доме» и, стрельнув у людей огромный косяк, пошла к метро, чувствуя себя просто круто обторченной. Я не думала о Кесси, я вообще ни о чем не думала. Я просто существовала и ладно… Тем более что существовала я в таком крутом, таком опьяняющем мире! В метро было всё, как надо. На каждой станции в вагон входили всё новые и новые люди, и видно было по ним, что они едут туда же, куда и я – в «Саунд»… Чудные в своих одеяниях, с длинными волосами и на десятисантиметровых подошвах… Мои звёзды, звезды «Саунда»! Вопрос, идти в «Саунд» или нет, отпал сам собой. А, я была просто здорово обдолбана! Косяк в клубе оказался что надо! На лестнице в «Саунде» я столкнулась с парнем. Мы переглянулись, он чтото сказал. Симпатишный! Высокий, стройный, с длинными волосами и ну просто очень крутой! Я начала болтать с ним ещё на лестнице. Я была в ударе. С каждой фразой мы всё лучше и лучше понимали, что созданы друга для друга – примерно так! Нам нравилась одинаковая музыка, и нас похоже глючило под колесами. Его звали Атце… Он был первым парнем, который мне понравился на все сто! Я влюбилась в него в тот же вечер! Я влюбилась впервые в моей жизни! Атце познакомил меня со своими друзьями – очень крутая компания! Я сразу же разговорилась с ними. Речь шла о наркотиках – о том, как быстрее заторчать. И у меня было уже что сказать по этому вопросу. Они говорили и о гере – о героине. Все были согласны, что это

54

страшный наркотик, что если человек начинает употреблять героин, то это то же самое, как если бы он пустил себе пулю в голову. И я сказала: «Да, да, ну эти ребята, игловые, наверное полные идиоты»… Потом заговорили об ушивании штанов. Тут у меня тоже был солидный опыт. Я так стремительно худела, что чуть ли не каждую неделю мне приходилось ушивать джинсы… Узкие брюки были отличительным знаком людей из «Саунда». Я могла дать им пару дельных советов по шитью. Ушивание штанов было единственной работой, которой я занималась. Я сразу плотно вписалась в компанию Атце. Совсем без борьбы… Я сама удивилась, откуда у меня такая самоуверенность и внутреннее спокойствие. А ещё мне очень понравился там один паренек. Его звали Детлеф. Он был совсем другим, чем Атце. Он выглядел очень изящно, миниатюрно, был очень мягким и какимто немного детским. Они называли его «Пупсик». Ему было шестнадцать. С ним мы ладили лучше всех. Ну, кто там ещё был? Была одна крутая чувиха, Астрид, настоящий чемпион по колёсам. Она постоянно отпускала такие шуточки, что все катались со смеху. На все случаи у неё была приготовлена пословица. С Блэки нужно было быть острожным. Его очень задевало, если ктото начинал гнать. Только Рулет мне не нравился. Он был бабником. От таких типов после опыта с Кати меня тошнило. Но Рулет не так часто объявлялся у нас, слава богу… Мы болтали и время от времени выходили забить косячок. Когда «Саунд» в пять закрылся, я потянулась с другими на Курфюрстендамм. В метро по дороге домой, сидя в пустом вагоне, я чувствовала себя совершенно счастливой. Под колёсами и гашишем я была очень мягкой и кроткой! Я ощущала приятную усталость во всём теле и в первый раз в жизни была влюблена… Теперь я жила только выходными. Атце не торопил события. Мы впервые поцеловались лишь через три недели. Это был очень невинный поцелуй. Большего я не хотела, и Атце почувствовал это без лишних объяснений. Именно в этом и была разница между нариками и бухариками. Большинство нарков всегда чувствовали, что происходит с другим. По крайней мере, если нарки были из одной компании. Алконавты же надирались только для того, чтобы, окосев, ринуться драть баб. Там говорили только о трахе. Для нас же важными были совсем другие вещи. Мы с Атце были как брат и сестра. Атце – старший брат, я – младшая сестра. Мы ходили всегда только под ручку, и он был моим

55

защитником. Атце было шестнадцать, он учился на стекольщика, и его тошнило от этой учебы… Он точно знал, как должна выглядеть крутая девушка. Я причесывала волосы так, как он хотел. Ему нравились пальто, и на блошином рынке он купил мне за двадцать марок пальто с разрезом до талии. Жизнь без Атце я не могла себе представить! Теперь, когда «Саунд» закрывался, я не торопилась домой. Я оставалась с компанией. Мы вместе съезжали с тасок и весь день болтались по городу, ходили на выставки, в зоопарк, или гуляли по Кудамм. Часто мы проводили вместе всё воскресенье. Для мамы я всё развивала историю нашей дружбы с Кесси и придумала себе дополнительную подругу, у которой я якобы иногда ночевала. Я стала невероятно изобретательна – мне же приходилось каждый понедельник рассказывать маме, как и где я провела выходные! В будние дни я ещё виделась со своей старой компанией в «Доме». Я приходила и так загадочно садилась в сторонке; иногда рассказывала как оно там, в «Саунде». Я думала, что они мной восхищаются. А, ерунда, я просто была на один шаг впереди них… То, что это шаг по дороге в полное дерьмо, я ещё не знала. Также как не знала, что скоро многие из них последуют за мной. На сцене в «Саунде» были любые наркотики. Я употребляла всё, кроме героина. Валиум, мандракс, эфедрин, каппи, или каптагон, конечно тонны гашиша, и, по крайней мере дважды в неделю – ЛСД. Мы глотали горстями возбуждающие и успокаивающие средства. Это называлось коктейль. Колеса отчаянно боролись между собой в теле, и эта борьба давала фантастический эффект. Можно было создать себе любое настроение по желанию, это было так просто, – нужно было только забросить больше возбуждающих или больше успокаивающих. Если я хотела безумствовать на танцполе, то жрала каппи или эфедрин, если же просто хотела тихонько посидеть в кинозале – забрасывалась валиумом или мандраксом. Снова я была счастлива… Да… Всё шло замечательно до одной совершенно ужасной субботы. Я пришла в «Саунд» и столкнулась у входа с Уве – парнишкой из нашей компании. Уве сказал: «А ты знаешь, Атце выбросили с работы». Секунду он помолчал, потом добавил: «Он теперь каждый вечер здесь…» Он так странно сказал это, что я всё поняла в ту же секунду, – если Атце каждый вечер в «Саунде», то он должен был познакомиться с другой девушкой. Я спросила: «Ну и что?» Уве ответил: «А у него новая подруга… Мони».

56

Это был страшный удар… Я ещё надеялась, что это неправда. Сбежала вниз. Гремела музыка. Атце стоял один. Всё было, как обычно. Он поцеловал меня и запер мои вещи в свой ящик. В «Саунде» нужно было оставлять шмотки в специальных боксах, – там здорово воровали. Чуть позже явилась и эта Мони… Раньше я почти не обращала внимания на неё, но она уверенно подсела к компании. Я держалась в стороне и наблюдала за ней. Она была совсем другой, чем я. Толстенькая и маленькая, она всегда была в хорошем настроении. К Атце она относилась с какойто материнской заботой. А я думала всё время: «Нет, это просто не может быть правдой! Не мог же он променять меня на эту жирную болтливую девку!» Но мне пришлось признать, что у неё миленькое личико и очень красивые длинные светлые волосы. И я подумала: «А может, ему нужна как раз такая веселушка, которая будет заботиться о нём, пылинки с него сдувать». И ещё одно объяснение пришло мне в голову: «Атце нужна девушка, которая будет с ним спать. Вот она как раз и будет с ним спать!» Я была просто потрясена и не хотела ничего брать в тот вечер, и когда я уже не могла смотреть на них обоих, то пошла на танцпол, чтобы просто потрястись. Когда я вернулась, они исчезли. Я, как сумасшедшая, пролетела всю контору и нашла их в кино. Тесно обнявшимися… Не понимаю, как я вернулась к компании… Только один человек увидел и понял, что со мной. Детлеф. Он обнял меня за плечи. Сжав зубы, я старалась сидеть так, как будто ничего и не произошло. Скулить перед ними всеми мне казалось уж очень пошлым! И когда я уже просто не могла сдерживать слёз, то просто выбежала вон на улицу. Перебежав дорогу, я оказалась в парке напротив «Саунда». Слёзы так и лили по лицу… Неожиданно передо мной появился Детлеф. Протянул мне бумажный платок, потом ещё один и ещё один, но я была слишком занята собой и своей трагедией, что бы вообще както воспринимать Детлефа. Только намного позже мне стало ясно, как это мило было с его стороны пойти искать меня снаружи. Атце я не хотела видеть больше никогда и ни при каких условиях. Особенно теперь, когда я чуть не разревелась перед всеми, показав, насколько я завишу от него. Я думала, что не выдержу, если он мне попадется на глаза. Детлеф всё же втащил меня обратно в «Саунд»… Мне всё равно пришлось бы вернуться, потому что у Атце был ключ

57

от ящика с моими шмотками. Я заставила себя пойти в кинозал, спугнула Атце и получила ключ. Пошла, забрала вещи, но сил отдать ключ у меня уже не было. Детлеф был поблизости и передал ключ Атце. Было уже почти два. Метро давно закрылось. Я стояла перед «Саундом» и просто не знала, куда деваться. Во мне росло непреодолимое желание чемнибудь загрузиться. Да, да – теперь это было просто необходимо! Деньги давно закончились. Мимо как раз проходил один кадр из нашей «Домашней» компании, Пантер. Я знала, что он приторговывает ЛСД, и что у него всегда очень качественный товар. Выпросила у него кислоты… Сожрав колесо, я сбежала вниз, на танцпол, и полностью разошлась в танцах. Я отплясывала, как сумасшедшая, гдето с час. У меня уже ноги подкашивались, а лепёшка всё не цепляла. Я подумала, что Пантер надул меня. К счастью, тут в «Саунд» подошли люди из «Дома», и я уцепилась за Пита. Его уже перло… Я сбивчиво рассказала ему историю с Атце, но Пита, конечно, мало волновали мои проблемы, его просто глючило. Он сказал мне только «А…, забудь, это, подружка – ерунда!» Утешил, короче… Я съела ванильный пудинг, сказала: «Весь мир – безотрадное и ужасное говно», и пошла возвращать миску изпод пудинга, чтобы получить залог обратно. В «Саунде» нужно было за каждый стакан и миску вносить залог… Тут меня торкнуло, и как торкнуло! Это было как вспышка! Опрокинув скамейку, я грохнулась на пол. Потом танцевала до закрытия… Снаружи я снова столкнулась с Атце и Мони. Это не произвело на меня никакого впечатления. Я просто отвела взгляд и уставилась на какуюто афишу. Мони собиралась к Атце домой. Мы, оставшиеся, погнали к зоопарку. Комуто в голову пришла идея заглянуть в Европацентр – мы шли мимо как раз. Ночь была достаточно тёплой, и поверх подтаявшего льда проступала вода. Я скользила по льду и думала, что перехожу море, как вдруг услышала, как зазвенело оконное стекло… Парни были уже внутри. Один пролез сквозь выбитую раму, сломал какуюто кассу и выбросил нам монеты. Прежде чем я чтолибо поняла, мы все уже бежали. В моих насквозь мокрых ботинках на высоких каблуках я, скользя по льду, стала отставать. На углу дожидался Детлеф. Он подхватил меня под руки… На Курфюрстендамм перед памятником добычу поделили, и я снова

58

почувствовала вкус жизни. Мне досталось десять марок. Все были страшно счастливы. Даже не изза денег, а потому что круто кинули двух охранников. Они так и не догнали нас. Мы просто с ума сходили от радости. Мы шли и подбрасывали монеты, устраивая настоящий денежный дождь. Тротуар был засыпан деньгами… *** В праздничном настроении мы залетели в какойто кабак на Цоо; он ещё был открыт. Я в первый раз была на Цоо, и мне почемуто стало както не по себе. Там творилось чтото невообразимое… Повсюду, пуская пузыри в блевотине, валялись алкоголики, бродили какието бомжи. Разве я знала, что уже спустя пару месяцев я буду проводить здесь всё свое время… Около шести я поехала домой. Уже лежа в кровати, я в первый раз чуть не напоролась на ужас. На стене у меня висел постер с негритянкой, курившей джойнт. В верхнем углу плаката было маленькое синее пятнышко, и пятнышко это вдруг начало превращаться в страшную харю какогото Франкенштейна. Слава богу, я смогла вовремя отвлечься от этого глюка! На следующий день проснулась полностью мёртвой… Сил встать с кровати у меня не было, я лежала и медленно думала: «Какая же ты, Кристина, должно быть, страшная уродина, что твой первый друг и месяца с тобой не выдержал – убежал!» Я подошла к зеркалу, взглянула на себя… Кошмар! То лицо, которое ещё вчера казалось мне так хорошеньким, таким загадочным, выглядело как лицо настоящей задвиги. Под глазами, – как траурная повязка, – черная кайма, кожа рыхлая и жирная. А на носу я нашла прыщ! Я сказала себе: «Всё, – с „Саундом“ покончено! Ты просто не можешь показаться на глаза Атце и компании…» Всю неделю я пыталась заставить себя не думать и не вспоминать ни о клубе, ни о ребятах. Полностью отказалась от пластмассы, весь день пила только чай с гашишем да забивала себе джойнт за джойнтом. Через пару дней я снова была довольна собой. Я добилась того, что мне, за исключением меня самой, никто не нравился, и я, уж конечно, не была ни в кого влюблена. Я думала, что теперь, когда все мои чувства под контролем, мне нечего бояться встречи с Атце. Я думала, что в «Саунд» мне уже не хочется…

59

Следующая ночь с субботы на воскресенье показалась мне самой длинной ночью в моей жизни. Я оставалась дома… Первая за многие недели суббота, когда я не пошла в «Саунд»… От телевизора меня тошнило, и я не могла заснуть. Дурь кончилась. В третьем часу пришлось признаться, что без «Саунда» и людей оттуда жить я не могу… Моя жизнь без них становилась совершенно пустой и бессодержательной. Прошла ещё одна неделя, близились выходные. Я радовалась наступающей пятнице… Ещё в прошлое воскресенье я решила, что непременно пойду в «Саунд». Вот и пятница! В праздничном настроении я залезла в ванную, засуетилась вокруг прически и пришла к выводу, что волосы вообще не надо причесывать. Оказалось, что это придает мне ещё больше загадочности… Я вышла из дому заранее, чтобы успеть купить валиума. Беленькие я запила пивом, забросила вдогонку мандракс, и только тогда двинула в клуб. Оглушенная колёсами, я могла не бояться встречи с Атце. Гдето я раздобыла себе джинсовую шляпу, села за стол, уронила голову на руки и так проспала всю ночь. Очнулась я оттого, что Детлеф снял с меня шляпу и гладил мои волосы. Спросил, что случилось. Я ответила, что ничего не случилось. Я была настроена чертовски недружелюбно, но было приятно, что он обо мне заботится… Уже все следующие выходные я провела с ним, и у меня снова появилась причина ходить в «Саунд» – Детлеф. Это была страшно долгая песня с ним, – по крайней мере, такого взрыва чувств, как с Атце, не было. Сначала мы просто ходили в «Саунд». Вместе. Мы много разговаривали друг с другом. Я стала лучше понимать себя в разговорах с ним. Мы были с ним на равных, и я могла говорить обо всём, не боясь, что он захочет использовать мои слабости. С ним было интересно общаться. Если мы спорили, то он мог переубедить меня, а я его. Нет, конечно, – Детлеф понравился мне ещё в первый раз, когда мы встретились! Но всё же он не казался мне таким крутым типом как, например, Атце, – выглядел он слишком не помужски, что ли, както уж слишком изящно… Но понемногу я стала замечать, что дружба с Детлефом даёт мне гораздо больше, чем дружба с Атце. Я чувствовала, что влюбляюсь в него от субботы к субботе всё больше, хотя, наученная горьким опытом, сопротивлялась тому, чтобы зависеть от какогото парня. Но скоро мне

60

пришлось признать, что я влюбилась в Детлефа понастоящему… Но – ничего… Я была спокойна, как танк. Причиной этого спокойствия было ещё и то, что я жрала всё больше успокаивающих и только изредка закидывалась стимуляторами. Мне не нравились возбуждающие средства – я ведь и так всеми силами стремилась избавиться от окружающей меня нервозной обстановки. Я хотела мира и покоя! Только иногда, если не удавалось раздобыть валиума, я бодрила себя стимуляторами, – не сидеть же чистой, в самом деле! А дома мне всё ещё приходилось играть пайдевочку для мамы и её дружка… Я перестала спорить с ними, вела себя в высшей степени прилично. Я просто прекратила бороться – мне стало ясно, что дома ничего не изменишь. И заметила, что жизнь от этого стала только проще… Рождество семьдесят пятого года – мне было тринадцать с половиной. Почемуто мне показалось, что мои отношения с мамой настолько разрядились изза моей тупой покорности и обречённости, что я могу доверить ей часть правды. Так я сказала ей, что вовсе не всегда сплю у Кесси, что иногда я провожу ночи в «Саунде», если не успеваю на последний поезд. Такая правда ей, конечно, не понравилась, и она стала читать мне свои обычные морали. Я ответила ей, что это, наверное, не так плохо, если я провожу ночь в дискотеке, а утром прихожу домой вместо того, чтобы как многие дети в Гропиусштадте бухать и бродяжничать. И добавила, что пусть лучше она знает правду – я не хочу ей больше лгать! Она проглотила это… Честно говоря, у меня уже давно не было желания искренне разговаривать с матерью – мне просто это было не нужно… Но постоянная ложь утомляла меня. Становилась всё сложнее изобретать правдоподобные истории как бы прилично проведённого вечера. Настоящая причина моей неожиданной искренности была проста, – просто я хотела и Рождество и Новый год встретить в «Саунде», но всё никак не находила под это подходящей легенды… Но я, конечно, рассказывала матери, какое солидное и безобидное место этот «Саунд», и что туда ходят все мои подруги! Кроме того, я поставила ей на вид то, что она и сама может заметить, насколько спокойнее я стала с тех пор, как раз в неделю могу перебеситься… Тем временем сцена в «Саунде» становилась всё тяжелее и тяжелее. Героин разорвался бомбой… И в нашей компании теперь только и было слышно: героин, героин… Собственно, все были против – перед нашими глазами было достаточно примеров того, как героин

61

ломает людей. Ну а потом наши один за другим стали пробовать. Редко кто останавливался… Так получалось, что героин окончательно разрушил компанию. Те, кто пробовали героин, принадлежали уже к высшей касте… Я испытывала ужас перед героином. Когда речь заходила о героине, я внезапно вспоминала, что мне ещё только тринадцать. С другой стороны, меня влекло к тем компаниям, в которых кололись. Для меня игловые были настоящими олимпийцами, настоящими богами… Игловые смотрели на нас, анашистов и глотарей, с нескрываемым презрением… Сверху вниз. Гашиш они называли детским наркотиком, и меня страшно удручало, что мне никогда не попасть к игловым, на настоящую сцену. Мне казалось, что этот мой глупый детский страх отрезает мне все пути наверх – я ведь действительно страшно боялась героина. Я точно знала, что дороги назад не будет… Впрочем, то, что наша компания разваливалась, меня не особенно тревожило – у меня был Детлеф, и всё остальное было для меня не так уж важно. С Детлефом мне всё было нипочем… В следующее воскресенье я пригласила его к себе домой. Я знала, что мамы и Клауса не будет, приготовила ему настоящий обед, и мы сидели за столом, прямо как муж и жена. Всю неделю я думала о Детлефе и радовалась приближающейся пятнице и «Саунду». В ту пятницу я пришла в клуб ещё чистая, но уже счастливая… Детлеф уже сидел там с какойто совершенно разваленной подругой. Я подсела к ним. Странно – Детлеф почти не обращал на меня внимания, я заметила, что он зациклен на чемто другом. И я подумала на секундочку, ну вот, история повторяется, – всё пошло как с Атце! Но нет, конечно, чепуха – эта подруга была уж слишком отвратительна… А они всё говорили, перебивая друг друга, и до меня долетали только отрывки, из которых я не могла понять настоящего смысла беседы. Речь шла о героине – это я всётаки расслышала… Вдруг я неожиданно поняла: то ли Детлеф хочет от чувихи героин, то ли она собирается ему его всучить! Меня охватила паника. Я прямо заорала: «Человек…, старик…, да ты… ты просто тронулся! Тебе же только шестнадцать, какой героин, тебе нельзя!!!» Детлеф и ухом не повёл… Я сказала: «Эй, я достану тебе кислоты сегодня вечером. Я тебе много достану! Но, пожалуйста, не делай говна, я умоляю тебя, не делай!» Э, да я просто унижалась перед ним… Он всё не реагировал, и тут я сделала огромную ошибку, о которой

62

часто потом вспоминала. В панике я крикнула ему: «Детлеф, если ты берёшься за героин, то я больше не хочу ничего с тобой иметь! Всё, вали! Больше не хочу тебя видеть!» И убежала на танцпол. Да, я всё сделала неправильно… К чему было это цирковое представление? Мне нужно было просто поговорить с ним. Один на один… Я уверена, он послушался бы меня. И мне нельзя было ни на секунду оставлять его одного, потому что он был совершенно обторчен, ещё когда говорил с этой дурой… Уже через два часа ктото сказал мне, что Детлеф вмазался. Вместе со своим другом Берндом. Они даже не нюхали! Они просто вот так сразу взяли и вмазались! Я видела Детлефа ещё несколько раз в ту ночь. Он улыбался мне откудато издалека. Он выглядел очень счастливым. Нет, у меня не было желания говорить с ним! Я не хотела к нему. Это была ещё одна понастоящему кошмарная ночь. Как та суббота, когда я потеряла Атце… Детлеф ушёл! В тот мир, к которому я не принадлежала. Одним ударом, одним уколом всё общее между нами было разрушено! Я продолжала ходить в «Саунд», а Детлеф скоро нашёл себе новую подругу. Её звали Анги, она была уродливая и бесчувственная. Я знала, что между ними вообще ничего нет. Помоему, они даже не разговаривали друг с другом… Но она была игловой, и в этом было её преимущество. Иногда Детлеф подходил ко мне. А мне было всё равно – он стал мне совершенно чужим. Обычно он стрелял марку или пятьдесят пфеннигов. Не хватает на дозу, понятно… Если у меня были деньги, то я давала. Воскресные утра были понастоящему омерзительны. Я ползла разбитая к метро и думала: «Боже, да что же это за говно со мной!» Я потеряла всякие ориентиры в этой жизни. Я не знала, зачем я хожу в «Саунд», зачем вяжусь с наркотой, я не знала, что мне делать, не знала вообще ничего! Гашиш мне уже давно осточертел. Обкуренная хэшем, я полностью уходила в себя и даже говорить не могла. Но мне же нужно было с кемто говорить, я же так хотела общения! Я хотела когонибудь, потому что Детлефа у меня уже не было, стала принимать больше стимуляторов… Если в субботу я была при деньгах, а на сцене были колёса, меня невозможно было остановить. У меня было плохое настроение, и я вбрасывала два каптагона, три эфедрина, еще пару коффи, то есть кофеиновых таблеток, и заливала всё это пивом. Если после этого я была слишком взвинчена, мне это тоже не нравилось. Тогда я принимала мандракс и валиум…

63

Я уже не понимала, как я вообще добираюсь домой. По пути от метро к дому я падала по сотне раз, наверное. Доползала до какойнибудь лестницы около магазина, садилась там и отдыхала, скорчившись. Потом поднималась и направлялась к следующей точке, где можно было остановиться. От фонаря к дереву, и снова до следующего фонаря. Это был бесконечный путь. Я думала, что так и умру в дороге. Хуже всего была боль в груди – как будто ктото буравил у меня в сердце. На следующее утро, в понедельник, мама не будила меня. Когда она возвращалась с работы, я ещё лежала трупом в кровати, она отпаивала меня чаем с мёдом. Только днём во вторник я могла встать. Я говорила, что простудилась или давление поднялось. Давление у меня и в самом деле часто пошаливало… Я говорила маме, что у других в классе то же самое – переходный возраст, организм растёт и всё такое. Главное, чтоб она не вызвала врача! Я боялась, врач заметит, что со мной на самом деле… Впрочем, мама и не собиралась вызывать никакого врача. Она всегда выглядела довольной, если я сама предоставляла ей какоето объяснение своей болезни. Ну ладно – хватит! После одного из таких воскресений я решила отказаться от аптеки. До следующей субботы я сидела совершенно чистой и чувствовала себя мерзко. В субботу в «Саунде» я кинула кислоты. Полный ужас. Это был первый раз, когда я напоролась на ужас… Снова появилась франкенштейнова морда на моём плакате. Мне казалось, что я истекаю кровью. Это длилось часами… Я не могла ни говорить, ни ходить. В воскресенье както добралась до клуба, села и пять часов просидела там, думая, что кровь так и хлещет из меня. После этого глюка я поторопилась спрыгнуть. Никаких таблеток, никакого ЛСД! На гашиш меня уже совершенно не тянуло. Я глотала только валиум и была совсем чистой. Я думаю, гдето три недели. Это было, прямо скажем, говённое время. Мы как раз переехали в Кройцберг, и жили теперь совсем рядом со стеной. Кошмарный райончик, но аренда там меньше. Теперь у меня уходило полчаса в метро, чтобы добраться до школы в Гропиусштадте – но зато до «Саунда» стало ближе. «Саунд» был кошмарен без наркотиков. Там не происходило вообще ничего, но я упорно продолжала ходить…

64

*** Вдруг, когда в очередное воскресенье я ползком возвращалась домой, город оказался весь завешен яркими плакатами. Огромными буквами – «Дэвид Боуи приезжает в Берлин». Я не могла в это поверить! Дэвид Боуи был нашей общей звездой – крутейшим из всех! Он, его музыка были нашей жизнью! Мы все хотели выглядеть, как Дэвид Боуи. И теперь он в Берлине! Мама достала мне через свою работу два билета на Боуи. Я уже знала с кем пойду: с Франком. Тут не нужно было и думать – с ним, только с ним! Франк, парень из старой «Саунд»компании, выглядел копейка в копейку как Боуи. Он даже красился хной под рыжего, и может быть поэтому я решила взять его с собой. Франк стал первым игловым в нашей компании, и сейчас он плотно сидел на героине. Раньше его называли «Курочкой», ну а теперь просто «Трупом». Потому что выглядел он как настоящий живой труп. Ему, как и всем мальчикам из компании, было гдето около шестнадцати. Для этого возраста у него были совсем уж сумасшедшие понятия. Да – он просто величественно возвышался над миром! Он был настолько крут, что ему уже не приходилось вести себя высокомерно с такими бедными гашишницами, как я. Кроме того, я непременно хотела пойти на Боуи именно с кадровым нарком. Приближающийся концерт казался мне самым значительным событием моей жизни, и, отдавая Курочке билет, я даже не знала, насколько значительным он окажется. Видно, всё было уже решено за меня… Но, надо сказать, что в последние недели, когда кислота и гашиш уже не волочили как следует, моё отношение к героину несколько изменилось. По крайней мере, все те непреодолимые барьеры между мной и игловыми уже не казались столь непреодолимыми… В день концерта мы встретились с Курочкой на Германплатц. Узнать его в толпе было несложно. Второго такого долговязого и одновременно такого тощего человека, как Курочка, не было, наверное, во всём Берлине. Я спросила, что это с ним. Он сказал, всё в порядке – он ещё весит шестьдесят три килограмма. Только что взвесился на донорском обследовании. Курочка зарабатывал на ширево, сдавая кровь. Несмотря на то, что он выглядел так, как будто недавно умер, и что его руки были полностью исколоты, на сдачу крови его брали

65

постоянно, хотя игловые часто болели желтухой… Ещё в метро я вспомнила, что весь мой валиум остался дома, и сказала Курочке: «Чёрт возьми, старик, мне надо сгонять домой, я забыла валиум! Вдруг я рассыплюсь на концерте!» Честно говоря, я уже и так еле передвигала ноги от колёс, но тут… Всётаки концерт Боуи! Курочка сразу увлекся этой идеей. Да, да, надо ехать, сказал он, надо ехать! Я спросила: «А чего это тебя так тянет?» Он всё твердил – давай, погнали, надо ехать. Я посмотрела на него внимательно – всё ясно! Его руки дрожали. Понятно – Курочку ломает! Тут не до шуток. Тогда я глянула на часы и на пальцах подсчитала Курочке, что мы уже не можем вернуться, потому что опоздаем тогда на концерт. Он сказал, что у него нет ни гашиша, ни бабок – не умирать же ему теперь изза концерта этого сраного, если он ничего не достанет! Полная засада пойти на концерт Боуи в ломках и даже без валиума, сказал он! Всю крутость с него как рукой сняло. Величественным он мне уже не казался… Нет, я часто видела, как ломает людей, но так близко ещё никогда… В Дойчландхалле, где проходил концерт, была совсем уж душистая атмосфера. Весь крутняк был в сборе – все настоящие фаны Боуи! Рядом с нами, с косяком наперевес, сидели американские солдаты. Мы только подсели к ним, и косяк перешел к нам. По кругу. Все были в приподнятом настроении – один бедный Курочка страдал. Он затягивался как пылесос, но всё равно с каждой минутой ему становилось всё хуже и хуже. Тут вышел Боуи, и концерт начался. О боже, это было чтото невероятное! И когда он запел «It's too late» – «Слишком поздно», меня чуть не хватил удар! Это была моя песня! Уже в последние недели, когда я не знала, что и куда, эта песня просто переворачивала меня. Слишком поздно! И теперь мне стало ясно – это обо мне! Слишком поздно! Я пожалела о валиуме… После концерта Курочка уже почти не мог идти. Его кумарило по полной… Слава богу, нам повезло, и мы встретили Бернда – друга Детлефа. Этот вмазался ещё перед концертом! Бернд сказал, что надо чтото сделать для Курочки – да и ему самому один укол не помешал бы. У Бернда было в запасе два колеса, и мы быстренько загнали их прямо перед Дойчландхалле. Двенадцать марок… Слишком мало, и остальные деньги нужно было настрелять у прохожих. Ну что ж, в этом деле мне не было равных. Я и в «Саунде» умудрялась

66

выпрашивать большую часть денег на наркотики. Теперь нам нужно было добыть как минимум ещё двадцатник. Балду дешевле тридцати на точке нечего было и искать, и я отправилась за деньгами… Стрельба перед Дойчландхалле шла сказочно. Там было полно людей с деньгами – этих типов ещё не успели разобрать. Я подходила со своими обычными стонами: мол, люди добрые, на метро не хватает – деньги так и сыпалась в мою сумку. Бернд купил героину, причём достаточно много – там хватало даже больше, чем на два укола. Героинчикто был относительно дешёв! Мысль эта пришла в мою бедную голову молниеносно, я даже не успела задуматься: «Сейчас ты настреляла им на героин, ну так и попробуй, в конце концов, так ли он хорош! Всё – давай, попробуй, и больше не о чем тут думать!» Теперьто я понимаю, что я свалилась на героин так же естественно, как перезревшая груша на землю. Все последние месяцы я систематически готовила себя к этому решению. А тогда… – что ж, всё сложилось как нельзя естественней: у меня не складывались отношения дома, «It's too late» завела меня, никакие другие наркотики меня уже давно не брали… И героин логично стал лишь очередной ступенью. Да и кроме того, я просто не хотела, чтобы два игловых отъехали, оставив меня одну в этом дерьме… Я тут же сказала обоим, что собираюсь пробовать. Ха, Курочка уже почти не мог говорить, но он просто закипел от ярости! Он захрипел: «Этого ты не сделаешь!!! Ты просто ничего не понимаешь! Героин! Дура! Если ты сейчас сядешь, то скоро догонишь меня. Будешь просто трупом! Увидимся в морге!» Курочка знал, что его называют трупом… Так что, короче говоря, никакой злой наркоман или дилер не сажал меня – бедную девочку – на иглу, как об этом обычно пишут в газетах. Вообще, я практически никого не знаю, кого бы заразили против его воли. Большинство молодых людей сами приходят к героину – когда созреют. Так было и со мной… Трудное заикание и бормотание Курочки сделали меня упрямой. Его ломало, он больше не был крутым типом, небожителем, а был просто бедной свиньёй. Причем свинья эта полностью зависела от меня. Я не хотела, чтобы он мне приказывал. Я сказала: «Вопервых, это мой порошок, потому что это были мои деньги. И вообще, заткнись, не болтай ерунды – это вовторых! Я же не ты! Я полностью под контролем. Только раз попробую, потом всё – конец!» Ох, я не знала ещё, как слаб человек во время ломок! Короче, эти мои слова совершенно убедили Трупа, и рта он больше не раскрывал. Бернд

67

пробовал ещё чтото говорить, но я просто и слышать ничего не хотела, – сказала, что если они имеют чтото против, то пускай отдают мне мою долю и катятся. Тут сдался и он. Мы зашли в какойто парадняк, и Бернд разделил порошок ровно на три части. Я просто прыгала от нетерпения. Скорей, скорей! Никаких сомнений – ничего! Я хотела попробовать героин немедленно, ну, чтобы меня, наконец, повело нормально! Но шприца я боялась и сказала им: «Не – колоться не хочу. Просто нюхну, пожалуй…» Бернд сказал, что я должна делать, хотя я и так всё давно знала… Из разговоров. Я с силой втянула порошок через нос и почувствовала его горьковатый привкус. С трудом подавила тошноту, но всётаки выплюнула много порошка. Приход свалился жутко быстро… В одну секунду все мои руки с ногами стали тяжелыми и одновременно лёгкими. Я стала вдруг бешено усталой, и это было приятнейшее чувство. В одну секунду всё дерьмо убралось из головы. Никакого «It's too late» больше! Это было восемнадцатого апреля семьдесят шестого года. За месяц до моего четырнадцатого дня рождения. Никогда не забуду эту дату… Курочка и Бернд влезли в машину одного иглового, чтобы там спокойно вмазаться, а я ушла в «Саунд». Теперь меня не пугало быть одной… Мне даже нравилось быть одной. Я была бешено сильная. Я села в «Саунде» на скамейку. Я сидела, скрестив руки. Подошла Астрид, глянула на меня и тут же спросила: «Чёрт, да ты на героине?!» Астрид временно была мой лучшей подругой. Но что за идиотский вопрос! Просто бабий вопрос! Я вскипела и заорала на неё: «Пошла вон! Давай – гони отсюда!» Сама не знаю, почему я так сорвалась на неё… Пришли Курочка и Бернд, полностью втёртые. О! – вот Курочка снова был крутым типом! Детлефа в «Саунде» не было… Меня долбил сушняк, и я взяла вишнёвый сок. При одной мысли об алкоголе мне становилось плохо… В пять утра Бернд спросил, не хотим ли мы к нему на чай. Мы пошли, – причем я с Курочкой под руку. Вишнёвый сок громыхал, переливаясь у меня в животе. Меня стошнило прямо на ходу. Ну, – я не стала делать из этого проблему, а они оба сделали вид, что не заметили… Я шла и чувствовала себя, как в новой семье. Мы не говорили много, но я знала, что могу говорить с ними обо всём. Всю жизнь могу говорить… Героин сделал нас братьями и сёстрами… Мы все были равны в этой жизни. Мы были героинщиками!

68

После стольких жутких недель, я чувствовала, что ещё никогда в жизни не была так счастлива… Я спала вместе с Берндом в его кровати. Он меня не обнимал. Мы были братом и сестрой, просто героиновыми братишкой и сестрёнкой. Курочка лежал на полу, упёршись головой в кресло. Он лежал так до двух дня. Потом встал, потому что его опять начало долбить. Он должен был организовать себе дозу. Я чувствовала какойто странный зуд по всему телу. Я разделась до трусов и начала чесать себя расчёской. Я расчесала себя чуть не до крови, особенно икры. Меня это не раздражало. Я знала, что игловые чешутся. По этой почесухе в «Саунде» и узнавали своих. Курочкины икры были так расчёсаны, что на них не было видно и кусочка здоровой кожи – просто голое мясо. Он чесал себя перочинным ножом. Курочка сказал мне перед уходом: «Ну всё, давай, получишь порошок завтра…» для него было как божий день ясно, что теперь мне деваться некуда – я настоящая наркушница, и мне нужен героин. Сказал так невзначай, как чтото само собой разумеющееся, и я почувствовала это… Но я решила повести себя гордо и независимо. Ответила: «Не, оставь! Нормально, если ты мне вернёшь это в четыре недели». В четыре недели… Я снова заснула. Домой поехала только вечером. В метро неожиданно проснулась моя совесть, и теперь я говорила себе: «Слушай, Кристина, тебе только тринадцать и ты уже на героине. Чтото здесь не так!» Правда, скоро этот слабый голос утих. В конце концов, у меня было время… До первой ломки, – я знала, – мне ещё далеко, я ведь только начала! Целую неделю я была наверху блаженства… Всё шло просто супер! Дома больше не было вообще никаких ссор. Школу я воспринимала совсем уж расслаблено, иногда чтото делала и получала хорошие оценки. В некоторых предметах поднялась с двоек на четвёрки. Я стала ладить с людьми и наслаждалась жизнью… Както на неделе заглянула в «Дом». Оказалось, что уже четверо из нашей старой тусовки пересели на героин. Мы сразу организовали свою компанию и стали сторониться других. Вообще, в «Доме» с каждым днём становилось всё больше и больше героинщиков… Героин пришёл в коробки… Отец Юрген Квант, директор евангелического обшества «Дом Центра»:

69

Молодёжный подвал нашего евангелического центра на протяжении многих лет был основным местом встречи молодёжи из Гропиусштадта и Нойкёлльна. Каждый вечер в клуб приходило до пятисот ребят и девушек, пока в декабре семьдесят шестого года мы не были вынуждены закрыть его ввиду растущего потребления героина среди молодёжи. Этим мы надеялись привлечь внимание общественности к катастрофической ситуации, сложившейся в районе… Что нас, педагогов, удивило, так это скорость, с которой Гропиусштадт превратился в район чрезвычайно неблагополучный в этом отношении. За какието считанные месяцы тридцатьтридцать пять ребят из нашего микрорайона пристрастились к героину – сели на иглу. Все предпринимаемые нами попытки убедить молодёжь аргументами и дисциплинарными мерами в опасности употребления наркотиков, были восприняты ими совершенно в противоположном смысле – буквально как приглашение к столу! Мы расписались в своей беспомощности и несостоятельности, – эффективно противостоять этой проблеме мы не смогли. При работе с молодёжью в «Доме» проявилось именно то, от чего так упорно открещиваются государственные социальные службы: и речи идти не может о якобы схлынувшей волне наркотиков! Напротив, проблема приобрела размеры, сопоставимые и количественно и качественно с ситуацией в Америке. Ситуация в экономике страны образует всё большее количество безработной и не учащейся молодёжи, молодёжи из рабочей среды. Всё, что нам, педагогам, оставалось сделать, так это выступить с открытым протестом против чиновничьего равнодушия. Закрытие молодёжного клуба должно было пролить свет на то, что многие определённо не хотели замечать. И это случилось: сегодня в Берлине идут активные дискуссии по этому вопросу. Государство было вынуждено признать проблему. Сейчас молодёжный клуб снова работает… Несколько необходимых условий для этого оказались выполнены: в Нойкёлльне появился существующий при государственной поддержке консультационный пункт по проблемам наркомании, в Гропиусштадте – Сlean Вus для постоянной работы с неблагополучными подростками и некоторыми возможностями для терапии. Проблема наркомании за эти два года не потеряла своего значения, и это даже несмотря на то, что мы активно работаем со следующим – ещё только подрастающим – поколением молодёжи. Многих подростков из Гропиусштадта, которые начали употреблять героин дватри года назад, уже нет в живых. Жизненные условия, в

70

которых находится молодёжь, за прошедшее время также не улучшились. Наряду со старыми проблемами очевидно появляется и новая: всё больше и больше подростков в Гропиусштадте носят при себе оружие и готовы в случае сомнительной необходимости пустить его в ход. Неоднократно было замечено, что эта картина часто дополняется соответствующими националистическими аксессуарами и готовностью разделить фашистскую идеологию… Большинство подростков, с которыми мы работаем в «Доме», растут в рабочих семьях. Ситуация там, несмотря на очевидный рост благосостояния, в последние годы характеризуется лишь постоянным ухудшением условий жизни. Возросшие профессиональные требования и постоянный стресс в школе, переполненные классы, нехватка учебных мест на производстве и безработица, конфликты в семье – вот конкретные проявления этого ухудшения. В районах новостроек, таких как Гропиусштадт, – где проживает около сорока пяти тысяч жителей, ситуация многократно отягощается высокой концентрацией населения: то есть там много безработной молодёжи, много семейных конфликтов, повышенная нехватка мест в школах и т.д. Кроме того, «естественная» обстановка таких районов, как правило, не может похвастаться ни природными условиями, ни какимито особыми возможностями для отдыха. Страдают в первую очередь самые незащищенные группы общества – дети, молодёжь и старики фактически брошены на произвол судьбы в этих разрушительных условиях. По окончании застройки Гропиусштадта – то есть после планового освоения каждого участка под застройку, оказалось, что там катастрофически не хватает пригодных площадок для детей и подростков, центров проведения досуга для молодёжи и взрослых и, прежде всего – живой природы. Нет там ни больших парков, ни лесов, ни лугов – ничего, где дети могли бы на легальной основе пошуметь, а взрослые погулять. Логика появления таких городов, как Гропиусштадт, основывается на понятии рентабельности капитала, и совершенно не направлена на удовлетворение необходимых жизненных потребностей человека. Приходится констатировать, что последствия такого полуфабрикатного образа жизни – ранее только предполагаемые – сегодня проявляются всё чётче. Материальная нужда – причина очень многих конфликтов и семейных проблем. Высокая стоимость аренды и постоянно растущая величина прожиточного минимума принуждают людей ко всё большей нагрузке на

71

работе, к выходу на работу и мужа и жены, что подвергает жизнь человека неразрешимому противоречию – каждый день приходится мобилизовывать всё больше и больше времени для работы, совершенно не имея возможности пополнить запас жизненных сил, и не становясь ни счастливым, ни зажиточным. Всевозможный дурман издавна является тем испытанным средством, которое способно лишить человека печального сознания того, что он принадлежит к числу жертв общественного развития. Алкоголь уже многие годы выполняет эту функцию в рабочей среде, – только в последние годы ему на смену пришли и другие средства: психофармацевтика – легальный и прибыльный бизнес – и наркотики, такие как кокаин и героин, – бизнес хоть и нелегальный, но тем более доходный. А учитывая ситуацию, невозможно удивляться растущему злоупотреблению наркотиками, возросшему уровню преступности, увеличивающейся брутальности общества и широкому распространению фашистских идей в молодёжной рабочей среде. Также невозможно серьёзно спорить и с тем утверждением, что между ростом потребления наркотиков среди молодёжи и постоянным ухудшением условий их жизни существует прямая связь. Связь, превосходно используемая в коммерческом смысле… На следующих выходных после моего первого героинового эксперимента я встретила Детлефа в «Саунде». Он сразу же насел на меня: «Ну что, и ты туда же – вся в говне, да?! С ума сошла, что ли?!!» Астрид уже сказала ему, что я нюхачу. Я тихо ответила ему: «Успокойся, старик. Посмотри лучше на себя, ты же настоящий игловой! Я тебе отвечаю, со мной так далеко не зайдет!» Что мог Детлеф сказать? Он действительно сел на систему, и был теперь полностью зависим. У него ещё не было ломок – эта фаза ещё не наступила, – но ему постоянно хотелось вмазаться. Жутко хотелось… Короче, под конец он сказал мне, что у него нет денег, и что он бы охотно прикупил бы себе гарика. Я сказала: «Вот видишь, старик, – и это ты меня учишь!» Я предложила ему вместе настрелять денег на порошок. Он согласился, хотя и знал, конечно, чем это закончится. За двадцать минут перед «Саундом» я собрала двадцать марок. У Детлефа касса оказалась гораздо тоще, но и этого с запасом хватало на двоих – много нам не надо было тогда. Вопрос, что достанется мне, в тот вечер даже не обсуждался. Это было и так ясно… Детлеф вмазался в тот вечер, а я раскатала дорожку. Так из моего намерения подойти к героину только

72

через четыре недели ничего и не вышло… Детлеф и я, мы снова были вместе, как будто и не разлучались. Никто не говорил о тех неделях, когда мы проходили друг мимо друга в «Саунде». Всё снова было как в наши лучшие времена… Да…, всё складывалось как нельзя лучше. Если бы я не подсела на героин, то я никогда не сошлась бы снова с Детлефом. Я сказала себе, что буду нюхать только по выходным. Каждый, кто начинает употреблять героин, даёт себе такую клятву, хотя и не знает никого, кто бы оставался героинщиком по выходным. Более того, я вообразила себе, что спасу Детлефа от героина, не дам ему стать настоящим игловым. Я обманывала себя и была счастлива тем. Нет, ну вероятно, я отдавала себе отчёт в том, что это просто ложь, и, если ктото заговаривал со мной о героине, я вскипала. Я затыкала уши и орала: «Тихо, ты, вали» – ну как тогда на Астрид. И я както странно начала ненавидеть всех девушек в моем возрасте, всех ровесниц. Смотрела на них и понимала, что они идут по моему пути. Я узнавала их в метро и в «Саунде» – этих маленьких пробовальщиц гашиша и кислоты. Двенадцатитринадцатилетние бродяжки шатались по «Саунду», копируя в одежде и поведении взрослых наркоманов. Я говорила себе: «Ну, эта дурочка сядет на иглу, и эта сядет!» Я буквально выходила из себя при виде этих идиоток! Я их просто ненавидела! И мне както не приходила в голову мысль, что это я себя ненавидела, себя, а не их! После нескольких героиновых уикендов я решила сделать двухнедельный перерыв. Это не составит мне никакого труда, думала я. Да, физически мне не стало хуже, – я практически ничего и не заметила. Но все говно снова вернулось ко мне, и эти домашние драмы и эта школа! Это было незадолго до пасхальных каникул семьдесят шестого года… В первую субботу каникул я сидела на лестнице в «Саунде» и опять не знала, почему и зачем я там сижу. Две девушки спускались вниз по лестнице. Обоим было лет так по двенадцать, они носили бюстгальтеры, были жирно накрашены и подстрижены под шестнадцатилетних. Я тоже рассказывала всем, кто меня не очень хорошо знал, что мне шестнадцать – ну и гримировалась соответственно… Я испытывала отвращение к ним обоим, отвращение и презрение, но они меня заинтересовали, и я не выпускала их больше из виду. По тому, как они рыскали по «Саунду», я сразу просекла, что они

73

ищут знакомства. Они хотели в компанию… Конечно – в героиновую компанию. Они уже знали Ричи, шефповара «Саунда». Он был единственным престарелым сотрудником «Саунда», ему было гдето около сорока. Он торчал от девушек такого возраста. Такой добрый и нежный дядя для всех бродяжек… Они стояли у бара и болтали с Ричи. Потом заметили, что я наблюдаю за ними, и мы переглянулись. Ну, просто так, потому что были одного возраста… Одна из них подошла ко мне. У неё было такое невинное ангельское личико. Её зовут Бабси, сказала она, и спросила, нет ли у меня колеса для неё. Я медленно молвила: «Забей – молодая ты ещё. Это же вредно! Зачем тебе колесо?» Я наслаждалась своим преимуществом… Я хотела показать ей, что некрасиво подваливать к настоящим героинщикам, чтобы просто стрельнуть какоето идиотское колесо. Она смотрела на меня, как на икону, широко открыв глаза, так, как ещё недавно и я смотрела на ребят, стоящих на ступеньку выше. Она сказала, что хочет угостить меня вишнёвым соком и скоро вернётся. Когда Бабси ушла, ко мне подошла другая. Её звали Стелла. Она спросила, что Бабси от меня хотела. Я сказала: «Колесо». Стелла сказала: «Она тебе уже отдала деньги? Давай обратно! У меня пропало пять марок. Старуха их определенно свистнула!» В этом была вся Стелла… Такая, какой позже я должна была выдерживать её часами. Со временем Бабси и Стелла стали моими лучшими подругами. Мы действительно дружили. До тех пор, пока в газетах не появились статья о Бабси… Тут какраз подошла Бабси с вишнёвым соком. Ничего, кроме презрения, я к ней не испытывала, но както одновременно она была мне оченьочень симпатична. У неё было ангельское личико и наивное какоето, несложное поведение. Мы стояли и болтали о том, о сём. Бабси и Стелла недавно со свистом вылетели из школы. Прогуливали девочки, понимаю… Попали в компанию, в которой бешено садили – конечно, тут не до школы, понимаю… Домой сунуться они не могли, бомжевать им надоело, и теперь вот они хотели узнать чтонибудь покруче, чем их старая гашишная компания… Бабси было двенадцать лет, Стелле тринадцать. На следующий день я пригласила Бабси к себе домой и подарила ей пару своих старых футболок и трусы – у неё почти ничего не было из одежды. Потом она заснула у меня в кровати, а я стала готовить… Бабси мне действительно нравилась. Да и со Стеллой мы тоже неплохо ладили. Они так напоминали мне меня саму, только на несколько

74

месяцев моложе. В их окружении я чувствовала себя както приятней, чем с совершенно заколотыми игловыми… Девочки курили гашиш и закидывалась кислотой. Благодаря им я немного отошла от героинщиков. Только по субботам я немного нюхала. Все наши ребята смеялись, что я вожусь с подростками, но меня это не задевало… У нас у троих было о чём поговорить. Дома были похожие проблемы. Отец Бабси покончил с собой, когда она была ещё совсем маленьким ребёнком. Мама её работала танцовщицей в Восточном Берлине и фотомоделью в Западном и поэтому скоро у Бабси появился отчим. Отчим был пианистом. На весь мир известным пианистом, как говорила Бабси. Она очень гордилась своим отчимом… Когда мы заходили в какойнибудь музыкальный магазин, она первым делом бросалась к пластинкам отчима. Пластинок действительно было немало. Но отчим не слишкомто заботился о приёмной дочери, и поэтому Бабси жила у бабушки с дедушкой. Жила как принцесса… Я бывала у неё несколько раз. Огромная комната, обставленная отличной мебелью, сумасшедший проигрыватель и масса пластинок. Все как надо! И просто горы шмотья… Но со своей бабушкой – настоящей фурией – она всё никак не уживалась, говорила, что с удовольствием жила бы у своей мамы. Короче, Бабси и знать ничего не хотела о своей роскошной бабушке с её роскошной комнатой и потому бомжевала. У Стеллы была очень красивая мама. Стелла её очень любила. Отец Стеллы погиб на пожаре. Когда это случилось, ей было десять. С тех пор её маме приходилось самой двигаться по жизни, времени на дочь у неё не хватало. Кроме того, она много пила. У Стеллы в то время был настоящий заскок. Она влюбилась в Мохамеда Али, восторгалась его силой. Я думаю, он был в её фантазиях и отцом и возлюбленным одновременно… Мы трое шликатились по одной дорожке. Ещё в первый день, когда я их увидела, мне было ясно, что девочки закончат героином, но пришла в ужас, когда однажды Стелла действительно попросила у меня порошок. Я бешено разозлилась и заорала на неё: «Ты что несёшь? И думать забудь об этом, ты ни от кого не получишь тут ни полграмма! Я тоже бросаю это дело! Это вообще ничего не даёт!» Я так ничего и не выдала Стелле, и всех своих попросила ей не давать. Через пару дней Блэки, парень из моей компании в «Саунде», с которым она теперь дружила, всётаки дал ей немного порошка. Бабси, конечно, сразу же уцепилась за подругой. Но приторчать им так и не удалось, – с этим порошком они попали в облаву, и полицаи

75

отбуксировали их домой. Несколько недель я их не видела. Приближалась весна, и на улице становилось всё теплее. Первые солнечные деньки всегда были для меня особым праздником – так было с самого детства. В саду распускали%D

76

*** Во второй половине каникул я должна была отправиться к бабушке в Гессен. Бабушка жила там в маленькой деревне. И что смешно – я страшно радовалась и бабушке и деревне, а с другой стороны, не могла себе представить эти дветри недели без Детлефа. То, что я выдержу хотя бы несколько дней без «Саунда» и огней Кудамма, казалось мне вряд ли мыслимым. И всётаки мне так хотелось в деревню, – к детям, которые ещё и слыхом не слышали о наркотиках, а просто плескались в ручье и катались верхом! Я сама уже не знала, кто же я всётаки… Не долго думая, я разделила себя на две полностью противоположные половины, и стала писать письма сама себе. Это называлось: Кристина пишет Вере. Вера это моё второе имя. Кристина была маленькой девочкой, которая хочет к бабушке, Вера была игловой. И теперь они спорили в письмах… Уже когда мама сажала меня в поезд, я была только Кристиной, а когда оказалась у бабушки на кухне, это было так, как будто я никогда и не ездила в Берлин. Я почувствовала себя снова дома, понастоящему дома – всё изза бабушки. Я любила её очень! Бабушку и её кухню! Кухня была как из книги с картинками. Настоящая крестьянская кухня с печью, огромными кастрюлями и сковородками, в которых всегда чтото жарилось и парилось на слабом огне… Так уютно! С двоюродными братьями и сёстрами, да и с другими ровесниками в деревне я быстро нашла общий язык – пришлось заново познакомиться. Они все были совершенно нормальными детьми… Ну как и я. Среди них я снова чувствовала себя ребёнком. Я ведь уже почти забыла это чувство! Туфли на высоком каблуке я забросила подальше в угол – одалживала себе у других ребят в зависимости от погоды то сандалии, то резиновые сапоги. К косметичке так ни разу и не притронулась. Здесь никому и ничего не надо было доказывать… Я много каталась верхом. Мы играли в догонялки и на лошадях, и пешком. Нашим любимым местом для игр был попрежнему тот самый ручей… Мы все подросли теперь, и плотины, которые мы строили, были просто огромными! Там, у ручья, возникали настоящие водохранилища, и когда мы вечером открывали плотины, то возникал фонтан в три метра как минимум! Ребята хотели знать, конечно, – как оно там, в Берлине. Но я не рассказывала им много. Я вообще не хотела вспоминать о Берлине. Удивительно – но я ни разу не вспомнила о Детлефе! Собственно говоря,

77

я собиралась писать ему каждый день, но так ни разу и не написала. Иногда вечерами пыталась подумать о нём, но с трудом могла даже вспомнить, как он выглядят… Он был из одного мира, а я из другого. И каждую ночь в постели мне становилось страшно… Эти типы из «Саунда» вставали передо мной, как привидения, и я с ужасом думала о том, что мне скоро обратно. В такие вечера я очень боялась Берлина… Потом я подумала, что могу попросить бабушку позволить мне остаться у неё, наверное… Но как объяснить ей, почему… – ей и моей маме, кстати? Пришлось бы рассказать всё о наркотиках… Нет, так не годится! Я думаю, бабушка свалилась бы замертво со стула, узнай она, что её малышка колется героином. Надо было возвращаться в Берлин… Шум, огни, вся эта лихорадка – всё, что раньше так нравилось мне в Берлине, теперь только раздражало. Я не могла спать ночью при шуме. И на Курфюрстендамм, среди потоков машин и толп людей, меня охватывал настоящий ужас! Я даже не пыталась сжиться с Берлином, потому что уже через неделю после моего возвращения мы с классом отправились в путешествие. Мне было так противно всё здесь, что получив в подарок от моей супертётки пятьдесят марок, я и не вспомнила о героине. Я даже не стала разыскивать Детлефа, – о нём я слышала, что он больше не ходит в «Саунд», – оставалась совершенно чистой, и поехала с классом в Шварцвальд. Я очень хотела в эту поездку, но спустя пару дней она показалась мне достаточно нудной. У меня постоянно болел живот после еды, и я с трудом выдерживала переезды. И вот, когда мы ехали на шоколадную фабрику в Лоррах, Кесси, которая сидела рядом, сказала мне вдруг: «Слушай, да ты просто вся жёлтая! Твою мать, да у тебя желтуха!!!» Кесси сразу же отодвинулась от меня… Я подумала: ну вот и моя зараза пришла! Все игловые раньше или позже заболевают гепатитом – изза грязных старых шприцев, которые часто переходят из рук в руки. Это впервые за долгое время напомнило мне о героине… И я сразу вспомнила о том грязном шприце, которым старый мертвяк вогнал мне четверть в туалете. Потом мне показалось, что Кесси просто пошутила. И впрямь, подумала я, – этого не может быть после двух вмазок, тем более, что уже прошло столько времени с тех пор! Перед тем, как пойти на шоколадный завод, я добыла себе в какойто палатке пластмассовую ложку, и вперед – в страну шоколада! В

78

каждый бочонок, содержимое которого казалось мне хоть немного аппетитным, я лезла со своей ложкой, и если мне особенно нравилось, то я задавала руководителю какойнибудь вопрос, чтобы, пока он отвечает, поесть ещё. С завода я прихватила столько конфет, что моя доверху застёгнутая куртка чуть не разошлась по швам… Уже в автобусе я поклялась себе никогда в жизни не прикасаться больше к шоколаду! Я только дошла до гостиницы, и моя печень капитулировала перед всеми шоколадными продуктами, которые я килограммами напихала в себя. Мне было очень плохо. Теперь и учитель заметил, что я вся желтая. Всполошился, вызвал врача, и я в машине скорой умчалась в университетскую клинику Фрайбурга… Изолятор детского отделения представлял собой безупречно чистую и белую комнату площадью в два квадратных метра. Никаких картин на стенах, ничего. Всё стерильно. Сёстры молча приносили еду и пилюли и также молча исчезали. Иногда заходил врач и спрашивал, как я себя чувствую. Мне нельзя было покидать комнату, даже чтоб пописать. Ни радио, ни книг у меня не было, и я часто думала, что так, наверное, и становятся сумасшедшими… Единственное, что меня поддерживало в этом стерильном безумии, так это тёплые письма мамы. Я тоже писала ей. Но чаще всего я писала моим кошкам – единственным животным, которые у меня ещё были. Это были такие крошечные письма в конвертах, которые я сама складывала… Иногда я думала о моей бабушке, о детях в деревне, о ручье и лошадях. Иногда о Берлине, о «Саунде», о Детлефе и героине. Я не знала, кто я. Если мне было совсем мерзко, то я говорила себе: «Ты настоящая задвига с настоящей желтухой. Баста!» Если же я писала своим кошкам, то думала, что, вот, – надо бы напрячься в школе и почаще ездить к бабушке. Я думала то так, то этак, но чаще всего я думала, уставившись в потолок, что лучше всего просто взять и умереть! Потом я испугалась, что врачи найдут настоящую причину моей желтухи, но следы от уколов за последние недели зажили, а шрамов и тромбозов на руках у меня ещё не было, да и кто в детском карантине провинциального Фрайбурга мог бы предположить, что я наркуша? Через три недели я стала понемногу учиться ходить заново… Научилась и вернулась в Берлин. Самолётом – страховка платила за билет. Но мне нужно было ещё отлежаться, и теперь я была просто счастлива сидеть дома с мамой и кошками.

79

Ни о чём другом я не думала… Мама сказала, что пару раз заходил Детлеф и спрашивал обо мне. Он скучал по мне и печалился, что меня так долго не было, сказала мама. Только теперь я и в самом деле вспомнила о Детлефе! Я видела его перед собой – его красивые кудрявые волосы, его милое лицо! Я была счастлива, что ктото обо мне беспокоился, что кемто и я была любима. Детлеф! Мне было так стыдно, что за две недели я почти забыла о своей любви к нему… Спустя пару дней Детлеф както узнал, что я вернулась, и пришёл к нам. Когда он появился в моей комнате и стал перед кроватью, у меня был настоящий шок! Я не могла вымолвить ни слова, глядя на него. Детлеф выглядел ужасно… Кожа и кости! Его руки были такими тонкими, что я могла обхватить их пальцами. Он стал совсем бледным, лицо ввалилось. Но он всё ещё был красив… Его огромные милые глаза, казалось, стали ещё больше и печальнее, и я опять влюбилась в него без памяти. Я не обращала внимания на то, что он худой, как скелет… И я абсолютно не хотела думать о том, почему он так физически опустился. Нам было сложно разговаривать друг с другом поначалу. Он всё только хотел слушать обо мне, но что я могла ему рассказать? Не говорить же ему о каникулах и играх у бабушки! Я спросила, почему он больше не ходит в «Саунд». Он сказал: «А что „Саунд“…, „Саунд“ – это реальное говно!» Я хотела знать, где он теперь бывает, и он сказал: на Цоо. Что он там делает? «Да что – ничего! Так – стою, снимаюсь…» – сказал Детлеф… Ха, меня это ничуть не волновало! Я знала от других игловых, что они время от времени снимаются… Ято не знала, что это на самом деле означает – сниматься! Я и не думала ни о чём плохом. Я знала только, что они там както ублажают голубых, сами ничего при этом не чувствуя, и получают за это много денег. Нет, в тот день я была просто счастлива, что Детлеф пришёл ко мне… Я знала, что он любит меня, а я его. В следующее воскресенье мне уже можно было выйти на улицу. Детлеф зашёл за мной после обеда, и мы отправились в кафе на Литценбургерштрассе. Там сидели почти только одни голубые, и многие из них знали Детлефа. Они были очень милы со мной и прямо засыпали комплиментами. Они наперебой поздравляли Детлефа с такой красивой подругой. И я заметила, что Детлеф гордился тем, что я его девушка.

80

Поэтому он и приволок меня в кафе, где его все знали. А голубые мне понравились… Они были очень приветливы со мной, говорили разные приятные вещи, вместо того, чтобы подурацки пялиться на меня или, там, приставать, как другие мужчины. Нашли меня миловидной и теперь охотно общались со мной, не преследуя никаких других целей… О, я покраснела и возгордилась от стольких комплиментов, – даже специально пошла в туалет и посмотрела на себя в зеркало! Мне пришлось признать, что, в общемто, – они правы! Я действительно хорошо выглядела, после того как два месяца не прикасалась к наркотикам. Да, – я была в полном порядке, думаю, никогда ещё я так хорошо не выглядела, как тогда! Детлеф сказал, что ему надо поторапливаться. Он договорился встретиться на Цоо с Берндом – другом своим. Бернд подменял его на вокзале, пока он тут гулял со мной. Я сказала, что иду с ним, естественно. Мне тоже хотелось увидеть Бернда… Пришли на вокзал… Оказалось, что Бернд как раз ушёл с какимто фраером, и нам пришлось ждать. Вокзал в тот вечер показался мне не таким ужасным, каким я его помнила… Да я и не оглядываласьто особенно по сторонам – я смотрела на Детлефа! Когда Детлеф отошёл в сторонку перекинуться парой слов с какимто пареньком, и я на секунду осталась одна, ко мне тутже подвалили какието черножопые. Говорили на ломанном немецком – я разобрала только «шестьдесят марок» и ещё чтото. Я решила быстренько смыться от них, нашла Детлефа и крепко схватилась за него, почувствовав себя в безопасности… Потом долго уговаривала Детлефа пойти со мной в «Саунд»… И дать мне немного из своего героина на одну маленькую дорожку. Он, конечно, не хотел ни того, ни другого. Но я сказала ему: «Только сегодня вечером! Только за встречу! Я просто хочу чувствовать всё, как ты это чувствуешь. Или ты тоже не колешься!» Тогда он дал мне немного, сказал, что больше я никогда и ничего от него не получу. Я сказала, что мне и не нужно. Я ведь доказала себе за эти два с половиной месяца – физической зависимости у меня нет… Да я и сама заметила за последние недели, что без героина мне просто лучше… К Детлефу вдруг вернулся разум. Он сказал: «Малышка, и я брошу! Раз ты бросила, то ято уж одной левой». Он вмазался, я нюхнула… Мы были сказочно счастливы вместе и весело болтали о том, как здорово нам будет без героина. На следующий день я пошла на вокзал – ну, чтобы встретиться с

81

Детлефом, – и снова получила на дорожку. Теперь мы почти каждый день встречались на вокзале. Я приходила туда сразу после школы, и скоро снова начала ставиться. Всё было так, как будто я и не уезжала из Берлина, как будто и не было этих двух с половиной месяцев без героина… А что – мы каждый раз говорили о том, чтобы отколоться, и я говорила Детлефу, как это на самом деле просто! Прямо из школы я отправлялась на вокзал. В моей сумке лежал шприц и большой пакет с бутербродами. Мама, наверное, всё удивлялась, как это я беру всё больше бутербродов в школу и всё только худею… Я знала, что Детлеф и другие ребята ждали, что я принесу им обед. Сначала Детлефа бесило, что я прихожу на вокзал. Он не хотел, чтобы я была рядом, пока он работает. Он говорил мне: «Слушай, я не хочу, чтобы моя подруга шлялась тут вдоль по Цоо среди всякого сброда. Давай договоримся о встрече где ты хочешь, но на вокзал не приходи больше!» Я не послушалась… Я просто хотела быть с Детлефом – всё равно где. Постепенно я почувствовала себя в грязных залах вокзала достаточно привольно – по крайней мере свыклась с ними. Всё здесь стало мне знакомо, а эту страшную вонь мочи и дезинфекции я уже почти не чувствовала… Шлюхи, сутенёры, черножопые, мусора и алконавты превратились в моё вполне естественное окружение. И я сжилась с ними, и с вокзалом – потому что Детлеф был там… Поначалу меня очень нервировало, что другие девушки пялятся на меня, оглядывая с головы до ног. Я не понимала, почему они смотрят на меня с такой злобой – агрессивнее, чем фраеры. Потом поняла, что девушки на вокзале просто боятся меня. Боятся, потому что я, – хрустящая и свежая, – легко могу отбить у них всех клиентов. Понятно, – я выглядела лучше, чем они, я ухаживала за собой, мыла волосы почти каждый день. Никто не мог заподозрить во мне наркоманку – я выглядела нормально. Я знала, что я лучше всех тут, и это мне нравилось… Да я легко могла бы переманить всех клиентов, стоило мне только мигнуть! Но мне не надо было работать – Детлеф работал за меня… Те, кто за мной наблюдали, должно быть думали: что это за такая крутая подруга, палец о палец не ударяет, а героин имеет? Фраеры бесили меня вначале… Особенно черножопые с их вечным: «Ты трахать. Ты мотель ходить». Двадцать марок предлагали многие, и я просто забавлялась, разыгрывая этих уродов. Я говорила им: «Не, старик, ты не в своем уме! Меньше чем за пятьдесят, такие как

82

ты ко мне и не подходят!» Или просто – холодно оборачивалась и устало говорила: «Рехнулся, что ли? Отвали!» Мне доставляло настоящее наслаждение видеть, как эти похотливые свиньи уползали восвояси, поджав хвосты. Я подавляла фраеров одним своим видом! Но если ктото из них пёр уж слишком нагло или даже лез в бельё, то Детлеф был рядом. Если Детлефа не было, – он же уходил иногда с клиентами, – за мной присматривали его друзья. Они все были как братья мне! И этим придуркам, тем, кто слишком круто приставал ко мне, несладко приходилось. Вместо «Саунда» я ходила теперь на террасы вокзала… Кроме нашей маленькой привокзальной компании, у меня не было больше ни друзей, ни родственников. Детлеф, я, Бернд и Аксель… Обоим последним было по шестнадцать, оба сидели на говне и оба подрабатывали на панели… Втроем они жили на квартире у Акселя. Аксель в противоположность Детлефу и Бернду был просто уродлив. Более нелепого лица я не видела в своей жизни. Он был какимто удивительно нескладным юношей: руки отдельно, ноги отдельно – короче, последний, за кем стояли голубые. Но он тоже получал своих фраеров, и у него были даже постоянные клиенты. Детлеф – тот хоть мог както прикрикнуть на фраера, послать его куда подальше, если чувство гадливости подходило к горлу. Фраера отбегали от него с жалобным визгом… Аксель же выглядел так безнадежно, что ему приходилось сдерживать свои эмоции и, льстиво лебезя, делать свою работу. Не знаю, наверное, у него был какойто особый трюк в кровати, с чего голубые особенно торчали, – иначе он и недели не продержался бы при этойто конкуренции! Аксель, правда, не упускал ни одной возможности отомстить фраерам. Если ему везло напороться на идиота, то он, не думая ни секунды, динамил его, как только мог. Аксель был сильным типом… Его могли оскорбить и унизить – он просто не позволял себе замечать этого. Он всегда оставался сама любезность. Был готов прийти на помощь – качество, которое я у нарков больше никогда не встречала. Вообще, второго такого нарка как Аксель, не было. Он был как не от мира сего… Через год он умер. Его история была похожа на все наши… Родители развелись, и он жил у матери, пока та не нашла себе дружка и не переехала к нему. Мама его была, впрочем, великодушней многих: оставила ему

83

двухкомнатную квартиру и даже телевизор. Навещала его раз в неделю, давала деньги на жизнь. Она знала, что он колется, и постоянно просила его бросить… Говорила, что сделала для него больше, чем другие родители. Это она имела в виду квартиру и телевизор, по всей видимости. Както в конце недели мне пришлось ночевать у Акселя в квартире. Мама мне разрешила, тогда я ей наплела чтото про очередную подругу. Конечно, квартирой обиталище Акселя назвать было нельзя… Совершенно убитая дыра, полный отстой и настоящее логово нарка… Страшная вонь ударила мне в нос ещё на лестничной клетке – изпод дверей. Повсюду на полу валялись пустые консервные банки с остатками рыбы и сигаретными окурками, воткнутыми в них. Пол весь был уставлен пепельницами и чашками, до половины забитыми пеплом, табаком, сигаретной бумагой и кофейной гущей. Когда я хотела подвинуть пару стаканчиков йогурта на одном краю стола, с другого края на пол полетели две рыбные банки… А, – всем было наплевать! Ковер смердел невероятно, и я поняла, откуда эта вонь, когда Аксель вмазался. Он вытащил иглу из вены, набрал в полный остатками крови шприц воды и выпустил розовый бульон прямо на ковер! И так он чистил свой шприц всегда! Это и было причиной сладкогнилостный атмосферы в квартире – кровь и рыбный соус… Даже гардины и те были желтыми и воняли. Посреди этого вонючего хаоса возвышалась сияющая своей белизной кровать. Я сразу же взобралась на неё и поджала ноги. Вдавила лицо в подушку – запахло «Ариелем». Я думаю, никогда в жизни я не лежала на такой чистой постели… Аксель сказал: «Это я застелил для тебя…» Каждую субботу, когда я приходила, кровать застилалась заново – только однажды мне пришлось спать на простыне, оставшейся с прошлой субботы. Другие ребята вообще не меняли белья. Парни покупали мне жратву – всегда то, что мне больше нравилось. Они просто хотели порадовать меня! И прежде всего – они покупали мне лучший порошок. Моя печень ещё беспокоила меня, и если я колола не чистый героин, меня поташнивало. Они сильно беспокоились, если мне было нехорошо, и поэтому брали чистейший героин, хотя он и был дороже… Они, трое, всегда были там только для меня! У них была только я! А у меня был Детлеф, потом Аксель и Бернд, а потом аж никого…

84

Я была понастоящему счастлива… Именно тогда, именно там, именно с ними… Я ведь редко когда была счастлива в своей жизни. С ними я была в безопасности и у них чувствовала себя, как дома. Днем на Цоо, по выходным – в вонючем наркоманском притоне… Детлеф был самым сильным среди нас, я самой слабой. Я чувствовала себя слабее парней физически, и по характеру, потому что всётаки была девушкой, и в первый раз в жизни мне нравилось быть слабой. Детлеф, Бернд или Аксель всегда были со мной… Да, вот оно – моё счастье… У меня был парень, который поступал так, как больше ни один нарк в мире не поступает – каждые полграмма героина он делил со мной! Парень, который зарабатывал для меня деньги самой мерзкой работой, которая вообще существует на этом свете! Ему приходилось делать в день на дватри клиента больше, чтобы я получила свою дозу. Да уж, – у нас всё было иначе, чем у людей… Парень работал на панели ради своей девушки… Наверное, мы были единственной такой парой на земле. Мысль поработать самой в те недели поздней осенью семьдесят шестого года мне вообще не приходила в голову… То есть я, конечно, думала об этом, когда мне становилось совестно изза Детлефа, который опять зависал у какогото мерзкого придурка. Но я понимала, что скажи я, что хочу сама поработать, то в первую очередь мне достанется именно от Детлефа… Точных представлений, что же стоит за словом «сниматься», у меня ещё не было. По крайней мере, я старалась об этом не думать и себе этого не представлять. Детлеф тоже ничего не говорил… Так, из разговоров мне стало ясно, что они работают руками и, – в крайнем случае, – пофранцузски. Я знала, что к нам с Детлефом это не имеет никакого отношения. Отвращения к тому, чем он занимается, я, по крайней мере, не испытывала… Если он обнимал клиента, меня это не беспокоило. Что делать – это была его работа, без которой порошка нам не получить… Я вот только не хотела, чтобы фраера обнимали его. Потому что он принадлежал только мне, мне одной… Скоро я познакомилась со многими из его клиентов – заочно, правда… Парни говорили иногда, что этот вот, например – нормальный мужик – и надо бы получше вести себя с ним. Некоторые фраера узнавали меня, и мы мило разговаривали, когда я встречалась с Детлефом на вокзале. Фраера так просто торчали от меня! Это странно конечно, но некоторые из них действительно влюблялись – в меня!

85

Иногда парни передавали мне от когонибудь из клиентов двадцать марок. Детлефто не говорил мне, но некоторые уроды постоянно уговаривали его соорудить чтонибудь втроём… Иногда я развлечения ради наблюдала за другими девушками на вокзале. Почти все дети, как и я. Я видела, как тяжело им приходится. Прежде всего тем, кто сидел на системе и потому должен был работать и зарабатывать на панели. И я видела весь этот ужас и это отвращение в их глазах, когда им приходилось, мило улыбаясь, договариваться с фраером. Я презирала фраеров… Что за идиотами или, – не знаю, – законченными извращенцами должны быть эти подонки… Вот эти, которые, трусливо кончая, шныряли по залам вокзала, косясь по углам, краешком глаза выбирая свежатинку?! И что за кайф они могли испытывать с девушкой, которая их презирает? По которой видно, что, ну, просто бедность её заставила! Да, постепенно я всей душой возненавидела голубых… Я постепенно понимала, каково приходиться Детлефу. Он шёл на работу, сжав зубы и превозмогая отвращение. Без вмазки он полюбому не мог работать… Ну а если его ломало – то есть именно тогда, когда деньги были нужны просто позарез – клиентура в испуге разбегалась, едва взглянув на него. Тогда Аксель или Бернд делали когонибудь за него. Но и они могли работать, только как следует вмазавшись. И меня раздражало, как вся эта голубятня носится за Детлефом. Они заикались, лопоча ему какието смешные клятвы о вечной любви, когда я стояла рядом; украдкой вручали ему любовные записочки. Эти типы, осаждающие Детлефа, были безумно одиноки… Никакого сострадания к ним я, ясное дело, не могла испытывать. Я хотела только проорать им в оба уха: «Эй, козёл, тебе что, не ясно, Детлеф принадлежит только мне и больше никому – никакой голубой свинье он не принадлежит!» Но по злой иронии судьбы именно эти уроды и были нужны нам – у них были деньги, и эти деньги очень просто вынимались из их кошельков… Я стала замечать, что по вокзалу ошиваются толпы уродов, знающих Детлефа гораздо интимнее, чем я. Меня чуть не стошнило от этого открытия! И когда я случайно подслушала разговор трёх парней, что, мол, некоторые клиенты платят только после оргазма, то чуть с ума не сошла… Мы виделись с Детлефом всё реже… Ему постоянно приходилось обслуживать гдето этих голубых свиней. Я боялась за него. Ктото мне сказал, что ребята с панели со временем часто и сами становятся голубыми, но в чём и как могла я упрекнуть Детлефа? Нам нужно

86

было всё больше и больше денег. И половина всех денег уходила на мой героин. С тех пор, как я была с ним, я желала, – может быть и несознательно, – стать настоящей игловой, быть как он, быть с ним всегда! Я ширялась каждый день… И мне приходилось ревностно следить за тем, что у меня ещё остается достаточно порошка на утро. Вот уж не знаю почему, но мы оба ещё не сидели. Когда начинаешь колоться, проходит достаточно много времени, прежде чем ты плотно сядешь – ну если, конечно, не колоться каждый день… Нам удавалось прожить без героина по два дня, и концом света это не казалось. Наверное потому, что мы фаршировались и другими наркотиками. И мы настойчиво убеждали себя, что мы – другие, что мы не какието опустившиеся нарки, что мы всегда можем соскочить. Ну, если только захотим, конечно… И тогда я ещё чувствовала себя просто счастливейшим человеком на земле… Каждую субботу в квартире у Акселя… Я и Детлеф – мы ложились на свежезастеленную постель, он целовал меня, говорил спокойной ночи, и мы отворачивались друг от друга. Спали спина к спине, прижавшись друг к другу задами. Когда я просыпалась, Детлеф целовал меня и говорил «доброе утро». Мы уже полгода были вместе, и это было нашей единственной лаской. Когда мы ещё только познакомились с Детлефом, я уже знала, какими грубыми могут быть парни. И я ему сразу сказала: «Послушай, я – девственница. И я хотела бы дать себе ещё немного времени… Просто хочу постарше стать». Он меня понял, и мне не пришлось терпеть от него никаких насмешек или, там, ёрничества. Я была для него не просто подругой, с которой можно поболтать о том, о сём, но ещё и ребёнком – в моито четырнадцать лет… Детлеф вообще удивительно хорошо чувствовал людей… И он чувствовал, чего я хотела, что могла, а что нет. Както в октябре я попросила у мамы противозачаточные таблетки. Она выдала их мне сразу и без разговоров, потому что, конечно, думала, что мы уже давно спим с Детлефом, хотя я и говорила ей, что между нами ещё ничего не было, – но тут она была очень недоверчива. Короче говоря, я взяла у неё эти пилюли, правда, не говоря ничего Детлефу. Както я ещё боялась, не знаю… В одну из суббот октября я пришла в квартиру Акселя, и увидела, что он застелил свежим бельём свою кровать. Я удивилась – раньше это ему в голову не приходило… Его кровать была чуть шире, чем та, в которой спали мы с

87

Детлефом, и Аксель сказал, что это просто ерунда: он нежится и потягивается в своей огромной кровати, в то время как мы с Детлефом ютимся на какихто нарах. Решено: мы должны спать на его кровати. В тот день в квартире царила вообще какаято необыкновенная атмосфера… Детлеф вдруг сказал, что мы могли бы, собственно, и прибрать немного, и все с воодушевлением принялись за уборку. Я сразу же распахнула все окна, что нашлись в квартире, и когда свежий воздух заполнил комнату, стало ясно, в какой же вони мы жили до сих пор… Нормального человека, попади он к нам, моментально вынесло бы за дверь зверским букетом ароматов крови, сигаретных бычков, и гниющих консервов. Теперь нас обуяла настоящая уборочная лихорадка. Все огромные кучи мусора были подняты с пола и погружены в мешки. Я пропылесосила всю квартиру и вычистила птичью клетку, о решётки которой всё время пачкался волнистый попугайчик. Попугайчика сослала в эту берлогу мать Акселя. Её друг, видите ли, не любил птиц, но Аксельто вообще их ненавидел! Когда попугайчик с тоски начинал чирикать, Аксель бил кулаком по клетке, и бедная птица начинала метаться, как сумасшедшая. Мама Акселя иногда приносила корм, и я засыпала попугаю достаточно зерна на всю неделю. Я даже купила ему стеклянное блюдечко для воды… Ну, в общем, всё было подругому в этот вечер… Детлеф, поцеловав меня, не отвернулся. Мы лежали и смотрели друг на друга. Так прошел час, потом он спросил: «Хочешь в следующую субботу спать со мной?» Я сказала: «Окей!» Я всегда боялась этого вопроса. Теперь, когда Детлеф спросил, я была просто счастлива! Я сказала: «Окей. Но с одним условием. Никакого героина в следующую субботу… Вдруг мне это не понравится. Или наоборот, понравится, но только потому, что я буду под кайфом. Я хочу быть чистой… И ещё я хочу, чтобы ты тоже знал, как это со мной – без героина». Детлеф сказал: «Договорились». Он поцеловал меня на ночь, и мы заснули, отвернувшись друг от друга… *** В следующую субботу мы не прикасались к порошку. Квартиру к тому времени уже снова засрали, там воняло, как и прежде, но наша постель была застелена свежим бельём и просто сияла белизной. Когда мы разделись, у меня появился лёгкий страх.

88

Мы долго лежали рядом, практически не шевелясь. Девочки из моего класса рассказывали мне, как это в первый раз. Как парни со всей силой втыкали в них свой член и не останавливались, пока не кончат. Девочки говорили, что в первый раз это просто зверски больно. С теми, кто лишил их девственности, многие абсолютно не хотели встречаться больше. Я сказала Детлефу, что я хочу пережить это совсем подругому, чем мои одноклассницы. Он сказал: «Окей, малышка». Мы тихо ласкали друг друга. Детлеф вошёл в меня, и мы начали. Если мне становилось больно, Детлеф чувствовал это, и мне не приходилось орать. Я подумала: «Кристина – всётаки у него есть право сделать тебе чутьчуть больно! Он же полгода ждёт!» Но Детлеф не хотел делать мне больно. Мы были одно целое с ним. Я так любила его в тот момент, лежа одеревеневшая на кровати… Детлеф тоже не двигался. Он понимал, что я просто ничего не соображаю, что я полностью готова от страха и счастья. Детлеф вышел из меня, и мы обнялись. Это всё было просто чудесно. И я думала, как мне всётаки повезло с ним! Нет, я просто не заслуживала такого парня! Такого, который думает только о тебе. Такого, который спит с тобой в первый раз и не старается кончить. Потому что в первый раз всё – только для тебя! Я вспомнила Кати, который просто полез мне между ног тогда в кино… Нет уж, я была рада, что дождалась Детлефа, и теперь принадлежала только ему. Я так его любила, что меня снова охватил страх. Страх перед смертью. Я повторяла себе только одно: «Не хочу, чтобы Детлеф умер, не хочу, чтобы Детлеф умер…» И я сказала ему, когда мы лежали, обнявшись: «Всё, Детлеф, мы прекращаем колоться!» Он сказал: «Да, да – ты не должна стать задвигой…» Он поцеловал меня. Потом мы медленно отвернулись, и заснули – спина к спине… Я проснулась, почувствовав руки Детлефа. Было достаточно рано. Сквозь шторы проникал серый свет. Мы ласкали друг друга, а потом снова заснули. Теперь я знала, что спать с Детлефом – хорошо. В понедельник из школы я понеслась прямо на вокзал. Детлеф был там. Я отдала ему свой бутерброд и яблоко – он был голоден, а меня чудовищно кумарило, после того, как я уже три дня не кололась. Я спросила Детлефа: «У тебя есть для меня?» Он сказал: «Нет, ничего ты от меня не получишь. Я просто не хочу… Ты мне нравишься. Я не хочу, чтобы ты была игловой». Тут я вскипела! Меня кумарило, и я замычала: «Эй, старик, помоему

89

ты уже спятил! У тебя зрачки, как булавки! Посмотри на себя, ты же полностью обдолбан. И ты говоришь мне, что я должна оставаться чистой! Сначала слезь сам, а потом поговорим! И не говори мне больше такого говна, скажи просто, что тебе жалко, что ты сам всё хочешь продвигать». Я его просто прибила. Порошок у него был – я знала это. Он сдался, наконец, и сказал: «Хорошо, малышка, мы съезжаем вместе». Последнего фраера он сделал для меня… То, что мы спали вместе теперь, многое изменило для меня. Так хорошо на вокзале я себя не чувствовала больше. Теперь мне стало понятно, что же это такое – его работа. Теперь я точно знала, чего хотели все эти балбесы, болтая со мной. Трахаться! Ну да – как мы с Детлефом! Конечно, я и до того представляла себе, о чём идет речь, но то были все такие абстрактные знания. А теперь это означало всё самое нежное и интимное между мной и Детлефом. От фраеров меня тошнило… То, что там творилось на вокзале, было просто уму непостижимо: идти в кровать с какимто омерзительным, вонючим эмигрантом, пьяным и толстожопым, с потной лысиной – трахаться! И мне не доставляло уже никакого удовольствия, когда эти фраера пытались со мной заговаривать. Теперь я просто не находила для них ни одного приличного слова! С отвращением отворачивалась или понастоящему нападала на них. Я пропиталась страшной ненавистью к голубым! Просто поубивала бы этих уродов! И я пыталась не думать о том, что Детлефу приходится быть с ними ласковым и вежливым. И всётаки каждый день после школы я приходила на вокзал, потому что там был мой Детлеф… После того, как он обслужит клиента, мы шли на галерею, сидели там, и я пила какао. Иногда дела на вокзале шли совсем из рук вон. Бывали такие слабые деньки, когда даже Детлефу с трудом удавалось заработать на нас двоих… На вокзальных галереях через Детлефа я познакомилась и с другими «работничками», с ребятами, которых поначалу сторонилась. Многие из них были совершенно уже убиты героином, и им приходилось непросто в деле. Все – старые нарки, которыми я так восхищалась раньше… Детлеф говорил, что это его друзья. И добавлял, что нужно быть повнимательнее с этими друзьями. Эти нарки шатались там, как потерянные, им позарез нужен был героин, и у них никогда не было денег. Этим друзьям и обмолвиться нельзя было, что у тебя есть деньги или порошок – не дай бог! Иначе ты рисковал быть избитым и

90

ограбленным. Они кидали не только фраеров, но и друг друга при случае… Ну, теперь мне было ясно, что же такое героиновая сцена, так пленившая меня раньше… Теперь я была практически в самом центре этой сцены. Друзья Детлефа часто мне говорили: «Слушай, девушка, прыгай – ты ещё слишком молода. У тебя получиться! Тебе просто нужно расстаться с Детлефом. Он всё равно уже никогда не слезет. Не дурачься, брось Детлефа…» Нет, они явно были не в своем уме – бросить Детлефа! Я просто не могла себе этого представить. Если Детлеф уж так хотел сдохнуть, значит, и я хотела! Этого, правда, я им не говорила. Я говорила проще: «Кончай гнать! Мы же не сидим! Мы легко соскочим, если только захотим». Так день за днем летело время. Наступила осень. Каждый день был похож на предыдущий. С двух до восьми я – на вокзале. Потом мы шли в «Теплицу» – дискотеку выше по Курфюрстендамм. Там была точка, где покупал Детлеф. Ещё более конченная, чем сцена в «Саунде». Я часто оставалась там до последнего автобуса – до двадцати минут первого. Я жила только теми субботами, когда мы спали с Детлефом… Эти ночи с ним с каждым разом нравились мне всё больше. Они были прекрасны – ну, если мы были не очень обколоты, конечно. Пришёл декабрь. Становилось всё холоднее… Раньше я никогда не замерзала, любой мороз был мне нипочём. Теперь же я мёрзла постоянно. Я замечала, как силы покидают меня, я стала совсем слабенькой, меня шатало. В одну из суббот в начале декабря я, как обычно, проснулась в квартире Акселя, рядом с Детлефом. Было зверски холодно… Прямо перед моим носом стояла какаято коробка. Вдруг надпись на коробке как дикая бросилась мне в глаза. Краски резко и пронзительно блеснули – глазам стало больно, да, там был красный, – цвет, который всегда пугал меня. От красного цвета меня бросало в холодный пот ещё под кислотой. Под героином красный был очень мягким цветом. Как и все другие цвета, красный под героином был мягок и нежен, словно под вуалью… А теперь… Проклятье, теперь только агрессивный красный был на этой коробке. Мой рот был полон слюны. Я постоянно сглатывала её, но она моментально появлялась всё снова и снова. Вдруг слюна исчезла, во рту стало очень клейко, горло пересохло. Я попробовала встать, чтобы выпить чегонибудь. Встать не получилось…

91

Я тряслась от холода, но вдруг мне стало жарко и я стала обливаться потом. В панике я растолкала Детлефа и сказала: «Эй, эй – со мной тут чтото происходит!» Детлеф посмотрел мне в глаза и сказал: «Да у тебя зрачки, как блюдца…» Он помолчал и прошептал: «Ну вот и ты готова…» Я только дрожала и всё повторяла шёпотом: «Так что, что же это со мной?» Детлеф сказал: «Ничего – ломает тебя…» Я подумала: «Ага, ну вот – это ломка… Тебя ломает, ты, старая фиксерша! Ну, что, не так, в общемто, и ужасна эта ломка! И что это другие носятся с этой ломкой, как с писаной торбой? В общемто, ничего не болит, только трясёт немного, и цвета немного раздражают, и слюны полон рот, а так ничего, нормально…» Детлеф ничего не говорил. Он выковырял из своих карманов чек и аскорбиновую кислоту, достал ложку, приготовил на свече и дал мне готовую машину. Меня трясло, и я долго не могла попасть в вену… Наконецто! Мне снова стало хорошо. Краски стали мягче, и слюна ушла. Со слюной ушли и проблемы, и я заснула рядом с Детлефом. Он тоже вмазался… Мы встали в полдень, и я спросила, сколько героина у нас ещё остаётся. Он сказал: «Ясно, тебе ещё достанется сегодня до ухода». Я сказала: «Хорошо, но мне же нужно ещё на завтрашнее утро». Детлеф: «У меня столько нет. И у меня нет никакого желания тащиться на вокзал сегодня… Воскресенье – там нечего искать!» Меня обуяла паника и ярость одновременно, я аж взвизгнула: «Чувак, ты не понимаешь что ли?! Если я не смогу завтра утром вмазаться, меня закумарит, – как мне в школуто идти?» Детлеф: «Так я тебе всегда говорил об этом! Ну а теперь всё – поздняк метаться!» Всётаки мы поплелись на вокзал… У меня было много времени на подумать. Первая ломка, смотрика! Теперь я полностью зависела от героина и от Детлефа. Я зависела от Детлефа… От Детлефа… Это неожиданно испугало меня. Ха, но это уже не любовь, если один полностью зависит от другого! Что будет, если Детлеф, скажем, не даст мне героина вечером? Я буду клянчить и унижаться? Я знала, что фиксеры, как милостыню выпрашивали героин, если их ломало. На коленях выпрашивали… Они унижались и позволяли себя унижать. Полные ничтожества! Нет уж, я не стану унижаться! Даже перед Детлефом. Если он заставит меня попрошайничать – всё кончено между нами! Я ещё никогда ни о чём не просила! Детлеф нашёл в конце концов какогото фраера, и я терпеливо ждала, когда он там вернётся. Чего говорить – я ждала бы вечно, пока Детлеф не принесёт мне героина на утро! В тот день я была угрюма и подозрительна. Я стояла на вокзале, в

92

уголку, и тихо говорила сама с собой. Я говорила себе: «Итак, Кристина, ты добилась всего, чего собственно и хотела… Но разве ты так себе это представляла? Нет, нет! Но ты же хотела этого? Ты же всегда так восхищалась этими старыми игловыми! Ну вот – теперь ты одна из них! Поздравь себя! Теперь ты не салага и не пионер. И тебе уже не надо делать круглые глаза, когда ктото говорит о ломках. Теперь уже никто не может тебя обосрать, мол – маленькая девочка… Ты сама обосралась – маленькая девочка!» Я всё никак не могла собраться с мозгами. Мысли о грядущей долботе не выходили из головы. Я вспомнила о том, как нравилось мне раньше доканывать переламывающихся фиксеров… Я же не знала, каково им приходится! Я только видела, что они были совершенно без сил, очень обидчивы и ранимы. Ломающийся игловой никогда не отваживался сопротивляться – в такие нули они превращались… И я часто утоляла свою жажду власти, обламывая их повсякому. Когда у них это начиналось, их можно было ломать просто об колено. Нужно было только методично бить по их слабому месту, растравлять их раны, и нервы у них не выдерживали! Только ломаясь, они отдавали себе отчёт в том, какие же они всётаки убогие уроды. Всему наркоманскому жеманству в один час приходил конец – выше других они себя уже не ставили… Но это только если их кумарило – а так нет! Я сказала себе: ну вот теперьто они тебе отомстят, они просто прикончат тебя. Онито поймут, что ты попала, они поймут, что тебя ломает… Да ты всё это знала заранее! Смешно даже, что только сегодня тебя это так испугало… Ну ладно, это самоедство ничего не давало, и мне надо было поговорить с кемто… Я могла бы подойти к любому из игловых на вокзале, но вместо этого забилась в какойто угол около почты. Я же и без того знала всё, что они мне скажут, потому что часто слышала все эти разглагольствования, ещё когда меня это не касалось: «Да брось ты, не принимай так близко к сердцу, старик! Давай дальше! Всё будет нормально. Ерунда, но если хочешь, конечно, можешь и слезть! Есть же валерон на рынке…» Детлеф тоже выдавал весь этот бред, если речь шла о героине. Единственным человеком, с кем я могла бы поговорить, была моя мама. Но, нет: я и представить себе этого не могла! Как я могу с ней так поступить, думала я, она любит тебя, да и ты любишь её на свой

93

лад. Её просто удар хватит, если ты ей чтото подобное расскажешь! Да и чем она тебе поможет? Ну, запрёт в квартире, или сдаст, не дай бог, в клинику! Да и клиника ведь не поможет… Против своей воли никто ещё не слез, а тыто уж тем более не слезешь. Ты заупрямишься, свалишь из клиники и пойдешь в разнос. Нет, это только навредит делу… Я продолжала вполголоса говорить себе: всё, родная, ты просто завязываешь со всем этим! Немного поломает поначалу, но ты выдержишь это запросто. Сейчас придет Детлеф, скажи ему: «Детлеф, всё – я не хочу героина! Я завязываю! И одно из двух: или ты завязываешь, или мы расстаемся. Что, у тебя уже грамм в кармане? Да ты что?! Ну, ладно, старина… Сейчас мы вмажемся, и с завтрашнего дня – нини!» Чёрт возьми – даже сейчас, разговаривая сама с собой, я постоянно возвращалась к мысли о дозе… И я прошептала себе, как страшную тайну: Детлеф не слезет, ты же знаешь! И ты бросишь Детлефа? Чёрт, кончай переливать из пустого в порожнее! Соберись хоть на секунду и посмотри правде в глаза. Всё! Приехали! Конечная станция! Не так много ты успела в этой жизни… Но ты же так этого хотела, а? Детлеф вернулся… Не проронив ни слова, мы двинулись вдвоём к Курфюрстенштрассе и взяли у нашего дилера. Я получила четверть грамма, села в метро, доехала до дома, и легла в кровать… *** Два воскресенья спустя мы с Детлефом были одни в квартире Акселя… Это было ближе к вечеру… Нам было очень нехорошо. Кумарило. В субботу какойто дилер обул нас. Героин, что он нам продал, был так плох, что нам пришлось вдуть двойную дозу – всё, что у нас было, – чтобы хоть както зацепило. Детлеф уже начал потеть, да и я заметила, что моя ломка на подходе… Мы обыскали всю квартиру в поисках хоть чегонибудь, что можно было бы быстренько продать. Мы, правда, знали, что искать бесполезно – ничего такого в этой берлоге и быть не могло… Всё от кофеварки до радиоприёмника было давно уже вынесено, продано и проколото. Стоял только пылесос, но он был настолько древним, что за него мы не выручили бы ни одной марки. Детлеф сказал: «Девушка, сейчас нам нужно очень быстро сделать деньги. Самое позднее через два часа нас заломает, а там уже искать будет нечего… Не знаю, что делать! Сейчас воскресенье, вечер, я ни

94

за что не заработаю. Помоги мне! Лучше всего иди к „Саунду“ и стреляй там… Как угодно, но ты должна вытащить сорок марок! Ну, а если мне повезёт, и я сделаю когонибудь за сорок или пятьдесят, тогда у нас будет койчего и на утро. Ясно? Сделаешь? Сделай!» Я сказала: «Ну, естественно, сделаю. Ты же знаешь, стрелять – тут я профи». Мы договорились встретиться через два часа. Ну что ж – я часто стреляла у «Саунда». Часто просто ради удовольствия. И всегда получалось. Но в этот вечер всё было против нас! Не вёлся ну просто никто! Деньги нужны были срочно, а при стрельбе нужно время – на прицел. Типа, к которому ты подходишь за деньгами, нужно видеть заранее, на него надо настроиться, немного поболтать с ним и вести себя при этом спокойно, а не дёргаться, как эпилептик. Да и вообще от этого нужно получать удовольствие… Меня кумарило, и всё шло хуже некуда. Через полчаса у меня было шесть марок восемьдесят пфеннигов, а это явно не результат. Видимо, ничего не получится… Подумала о Детлефе, который сейчас должен быть на вокзале, где воскресными вечерами только эти семьи с детьми, возвращающиеся от бабушек и дедушек. А его ещё и ломает… Нет, ему не найти фраера! Я запаниковала. Совершенно потерянная, без какогото определённого плана я вышла к дороге. Както во мне ещё теплилась надежда, что стрельба пойдёт. Вдруг огромный «мерседес» остановился перед входом в клуб… Вообще, дорогие автомобили часто проплывали на малой скорости мимо «Саунда» или останавливались перед входом. Потому что нигде нет девочек дешевле, чем у «Саунда». Там были девушки, у которых не было ни марки, чтобы заплатить за вход, и они все делали за билет и пару стаканов колы… Тип в мерседесе подмигнул мне. Я тоже его узнала. Он частенько бывал в «Саунде», а точнее – перед ним, и мы даже поболтали както раз. Он спросил тогда, не хочу ли я заработать денег – стольник, например, и всё такое прочее. Я спросила, чего он хочет взамен. Но он както сдал назад, и я, помню, подняла его на смех… Ну вот – второе свидание. Я точно не знаю, каким местом я тогда думала. Определённо, не головой… И я сказала себе: а нука, подойди к этому типу – узнай там у него, чего он хочет. Ну, может, удастся выпросить у него пару марок… По крайней мере, тип всё не переставал моргать

95

мне, и неожиданно для себя самой я очутилась рядом с машиной. Он сказал, чтобы я залезала быстрее он не может тут долго стоять. И я залезла… Собственно говоря, я знала, что сейчас будет. Просить денег, сидя в машине, было просто глупо – это ясно, как божий день! Фраера ведь уже давно не были для меня существа с далёкой и неведомой планеты. Я знала правила игры, той, что сейчас начиналась. Я много слышала от парней, да и сама видела на вокзале. Так, я знала, например, что условия диктует не клиент, а работник. Я постаралась напустить на себя крутой вид, и унять, наконец, эту дурацкую дрожь в коленях… Набрала в лёгкие побольше воздуха, и постаралась со свистом выдохнуть всю фразу до конца – ох, хоть бы не заикнуться! Я спросила: «Чего тебе?» Тип удивился: «А чего потвоему? Сто марок. Согласна?» Я ответила: «Ну так – трах или ещё чтото в этом роде со мной не пойдёт». Он спросил: «Почему это вдруг?» – и от волнения я не нашла ничего лучше, чем рассказать ему всю правду. Я сказала: «Слушайка! У меня есть друг. И он – единственный, с кем я сплю… И так оно и должно оставаться!» Он сказал: «Да, это хорошо… Ну, тогда отсоси!» Я сказала: «Не, не могу. Я сблюю от этого…» Хм, помоему, я действительно была крута… Его это почемуто не раздражало. Он сказал: «Окей – тогда рукой». Я сказала: «Легко, – сделаю. За сотню». Да уж – в тот момент я вообще ничего не соображала! Это же была просто нереальная цена! Позже стало ясно, что этот тип просто жёстко тащился от меня. Потому что сто марок за это, да ещё на самой дешевой детской панели на Курфюрстенштрассе, – такого раньше просто не бывало! Скорее всего, этот мой страх сильно завёл его. Он же всё видел… Он видел, что мне понастоящему страшно там, в машине. Я сидела, прижавшись к двери, готовая выскочить каждую секунду. Когда мы тронулись, наконец, вперёд, я жутко испугалась. Я думала: он, конечно же, захочет большего, он силой возьмет всё, что ему причитается за сотню! Или вообще не заплатит… Он остановился у парка поблизости. Я нередко ходила через этот парк. Настоящее кладбище для потаскух… Повсюду презервативы и носовые платки. Я тряслась, как в лихорадке, и мне было очень плохо, но тип оставался вполне спокойным. Я набралась храбрости и сказала то, что должна была сказать по правилам бизнеса: «Деньги вперёд!» Он дал мне бумажку – сто марок! Но и это меня не могло успокоить. Я ведь наслушалась достаточно историй о клиентах, которые потом просто отнимали деньги… Но я знала, что делать. В нашей компании парни и так

96

в последнее время лишь обменивались впечатлениями от работы, – других тем для разговора у насто и не было. Так что, я была хорошо подкована… Я дождалась момента, когда он начал снимать штаны, то есть полностью занялся собой, и засунула бумажку в сапог. Клиент тем временем был готов. Я всё ещё сидела на краешке сиденья и старалась не шевелиться. Я не смотрела на него и левой рукой пыталась найти его член на ощупь. Всётаки, мне пришлось подвинуться к нему поближе – рукато была не такой длинной. Пришлось ещё разок открыть глаза, прежде чем я его поймала. Меня тошнило, и я замерзала. Я смотрела в окно и пыталась переключить внимание на чтото другое. На свет фар, что мелькал сквозь кусты то тут, то там, и на огни рекламы над парком… Работа заняла не так много времени. Парень опять вытащил свой бумажник. Открыл его так, чтобы я могла видеть. Пятисотенная купюра и еще сотня. Он явно старался произвести впечатление, закинуть удочку и на следующий раз. Подумав, он дал мне ещё двадцать марок. На чай… Я спокойно вылезла из машины, абсолютно спокойно. Подвела чтото вроде итога. Сказала себе: так, Кристина, это был твой второй мужчина. Тебе четырнадцать. Только четыре недели назад тебя лишили девственности. И вот уже ты на панели… Вот это темпы! Впрочем, эта мысль занимала меня недолго. Я была просто рада… Сто двадцать марок в моём сапоге! Ещё никогда у меня не было такой кучи денег! Я не думала о Детлефе и о том, что он скажет. Меня дико ломало и нужно было быстренько ширнуться. Я думала только о дозе – быстрее, быстрее! Мне повезло – я сразу нашла нашего дилера. Тот увидал деньги и сразу спросил: «Откуда бабки? Сосала?» Я возмутилась: «Не выдумывай! Я – сосала, скажешь тоже! Да прежде чем я докачусь до этого, сто раз ещё соскочу! Серьёзно! Не – папаша чегото вспомнил, что у него дочь есть, и подкинул мне на расходы». На восемьдесят марок я купила полграмма в двух чеках. Четверти были новинкой на рынке. Раньше четверти нам хватало на троих. Со временем третьего вытеснили. Нам не хватало… Я зашла в туалет на Курфюрстенштрассе и втёрлась на скорую руку. Порошок был качественный. Остававшийся героин и сорок марок я спрятала в школьный проездной. Отработать и найти героин – всё вместе заняло гдето полчаса. Только

97

лишь три четверти часа я отсутствовала. Я была уверена, что Детлеф всё ещё на вокзале и погнала к нему. Детлеф был там. Не Детлеф – просто жалкая кучка мусора! Конечно, никого он так и не нашёл, и его ломало! Я сказала ему: «Пойдём, у меня есть…» Он не спрашивал, откуда. Он вообще ничего не говорил. Хотел только одного – быстрее добраться до Акселя. Мы сразу же ломанулись в ванну, и я достала карточку из сумки. Он открыл чек и высыпал порошок в ложку. Готовя дозу, Детлеф всё пялился на карточку, где была ещё четверть и две двадцатки. Потом спросил «Откуда деньги?» Я сказала: «Стрельба не прошла. Ничего не вышло бы… Но там был один тип с кучей денег, я ему подрочила. Честно, только подрочила. А что мне было делать? Я же это для тебя сделала!» Детлефа просто перекосило – я ещё не закончила говорить! На него было страшно смотреть. Он заорал на меня: «Да ты гонишь! Никто не даёт сотню за это!!! Ты мне лжёшь!!! Да что ты вообще называешь подрочить?!!» Больше он не мог говорить. Его круто долбило. Кости так и ходили ходуном – чуть в узел не завязывались, рубашка стала мокрой от пота, ноги сводили судороги. Он перетянул руку. Я сидела на краю ванны и всхлипывала. Я думала, что Детлеф, конечно, вправе вот так орать на меня! Я ныла и ждала, пока доза подействует. Я была уверена, что потом он меня грохнет по роже. Честное слово, я бы не сопротивлялась… Детлеф вытащил иглу, но разговор не продолжился – он просто молча вышел из ванной. Я позади него. Наконец он сказал: «Я отведу тебя к автобусу…» Я отсыпала немного порошка из второй половины и сунула ему. Ни слова не говоря, он положил чек в карман. Мы пошли к остановке, а Детлеф просто как умер. Ноль эмоций… Кошмар! Не хочет говорить, так хоть бы ударил меня. Нет… Наконец, я тихо сказала: «Эй, старик, скажи же чегонибудь». Но он молчал… Мы стояли на остановке. Наконец подошёл мой автобус. Я не стала садиться. Автобус постоял и ушёл, а я сказала: «Эй, ты, всё, что я тебе рассказала, было чистой правдой. Я действительно только подрочила ему, и это не так ужасно. Ты должен мне верить! Или ты мне вообще не веришь?» Детлеф сказал: «Хорошо, я верю…» Я сказала: «Детлеф, я же для тебя всё это сделала!» Детлеф заговорил громче: «Э, да ты не выдумывай – ты это для себя сделала, только для себя! Тебя ломало, и тебе нужен был героин. Потрясающе! Уверяю тебя, ты сделала бы это, даже если бы меня вообще не было. Чёрт, пойми же! Ты –

98

наркоманка. Ты полностью влипла. Теперь всё, что ты делаешь, ты делаешь только для себя! Пойми же это, наконец!» Я сказала: «Ты прав… Но – послушай. Нам нужно чтото делать. Ты ведь не можешь один доставать деньги. Нам нужно слишком много… Я просто не хочу, чтобы ты там стоял один и отсасывал с утра до ночи. Мы сделаем всё иначе. В первое время я наверняка смогу зашибать немерянные бабки. Без траха и всего такого прочего. Я тебе клянусь, что никогда не буду трахаться с фраерами!» Детлеф не говорил ничего. Он обнял меня за плечи. Начинался дождь, и я не знала, то ли это капли дождя стекают по моему лицу, то ли слёзы. Снова подошёл автобус. Я сказала: «Детлеф – у нас нет выхода. Помнишь то время, когда мы сидели только на хэше и на колёсах? Тогда мы были совершенно свободны! Никто и ничто не было нам нужно, ты помнишь? А теперь мы на говне, и нам никуда от этого не деться…» Мы пропустили ещё три или четыре автобуса. Мы говорили о достаточно траурных вещах, я плакала, и Детлеф обнимал меня. В конце концов он сказал: «Кристина, всё образуется какнибудь, я знаю, всё будет хорошо. Скоро мы просто слезем… У нас получится – у обоих получится! Я найду валерон. Я прямо завтра повыспрашиваю всё о валероне. Отколемся вместе». Снова подошёл автобус, и Детлеф подсадил меня на ступеньку. Дома я повела себя чисто механически, как это обычно и бывало каждый вечер. Зашла на кухню, достала себе йогурт из холодильника. Йогурт я обычно брала в постель, чтобы не заметно было, как я прихватываю с собой и ложку. Ложка ведь нужна была мне на следующее утро – чтобы готовить. Стакан с водой я захватила из ванны, чтобы можно было и шприц почистить с утра. Следующее утро было, как и все остальные. Моя мама разбудила меня около половины седьмого. Я не вылезала из постели – притворялась что сплю. Но мама всё не оставляла свои попытки поднять меня с кровати, каждые пять минут раздражала меня истошными криками, а я огрызалась: «Да встаю же!» – и считала минуты до без четверти семь. Больше времени у неё не было – ей надо было поторапливаться на электричку, если она не хотела опоздать на работу. Она никогда не пропускала свою электричку. Собственно, и мне следовало бы выйти вместе с ней, чтобы успеть к первому уроку… Когда, наконец, дверь за ней закрылась, весь процесс пошёл по накатанной. Джинсы валялись перед кроватью: я вытащила чек из кармана.

99

Пластиковый пакет с косметичкой, пачкой табака, бутылочка с лимонной кислотой, завёрнутый в туалетную бумагу шприц – всё было рядом. Вот только игла, как и почти всегда, оказалась насмерть забитой. Проклятый табак, высыпаясь из пачки, постоянно засорял её… Я вычистила иглу в стакане с водой, насыпала немного порошка в ложку изпод йогурта, прыснула лимонной кислоты, размешала и приготовила всё это, перетянула руку. И так далее. Для меня ширнуться поутру было как первая сигарета в постели для многих… Вмазавшись, я обычно засыпала и шла в школу только ко второму или третьему уроку. Я всегда опаздывала, если вмазывалась дома… Иногда моей маме удавалось вырвать меня из кровати и дотащитьтаки до метро. Тогда мне приходилось колоться в общественном туалете на метро Морицплатц. Было достаточно неприятно, этот сортир был особенно тёмным и вонючим. Повсюду в его стенах зияли дыры. Вокруг туалета постоянно зависали черножопые и какието извращенцы, которые тащились от того, чтоб смотреть, как девушка писает. Я всегда боялась, как бы они, разочарованные, что я не писаю, а просто ширяюсь там, не притащили бы мусоров… Машину я почти всегда брала с собой в школу. На всякий случай. Если мне придётся по какимто причинам задержаться в школе, на какоенибудь мероприятие в актовом зале, например, или если я не успею заехать после школы домой. Тогда придётся колоться ещё в школе… Двери школьного туалета были кемто вынесены ещё года два назад, и моя подруга Рената стояла на стрёме, заслоняя меня, пока я вливала. Рената знала, что со мной. Большинство ребят в классе, я думаю, знали, но никто не делал из этого проблемы… По крайней мере, в Гропиусштадте давно уже не было сенсацией, если ктото сидел на игле. Время уроков, которые я ещё изредка посещала, использовалось мной для того, чтобы отдохнуть. Совершенно апатично я дрыхла все сорок пять минут, часто достаточно глубоко – глаза закрыты, голова на парте. Если я достаточно много вгоняла в себя с утра, из меня было и двух слов не вытащить… Учителя, конечно, замечали, что со мной чтото не в порядке, но только один из них пытался заговорить со мной о наркотиках и даже поинтересовался както моими проблемами. Остальным казалось, что я просто обленившаяся, хронически заспанная ученица, и они с удовольствием лепили мне колы… Ну и ладно – ерунда, у нас было так много педагогов, что большинство из них были просто рады, если им удавалось выучить наши имена.

100

Какихто личных отношений между учителями и учениками не было и в помине. Они как бы не замечали, что я не сдала, наверное, ни одной домашней работы за последнее время, и вытаскивали свой журнал, только когда на контрольных я, получив задание, писала в тетради «не могу», быстро сдавала её и сидела рисовала какуюто чепуху на листочках. Большинство преподавателей, я думаю, интересовались школой никак уж не больше моего. Они понимали, что фактически бессильны здесь чтолибо сделать, и были ужасно довольны, если ещё один урок проходил без бардака… После моего дебюта на панели всё шло поначалу, как и прежде. За это время я все уши прожужжала Детлефу, что мне тоже надо както доставать деньги, причём намного больше, чем те несколько марок, которые мне удавалось настрелять по дороге из школы на вокзал. Что мог сказать Детлеф? Он же был моим парнем… Он ревновал. Но и ему было ясно, что он один столько не заработает… И в конце концов он предложил работать вместе. Ему уже хорошо был известен весь широкий круг берлинских фраеров, и он знал, в частности, что среди них много бисексуалов и даже таких голубых, которым было бы интересно попробовать с девушкой, – если, конечно, под рукой был и мальчик на всякий случай! Он сказал, что постарается разыскать фраера, который не будет дотрагиваться до меня, и уж, конечно, не захочет трахаться. Такого фраера, который бы только хотел, чтобы с ними там чтонибудь такое проделывали. Таких клиентов Детлеф и раньше ценил больше всего. Он сказал, что мы вдвоём легко могли бы за раз зарабатывать сотню и больше… Первым фраером, которого он разыскал для нас, был ЗаикаМакс. Один из постоянных клиентов Детлефа – они были уже хорошо знакомы. Мы называли его ЗаикаМакс. Детлеф сказал, что Заика хочет только одного – чтобы его избили как следует. Мне придётся только раздеться до пояса… Я была не против, мне это подходило. Идею с избиениями я нашла просто замечательной, я думала, что смогу выместить всю свою злость на этом бедном Заике. Сам ЗаикаМакс пришёл в неописуемый восторг, когда Детлеф предложил ему вариант взять меня в компанию. Конечно, за двойную цену… Мы договорились встретиться в понедельник в три на Цоо. Я, как всегда, опоздала. Заика был уже на месте. Не было, конечно, только Детлефа. О…, ято знала, как дико ненадёжны все эти нарки! Я подозревала, что он, наверное, нашёл фраера за хорошую цену и должен провести с ним немного больше времени. Я прождала его на вокзале ещё почти полчаса, стоя рядом с этим дурацким

101

ЗаикойМаксом. Детлеф всё не являлся, и я начинала дрейфить, но ЗаикаМакс стремался, судя по всему, ещё больше моего. Он всё пытался объяснить мне, он ничего не имел с девушками уже больше десяти лет. Он не мог ни одного слова произнести нормально, заикался страшно… Понять его было невозможно. Ну всё, я уже не могла испытывать свои нервы в компании с этим придурком и хотела побыстрее развязаться с этим делом! Кроме того, у меня не было героина, и я боялась, что ломка начнётся ещё прежде, чем я разделаюсь с Максом. Чем больше я чувствовала его страх, тем самоуверенней становилась сама. Что делать – я была покруче его! В конце концов я сказала ему: «Пойдём, старина… Детлефа мы не дождёмся сегодня, я думаю, но тебе и так понравиться, без него. Но – как вы с ним договаривались! Сто пятьдесят марок». Он выдавил своё «дда», но всё никак не двигался с места. Совершенно безвольный тип! Я прицепила его к себе и буквально за ручку повела домой – к нему домой, конечно! От Детлефа я знала грустную историю ЗаикиМакса. Выходец из Гамбурга, он работал подмастерьем гдето здесь, в Берлине, хотя ему было уже к сорока. Его мать была проституткой, и в детстве его били смертным боем. Била мать, её сутенёры, потом няньки в приютах, где он жил. Они постоянно били и избивали его; от страха он так и не выучился говорить нормально. Ну а теперь ему нужны были побои, чтобы достичь сексуального удовлетворения… Вдвоём мы зашли к нему в квартиру. Я затребовала деньги вперёд, хотя ЗаикаМакс и был постоянным фраером, которого можно было не опасаться. Он дал мне ровно сто пятьдесят, и я была очень горда, что вытянула с него столько. Я сняла футболку, и он дал мне плеть. Это было как в кино… Я была не я и сама не своя. Сначала била не сильно. Но он начал жаловаться и сказал, что я должна сделать ему больно. Я врезала тогда со всей силы. Он заорал «мамочка» и я не знаю, что там ещё… Я не прислушивалась. Также старалась и не приглядываться. Но видела, как вздуваются рубцы на его теле, и кожа лопается в разных местах. Помоему, я всётаки хорошо всыпала ему! Вся это дикость продолжалась гдето с час… Когда он был готов, я надела футболку и со всех ног дёрнула прочь. Совершенно потрясённая выскочила на улицу. На свежем воздухе я уже не могла сдерживать свой проклятый желудок, и меня стошнило. Проблевалась, стало лучше. Намного лучше. Я не плакала, не испытывала и тени жалости к самой себе. Мне же было совершенно

102

понятно, что никто, кроме меня, не виноват в том, что я влипла по уши в это дерьмо. Пошла к вокзалу… Детлеф был там. Я не стала много распространяться о деле. Сказала только, что сделала всю работу с Заикой сама. Показала сто пятьдесят марок. Он вынул из джинсов сотню, которую сделал со своим фраером. Мы рука об руку пошли к точке и купили себе кучу героина! Того отличного порошка у нашего дилера! Замечательный был день… Отныне я сама зарабатывала себе на дозу. У вокзальных фраеров я пользовалась огромной популярностью. Могла сама выбирать себе клиентов и ставить условия. Определила себе правило не ходить с черножопыми – с турками, то есть. Они были последними клиентами для каждой девки на вокзале. Черножопые, – как говорили девушки, – совершенно левые козлы, у них никогда нет денег, платят только двадцать или тридцать марок, всегда хотят трахаться и обязательно без резины. Ну, трахаться с фраерами – об этом я и единого слова не хотела слышать! Это была последняя интимная вещь, что оставалась только для Детлефа. Я работала рукой и потом ещё пофранцузски. Это было не так страшно, когда я манипулировала с клиентом, а не они со мной. Нет, нет – им не позволялось даже касаться меня, а когда они пытались это сделать, я закатывала скандал… На вокзале я торговалась до последнего, а с типами, которые мне были изначально противны, даже не разговаривала. Это спасение остатков гордости стоило мне времени… Часто поиски подходящего клиента длились целый день… Да и конечно, столько денег, как в первый день с ЗаикойМаксом, получала я редко. ЗаикаМакс был теперь нашим постоянным клиентом. Иногда мы вместе с Детлефом ходили к нему, иногда только ктото из нас. ЗаикаМакс был классным парнем. Он любил нас обоих, но, конечно, не мог платить каждый раз по сто пятьдесят марок из своей жалкой зарплаты. Но сорок марок – сумму на дозу – ему както всегда удавалось наскрести… Однажды, правда, ему даже пришлось разбить копилку и повытаскивать все гроши из карманов, но он – вот молодец – всётаки отдал мне ровно сорок марок. Если я спешила, и у меня не было времени заниматься им, то я могла, проходя мимо, снять с него двадцатник авансом. Говорила ему просто, что завтра во столькото зайду и сделаю всё за двадцать, но если на завтра у него в кошельке оказывалось сорок марок – я забирала их все.

103

ЗаикаМакс всегда ждал нас… Мой любимый напиток – персиковый сок, и любимое блюдо Детлефа – манный пудинг, всегда стояли в холодильнике. Пудинг ЗаикаМакс готовил собственноручно. Кроме того, мне он всегда предлагал полный ассортимент йогуртов и шоколадок, потому что знал, что я люблю перекусить после работы. Пытки и избиения стали для меня рутинным делом, и после них я охотно сидела с ЗаикойМаксом, ела, и мы весело болтали. Заика худел с каждым днём… Последние свои марки он вкладывал в нас – ему не хватало даже на пожрать. Он привык к нам и почти не заикался, разговаривая с нами. Думаю, он был счастлив! Каждое утро он покупал газеты. Только для того, чтобы увидеть, нет ли там каких сообщений об «очередных жертвах героина». Помню, – както раз я зашла к нему, чтобы вытрясти очередную двадцатку, и он, страшно заикаясь, сунул мне под нос газету. В газете было написано, что «некий Детлеф В. – такаято по счёту жертва героина в этом году, ляляля…» Макс был белее мела и почти заплакал от радости, когда я ему сказала, что только что видела Детлефа весьма оживлённым и полным сил. В который раз он завёл старую шарманку, что мы должны держаться от героина подальше, или иначе мы тоже скоро умрём, и так далее и тому подобное. Тогда я ледяным тоном ему заявила, что держись мы подальше от героина, вряд ля нам удалось бы познакомиться с ЗаикойМаксом… Это его заткнуло. У нас с Детлефом было такое забавное отношение к Максу. Мы ненавидели всех фраеров. Мы ненавидели и Заику. Тем не менее, он казался нам вполне нормальным, стоящим парнем. Большей частью, наверное, оттого, что слупить с него сорок марок никогда не было проблемой, но всётаки и мы испытывали нечто вроде сочувствия к нему, наверное… Он был, пожалуй, единственным фраером, которому, в принципе, было ещё хуже, чем нам. Он был совершенно одинок – у него были только мы. Ради нас он разбился бы в лепешку – мы знали это… Впрочем, потом мы даже и не думали ни о каком сочувствии – и сломали так не одного фраера… Иногда мы очень уютно сидели у ЗаикиМакса, смотрели телевизор, потом спали. Он уступал нам свою кровать – сам спал на полу… Както ночью у нас было действительное классное настроение. ЗаикаМакс поставил музыку, одел длинный парик и зверское меховое пальто. Он плясал перед нами, как сумасшедший, а мы смеялись до полусмерти. Вдруг

104

он споткнулся, упал и ударился головой о швейную машину. Пару минут он лежал трупом, едва дыша. Мы переполошились, вызвали скорую. Оказалось – сотрясение, и две недели ему пришлось провести в постели… Вскоре после этого он бросил свою работу… Смешно – Заика полностью опустился, ни разу в жизни не попробовав героина. Одно только общение с игловыми доконало его… При встрече он назойливо просил нас хоть разок заглянуть к нему, но такие дружеские посещения не в ходу у нарков, нет, не в ходу! Потому что какихто особых чувств по отношению к комунибудь нарки не могут испытывать, и потому что им всё время приходится бегать целый день в поисках денег и героина, и просто нет времени на чтолибо подобное. Заика повторял нам, что заплатит, отдаст нам все деньги, как только они у него появятся. Но Детлеф объяснил ему, как дважды два, что наркоман, как бизнесмен, каждый день должен думать о кассе. Ни о каком кредите из симпатии или дружбы и речи тут быть не может… Вскоре после того, как я стала проституткой, случилась радостная встреча. Это было на вокзале. Я стояла, караулила клиентов, как вдруг передо мной возникла Бабси. Бабси – та маленькая девочка, которая ещё пару месяцев назад стреляла у меня ЛСД в «Саунде»! Бабси, – тогда ей было двенадцать, – ушла в бомжи изза проблем в школе, и успелатаки подсесть на героин, прежде чем её схватили и отправили обратно к бабушке… Мы посмотрели друг на друга, быстро поняли, что к чему, обнялись и поцеловались. Мы были так рады видеть друг друга! Бабси стала совсем тоненькой… Ни груди, ни задницы. Но выглядела просто прекрасно… Её светлые, до плеч волосы были отлично ухожены, сама она была модно прикинута. И с первого взгляда мне стало понятно, что она на системе, и было неприятно смотреть ей в глаза – булавочные зрачки просто пугали меня. Но я думаю, что тот, кто не имел никакого понятия о наркоманах, тот ни за что не подумал бы, что этот прелестный ребёнок – злостный нарк. Бабси была невероятно спокойна. Ничего от этой обычной лихорадки других нарков, которым, как и мне, приходилось днями напролёт охотиться за деньгами и героином. Бабси сразу же сказала, что, мол, хватит мне тут унижаться, торчать на вокзале: она и порошком поделится и накормит меня! Пошли наверх на галереи. О том, что мы обе сидели на гере и работали на панели, нам не надо было говорить – это было ясно и так, что тут говорить… Бабси, правда, всё никак не хотела колоться,

105

откуда у неё столько героина и эти деньги. Сказала только, что дома её держат в ежовых рукавицах, с тех пор как понесло всё это. Ей нужно было каждый вечер являться домой не позже восьми и регулярно навещать школу. Её бабуля – старая карга – строго следила за этим… Наконец я прямо спросила у неё, откуда героинчикто, и она сказала: «А у меня постоянный клиент… Такой пожилой достаточно тип, но совершенно отпадный. Каждый день езжу к нему на такси. Денег он мне не даёт: платит чисто героином. Зарабатываю полтора грамма в день… Там у него есть и другие подруги, они тоже получают героином, но сейчас я в фаворитках. Справляюсь за час. Без траха, конечно! Только раздеться, пофоткаться немножко, поболтать, ну, и, да – пофранцузски… Повторяю, без траха, это даже не обсуждается!» Постоянного клиента звали Хайнц… У него был канцелярский магазин. Я уже слышала о нём, что вот, мол, такой классный клиент, расплачивается сразу героином, и можно сэкономить на всей этой беготне. Я завидовала Бабси, потому что она, хотя ей и приходилось являться домой к восьми, могла хоть выспаться нормально и не знала всей этой безумной суеты: вокзал – клиент – деньги – дилер – сортир – снова вокзал… У Бабси было всё, и даже лишний шприц. Эти одноразовые шприцы были в то время большой редкостью. Моя игла была уже настолько тупой, что приходилось затачивать её чиркалом спичечного коробка, чтобы вообще както пробить вену. У Бабси было полно новеньких машин. Она пообещала мне тут же три насоса и три канюли. Пару дней спустя я встретила на вокзале и Стеллу – подругу Бабси, которая ещё раньше Бабси подсела. Объятия, поцелуи, дикая радость и восторг! Стелла, конечно, тоже сидела по полной… Дела у неё шли, правда, не так хорошо, как у Бабси. За два года до этого её отец погиб на пожаре, мать вместе со своим итальянским приятелем открыла кабачок и ушла в запой. Стелла постоянно прихватывала деньги из их пивной, и когда она свистнула пятьдесят марок прямо из бумажника мамкиного приятеля, это обнаружилось. С тех пор она не решалась вернуться домой и бомжевала, ночуя, где придется… Мы сели на галерее и сразу заговорили о фраерах… Сначала Стелла рассказала мне всё о Бабси. Оказывается, та полностью опустилась. Её Хайнц – законченный придурок. Отвратительный, старый, жирный, потный мудак, с которым Бабси, конечно же трахается… Стелла говорила: «Ну нет, я бы так не смогла! Трахаться с таким типом?! Вообще с клиентом трахаться – нет, спасибо, это не для меня! Тут уж

106

можно сразу начинать с черножопыми. Ну, отсосать – это я понимаю. Но трахаться – нет, никогда!» Меня потрясло, что с Бабси это так далеко зашло… В первый момент мне както не пришло в голову, с чего вдруг Стелла рассказывает мне всё это, но позднее я узнала от самой Бабси, что Хайнц раньше был постоянным папиком Стеллы. И Стелла точно знала, чего стоят эти полтора грамма! Впрочем, позже я узнала это и сама… Мы сидели на галерее, болтали, и Стелла сказала мне, что она просто не представляет себе, как это я работаю здесь, на Цоо: «Да здесь же только самые опущенные шлюхи да их черножопенькие клиенты! Даже не знаю, как это ты на них смотришь вообще!» – сказала она мне. Сама Стелла ходила на автопанель, точнее, на так называемую детскую панельку на Курфюрстенштрассе. Там работали почти сплошь одни наркоманки – девочки преимущественно тринадцати, четырнадцати лет. Я трепетала от ужаса перед автопанелью, потому что там и догадаться было невозможно, к кому же ты влезаешь в машину. И я сказала: «Нет, не знаю, автопанель – для меня это последняя тема… Вы же работаете там за двадцать марок. Отстой… Два фраера на одну дозу – нет, я сойду с ума!» Начали спорить… Мы спорили около часа, кто же из нас всётаки больше опустился: я – на детской панели на Цоо или она – на детской панели на Курфюрстенштрассе. Сошлись мы в том, что Бабси, наверно уж, полный кусок говна, если трахается с этим своим старикашкой… Вот таким вот разговором о нашей шлюхаческой чести началось это свидание. Этот спор Стелла, Бабси и я продолжали вести каждый день в течение последующих нескольких месяцев. Речь шла о том, кто же из нас глубже увяз в дерьме, и каждая старалась доказать, что она ещё не так опустилась, как её подруги. А если мы встречались вдвоём, то третья заочно оказывалась самой мерзкой шлюхой во всём Берлине… Конечно, мы постоянно размышляли о том, как бы приловчиться зарабатывать чемнибудь другим… Мы со Стеллой настойчиво убеждали друг друга, что вполне можем обойтись и без этих грязных фраеров. Мы думали, что вполне реально настричь капусты, стреляя и приворовывая. В этом у Стеллы была куча полезных ноухау. Так мы отправились в КаДеВе, чтобы опробовать на деле один их этих её супертрюков. Трюк применялся в женском сортире… Нужно было просто дождаться, пока паре бабушек не приспичит пописать.

107

Как правило, они вешали свои ридикюли внутри на ручку двери, и когда они, через полчаса распутав свои корсеты, садились, наконец, на очко, нужно было просто резко дернуть ручку двери снаружи. Сумка падала на пол, и сквозь большой просвет внизу вытащить её было несложно. Бабуля, естественно, не решались выскочить в погоню с голой задницей, и пока они там зашнуровывали свои корсеты, мы были бы уже за всеми горами и морями… Итак, мы окопались в дамском туалете КаДеВе, но всякий раз, когда Стелла командовала «на старт», меня брала измена, а ей одной не хотелось проворачивать такое дело. Тут нужно по меньшей мере четыре руки, чтобы быстрее прооперировать сумочку. Нет, я так не могла! Короче говоря, дамский сортир в Клондайк превратить нам так и не удалось… Мои нервы никогда не были достаточно крепкими для воровства, а тут я просто с ума сходила от волнения… После нескольких неудачных попыток реализовать Стеллины разработки, мы решили вместе отсасывать, и я настояла на том, чтобы делать это на вокзале. Теперь мы занимались клиентом вдвоём. У этого метода была масса преимуществ. Одно преимущество по обоюдному согласию мы не обсуждали – каждая контролировала другую, то есть знала, как далеко та заходит с фраером. Кроме того, вдвоём мы чувствовали себя в большей безопасности, нас было сложнее задинамить при оплате, и мы могли себя хоть както защитить, в случае если фраер не хотел придерживаться обговоренных условий… Да и дело шло значительно быстрее вдвоём! Одна занималась фраером сверху, другая снизу – раздва и готово! С другой стороны, найти клиента, который мог бы оплатить двух девушек, было сложнее. А были и просто опытные клиенты, которые уже боялись связываться с нами двумя. Ведь вдвоём мы и сами могли запросто кинуть кого хочешь. Одна занималась, например, клиентом, а другая его бумажником… Стелле нравилось работать в паре. Она ходила то со мной, то с Бабси, потому что одной ей было не так просто склеить клиента, ведь она выглядела уже почти взрослой… Больше всех на автопанели зарабатывала Бабси… Она работала там, ещё когда у неё был этот Хайнц, – просто чтобы помочь нам с героином… Она никогда не пользовалась макияжем, чтобы не старить своё «невинное детское личико». Без зада и без грудей, она в свои тринадцать лет, была именно той, кого клиенты ищут на детской панельке… Иногда она приносила в час с пяти фраеров до двухсот марок. Бабси и Стелла скоро прибились к нашей с Детлефом компании.

108

Теперь нас было шестеро: трое парней и трое девушек. Когда мы гуляли вместе, я хваталась моментально за Детлефа, а девушки брали под руку Бернда и Акселя… Нет, между ними никогда ничего не было, – мы были просто крутой командой, каждый мог прийти к каждому со своими печалями и горестями. Несмотря на все эти изматывающие споры по мелочам, которые в нашем распорядке дня, как и у многих других нарков, занимали огромное количество времени… Героиновая зависимость в этой фазе всеми своими сложностями и проблемами ещё скрепляла нашу дружбу, как цепями приковав нас друг к другу… Я не уверена, что среди нормальной молодёжи, которая не знает ничего о наркотиках, существует такая дружба, как среди наркоманов. И именно эта дружба, которая поначалу всегда возникает среди нарков, привлекает к их компаниям и других молодых людей. С тех пор, как две девушки присоединились к нам, в наших отношениях с Детлефом стали возникать проблемы. Нет, мы любили друг друга как и прежде, но ссорились всё чаще. Теперь Детлеф нередко бывал очень раздражён тем, что я всё чаще провожу свободное время с Бабси и Стеллой. Это ему както не очень нравилось. Но расстраивался он, в основном, от того, я думаю, что не мог знать – с какими клиентами и куда я теперь хожу. Клиентуру я находила себе сама или через Стеллу и Бабси, и Детлеф принялся закидывать меня упрёками – я трахаюсь с фраерами! Короче, теперь он просто ревновал! Да и я смотрела на свои отношения с ним теперь не так серьёзно, как раньше. Да, я люблю его, ну конечно, и всегда буду его любить! Но, с другой стороны, я была теперь независима от него. Мне больше не нужен был ни его героин, ни его защита. Собственно, у нас были такие отношения, как в образцовом современном браке, о котором все мечтают, – полная самостоятельность партнёров. Мы так хорошо сработались с девочками, что часто делились героином между собой, если у одной было лишнее, а парни – те заботились о себе сами… Но героиновая дружба наша всё же явно близилась к своему закату. От недели к неделе мы становились всё агрессивней. Героин и эта мясорубка на вокзале, ежедневная борьба за деньги, вечный стресс дома, прятки от родителей и постоянная ложь – всё это стоило огромных нервов. Агрессивность и раздражение накапливалось, и всё труднее становилось держать себя в руках. Скоро я могла уже разговаривать только с Бабси, которая всё ещё

109

оставалась самой спокойной из нас всех. Мы часто ходили отсасывать вместе. Купили себе одинаковые чёрные юбки с разрезом чуть не до пояса. Под юбками носили колготки на подвязках. Такие костюмы хорошо заводили клиентов. Чёрные колготки и наши ещё достаточно детские фигуры и лица… Незадолго перед Рождеством семьдесят шестого года мой отец отправился в отпуск и разрешил нам с Бабси ночевать в его квартире, где оставалась только моя сестра. Мы разругались с Бабси в пух и прах буквально в первый же вечер. Мы так грязно и вульгарно поносили друг друга, что моя сестра, которая была младше меня на год, начала плакать от страха. Мы говорили на какойто жуткой наркоманской фене, перемежая нарковский сленг шлюхаческими терминами. Сестра, конечно, не имела никакого понятия о моей двойной жизни, и только удивлялась – где это я нахваталась такого! На следующее утро мы с Бабси снова были закадычными подругами. Так всегда: если ты выспался, проснулся и теперь медленно сползаешь с героинового прихода, то настроен удивительно мирно. В тот день мы решили с Бабси, что не будем вмазываться сразу с утра пораньше, а постараемся оттянуть удовольствие. Мы поступали так и раньше. Это было настоящим спортом – кто дольше продержится без дозы. Мы сидели и, истекая слюной в предвкушении дозы, говорили без умолку о том суперпорошке, который скоро приготовим. Мы были как две маленькие девочки в рождественский сочельник накануне раздачи подарков… Моя сестра быстро сообразила, что здесь происходит, и догадалась, что у нас с Бабси есть какието наркотики. Но, слава богу, она и подумать не могла, что мы жизнь отдали бы за дозу! Она думала, что мы это так – балуемся! Мы заставили её поклясться всем святым ничего не рассказывать ни папе, ни маме, и молчать, если неожиданно заявится ктонибудь из родственников Бабси… Бабси держали дома достаточно строго и её бабушка с дедушкой или родители устроили бы невесть что, узнай, что она сидит на героине и сосёт на панели… Бабси вынула из своего мешка бутылку уже почти створожившейся сыворотки. Она была просто помешана на этой сыворотке и на твороге, жила практически на одном только твороге, да и мой рацион тоже не отличался разнообразием. Я ела творог, йогурты и пудинги и ещё венские баранки, что продавались на Курфюрстендамм. Кроме этого мой желудок уже ничего не принимал… Бабси пошла на кухню разводить свою сыворотку. Это было как священнодействие. Мы с

110

сестрой сидели и с благоговением смотрели, чего она там делает, но сыворотка всё никак не створаживалась… Было ясно, конечно, что завтрак начнётся только после того, как мы с Бабси вмажемся! Сил ждать, когда же этот чёртов творог будет готов, ни у меня, ни у Бабси уже не было, и мы не выдержали. Велели сестре накрывать на стол, а сами заперлись в ванной. Только мы задвинули защёлку, как вчерашняя склока вспыхнула с новой силой – нас понемногу начинало кумарить… У нас была только одна более или менее пригодная машина, и я сказала, что сейчас, сейчас я быстренько вмажусь. Бабси развернулась сейчас же на сто восемьдесят градусов: «Почему собственно именно ты?! Сегодня я первая! В конце концов – это же мой порошок!» Это меня взбесило. Я не могла больше мириться с тем, что Бабси всегда пыталась козырнуть тем, что у неё больше порошка, чем у меня. Я сказала: «Слушай, мать, у тебя это занимает целую вечность! Давай – я первая, и не говори ерунды!» Нет, ну серьезно! Этой девушке часто нужно было с полчаса, чтобы вмазаться. У неё почти не было вен. Когда она втыкала иглу, но кровь не шла, она раздражалась и начинала бессмысленно тыкать иглой куда попало под кожу и от этого раздражалась ещё больше… Ей просто не везло с этими венами, и она часами не могла пробиться! У менято с этим всё было в порядке в то время. Если меня не колол Детлеф, – а он был единственным, кого я допускала к моим венам, – тогда я колола всё время в одну и ту же точку на локтевом сгибе левой руки. Всё шло хорошо, пока я не получила там тромбоз, а вена не превратилась в хрящ… Да, ну а позже я вообще уже не знала, куда втыкать… В то утро я всётаки пробилась к шприцу… Бабси разобиделась, я взяла баян, тут же вмазалась и через пару минут была готова. Это был понастоящему ударный приход – кровь чуть только не задымилась! Мне стало жарко. Я подошла к умывальнику, напустила воды, окунула лицо и откинулась совершенно без сил. Бабси сидела на краю ванны, казнилась и медленно приходила в бешенство. Ворчала в голос: «Говно, в этой хибаре никакого воздуху! Открой чёртовы окна!» Я сказала: «Знаешь, Бабси, тебе придется смириться с тем, что нет воздуха в хибаре. Не приставай ко мне!» Мне было абсолютно насрать, что там происходит с этой чувихой… Я вмазалась, героин был внутри, и всё было в порядке. Бабси уже забрызгала всю ванную своей кровищей, но всё никак не могла найти нормальную жилу, и наконец, это совершенно вывело

111

её из себя. Она закричала: «Чёрт, тут никакого света нет в этом проклятом сортире! Принеси мне свет!!! Принеси мне лампу из детской!» Мне было так лень плестись в детскую за лампой… Но она не прекращала визжать, и я испугалась, как бы сестра там не просекла, что у нас происходит. Я принесла ей свет… Както всё получилось и у Бабси. Она сразу успокоилась. Аккуратно почистила шприц и вытерла кровь с ванной и погрузилась в молчание… Мы пошли на кухню, и я уже приготовилась наслаждаться творогом, но тут Бабси выхватила у меня тарелку изпод носа, прикрыла её рукой и принялась уплетать свой творог за обе щеки. Всю тарелку она впихала в себя, хотя ей было и трудновато с ней справиться! Потом она сказала: «Ну, ты знаешь уже, почему…» Да… Мы так хотели пожить вдвоём у моего папы, и первое же утро чуть не закончилось дракой. Просто так, изза ничего… Но мы же обе были наркоманками… Все наркоманы становятся такими, и это – надолго. Героин разрушает, героин стеной становиться между людьми… С нами тоже было так. И поэтому мы из последних сил старались держаться нашей компании. Мы были так молоды… Я всё ещё думала, что второй такой компании не существует в мире! Наши ссоры с Детлефом становились всё отвратительнее. Физически мы полностью опустились. Я при росте в метр шестьдесят девять весила сорок три килограмма, Детлеф при метре семидесяти шести – пятьдесят четыре. Частенько мы чувствовали себя просто ужасно, и тогда нас всё нервировало и всё раздражало, мы становились друг другу неприятны и отвратительны. Мы пытались уничтожить друг друга. Мы били по больным местам. И, конечно, самым больным местом была наша работа, хотя мы давно старались смотреть на неё, как на самое обыкновенное дело. Детлеф говорил тогда: «А ты что – думаешь, что я буду спать с подругой, которая трахается тут со всеми подряд на вокзале?!!» Я отвечала: «Да мне воняет уже, что тебя долбят в жопу!» И так далее и тому подобное… Эти наши пикировки не заканчивались до тех пор, пока или я или Детлеф не чувствовали себя совершенно уничтоженными. Иногда мы просто рыдали после таких разговоров… А если нас ещё при этом и кумарило, то мы могли просто прикончить друг друга. И в общемто, не становилось лучше оттого, что потом мы бросались друг другу в объятия, как дети… Я же видела, что мы опустились на самое дно, и ненавидела за это и себя, и девочек, и Детлефа. Просто

112

каждому из нас хотелось верить, что как раз он всё ещё относительно в порядке. Глядя на девушек, я видела себя, как в зеркале, и понимала – какая же я дрянь… Мы ненавидели себя, собственную жизнь, и поэтому накидывались друг на друга, чтобы показать – другието ещё хуже… Все эти мои нервы и вся эта агрессивность выплескивались, конечно, в первую очередь, на окружающих. У меня падала крыша, едва я только войду в метро и увижу там всех этих бабушек с их тележками для покупок. Тогда я влезала в вагон прямо с зажжённой сигаретой, и, когда бабки начинали возмущаться, я говорила им, что если чтото не нравится, они могут валить отсюда в другой вагон… Особое удовольствие мне доставляло занять место перед носом бабки. Ругательства, которые я при этом выкрикивала, приводили иногда к настоящему бунту в вагоне, и меня, случалось, со скандалом высаживали на воздух… Да меня и саму раздражало то, как я себя вела! И меня раздражало, что Стелла и Бабси ведут себя так же… Но, раз я не хотела иметь с этими обывателями в метро вообще ничего общего, то мне и плевать было на них. Было абсолютно всё равно, что обо мне думают посторонние. Когда у меня начинался этот отвратительный зуд, когда чесалось повсюду, где одежда была тесной, я просто чесала там, где чесалось. Мне ничего не стоило, например, в метро снять сапог или задрать юбку до пупка, чтобы почесаться. Меня интересовало только, какого мнения обо мне наши люди из компании… А рано или поздно любому игловому становится уже абсолютно всё по барабану, когда они уже не контачат ни в одной тусовке, потому что вообще не способны уживаться с людьми. Я знала некоторых старых нарков, которые кололись уже пять или даже больше лет и всё ещё были живы… У нас было странное отношение к старикам. Эти одиночки, с одной стороны, были для нас очень крутыми личностями. Было неплохо иметь возможность сказать на сцене: вот мол, я знаю того и того из старых… С другой стороны, мы их презирали, – они ведь действительно опустились на самоесамое дно… Мы, молодые, их боялись. В этих стариках не оставалось уже ничего человеческого, действительно ни малейших остатков совести. Они могли так врезать с плеча по своему братунаркоману, если им нужен был дозняк, что мало не покажется. Самого дикого из них звали Левый – он был самым левым типом на сцене. Дилеры, завидев его, убегали ещё быстрее, чем при полицейской

113

облаве, потому что если ему везло поймать какогонибудь барыгу, то он просто отнимал весь порошок и всё. Никто из дилеров не отваживался сопротивляться ему, ну а всякая мелюзга, вроде меня, приходила в настоящий ужас при одном только упоминании Левого… Знакомство с Левым я испытала на собственной шкуре… Както раз, когда я только закрылась в дамском сортире, чтобы ширнуться, ктото спрыгнул прямо на меня через перегородку. Левый! Я знала уже из рассказов, что это был его любимый приём – караулить у сортира, пока туда не зайдёт девочка с дозой. И я знала, каким грубым он может быть. Так, короче, я отдала ему мой шприц и дозу. Он сразу успокоился, вышел и остановился перед зеркалом. Он уже ничего не боялся в этой жизни… Вогнал себе дозу прямо в шею. На всём его теле просто не оставалось ни одной здоровой вены – давно камыш шумел. Кровь лилась ручьём. Я думала, он попал прямо в сонную артерию… Его это впрочем, нисколько не волновало. Он просто сказал: «Ну и славненько!» – и отвалил. По меньшей мере, мне было ясно, что так далеко я не зайду. Даже если захочу. Чтобы так долго жить с героином, как Левый, нужно быть действительно очень серьезным типом, а я такой явно не была. Я же не смогла даже сумочки стащить у бабушек из КаДеВе… В нашей компании речь шла всё больше и больше о работе. У парней были те же проблемы, что и у наc. Что говорить, это был не праздный интерес – тут мы могли практически помочь друг другу. Мы, девушки, делились между собой опытом общения с клиентами. Круг клиентов, которых мы обслуживали, со временем был очерчен достаточно чётко. И если для меня, например, какойто клиент был в новинку, то возможно, что Бабси или Стелла уже имели с ним дело. И было неплохо знать их опыт. У нас были достойные рекомендации клиенты, клиенты менее достойные рекомендации и совершенно противопоказанные. При оценке фраеров личные симпатии в расчёт не принимались. Нас совершенно не интересовало, что у него за работа, женат ли он и так далее… Обо всей этой личной чепухе, которую нам так любили поведывать клиенты, мы не говорили. Речь шла только о наших профессиональных преимуществах в общении с тем или иным из них. Так, например, предпочтение оказывалось тем фраерам, которые панически боялись венерических болезней и работали только с резиной. Они, к сожалению, встречались редко, несмотря на то, что

114

каждая девушка на панели раньше или позже ловила какойнибудь геморрой и, – естественно, – боялась обращаться к врачу изза наркотиков. Преимуществом было, если клиент с самого начала ничего особенного не хотел – только пофранцузски. Тогда не приходилось часами торговаться с ним. Плюсом было и относительная молодость клиента, – если он не был так отвратительно жирен, если он обращался с тобой не как с куском говна, а всётаки как с человеком, приглашал поесть, например… Но самым важным критерием была, конечно, платежеспособность фраера: как много денег и за какую работу можно было с него стрясти. Неудовлетворительными признавались те фраеры, которые не придерживались договоренностей и внезапно силой и угрозами пытались затащить нас в пансион, где хотели получить добавочные услуги. Самых отмороженных мы узнавали издалека… Тех, что пытались в конце силой отнять деньги обратно, говоря, что они, мол, недовольны качеством. От таких отморозков парни страдали ещё больше, чем мы.

115

*** Так начался новый, семьдесят седьмой год. Я практически не замечала, как летит время. Лето или зима, Рождество или Новый год – для меня все дни были одинаковы. Особенностью Рождества было, правда то, что я получала в подарок деньги, и могла позволить себе сделать на одного или двух клиентов меньше. Всётаки праздник! Да и слава богу – практически нереально было в праздники найти клиента… Я была будто совершенно выключена из жизни в то время. Я не задумывалась ни о чём. Я ничего не понимала и не воспринимала. Я была полностью зациклена на себе. И я не знала, кто я. Иногда даже не знала, жива я ещё вообще или уже нет. Почти ничего не могу вспомнить о том времени. Да там и не было ничего важного, что нужно было бы помнить. До одной субботы в конце января. Тогда я пришла домой под утро. Не знаю почему, но у меня было очень хорошее настроение. Я легла в постель и представила себе, что я – молодая девушка, пришла с танцев, где встретила милого парня и теперь вот влюблена по уши. Да – теперь мне было хорошо только во сне, потому что там я была совершенно другой… Мне нравилось видеть себя этаким веселым тинейджером – таким же благополучным, как на рекламе «Кокаколы». В полдень меня разбудила мама и принесла обед в постель. Она всегда приносила мне обед по воскресеньям, если я была дома, а не у Детлефа… Ну, я проглотила пару кусков… Я и вправду не могла уже есть ничего, кроме йогурта, творога и пудинга. Отодвинув поднос, взялась за свой мешок. Мешок был весь изорван и искромсан, без ручек, повсюду дыры, потому что кроме шприца и сигарет, я запихивала туда ещё и куртку. Я была настолько ко всему равнодушна, что и не думала никогда пойти, например, взять себе новый мешок. Слишком безразлична к таким мелочам… Коекак поднявшись, я прошаркала с мешком в обнимку в ванную – мимо мамы. Закрыла за собой дверь… В нашей семье никто, кроме меня, не закрывал дверь ванной. Посмотрела в зеркало. Увидела там ввалившееся чужое лицо. Я уже давно не узнавала себя в зеркале. Лицо принадлежало не мне. Точно так же, как и совершенно отощавшее тело. Его я вообще не чувствовала. Оно уже не реагировало ни на боль, ни на что. Героин сделал

116

его бесчувственным: тело не ощущало голода или даже высокой температуры. Отмечало только ломку… Я стояла перед зеркалом и готовила. Меня особенно тянуло вмазаться, потому что сегодня у меня был просто убойный порошок… Обычный героин на рынке был белого или такого слегка коричневатого цвета, а этот мой сегодняшний порошок был серозелёным в яблоках. Это был особо грязный замес, но он давал без компромиссов яркий приход… Правда, страшно бил по сердцу, и поэтому нужно было быть особенно осторожным с дозировкой. Вгонишь чуть больше и – привет! Но сейчас меня пёрло, как маленькую, в предвкушения прихода. Я воткнула иглу в вену, потянула, и шприц моментально заполнился кровью. Я пару раз профильтровала гадость, но она всё равно была страшно грязной. И поэтому это случилось… Игла забилась! Это, пожалуй, самое худшее, что может случиться с наркоманом. Героинто уже смешался с кровью, а кровь – она быстро свёртывается! Всё, делать нечего: деньги выброшены на ветер, так случается иногда! Итак, игла забилась, и я не могла и капли вытрясти из машины… Нажала со всей силы, чтобы протолкнуть грязь сквозь иглу – ух, меня аж затрясло! Вот, вот – игла стала пропускать чтото! Я нажала ещё, чтобы добрать последние остатки, но иглу опять застопорило. Меня обуяла холодная ярость… Оставалось только восемьдесять секунд до прихода – а тут…! Я нажала со всей силы. Камера соскочила, и кровь разлетеласьразбрызгалась по всей в ванной… Приход был страшен… Мне пришлось держать голову обеими руками. В сердце я чувствовала страшные спазмы. В голове грохотало, будто ктото бил там кувалдой, кожу головы покалывало, как будто миллионом булавок. Левой рукой я не могла и пошевелить – её парализовало? Когда я снова смогла двигаться, то первым делом взяла салфетки, чтобы смыть кровь. Кровь была повсюду в ванной: на умывальнике, на зеркале и на стенах. К счастью у нас всё было покрашено масляной краской, и брызги легко смывались. Я уже принялась за работу, но тут моя мама некстати начала ломиться в дверь, словно медведь какойто. Она грохотала кулаками по двери и кричала: «Открой, пусти меня, почему ты вообще закрываешься! Что это за новые манеры?!» Я спокойно крикнула ей: «Заткнись, я уже выхожу». Я была на взводе: мне казалось, что она нарочно именно сейчас меня нервирует, и в полной лихорадке отмывала кровищу. Наверное, в панике я

117

не доглядела пару кровавых брызг и оставила салфетку в раковине. Я открыла, и мама ринулась, чуть не снеся меня с ног, в ванную. Ну да ладно, ничего не предчувствуя, я думала, что ей просто нужно срочно в туалет. Я пошла с моим мешком обратно в свою комнату, легла на кровать и вытащила сигареты. Едва я успела прикурить, мама вбежала в комнату. Она заорала: «Ты… ты… ты принимаешь наркотики!!!» Я тихо сказала: «Что за ерунда, с чего это ты взяла?» Тогда она бросилась на меня и стала заворачивать мне руки. Я не сопротивлялась. Конечно, мама сразу же увидела свежие воронки. Схватила мой мешок и вывалила всё его содержимое на кровать… Выпал шприц, пачка табака и целая куча пустых чеков. На фольге ещё была героиновая пыльца, и когда меня начинало долбить, а порошка не было, я ногтями соскребала эту пыль и кололась этим… Теперь всё это было вывалено на койку, и, таким образом, доказательств моей наркомании было просто от пуза… Впрочем, мама допёрла ещё в ванной. Там она нашла не только брызги крови и кровавые салфетки, но и сажу на ложке, в которой я готовила. Она уже немало прочитала в газетах о героине и легко смогла разобраться во всех находках. Ну, я не стала отпираться. Я упала без сил на пол, хотя только что вогнала себе дозняк отменного Мпорошка, зарыдала и не могла произнести ни слова. Моя мама тоже не говорила особенно. Её просто трясло. Она была в шоке. Наконец она вышла из комнаты, и я слышала, как она говорит с Клаусом. Вернулась она уже относительно спокойной и спросила: «Так что же, ничего с этим сделать нельзя? Ты что же – не хочешь бросить??» Я сказала: «Мамочка, я больше ничего не хочу так сильно в этой жизни, как бросить! Честно! Верь мне! Я так хочу отколоться – да ты не представляешь!» Она сказала: «Ну, хорошо, попытаемся вместе… Я беру сейчас отпуск и смогу быть всё время с тобой, и начинаем мы прямо сегодня!» Я сказала: «Это здорово! Только вот ещё одно дело… Без Детлефа ничего не выйдет… Он мне нужен, и я ему нужна. Он тоже хочет соскочить. Мы уже давно говорили об этом, уже давно. Мы так и хотели соскакивать вместе!» Тут моя мама совершенно сошла с лица и лишь тихо спросила: «А, Детлеф, он что – тоже?» Он ведь всегда очень нравился ей, она была рада, что у меня такой хороший друг. Я ответила: «Конечно, он тоже! А ты думаешь, я бы одна это делала? Да Детлеф просто не допустил бы этого! Как же я могу теперь бросить его одного?!» Мне вдруг стало хорошо. Меня до слез радовала мысль, что теперь мы наконецто расстанемся с этим кошмаром… Чёрт возьми,

118

мы ведь уже давно собирались отколоться! На маму, однако, было просто страшно смотреть… Она была совершенно зелёной, и я думала, что её сейчас хватит сердечный приступ – таким ударом оказалось для неё известие, что Детлеф – наркоман. Но, думаю, она была просто потрясена тем, как легкомысленно она вела себя последние два года. Так, теперь же её одолевали сомнения. Она хотела знать, как я добывала деньги на героин… Понятно, она быстро дорисовала себе полную картину: наркотики, панель, клиенты, сутенёры и всё такое прочее… Я бы никогда не решилась сказать ей правду… Я солгала: «Да както само набиралось… Ну, просила, там, пару марок у людей. Как правило – получалось. Ну, убирала там, сям – чего ещёто?!» Больше она не спрашивала. И было видно, как счастлива она была получить ответ, который не подтверждал её самых худших опасений. И так уж, всего, что она узнала в это воскресенье, хватило бы, чтобы свалиться с инфарктом. Мне было просто безумно жалко её, и меня мучила совесть… Мы, в спешке одевшись, тотчас выскочили из дома, чтобы найти Детлефа… На вокзале его не оказалось. Его не было и у Акселя, и тогда вечером мы поехали к отцу Детлефа… Родители Детлефа были в разводе. Отец – мелкий служащий. И он уже давно знал, что там с Детлефом. Моя мама накинулась на него с упрёками: почему он, зная обо всём, не сказал ей ни слова. Тут его отец всхлипнул раз, всхлипнул два и чуть не разрыдался перед нами. Мысль, что его сын наркоман, а он ничего не может с этим поделать, постоянно мучила его… Ну, теперьто он был рад, что моя мама хочет взять дело в свои руки! Он повторял всё время: «Ну, слава богу – теперь всё будет в порядке». Папаша Детлефа обладал огромной коллекцией снотворных и успокаивающих средств, и я немедля реквизировала у него все эти препараты, сказав, что у нас нет валерона, и что выход без валерона будет зверски мучителен. Домой мы уехали с пятью упаковками мандракса, пачкой геметрина и горой валиума. Ещё по пути в метро мне пришлось закинуться целой пригоршней таблеток, так как ломка уже начиналась. Таблетки хорошо взяли, и я проспала всю ночь напролёт… Утром Детлеф стоял в моей комнате. Отец нашёл его сразу после нашего ухода. Детлефа уже круто гнуло, и меня сильно удивило, что он всётаки не вмазался гдето по пути, а пришёл ко мне переломаться. Какой он

119

всётаки классный, подумала я! Он же наверняка знал, что у меня нет героина и быть не может. Детлеф сказал, что хочет быть вровень со мной, когда мы начнём. Детлеф, как и я, действительно хотел бросить всё это. И теперь мы даже радовались, что дело обернулось таким образом. У нас не было ровным счётом никакого понятия – как и у наших родителей, впрочем, – что это полный бред, если двое дружбановнаркоманов пытаются вдвоём слезть с иглы. Потому что рано или поздно один из них начинает снова, и второй колеблется только пока не узнает, что его друг вмазался. То есть, мыто, возможно, и знали об этом, но предпочитали строить иллюзии. Нам всё время казалось, что у нас с Детлефом всё подругому, чем у других. Да, в конце концов, мы не хотели ничего делать по одиночке, Детлеф и я! До обеда мы держались на пилюлях в общемто неплохо. Мы разговаривали друг с другом, рисовали себе нашу жизнь после откола розовыми красками и обещали друг другу стойко держаться в ближайшие дни. Несмотря на начинающиеся боли, мы были счастливы вместе, сидя у меня в комнате. А днём это началось… Мы беспрерывно глотали таблетки и заливали их вином в огромных количествах, но ничего не помогало. Внезапно я почувствовала, что мои ноги совершенно не подчиняются мне. В подколенных впадинах было страшное давление, я боялась, что вены просто не выдержат и порвутся. Я легла на пол и вытянула ноги. Я пыталась то напрячь их, то расслабить, но мускулы просто не слушались меня. Тогда я руками прислонила ноги к шкафу… Это было ошибкой, потому что там они оставались несколько часов. Я просто не могла оторвать их от стенки шкафа. Я извивалась и каталась по всему полу, но ноги так и оставались на шкафу, как приклеенные. Я совершенно взмокла от ледяного пота. Я тряслась и замёрзала, и этот пот лил по всему лицу, заливая глаза. Вонял он ужасно! Я понимала, что этот вонючий яд, которым было полно моё тело, выходит теперь наружу, и мне казалось, что я присутствую при изгнании чертей из себя самой… Детлефу было ещё хуже. Он был в полной отключке в смысле головы. Трясся от холода, но вдруг снял свой пуловер и сел на стул около окна. Его ноги были в постоянном движении. Он будто бежал, сидя на стуле и мёртвой хваткой схватившись за его ножки. Его ноги, тонкие, как карандаши, в страшных конвульсиях постоянно ходили взад и вперёд. Каждую секунду он вытирал пот с лица, но пот этот лил литрами. Детлеф страшно кричал, извиваясь, как угорь и просто

120

корчился от боли. Спазмы желудка. Это было похоже на агонию. От Детлефа воняло ещё хуже, чем от меня, и в крохотной комнате нечем было дышать. Я часто слышала о том, как разрушается наркоманская дружба после удачного откола. Я думала, что всё равно люблю его – даже сейчас! Детлефа вдруг оторвало от стула, он както добрался до зеркала в моей комнате, и уставившись в него, сказал: «Всё: я не выдержу! Я не перенесу этого! Нет, я просто не могу!» Я не отвечала. У меня не было ни капли сил, чтобы хоть както придать ему мужества. Я просто заставила себя не думать так же, как он, и попыталась сконцентрироваться на какомто глупейшем романе ужасов, лихорадочно перелистывала и рвала страницы газеты. Язык и горло пересохли до невозможности, рот при этом был полон какойто едкой слюны. Я всё не могла её сглотнуть и зашлась в кашле. Чем судорожнее я старалась проглотить эту слюну, тем сильнее становился кашель, и вскоре этот кашель уже вообще не прекращался ни на секунду – я не могла дышать. Потом меня стошнило. Прямо на ковёр. Я блевала какойто белой пеной. Я подумала, что меня рвёт прямо как мою собаку, если та обожрётся травой. Потом я вспомнила, что никакой собаки у меня уже нет… Кашель и рвота не прекращались. Всё это время мама была в гостиной. Выглядела совершенно растерянной и беспомощной и не отваживалась зайти к нам в комнату. Каждые пять минут она выбегала в универмаг и приносила нам чтото, что мы даже не могли проглотить. Наконец, она принесла солодовые леденцы, и именно они помогли мне. Кашель прекратился. Мама убрала всю блевотину с ковра. Она была очень мила, а я не могла даже спасибо сказать… Вдруг разом подействовали все эти килограммы колес – я же сожрала пять таблеток валиума, две мандракса и догнала всё это бутылкой вина! Нормальный человек после такого продрых бы пару дней точно, не вставая с кровати, но моё тело было настолько загажено, что практически не реагировало на яд. Тело стало только немного спокойнее и улеглось на кровать. Около кровати поставили тахту, на ней уже лежал Детлеф. Мы не касались друг друга. Каждый был занят собой. Я была в какомто полуобморочном состоянии. Я спала и в то же время знала, что сплю и всё равно чувствую все эти проклятые боли. Полусон перемежался полубодрствованием. Мне казалось, что мозг мой совершенно обнажён, и любой может прочитать все мои самые грязные мысли, и что теперьто мама увидит, что за омерзительный кусок говна её дочь. Я ненавидела своё тело. Я была бы рада, если

121

бы оно просто сдохло! На сон грядущий я заглотила ещё пару таблеток. Нормальному живому существу этого хватило бы, чтобы навсегда откинуть копыта – я же только пару часиков вздремнула. Мне приснилось, что я собака, с которой все обходились очень ласково, а потом вдруг заперли в клетку и замучили до смерти. Ночью я проснулась оттого, что Детлеф махал руками, как вертолёт и больно бился при этом. Горел свет. Рядом с кроватью стояла миска с водой и лежала тряпочка – мама принесла! Я стёрла пот с лица и посмотрела на Детлефа. Детлеф сучил ногами, будто ехал на велосипеде. Всё его тело лихорадочно двигалось, хотя казалось, что он крепко спит. Он часто и сильно бил себя, взмахивая руками. Мне стало немного лучше. Появились силы вытереть грязь с его лица. Он ничего не почувствовал, а я знала, что и сейчас люблю его, как сумасшедшая. И когда позже я опять задремала, то почувствовала в полусне, как он меня обнимает и гладит мои волосы. На следующее утро нам стало значительно лучше. Старое наркушеское правило, что второй день выхода – самый сложный, не сработало в нашем случае. Но это же был наш первый откол, и он всегда только наполовину так ужасен, как все последующие! В полдень мы даже смогли немного поговорить друг с другом. Сначала о какихто неважных вещах, ну а потом о нашей жизни после того, как всё это закончится. О нашем будущем… Наши планы уже не были такими наивными, такими мещанскими. Мы поклялись никогда больше не подсаживаться на героин, никогда не принимать ЛСД и колеса. Мы просто хотели вести мирную жизнь с мирными людьми. Сошлись на том, что будем курить гашиш, как в наше самое прекрасное время, разыщем старых наших друзейанашистов. Они были такими мирными! Ничего общего с быдлом мы иметь не хотели, и решили, что контакты среди алкоголиков нам не нужны. Итак, решено: долой героин, переходим на гашиш… Детлеф хотел опять найти работу… Он сказал: «Я просто пойду к своему бывшему шефу и скажу ему, что прошёл через всё говно и медные трубы, и теперь гарантировано чист. Мой шеф всегда относился ко мне с пониманием. Я снова буду учиться на водопроводчика!» Я говорила, что хочу засесть за парту, и, может быть, мне удастся даже получить аттестат. Тут пришла мама и преподнесла нам настоящий подарок! Она была у своего врача, и тот выписал ей целую бутылку валерона. Мы с Детлефом приняли по двадцать капель, как и распорядился доктор. Мы

122

старались экономно расходовать лекарство – его должно было хватить нам на целую наделю. Валерон взял хорошо, и теперь пережить откол нам казалось более реальным. Мама постоянно готовила пудинги, приносила мороженое – словом, выполняла каждое наше желание. Принесла нам гору чтива. Целую кучу комиксов. Раньше комиксы казались мне невыносимо скучными, но теперь мы с увлечением погрузились в рассматривание картинок. Мы никогда и ничего в своей жизни не читали более внимательно! Часами рассматривали каждый рисунок и хохотали до полусмерти над ними… На третий день мы чувствовали себя действительно сносно, даже хорошо… Разумеется, всё это время мы были как следует подвинчены. Продолжали глотать валиум и запивать его вином, и поэтому нам становилось всё лучше, хотя наши отравленные тела изо всех сил сопротивлялись расставанию с героином. На третий вечер выхода впервые за долгое время мы спали друг с другом. В последнее время нас, задавленных героином, тянуло к этому всё реже и реже. Мы лежали в постели и гладили друг друга, хотя наши руки всё ещё смердели этим омерзительным ядом. Второй раз в жизни мы спали друг с другом чистыми. Это было невероятно – мы заметили, что уже очень долго мы не любили друг друга так хорошо, как в тот раз. Собственно, уже на четвертый день мы могли бы подняться с кровати, но предпочли поваляться ещё три дня, предоставив матери возможность ухаживать за нами, а себе – спать, пить вино и жрать валиум. Мы сказали себе, что выход, в общемто, не так уж и страшен, и радовались, что победили. На седьмой день мы встали. Мама была совершенно счастлива оттого, что все трудности позади. Она счастливо нас расцеловала. Теперь, после всего этого кошмара, я относилась к ней совершенно подругому. Да, я чувствовала чтото вроде настоящей признательности! И я снова была ужасно счастлива, что у меня был Детлеф. Я знала, что второго такого парня нет больше на земле! Как чудесно, что он, не раздумывая, решил откалываться со мной, и как здорово, что после всего этого наши чувства не разрушилась, как у остальных нарков, но стали ещё крепче! Мы сказали маме, что хотим выйти погулять после недели, проведенной в душной комнате. Она разрешила нам. Мы вывалились из парадной, и Детлеф спросил: «Ну – а куда пойдём?» У меня идей не было, я посмотрела на него. Быстро стало понятно, что идти нам

123

вроде как и некуда. Все наши друзья были наркоманами, а все места, где мы себя чувствовали своими, были героиновыми точками, ведь с гашишной сценой мы уже давно не контачили. Мне стало както не по себе. У нас уже не было валерона, и это, пожалуй, было одной из причин, что мы стали беспокоиться и захотели на улицу. И теперь мы стояли, не зная, куда же двинуть, и от этого беспокоились ещё больше. Я неожиданно почувствовала себя абсолютно выкачанной, совсем без сил. Да – мы соскочили с иглы, и теперь не знали, куда деваться… Тогда мы просто пошли вперёд, ну и пришли на вокзал. Это случилось както автоматически. Мы двигались, как по невидимым рельсам, сами того не понимая. Ну, вот и пришли! Детлеф подумал и сказал: «Ага, мы, по крайней мере, должны сказать привет Акселю и Бернду! Они уже наверняка думают, что мы в тюрьме, на кладбище или ещё бог знает где». Я с облегчением сказала: «Да, да, точно – расскажем им, как мы откололись! Может мы и их уболтаем!» Почти сразу мы встретили Акселя и Бернда. У них было порядочно с собой – хороший день на панели! Детлеф рассказал им об отколе. То, что мы это сделали, они оба сочли поистине великолепным! Потом Аксель и Бернд сказали, что идут домой – мазаться пора. Детлеф посмотрел на меня. Я на него. Улыбнулись лишь… Я ещё подумала: «Это было бы полным бредом – в первый же день…» Детлеф сказал: «Ты знаешь, время от времени, мы вполне можем позволить себе. Это же действительно прикольно – ставиться, пока не подсел. А чего – будем внимательно присматривать, чтобы не сесть! Потому что пережить второй такой откол – нет, это нереально!» Я сказала: «Ну да, иногда ширнуться – это здорово. Мы же теперь знаем, что не позволим себе подсесть во второй раз…» Мозг ещё не работал, видимо… А меня даже через неделю после кумара тянуло вмазаться. Детлеф сказал Акселю: «Можешь поделиться. При случае получишь всё обратно». Аксель и Бернд сказали, что мы должны хорошенько подумать. Потом они сказали, что прямо на следующей неделе они тоже отколются, только сначала нужно найти валерон. Им очень понравилась эта идея – снова пойти учиться или работать, и лишь иногда ширяться. Не прошло и двух часов, как мы вышли из квартиры и вот – снова нафаршированы под завязку и чувствуем себя, как на именинах! Прогуливаемся под ручку по Курфюрстенштрассе! О, это замечательное ощущение – ходить бешеным и никуда не торопиться –

124

просто гулять! Теперь нам ведь не надо ломать голову, где взять героин на утро. Детлеф радостно сказал: «Да – с утра пару приседаний, и день начнётся нормально!» Нет, действительно, мы так и думали! Идиоты – мы решили, что эта неделя, полная боли, пота и блевоты, и есть настоящий выход. Чепуха – на самом деле мы всего лишь очистили наши тела от героинового яда! Это далось нам непросто: мы глушили себя валероном, валиумом и тому подобными вещами. Что должно последовать за этим, мы не знали и раздумьями на эту тему себя не обременяли. Мама моя была так же наивна, как и мы. Ей показалось, что все трудности у нас уже позади. Конечно, ничего другого ей показаться и не могло – откуда же ей было знать, что это только начало? Но мыто – мыто могли знать! Мыто ведь были знакомы с опытом других наркоманов, не раз пытавшихся выйти. Нет, мы просто не хотели серьёзно думать об этом! Мы всё же были очень ещё наивными детьми! И то, что мы пережили ломку, казалось нам выдающимся подвигом! Почти четыре недели мы строго придерживались нашего плана. Никто из нас не ходил на панель. Мы вмазывались только, если ктото оставлял нам, или у нас вдруг оказывались деньги. Вся разница была в том, что теперь мы, вместо того, чтобы работать и искать клиентов, каждую минуту искали спонсоров. Несознательно, конечно. Эти недели были чудесным временем. Мне не надо было ходить в школу – мама хотела сделать мои первые чистые дни особенно радостными. Детлефу было разрешено и дальше жить у нас. Я узнала Детлефа теперь поновому и любила его, пожалуй, ещё больше – больше, чем это было возможно! Он был беззаботным парнем, весёлым и каждую минуту полон всяких идей. Мы были просто двумя весёлыми подростками, – по крайней мере, старались вести себя именно так. Мы ездили в Груневальд и подолгу там гуляли. Иногда брали с собой моих кошек и запускали их лазить по деревьям. Почти каждую ночь спали вместе. Всё было просто здорово! Иногда мы обходились по два дня без героина, иногда даже по три. И когда нам случайно доставался порошок, мы со всех ног бежали прочь с грязных героиновых точек. Больше всего нам нравилось гулять по Курфюрстендамм, мешаясь среди пешеходов и глазея на витрины. Может быть, мы хотели быть такими же обыкновенными пешеходами – ну, только чутьчуть другими! Во всяком случае, мы хотели и себе, и другим показать, что мы не какието там заколотые нарки, даже если и были

125

втёрты. Под героином мы заваливались на обычные тинейджерские дискотеки, типа «Флэш» или «Биг Эден». Сидели там совершенно обдолбанные и думали: да мы почти как и все тут – нормальные ребята! Иногда мы на весь день оставались дома. Мы могли целыми днями смотреть в окно или просто говорить друг с другом. Собирали старые листья с больных деревьев, которые стояли перед нашим домом в Кройцберге. Я высовывалась из окна так далеко, как только могла, Детлеф крепко держал меня за ноги, и я могла дотянуться до веток. Мы тискали друг друга, буйствовали, и иногда вели себя совершенно глупо. И мы ни разу серьёзно не говорили о нашем будущем. Редкоредко мне приходилось задумываться. Только, если вдруг всплывала какаято проблема, когда мы ссорились с Детлефом изза какойто мелочи. Я была не готова решать проблемы. Я просто делала вид, что проблем – их нету! – просто чтобы не сорваться. Тогда меня особенно тянуло вмазаться: я знала, что все проблемы исчезают с уколом… Потом начались настоящие неприятности: Клаус, мамин друг, начал наезжать на Детлефа. Всё бубнил, что квартира слишком мала, чтобы устраивать тут ещё ночлежку для наркоманов. Мама не смогла ему возразить, и я опять оказалась бессильна. Это было примерно как в тот день, когда Клаус приказал выставить мою собаку. Одним ударом с этой прекрасной жизнью было покончено. Через три недели мне снова пришлось отправиться в школу, а Детлефу домой – спать! В школе даже не заметили, что я отсутствовала три недели. Я и так уже давно потеряла всякий контакт со школой. Теперь у меня появилась новая проблема – курение. Если я была чистой, то выкуривала в день по четырепять пачек. Я курила одну сигарету после другой. И сейчас оказалось, что я просто не могу выдержать сорок минут без сигареты. Пришлось с уроков выходить в сортир на – перекур. Две сигареты. Я накурилась в этот первый день в школе до тошноты и блеванула в корзину для бумаг. В классе я решила больше не показываться. Это был первый за три недели день, который я провела без Детлефа. Просто ужасно! И на следующий день я, повинуясь старому инстинкту, после школы отправилась на Цоо. Ну – мой Детлеф уже стоял там и ждал клиента! Я не поняла прикола. Как это?! Опять? Стоит на омерзительном вокзале и ждёт омерзительного фраера?! Но Детлеф сказал, что у него

126

ни гроша в кармане, и он не знает, что ещё делать. Оказалось, что Детлеф ночевал у Акселя и Бернда. Теперь он каждый день бывал на вокзале и каждый день ширялся. А я? Теперь, если я хотела видеть Детлефа, мне приходилось ехать на Цоо. А я хотела видеть Детлефа! Детлеф был моим единственным! Я не смогла бы жить без него. И снова почти каждый день я была на вокзале. Мама Кристины: В то воскресенье, когда я нашла следы крови в ванной и взглянула на руки Кристины, у меня словно пелена с глаз упала. Это был тяжёлый удар! Кристина выставила мне, так сказать, счёт за моё воспитание, которым я так гордилась! И теперь я увидела, как ошибалась – ошибалась только потому, что не хотела повторить ошибки своего отца! А что? Когда Кристина, например, начала ходить в «Саунд», я, конечно, не была в восторге от этого, но и её подруга Кесси и другие ребята из «Дома» тоже постоянно ходили туда. Я сказала себе, ну хорошо, а почему бы и Кристине не побывать там разок. Ведь вся наша молодёжь стремилась туда! И я вспомнила обо всех тех безобидных вечеринках, которые отец запрещал посещать мне в детстве, и – разрешила. С таким же великодушием я отнеслась и к её знакомству с Детлефом, с которым они познакомились в «Саунде». Детлеф произвёл на меня очень хорошее впечатление. Парень умел себя вести, у него были хорошие манеры и весёлый нрав. В общем – чрезвычайно милый молодой человек. И мне показалось совершенно естественным, что Кристина в первый раз воспылала чувствами. Такой уж возраст! Главное, думала я, что парень порядочный. Я ведь видела, что и Кристина ему очень нравится. Если бы мне ктонибудь и сказал тогда, что они уже в это время вместе балуются героином, я сочла бы его сумасшедшим. Потому что, кроме дочкиного увлечения Детлефом, я не замечала в её поведении ничего необычного. Напротив, мне показалось, что Кристина стала намного спокойнее и уравновешеннее, тогда как раньше она была просто строптивой, упрямой и непослушной девчонкой. Даже в школе её дела пошли лучше. После школы мы часто созванивались с ней, и она рассказывала, чем занимается. Гуляет со школьными друзьями или встречает

127

Детлефа с работы. Против этого я не возражала. В будние дни она обычно появлялась дома к ужину. И если запаздывала, то обязательно звонила и приходила максимум на час позже. Иногда она ещё ходила в «Дом», или встречалась с друзьями, – так она говорила. Она снова помогала мне по хозяйству, и я ценила это, поощряя её подаренной пластинкой или лишней парой марок на карманные расходы. Моему другу Клаусу это казалось ненормальным. Он говорил, что я должна и о себе подумать. Кристина, мол, меня только использует. В определённом смысле он был, вероятно, прав. Но у меня всегда было такое чувство, что я обязана сделать для неё чтото особенное, чтобы возместить ей этот очевидный недостаток заботы и ласки. Мой друг был также против того, что я позволяю ей ночевать у подруг. Он просто не верил, что она действительно спит у них. Но шпионить – не мой стиль. Так постоянно поступал мой отец: шпионил за мной, хотя я и не делала ничего плохого. Однажды Кристина рассказала мне, что они переспали с Детлефом. «Мамочка, – сказала она, – он был так ласков со мной, ты себе даже представить не можешь!» Теперь мне стало понятно, почему она так хотела ночевать у «подруг» по выходным! Но это случилось лишь однажды. И что с того – это же вполне нормально! Я и дальше думала, что всё в порядке. С той поры я время от времени разрешала ей ночевать у Детлефа. Да и как бы я могла помешать им спать друг с другом? В газетах и по телевизору психологи постоянно подчёркивали, что сегодняшняя молодёжь созревает быстрее, и что не надо пытаться подавлять их сексуальность. Ну и я тоже так думала! У Кристины всё же был постоянный друг. Другие девочки по соседству ходили сегодня с этим, а завтра с тем. Поэтому постоянные отношения с Детлефом меня даже успокаивали. С другой стороны, если говорить честно, всё это иногда казалось мне сомнительным. Прежде всего, её новые друзья и подруги, с которыми она познакомилась в «Саунде». Она рассказывала мне, что некоторые из них принимают наркотики. О героине она, правда, не говорила. По её словам, они курили гашиш и ели «кислоту». Он живописала мне совершенно ужасные картины, говоря, например, что её подруга Бабси – законченная наркоманка. Но она рассказывала об этом с таким отвращением, находя это настолько отталкивающим, что мне просто не пришло бы в голову, что и она сама так делает! Тогда я спрашивала: «Зачем же ты вообще общаешься с такими людьми?» Она говорила «Ах, мамочка, мне их так жалко! Никто не

128

хочет с ними общаться! Они просто рады, если с ними поговоришь. Им же нужна помощь!» А ведь Кристина всегда была готова помочь. Сегодня я знаю, что тогда она говорила о себе: это ей нужно было помочь! Както вечером среди недели она пришла домой только в одиннадцать. Сказала: «Мамочка, не ругайся, пожалуйста! Мы были с людьми в наркологическом центре». Я спросила: «А что случилось?» «Да, мы там разговаривали, хотели помочь им завязать с наркотой!» – и потом она ещё добавила: «Если я вдруг стану наркоманкой…», – и вдруг захихикала. Я, шокированная, посмотрела на неё. Она сказала: «Да нет, это я просто так. Со мной всё в порядке!» «А с Детлефом?» – спросила я. «Дурацкий вопрос, да это даже представить невозможно!» Это было зимой семьдесят шестого года. С тех пор у меня было нехорошее чувство, но я всё старалась забыть о том разговоре. Своего друга я тоже не слушала. Он, между тем, готов был спорить на любые деньги, что Кристина принимает наркотики, но я не давала её в обиду. Никто же признается так просто, без разговоров, что всё напрасно, что ты не справилась как мать! Моя дочь не делает этого! – и тут я просто не отступалась. Я, правда, попыталась взять Кристину на короткий поводок. Но когда я говорила: «Ты будешь дома к ужину!» – а её не было, я ничего не могла сделать с этим. Где мне искать её в этом городе? То, что она одна ездила на Цоо, я не могла бы и предположить. Я радовалась, когда она звонила в половине девятого и говорила: «Мамочка, не беспокойся! Я сейчас буду». Я просто не справлялась больше с Кристиной… Иногда, она, конечно, придерживалась моих запретов. Тогда она гордо говорила по телефону подруге: «Нет – сегодня мне нельзя. Я остаюсь дома». Как будто это не имело никакого значения для неё. В этом было противоречие. С одной стороны, она часто хватала через край, выходила из всех рамок приличий, дерзила невероятно. С другой стороны, она относилась ко мне с должным уважением, когда ей говорили, что можно, что нельзя. И вот в конце января семьдесят седьмого года наступил момент истины! Это было ужасно! Мне надо было в ванную. Дверь была закрыта. Кристина была внутри и открывать не собиралась. В этот момент я уже была уверена. И одновременно мне стало ясно, что уверенато я была всегда, но всё это время просто обманывала себя. А иначе… – иначе я не смогла бы внезапно догадаться, что там происходит за дверью!

129

Я стала барабанить в дверь, но она всё не открывала. У меня просто буйное помешательство началось! Я ругалась, я молила – открыть, наконец, дверь! И вот дверь открылась, Кристина пулей вылетела вон. В ванной я нашла закопчённую ложку и брызги крови на стенах. Достаточно красноречивое подтверждение! Я знала это всё из газет. Подошёл Клаус, спросил: «Ну – а теперь ты веришь?» Я вбежала в комнату вслед за ней. Спросила: «Кристина, что ты делала там?» Я была совершенно убита. Меня трясло. Я не знала, что мне – зареветь, завыть или заорать. Нет – сначала надо было поговорить с ней, а она только плакала, разбивая мне сердце: не могла и взглянуть на меня. И я спросила: «Ты кололась героином?» Она не отвечала. Ревела навзрыд и просто не могла вымолвить ни слова. Тогда я силой завернула ей руки, и – вот тебе! По обеим сторонам – следы от уколов! Особенно ужасно они не выглядели. Совершенно нет! Только две, три дырочки – под ними свежий укол. Он один был ещё достаточно красным. И тогда она призналась, вся в слезах. Я в тот момент только подумала: «Ну всё – я должна умереть!» Лучше бы я уже давно умерла! Я так отчаялась, что вообще не могла включить голову. Я совершенно не знала, что делать. Тогда я спросила у неё: «Что будем делать?» Этот вопрос я задала Кристине! Я была совершенно беспомощна! Да, это был тот самый удар, от которого я так долго старалась увернуться. И это было именно то, что я так старалась выпустить из виду. Но я же действительно не знала, как выражаются симптомы! До того момента у меня и вовсе не было формальных причин подозревать Кристину. Как правило, она была очень живой и весёлой. Иногда, правда, стремилась побыстрее исчезнуть в своей комнате, если приходила домой слишком поздно. Но я относила это на её угрызения совести изза опоздания. Когда я немного успокоилась, мы стали думать, что делать, как быть дальше, как бросить. Кристина призналась мне тогда, что и Детлеф употребляет героин. По её словам, всё дело только тогда могло иметь смысл, если и он попытается бросить одновременно с ней. В противном случае они лишь будут провоцировать друг друга снова взяться за шприц. Меня это убедило. Мы решили, что начнём прямо сейчас. Кристина вела себя открыто и искренне. Она призналась, что Детлеф зарабатывал деньги на героин, продаваясь гомосексуалистам, на вокзале. Это просто ужаснуло меня! То, что и она отдавалась мужчинам за героин – об этом речь даже не шла. Я не могла этого

130

представить, в конце концов, – она ведь любила Детлефа. А он, говорила Кристина, всегда зарабатывал достаточно… Кристина клялась: «Мамочка, верь мне! Я так хочу отколоться! Действительно!» Вечером мы поехали искать Детлефа, и тут я словно в первый раз увидела всех этих до крайности истощённых, достойных сожаления персонажей, что входили и выходили из вагона метро. И Кристина сказала: «Так я не хочу кончить! Да ты только посмотри на этих затраханных типов!» Она самато выглядела ещё достаточно чисто и опрятно. Мы так нигде и не наши Детлефа, и поехали тогда к его отцу. Он знал о зависимости сына – не знал только, что и с Кристиной тоже всё так. Я стала его упрекать. «Почему – спросила я, – вы не сказали мне?» «Стыдно было…» – ответил он. Теперь отец Детлефа вздохнул с облегчением. Он хотел участвовать деньгами. Вплоть до недавнего времени он напрасно старался помочь своему сыну, и я, должно быть, показалась ему настоящим ангеломспасителем. Я и сама почувствовала в себе уверенность! Ох, я не имела ни малейшего понятия о том, что меня ожидает! На следующий день я вышла из дому, чтобы посоветоваться с кемнибудь о предстоящем нам деле. Сначала зашла в районное управление по делам молодёжи и сказала: «Моя четырнадцатилетняя дочь – героиновая наркоманка. Что мне делать?» Молчание… Они ничего не смогли посоветовать. «Отдать, может, в приют…» – сказали они. Я сказала, что об этом и думать нечего! Кристина просто почувствует, что от неё отделались. Кроме того, они и не знали ни одного приюта, куда берут наркоманов. Сначала им пришлось бы разыскать подходящий приют, а это займёт много времени. Хорошие места для трудных подростков – дефицит, что поделаешь! Я ответила: «Это тут совершенно не при чём! Она не трудный подросток, она – наркоманка». Чинуши только смотрели на меня и пожимали плечами. Напоследок посоветовали обратиться в детскую консультацию. Когда я предложила это в свою очередь Кристине, она сказала: «Ерунда – что они понимают! Чего мне не хватает – так это терапии». Но чиновники ничего не смогли предложить и в этом смысле. Я исходила все наркологические консультации в городе – в Техническом университете, в Карита, и я не знаю, какие ещё… Я просто не знала, как же мне решить эту проблему. В консультациях мне посоветовали не питать больших надежд по поводу выхода на дому. Без терапии откол – дело достаточно бессмысленное. Но, поскольку Кристина ещё так молода, сказали они, то

131

можно попытать счастья и дома. И без того свободных мест у них не было и в ближайшие три месяца не ожидалось. Они дали мне рекомендации касательно питания, чтобы грамотно противостоять нежелательным осложнениям. Откол состоялся в первую же неделю… Они оба не сопротивлялись, не увиливали ни от чего, и надежда вернулась ко мне. Через восемь дней я была уверена: слава богу, всё получилось у нас! Кристина снова стала ходить в школу и даже якобы участвовать в занятиях. Но потом она снова начала заниматься не пойми чем. Каждый раз она говорила мне, где была. Она приводила неопровержимые алиби. Звонила в восемь вечера и говорила: «Мамочка, я в томто и томто кафе. Встречаюсь с темто и темто. Скоро буду!» Всё время я была настороже. Я контролировала её руки, но свежих следов не находила. По выходным ей, правда, больше не разрешалось ночевать у Детлефа, но, с другой стороны, я хотела показать, что доверяю ей. Поэтому давала ей погулять по субботам. Я была крайне подозрительна, но просто не знала, как же мне себя вести, и постоянно ломала голову над одним вопросом – так что же нам делать! Я испытывала панический страх перед героином: я же не хотела снова подсесть! Но если Детлеф был обдолбан, а я чиста, то между нами как будто и не было ничего, мы были как чужие друг другу. Поэтому и приходилось брать героин, который он мне давал. И снова и снова, вводя иглу в вену, мы говорили себе, что кошмар не повторится. Мы уверяли себя, что каждый день можем соскочить, а между тем снова боялись, что на утро у нас не окажется ширева. Всё говно началось с самого начала. Но теперь мы даже не понимали, как глубоко увязли, потому что ведь старательно изображали – всё под контролем… Снова Детлеф зарабатывал для меня. Это, естественно, продлилось недолго, и мне пришлось выйти на панель, но поначалу я была даже рада встретить там своих старых клиентов, и работа не показалась мне такой отвратительной. Ещё в первый день, когда Детлеф снимался, он взял меня к Юргену. Этот Юрген был достаточно известной личностью в берлинских деловых кругах. У него были огромные бабки, и обедал он с сенаторами. Ему было за тридцать, но он косил под такого «молодёжного» типа. Говорил на одном с нами языке и понимал наши проблемы… Короче, явно не был одним из этих задроченных менеджеров, что

132

денно и нощно думают лишь о деньгах. Так я впервые оказалась у Юргена. Вокруг огромного деревянного стола уже сидела дюжина молодых людей. Горящие свечи стояли в серебряных подсвечниках, на столе – бутылки дорогого вина. Все непринужденно болтали между собой. Я поняла, что подруги и парни за столом – из одной компании, все знают друг друга. Юрген был заводилой. И я подумала, что вот у негото котелок варит! У него была такая улётная квартира – определённо стоила кучу денег, и это импонировало мне страшно! И при всём при этом он ещё както умудрялся оставаться свободным и приятным, как нормальный человек. Он и другие разговаривали с нами, как со старыми друзьями, хотя, кроме нас, там не было никаких наркоманов. Мы всё болтали и болтали, и одна парочка, наконец, спросила, нельзя ли им принять душ. Юрген сказал: «Ну конечно – зачем же он тут стоит!» Душ был прямо в комнате. Эта пара пошла туда, а потом к ним влезли ещё двое. Вдруг они вернулись голые и спросили, где полотенце. Я подумала, что это, должно быть, очень крутое общество, в котором все любят друг друга. И мне было приятно представить себе, что позже и мы с Детлефом будем иметь такую роскошную квартиру и таких роскошных друзей, которых будем приглашать в гости… Между тем, эта голая пара уже бегала по квартире с полотенцами на бедрах, занимаясь друг другом. Ещё одна парочка пошла в спальню, где стояла огромная кровать: её можно было поднимать и опускать. Там был такой большой проём между спальней и гостиной, и можно было видеть, что происходит в спальне. Они сначала грубо ласкали друг друга, и потом затащили и других в эту кровать. Парни возились с девушками, и даже парни с парнями. Некоторые делали это прямо на столе! Наконец я просекла, что тут идёт как бы настоящая оргия. Нас с Детлефом тоже хотели привлечь к действу, но я была не в восторге от этой затеи. Я не хотела, чтобы меня ктото тискал, кроме Детлефа, хотя мне, в общемто, совершенно не претило происходящее. Напротив, я тащилась от того, как откровенно они там развлекались. И именно поэтому я хотела быть с Детлефом. Мы с ним зашли в соседнюю комнату. Стали медленно раздеваться, лаская друг друга. Неожиданно в комнату вошёл этот Юрген, сел рядом и стал пялиться на нас. Мне это не сильно мешало, вопервых, потому что такое поведение было тут в порядке вещей, а вовторых, я надеялась, что мы всё же

133

получим от него денег. Только бы ему не вздумалось присоединиться, думала я! Но нет, слава богу, Юрген только смотрел на нас. Нет, не только: пока мы любили друг друга, Юрген дрочил. Мне надо было домой, и когда мы, наконец, собрались уходить, он как бы мимоходом сунул Детлефу сто марок… Так Юрген стал нашим постоянным клиентом. Он был бисексуалом. Как правило, мы ходили к нему вдвоём: я занималась им сверху, Детлеф снизу. И каждый раз мы получали за это сотню. Иногда к нему ходил только ктонибудь один из нас. За шестьдесят марок. Определённо, Юрген был фраером, и, как и все фраеры, почти так же неприятен нам. Но он был единственным моим клиентом, по отношению к которому я испытывала чтото вроде дружбы. Я уважала его! Мне нравилось говорить с ним. У него было полно идей, и он всегда был в курсе всего. Он умел жить! В первую очередь меня поражало то, как он обращался с деньгами. Это было едва ли не самым интересным. Он рассказывал, как он размещает свои деньги тамто и тамто, и как их автоматически становится больше. Он был очень щедрым. Остальные участники оргий не получали от него денег – по крайней мере, я этого не видела. Впрочем, както раз он дал одному парнише несколько тысяч – тому не хватало на тачку. Юрген не говорил много, он просто подписал чек и сказал: «На – получи свою машину». Юрген был единственным фраером, к которому я могла зайти, даже если мне ничего не было нужно от него, а ему от меня. Иногда по вечерам смотрела у него телевизор, и мир тогда казался мне ещё ничего. Мы с Детлефом снова были на сцене. Целиком и полностью. Все эти нормальные подростковые дискотеки больше нас не интересовали. И если меня не было на Цоо, значит, я болталась гдето вокруг метро «Курфюрстендамм». На маленьком перроне станции часто бывало по сотне нарков. Там торговали. Туда же приходила и клиентура, специализирующаяся исключительно на наркоманах. Я ходила от группы к группе и болтала со знакомыми. Иногда, когда я вот так шлялась среди этой толпы, мир казался мне просто прекрасным. Я шлёпала по платформе станции, как звезда среди звёзд. Я смотрела на бабушек с их связками кульков, возвращавшихся из «Вертхайма» или из «Билки», на то, как они в ужасе оборачивались по сторонам, и думала: насколько всё же мы – нарки – круче! Просто на голову выше их! Конечно, мы ведём такую жестокую жизнь, мы

134

каждый день можем умереть, и мы скоро умрём. Но другая жизнь нам просто не нужна, мы не хотим подругому! Мне, по крайней мере, нравилось и так! Я думала о деньгах, которые я зарабатывала. Каждый день мне одной нужно было сто марок только на ширево. С учётом всех накладных расходов мои ежемесячные траты составляли гдето тысячи четыре марок, и я таки их доставала! Я думала, четыре тысячи чистыми получает ну разве что директор фирмы. Я зарабатывала их в свои четырнадцать лет! *** Определённо, проституция – мерзкая работа. Но под героином так не кажется. Мне вообще везло. По крайней мере, моя работа оплачивалась по таким завышенным тарифам, что я до сих пор удивляюсь, как это было возможно. Условия всё ещё определялись мной. Я не трахалась с клиентами. Среди нас были и более яркие звёзды, чем я. Так, например, некоторые ребята рассказывали, что им нужно четыре грамма в день. По тем ценам такое количество обходилось им от пятисот до восьмисот пятидесяти марок в день. И, не знаю как, но они почти всегда находили эти деньги! Да, эти ребята зарабатывали всяко больше, чем любой генеральный директор, и полиция не трогала их. К этимто звёздам я и ходила на Курфюрстендамм, и они всегда были не против пообщаться со мной. Такими в то время, в феврале, марте, были мои мысли и чувства, когда я, хорошенько ширнувшись, бродила по городу. Не скажу, что всё было здорово, но героин всё же ещё не убил меня. И я постоянно врала себе, что ещё не сижу. Я полностью вжилась в роль наркоманки. Я находила себя обалденно крутой. Я ничего не боялась. Когда я ещё не сидела на героине, я боялась всего. Отца, потом друга моей мамы, долбаной школы, дворников, инспекторов дорожного движения, контролёров в метро. Под героином я чувствовала себя неприкосновенной. Мне не было страшно. И ни разу я не обосралась при виде копов в гражданском, которые иногда наводняли вокзал. Всякий раз с холодной головой уходила от облавы. Мне казалось, что некоторые нарки знают, как жить с героином, и я всячески старалась поддерживать с ними знакомство. Вот, например, Атце и Луфо. Атце был моим первым другом. Единственный парень, с которым мы ещё до Детлефа были в тесных отношениях, в которого я была влюблена. Луфо, Детлеф, Атце – они все были из той

135

ещё гашишной компании семьдесят шестого года. Атце и Луфо пересели на героин незадолго до меня. Сейчас оба жили в потрясающей квартире с французской кроватью, кушеточным гарнитуром и полом, устланным коврами. У Луфо даже была настоящая работа – он был ассистентом у Шварцкопфа. Оба утверждали, что ещё не чувствуют зависимость и по месяцу, по два могут обходиться без дозы. Я верила им, хотя они и были всякий раз, когда я их видела, в черную обдолбаны. Атце и Луфо были настоящими кумирами для меня. Я не собиралась так плотно подсесть на геру, как тогда, перед моим первым отколом, и хотела поучиться у них. Я ведь тоже могла бы жить в такой квартире с французской кроватью, кушеточным гарнитуром и коврами на полах, если бы только поаккуратнее обходилась с порошком. Они оба, Атце и Луфо, были ещё не такими злыми, как другие нарки. У Атце была классная подруга, Симона, – та вообще не кололась. Мне страшно нравилось, что, несмотря на это, они замечательно понимают друг друга. Я охотно бывала у них и спала там на кушетке Луфо, если мы срались с Детлефом. Когда однажды вечером я пришла домой и даже села в гостиной с мамой, – совсем задвинулась, наверное, – она без слов достала газету и протянула мне. Я поняла, в чём дело. Она всегда в торжественном молчании вручала мне те газеты, в которых стояло очередное сообщение о «жертвах героина». Меня это нервировало. Никогда не читала эти бредни! Всётаки я взяла газету и стала читать: Ученик стекольщика Андреас В. (17) давно хотел избавиться от своего пристрастия к наркотикам; его шестнадцатилетняя подруга, ученица медтехникума, пыталась помочь ему в этом: тщетно! Тиргартен: в квартире, роскошно обставленной отцом Андреаса для молодой пары, молодой человек всадил себе «золотой укол…» Я не сразу врубилась в тему, потому что просто не смогла. Но нет, – здесь всё подходило одно к другому! Квартира, ученик стекольщика, подруга, Тиргартен и этот «Андреас В.» Андреас Вичорек, которого мы называли просто Атце… Я только подумала сначала: «Вот так говнище!» У меня пересохло в горле, и мне стало плохо. Я думала, что нет, – это не может быть правдой! Атце просто не мог убиться золотым уколом! Именно Атце,

136

который так расчётливо и аккуратно относился к ширеву. Я не хотела показывать матери, как меня прибила эта заметка, – она же не знала, что я опять сижу! Я взяла газету и пошла в комнату. Я не видела Атце уже целую вечность, и теперь вот узнала из газеты, что случилось с ним за это время. Всю последнюю неделю он мощно двигал и загремел, в конце концов, в реанимацию. Его подруга Симона, узнав об этом, вскрыла себе вены. Обоих спасли. За день до своей смерти Атце пошёл в полицию и сдал всех дилеров, которых знал: среди них двух девушек, их звали «близняшками», и у них всегда было отменное ширево. Потом написал прощальное письмо, которое также приводилось в газете: «Я кончаю с жизнью, потому что наркоман доставляет своим родным и друзьям только досаду, горечь и отчаяние. Наркоман разрушает не только себя, но и окружающих. Спасибо моим любимым родителям и моей маленькой бабушке. Физически я уже нуль… Быть наркоманом – последнее говно. Но кто обрекает на это несчастье людей, которые молоды и полны сил? Это должно стать предупреждением всем тем, кто говорит себе: ну, давай…, попробую, что ли! Вы, посмотрите же на меня! Прощай, Симона, теперь у тебя не будет забот, живи счастливо!» Я легла на кровать и подумала: ага, а вот и твой первый друг… В могиле. Я даже не могла плакать. Я не была способна на чувства. И когда на следующий день я появилась на точке, там вообще никто не плакал по Атце. На сцене вообще не плакали… Некоторые ребята страшно дулись на Атце. Потому что он сдал нормальных дилеров, у которых всегда было нормальное ширево, – они уже сидели в тюряге, – и потому что он остался многим должен. Самым удивительным во всей этой истории с Атце было то, что подруга Симона, которая раньше и близко не подходила к героину и всё хотела снять своего парня, через неделю после его смерти сама начала ставиться. Не прошло и полмесяца, как она забросила свою учёбу, и мы встретились на панели. Луфо умер год спустя в январе семьдесят восьмого от передоза… Иллюзия, что можно быть живым, умело обращаясь с порошком, после смерти Атце пропала. В нашу компанию, в которой когдато затусовывался и Атце, пришёл страх и недоверие. Если раньше мы вмазывались вместе, а шприцев на всех не хватало, то каждый хотел

137

быть только первым. Теперь же всё внезапно захотели быть вторыми… Никто не говорил о том, чего боялся. Но порошок мог оказаться слишком чистым, слишком сильным, или, наоборот, смешанным со стрихнином или ещё с какимнибудь ядом. Умеретьто можно было от чего угодно! Итак, жизнь опять превратилась в полное говно. Всё было так, как написал Атце в своём письме. Вместе с собой я продолжала тащить в могилу свою маму. Я снова приходила домой, когда хотела. И как бы поздно я не явилась, она никогда не спала – всё ждала меня. Я приходила, а она глотала валиум, просто чтобы хоть както заснуть! Я думаю, она держалась только на валиуме. А во мне крепла уверенность, что скоро я закончу так же, как и Атце. Иногда, правда, появлялись такие надеждысоломинки, и я хваталась за них. Даже в школе. Был там такой учитель, который мне даже нравился, – господин Мюке. На его уроках мы часто проигрывали ситуации, в которых оказываются молодые люди. Например, устройство на работу. Один играл шефа, который ищет работника, другой – нанимающегося, и когда пришла моя очередь играть нанимающегося, я просто не дала «шефу» и слова сказать. На все его вопросы я отвечала претензиями, и парень, который играл шефа, быстро затих. Ну, так я и в жизни прорвусь, подумала я. Однажды мы с господином Мюке пошли в центр профориентации. То есть сначала нам пришлось ещё посмотреть на парад союзников. Парни страшно интересовались, лазили по всем этим танкам и прочей технике, меня же от всего этого железа тянуло блевать – оно производило адский шум, и было годно только на то, чтобы убивать людей. Мне очень понравилось в центре профориентации. Я внимательно выслушала всё, что относилось к профессии смотрителя зоопарка. Мы с Детлефом на следующий день зашли туда ещё раз, и я отксерила себе всё, что у них было по этому поводу. Детлеф тоже нашёл весьма возбуждающими несколько профессий, которые ему там рекомендовали – он, собственно, искал чтото связанное с сельским хозяйством. Мы так долго ходили по центру и восторгались нашими будущими профессиями, что совсем забыли, что нам ещё нужно поднять денег на дозу. И когда мы вечером стояли на вокзале и ждали клиентов, с документами из центра профориентации, всё это было просто невозможно и нереально! Если я так и собираюсь продолжать, то мне же даже школы не закончить – умру

138

раньше! На следующее утро по дороге в школу я купила «Плэйбой». Я покупала его для Детлефа, который от него тащился, но и сама заглядывала внутрь. Сложно сказать, почему именно «Плэйбой» нас так интересовал. Сегодня я этого вообще не могу понять. Но тогда «Плэйбой» был для нас картинкой из другого, чистого мира. Чистый секс… Чистые девушки без проблем… Никаких голубых, никаких фраеров. У парней кучи денег, они курят трубки, гоняют на спортивных машинах. И девушки трахаются с ними просто из удовольствия… Детлеф говорил, конечно, что всё это полная фигня, но каждый выпуск он должен был прочесть. И в то утро я прочла в «Плэйбое» коротенькую историю. Её содержание я даже не так хорошо поняла, потому что ещё с утра была в ауте, но само настроение статейки мне понравилось. Дело происходило гдето далекодалеко, под голубым небом и горячим солнцем. И там был эпизод, когда какаято девушка так это невинно ждёт, пока её друг вернётся домой с работы. Тут я начала просто плакать. Я сидела в вагоне и ревела, как крокодилиха, пока мне не надо было выходить. Я сидела за партой и мечтала, как было бы нам хорошо с Детлефом там, далекодалеко. И когда мы вечером встретились на вокзале, я рассказала ему об этой истории. Он сказал, что его дядя и тетя живут в Канаде. Живут на огромном озере, и только поля да леса кругом. Они, конечно, нас примут. Он сказал, что мне надо сперва закончить школу – так будет лучше в любом случае. Он бы поехал вперёд, чтобы найти работу – это там легко, – и когда я подтянусь, у нас уже будет куплен деревянный дом. Я сказала, что в любом случае собираюсь закончить школу. Мои дела там и так шли всё лучше и лучше. Легко! Я больше не стала бы там так глупо скандалить, а сосредоточилась бы на занятиях и постаралась получить хороший аттестат. Тут Детлеф отошёл с клиентом, а я всё ещё ждала своего. Вдруг позади меня, как изпод земли, выросли два типа и спросили: «А что ты тут делаешь, чёрт возьми?» Я сразу поняла: душманы. Хлопушка! Меня ещё никогда не забирали, и поэтому я не боялась их, – раньше меня всегда оставляли в покое. Я же ничего такого не делала, просто несколько месяцев с перерывами ходила подрабатывать на панель Цоо, как и многие другие девочки моего возраста… Облавы там были каждый день. Но полиция жёстко гоняла только иностранцев, тех, что притаскивали с собой бутылку водки или сигареты из

139

Восточного Берлина. На таких уродов там регулярно устраивалась охота. И я очень спокойно ответила этим полицаям: «Я жду своего друга». Один из них спросил: «Не гони – ты тут сосёшь!» Я сказала: «С чего вы взяли? Что, я так выгляжу?» Они спросили сколько мне лет, и я сказала, что мне четырнадцать. Они непременно хотели видеть мой паспорт, хотя паспорта выдаются только в шестнадцать. В общем, пришлось просветить их слегка по этому вопросу. Один из них, – заводила, видимо, – сказал: «Давайка сюда свой мешок». Залез рукой в мешок и выудил оттуда ложку. Спросил, что это я делаю ложкой. Я сказала: «Этой ложкой я ем йогурт». Потом он, правда, вытащил из мешка шприц, завёрнутый в туалетную бумагу, и мне пришлось пройти. Привели меня в отделение на Цоо. Я не боялась. Я знала, что четырнадцатилетнюю они не смогут привлечь. Я просто была недовольна этими говноедами – они отнимали у меня время! Меня заперли в клетку прямо рядом с письменным столом оберполицая. Я была так в себе уверена, что даже не пыталась скинуть героин, который всё ещё был в карманах джинсов. Ну как я могла выбросить ширево? Потом явилась дамаполицай. Мне пришлось раздеться, снять всё, даже рубашку и трусы, и потом она обшарила меня, заглянув в каждую дырку, прежде чем нашла, наконец, героин в карманах. Один из полицаев излишне подробно описывал всю эту процедуру, одним пальцем печатая на машинке. Копия протокола пошла в толстенную папку. Ну вот: теперь я была зарегистрированной наркоманкой, а не какойто там неучтёнкой. Полицаи, впрочем, были очень добры со мной. Опять, правда, завели известную пластинку: «Чёрт, девочка, что же ты делаешь? Только четырнадцать, такая молодая, такая красивая и уже почти труп!» Пришлось всётаки дать им рабочий телефон моей мамы, и один из них пошёл звонить. Мама появилась в участке так около половины шестого, полностью издёрганная. Начался этот разговор с душманами, которые патетически выкрикивали «Такая маленькая! Такая красивая! Совсем ребёнок!» Мама сказала: «Да, да, этот ребёнок… Я вообще не знаю, что мне теперь с ней делать! Мы уже бросали с ней недавно. Но, значит, она не хочет завязать с наркотой!» Это было нечестно: «Она не хочет завязать!» Моя мама не имела никакого представления ни обо мне, ни о героине.

140

Конечно, я хотела! Но как завязать – вот бы она сказала мне! Мы вышли из участка, и она начала допрос. Куда меня снова занесло? Где я была? Я сказала: «На вокзале я была, твою мать!» Она: «А тебе не надо было туда ходить!» Я сказала: «Я там просто ждала Детлефа – есть у меня ещё такое право, может быть?» Она сказала, что мне больше нельзя встречаться «с этим безработным асоциальным придурком». Помолчав, она спросила: «Ты ходишь на панель?» Я заорала: «Ты что, спятила? Скажи ещё чтонибудь!! Что мне там делать, потвоему, объясника мне! Ты наверное думаешь, что я шлюха, да?» Тут она замолкла. Правда, теперь я начала серьёзно опасаться за свою свободу. И ещё меня пугало то, какой холодной вдруг стала мама. Я подумала, а вдруг всё: она меня бросит, откажется от меня, и не станет больше помогать. Но потом я сказала себе: «Ха, помогать! Чем, этими дурацкими сентенциями, что ли: не ходи на вокзал, не встречайся с придурком Детлефом?!» Мне пришлось ехать с матерью домой. Героина на следующее утро у меня не было. Утром мама вытащила меня из кровати. Посмотрела на меня и спросила: «Что у тебя с глазами, ребёнок? Они совершенно пустые. Я вижу в них только страх». Мама ушла на работу, и я подошла к зеркалу. Я впервые увидела свои глаза в кумаре. Одни зрачки! Совсем чёрные, матовые и неподвижные. Действительно – совсем пустые! Мне стало жарко, и я засунула голову под кран. Это помогло – вдруг стало так холодно, что я пошла и залезла в горячую ванну. Несколько часов я, не вылезая, просидела в ванне, то и дело подпуская кипятка. Снаружи было так холодно, а мне нужно было както убить время до полудня. Тогда я или смогу найти клиента, или ктонибудь поможет с ширевом. До полудня ни у кого не было порошка. Нет, подумала я, придется работать! Никто со мной, конечно, не поделится. Акселя и Бернда душила жаба – они жались за каждую четверть, они не могли насосать столько, сколько им было нужно. Сам Детлеф становился очень прижимистым, когда речь заходила о его порошке. Ну а остальные на сцене, – они бы скорее спустили всё в сортир, чем помогли б кому! Ломало всё круче, и это всётаки заставило меня вылезти из ванны, чтобы обшарить квартиру в поисках денег. Гостиную теперь от меня закрывали – Клаус утверждал, что я царапаю его пластинки, – но я уже давно научилась открывать дверной замочек булавкой. В гостиной не было ни гроша… Тогда я решила заглянуть в пивную бутылку, что стояла на кухонном шкафу, – мама аккумулировала там новые монеты в пять марок.

141

Трясясь от кумара и от того, что, – какникак, – собираюсь ограбить собственную мать, я взяла тяжелую банку в руки. Не знаю, так я ещё никогда не поступала… Это было для меня последней подлостью. В этом я решительно отличалась от остальных игловых. Бернд, например, раз за разом вынес и загнал все ценности из родительского дома. Телевизор, кофеварку, хлеборезку электрическую – просто всё, за что можно было получить хотя бы пару марок. Я же успела продавить только собственные украшения, да почти все пластинки… Вытряхнула из банки несколько монет… Четверть грамма на точке как раз подешевела с сорока до тридцати пяти марок. Итак, мне нужно было семь пятачков. Я прикинула, что, получая от фраеров, как правило, по сороковнику, я могла бы каждый день пять марок класть обратно. За неделю я возместила бы эту сумму, мама ничего бы и не заметила. Сказано – сделано: с семью пятаками в кармане я погнала на сцену, которая по утрам находилась у столовой Технического университета, взяла ширево и в последний момент вмазалась в сортире. Ну как… Теперь каждый вечер мама осматривала мои руки: нет ли там свежих следов от уколов. Приходилось колоться в кисть. Всегда в одну и ту же точку. Там в конце концов образовалась чича, колодец. Матери я сказала, что это просто рана, которая почемуто плохо заживает, но скоро она всётаки засекла свежую воронку. Я сказала: «Ну да, твою мать, – только сегодня! Я ставлюсь очень редко, и это совершенно мне не вредит!» Мама как следует взгрела меня. Я не сопротивлялась. Теперь она обращалась со мной просто как с куском говна, стараясь унизить при каждом удобном случае… Инстинкт подсказал ей единственно верную манеру поведения с нарками. Потому что наркоман должен света невзвидеть от говна и грязи, прежде чем он серьёзно решиться чтолибо изменить. И тогда он либо добьёт себя окончательно, либо всётаки использует свои скромные шансы выжить. Вот так… Мама всё ещё продолжала надеяться. В начале новогодних каникул она собиралась отправить меня к бабушке в Гессен. Сказала, что, возможно, мне придется задержаться там надолго. Я уже не знала, радоваться ли мне или бояться разлуки с Детлефом. Плюс этот неизбежный выход? Нет, со мной можно было делать всё что угодно… Я только настояла на том, что Детлеф в последнюю ночь переночует у нас. В эту последнюю берлинскую ночь во мне опять воскресли какието надежды. Мы спали с Детлефом, и я сказала ему: «Слушай, мы уже

142

прошли с тобой через всё в этой жизни! За этот месяц я собираюсь действительно бросить. Я просто знаю, что больше у меня не будет такой возможности. И я хотела бы, чтобы ты сделал то же самое. Когда я вернусь, начнём новую жизнь…» Детлеф сказал, что, конечно же, он отколется, почему бы и нет. Он и сам хотел мне это предложить. У него есть валерон. Он найдёт себе работу, и уже завтра или, в крайнем случае, послезавтра на панели его не будет – до свиданья! На следующее утро я первым делом всадила мощную двигу, прежде чем отправиться к бабушке начинать новую жизнь. Когда я приехала к ней, ломка ещё не подошла, слава богу, но я чувствовала себя какимто совершенно инородным телом в этой деревенской идиллии. Все меня раздражало. Меня раздражал мой маленький брат, которого я видела ещё совсем крохотным, – он хотел взобраться ко мне на колени. И меня раздражал деревенский сортир, который ещё недавно казался мне таким романтичным. На следующее утро все признаки долботы были на месте. Я сбежала в лес. Меня страшно нервировало пищание и чириканье птиц, я испугалась кролика, и залезла на охотничью вышку. Уже не могла и сигареты выкурить! Я хотела умереть на этой вышке. Не помню, как я свалилась оттуда и добралась домой до кровати. Сказала бабушке, что у меня грипп или чтото в этом роде. Она обеспокоилась, но не сильно, и моё жалкое состояние както не испугало её. А над моей кроватью чьято заботливая рука укрепила плакат… Рука скелета и шприц в руке. Под рисунком подпись: «Это конец. Все началось с любопытства». Сестра утверждала, что плакат достался ей в школе. Понятно – бабушка знала, что со мной, хотя я и не догадывалась об этом. Теперь я смотрела только на этот шприц… Скелет и надпись я словно не замечала. Только шприц! Я представляла себе, что вот в этом баяне сейчас четверть грамма отменного порошка. Шприц так и просился с плаката… Часами я смотрела на этот плакат – чуть не рехнулась! Сестра часто заходила в комнату, как бы не замечая, что со мной происходит. Попискивала какието тинейджерские песенки и думала, что может меня этим развлечь. Впоследствии, конечно, всё, что они с бабушкой там устраивали, казалось мне очень трогательным – но тогда… ***

143

Этот первый день ломки всё никак не заканчивался. Когда я проваливалась в дрему, мне снился один из типов с берлинской сцены. Он был уже совершенно кончен, повсюду на его теле были открытые куски мяса. Он гнил заживо. Ноги его уже практически отмерли, отсохли и были просто чёрными. Он почти не мог ходить. От него воняло ещё за два метра: редко кто мог это вынести. Когда ему говорили, что – всё, ему пора в больницу, он ухмылялся всем черепом. Он ждал смерть. Я всё время думала об этом парне. Потом от боли я потеряла сознание. Всё было, как в первый раз: с потом, вонью и блевотой… На следующее утро я не выдержала. Както доковыляла до телефонной будки и позвонила маме. Я ревела в три ручья в трубку и молила её позволить мне вернуться в Берлин. Мама была очень холодна. Сказала: «Ага, чтото тебе опять плохо? Я думала, ты только иногда колешься… Чего ж это тебя так колбасит?» Я упросила её послать мне срочной бандеролью снотворное. Чёрт, я знала, что в соседнем городке героиновая точка! Это я поняла ещё в свой прошлый приезд, но отправиться туда у меня просто не было сил. Да и кроме того, я никого не знала оттуда, а если нарк оторвался от своей точки, то он одинок и беспомощен, как трудной ребёнок… Ломка, к счастью, длилась только четыре дня. Скоро всё было позади, а я чувствовала себя совершенно опустошённой. Такой бурной радости, как в прошлый раз, у меня уже не было. Меня тошнило при мысли о Берлине, но и в деревне я не чувствовала себя дома. Я поняла, что совершенно потеряна в этом мире, и старалась об этом больше не думать. Держало меня только снотворное, что прислала мама, – слишком поздно, правда, – и яблочное вино, которое в огромных количествах кисло в подвале у бабушки. Меня пробило на жор. Я начинала утром с четырёх или пяти булочек, и к полудню съедала так между делом двенадцатьпятнадцать хрустящих хлебцов с мармеладом. А по ночам я кормилась у полки с консервированными сливами, персиками и земляникой, заправляя фрукты взбитыми сливками. Раньше трёх не засыпала. За несколько дней я набрала десять килограмм. Мои родственники радовались, наблюдая, как у меня начинает свешиваться живот, а жопа становится всё толще. Только руки и ноги оставались такими же тонкими, как и были. А мне это было всё равно! Теперь я наркоманила едой, и в свои узкие

144

джинсы уже не влезала. Получила от сестры её расплывчатые клетчатые штаны – такие, как я носила в одиннадцать лет. Не проблема! Полегоньку я снова вживалась в наше детское деревенское общество, но – както не всерьёз… Это было просто как путешествие, как красивый фильм, который, – хочешь не хочешь, – скоро должен закончиться… Ни с кем я не говорила о наркотиках, да скоро уже и не думала о них. Не хотела портить картинку. Хотя нет – сразу после ломки я написала короткое письмо Детлефу, вложив в конверт двадцать марок на которые просила выслать героину. Это я написала тому Детлефу, которого сама просила соскочить! Впрочем, я не отправила письмо… Было ясно, что он всё равно ничего не пришлёт, а двадцатник сам продавит. С двоюродной сестрой мы облазили все замки и дворцы в округе и почти каждый день я каталась верхом. Мы часто гуляли по каменоломне, которая когдато принадлежала моему деду. Он успел её пропить, прежде чем сам допился до смерти. У мамы тоже было нелёгкое детство… Бабушка рассказывала, что гдето в каменоломне должна быть железная дверь, за которой лежат старинные семейные документы, и каждый вечер мы искали эту дверь. Иногда рабочие забывали вытащить ключ из баггера – тогда мы разъезжали по каменоломне на колёсах. С моей кузиной, – а она была ровесницей мне, – мы снова стали лучшими подругами: не разлей вода! И я рассказала ей о своей любви к Детлефу так, как будто это была обычная тинейджерская любовь. Сказала, что спим вместе, и она сочла, что это в порядке вещей. Кузина рассказала мне, что каждый раз летом в лагере неподалеку останавливается один парень из Дюссельдорфа, и он ей, в общемто, нравится. Он, правда, хотел от неё всего и сразу, но она не дала: что, это было глупо с её стороны? Я сказала, нет: она правильно сделала, что не допустила до себя этого лагерника. Надо беречь себя для того, с кем ей действительно потом захочется гулять. Кузина и все её друзья со своими проблемами прибегали ко мне. Я стала их советницей по всем вопросам. Говорила, как поступить, и советовала не смотреть на жизнь так ожесточенно, прежде всего. Мнето, конечно, все их проблемы казались смехотворными! Но я выслушивала всех, и для каждого у меня был совет. Да уж, я становилась чрезвычайно деятельной, если речь заходила о чужих

145

проблемах – только вот со своими всё никак не могла справиться… Както вечером позвонил Детлеф – ух, как я обрадовалась! Сказал, что звонит от клиента. Мы болтали целую вечность – фраер был из щедрых. Я рассказала Детлефу о своём выходе. Что в этот раз чуть не сошла с ума. Он сказал, что ещё не соскочил. Испугался немного, да и времени нет. Я сказала, что рада его слышать. Спросила, не хочет ли он мне разок написать, как обещал, он сказал, что нет у него такого желания. Но он позвонит мне, когда в следующий раз окажется у этого клиента. После этого разговора я снова знала, что мы как муж и жена с Детлефом. Мы принадлежали друг другу – всё равно, чем бы он там не занимался в Берлине. Вечером перед сном я устраивала минуты памяти по Детлефу. Это было как молитва. Я считала дни до нашего свидания… Бабушка регулярно давала мне карманные деньги, а я их железно экономила. Не знаю, зачем. Копить никогда не было в моём характере, но когда у меня набралось сорок марок, я уже знала зачем. Я была понастоящему горда этими сорока марками! Сорок было для меня магическим числом… Сорок марок стоил дозняк… Сорок марок я требовала с моих клиентов… Ой, нет! Я сказала себе: «Кристина, не может же быть, что ты тут собираешь на дозу!» Я разошлась тогда и купила себе футболку за двадцать марок, ну, только чтобы разменять эту проклятую сумму! Чуть не забыла – я ведь приехала сюда, чтобы навсегда покончить с героином! Тем временем моя ссылка заканчивалась. Позвонила мама и спросила, не хочу ли я побыть подольше в деревне. Не раздумывая, я сказала нет. Может быть, если бы она спросила: «Кристина, хочешь провести там всю свою жизнь?» – я бы ещё подумала. Но для меня это с самого начала было просто путешествием: ужасным в начале, мягким и красивым в конце. И я строго себе установила, что через четыре недели это путешествие будет закончено. Я хотела обратно к Детлефу, с которым мы были почти как женаты… В день моего отъезда я переоделась. Бабушка и кузина тщетно убеждали меня не снимать клетчатые штаны, которые только сейчас я стала заполнять. Нет – я втиснулась в джинсы! Швы лопнули, молния, как я её не крутила, не сошлась. Я надела мою длинную мужскую чёрную куртку и туфли на высоком каблуке. Снова я была

146

костюмирована под нарка, ещё прежде, чем оставила бабушку. Так, – в расстегнутых штанах, – я поехала обратно в Берлин… Прямо с утра заявилась на Цоо. Детлеф и Бернд были там, а третьего из компании, Акселя, не хватало. Я подумала, что он, должно быть, отошёл с клиентом. Ну вот: восторг и объятия! Я заметила, как они рады, что я снова с ними. Прежде всего, конечно, Детлеф радовался. Я спросила его: «Ну что, ты откололся и нашёл хорошую работу?» – и мы все втроём посмеялись. Я спросила: «Как Аксель?» Парни так смешно переглянулись, и после некоторой заминки Детлеф сказал: «Ах, ну да, ты ещё не знаешь, – он ведь умер…» Ох ты! Меня просто срубило! Я еле могла дышать! Только сказала: «Да вы спятили…» Но это была правда. Так, – теперь, значит, Аксель… Аксель, в чьей квартире мы провели столько ночей! Который каждую неделю стелил мне свежее бельё в своей вонючей нарковской берлоге! Которому я всегда приносила его дурацкого тунца, и который выставлял мне йогурты! Единственный, к кому я могла прийти со своими проблемами, если мы ругались с Детлефом. Единственный, перед кем я могла выплакаться, если что. Потому что он единственный выслушал бы и понял… Я спросила: «Как это случилось?» Детлеф сказал: «Да…, в какомто сортире нашли его с иглой в руке…» Для обоих смерть Акселя была вроде как прошлогодним снегом. Казалось, что им почти неинтересно говорить об этом. А я всё думала об этом дурацком тунце, которого я ему всегда покупала, он так любил его… Никогда в жизни больше не куплю тунца! Оглянулась на Детлефа, подумала: ему же теперь негде спать! Осторожно спросила: «Ребята, вы ещё живете в его квартире?» Детлеф ответил: «Да нет, его мать уже разобралась с квартирой. Живу сейчас у одного фраера…» Я сказала: «Ну и дурак!» Мне стало ясно, что я навсегда потеряла Детлефа. Он живет у фраера! Это резануло меня почти так же, как и смерть Акселя. Детлеф успокоил: «Фраер в полном порядке. Ещё молодой, так, лет двадцать пять, и никакого живота. Я ему уже рассказывал о тебе. Можем вместе у него спать». Мы погнали на точку, и Детлеф купил ширева. Встретили там ещё пару знакомых. И я говорила каждому: «Вот говното с Акселем, да?» Но чтото никто не въезжал, и тогда я ещё пару раз сказала себе самой: «Вот говното с

147

Акселем!» Мы пошли в туалет на Бюловбоген. Детлеф хотел вмазаться, а я пошла ассистировать. Ждала, что он предложит мне ширнуться. Может быть, я и отказалась бы тогда, ну – чтобы показать ему, какая я сильная и как круто справилась с отколом! Но Детлеф и не думал ничего предлагать. А мне было так плохо…! Аксель умер, и я думала, что не перенесу этого. Пока Детлеф готовил, мне всё сильнее хотелось вмазаться. Я думала: ну один крохотный укольчик меня не посадит, а так хоть это говно со смертью Акселя и этим спальным фраером Детлефа вылетит из головы! Я попросила Детлефа. Детлеф сказал: «Чёрт, ты что – опять? Ты же откололась!» Я сказала: «Понятно, старик, я – откололась! Но ты же сам знаешь, как это легко – отколоться! Тыто тут, наверное, до столбняка надвинулся, пока меня не было! Давай, старик, честно! После того, как я наслушалась тут всего этого говна, мне просто надо немного!» Детлеф сказал: «Да, господи, это же не сложно – отколоться! Я мог бы это в любой день сделать – надо только захотеть. Просто я пока ещё не хотел. Но тыто чего начинаешь, я не понимаю!» Так болтая, он вмазался и оставил мне немного добрать. После длинного моего таймаута этого немножко хватило, чтобы срубить меня, и я почти забыла об Акселе. В общем, на этот раз прошло совсем немного времени, и я опять села на систему. Мама ни о чём не догадывалась. Она была рада, что я так хорошо поправилась, и что не так быстро сбрасываю эти килограммы. Теперь, чтобы видеться с Детлефом, мне приходилось ходить к его фраеру Рольфу. Ведь больше нигде у нас не было общей кровати! Этот подонок Рольф не понравился мне с самого начала! Он был без памяти влюблен в Детлефа. И, конечно, ревновал ко мне! Когда мы вдруг ссорились с Детлефом, он бывал ужасно рад этому, и всегда вставал на сторону Детлефа. Там у него каждые пять минут я психовала, меня бросало то в жар, то в холод, а Детлеф обращался с этим Рольфом, как со своей женой или подругой, посылал его за покупками, заставлял готовить и мыть посуду. Этото как раз меня и раздражало больше всего, потому что я бы и сама с удовольствием ходила за покупками для него или готовила! Я говорила Детлефу: «Слушай, что это мы тут как неразлучная тройка! Третий – лишний! Это какоето недоразумение!» Но Детлеф отвечал, что другой кровати у него нет и не будет. Да и Рольф в полном порядке… По крайней мере, не было такого клиента, который

148

раздражал бы его меньше, чем Рольф. Детлеф делал с Рольфом всё, что хотел. Постоянно орал на него: «Да ты должен только радоваться, что я вообще живу у тебя!» Залезал к нему в постель, только когда ему срочно нужны были деньги. Наша с Детлефом кровать стояла в той же комнате, где спал Рольф, и когда мы занимались любовью, Рольф смотрел телевизор или, скучая, смотрел в потолок. Он был совершенно голубым, эта свинья, и всё остальное ему было неинтересно. Нет, мы все трое были просто кончеными типами… А меня всё не покидал страх, что Детлеф от своей работы и сам станет голубым, и както ночью мне показалось, что это уже случилось. Ему надо было к Рольфу, потому что деньги заканчивались. Я лежала в другой кровати. Детлеф выключил свет. Он всегда выключал свет, когда я была у них, а ему приходилось ублажать Рольфа. Всё длилось подозрительно долго. Мне послышалось, что Детлеф там стонет. Я встала и зажгла свечу. Они двигались вдвоём под одеялом, и мне показалось, что они обнимаются. Это было против моих договорённостей с Детлефом: позволять себя обнимать! Я страшно окислилась! Так окислилась, что даже не смогла сказать Детлефу, чтобы он шёл ко мне, в конце концов! Я только сказала: «Да уж, наверно зверски приятно!» Детлеф промолчал, Рольф взбесился. Он вскочил и потушил свечу. Всю ночь Детлеф оставался в его кровати, а я проплакала всю подушку. Я плакала беззвучно, – не хотела, чтобы они оба знали, как меня проняло, и на следующее утро я была так расстроена, что начала всерьёз думать о том, что пора бросить Детлефа. Понятно – героин становился всё больше и больше содержанием и сутью нашей любви, а мы этого как будто не хотели замечать… Во всяком случае, мне стало совершенно ясно, что пока мы торчим на игле, Детлеф не будет только моим. Что мне придётся делить его с фраерами: с Рольфом, например, или с другими. Ай, всё должно быть подругому! А мне нужно было каждый день работать на Цоо, время поджимало, и я уже не могла привередничать, перебирая клиентами, и долго обговаривать и утрясать с ними условия. Чтобы не так часто видеться с Рольфом, я снова стала общаться с девочками из нашей команды, со Стеллой и Бабси. Нам становилось всё сложнее понимать друг друга. Никто не хотел и минуты послушать – всем хотелось часами рассказывать о себе любимом! Бабси несла, например, чтото о немецкой орфографии, я и Стелла хотели

149

рассказать, как нас надул дилер, и мы вместо героина получили муку. Мы вдвоём орали тогда на Бабси: «Заткнись!» Потом начинали говорить мы со Стеллой, перебивая и крича друг на друга, – каждый хотел сам рассказать эту волнующую историю. Воплями и криками типа «Заткни пасть!» заканчивались почти все наши разговоры. Каждому из нас нужен был слушатель – срочно и неотложно! В компании слушателей не было… Мы просто не понимали друг друга. На внимание других можно было рассчитывать, только если рассказываешь историю о прихвате с полицаями – тогда все мы в один голос поносили этих козлов. И тут у меня было преимущество – в начале лета меня забрали в третий раз… Это было на метро «Курфюрстендамм». Мы с Детлефом как раз возвращались от клиента. Плевое дело – нужно было только показать ему один номер – за полторы сотни. Мы были довольны и жизнью и собой, каждый купил четверть, и ещё оставалось порядочно. Вдруг я увидела, как мусора быстро заполняют перрон. Облава! Подошёл поезд, и я, как сумасшедшая, в панике рванула вдоль платформы. Детлеф, – такой же слабоумный, как и я, – за мной. Задыхаясь, я влетела в последний вагон, в дверях чуть не сбив с ног дедушкубарана. Дедушка сказал: «Эй, старуха, да ты как бы труп!» Он действительно так сказал, ведь из газет всем было известно, что происходит на Кудамм. И на этот раз быдло в метро быстро просекло, что на их глазах разворачивается облава на наркоманов… Вот так зрелище! Детлеф вбежал за мной, а за ним ещё два копа, конечно! Слишком уж мы обращали на себя внимание! Полиции не надо было и гнаться за нами – ещё в вагоне бабушки и дедушки ринулись на нас, рванули за одежду и истошно завопили: «Вот они! Полиция!» Я чувствовала себя, как объявленная вне закона гдето на Диком Западе, и думала, что вот сейчас меня повесят на ближайшем же кусте. Я схватилась за Детлефа. Когда копы, не торопясь, подошли к нам, один из них сказал: «Нуну, не надо тут Ромео и Джульетту устраивать! Пошли живей!» Нас загрузили в автобус и отвезли в участок. На этот раз душманы были со мной неласковы, и ничего особенного знать уже не хотели. Сказали, что ловят меня уже в третий раз, и скоро мне будет посвящено отдельное дело. Составили протокол, и мне пришлось подписать его. Маму уведомлять они уже не собирались. Я стала безнадёжным случаем: ну разве что пару протоколов ещё составить, прежде чем окончательно поставить крест. Детлефа освободили меньше чем через час после меня. Так как они

150

отняли у нас весь порошок, нам пришлось опять гнать на точку: славу богу – у нас ещё оставались деньги! Копы на вокзале все до одного хорошо меня знали и, как правило, не трогали. Один из них даже глазки мне строил… Такой молодой парень с южным акцентом. Както он крался за мной и вдруг выставил перед глазами свой жетон – я чуть не обосралась! Но он только засмеялся и спросил, не отсасываю ли я тут. На этот вопрос я в большинстве случаев наивно отвечала: «Нет, а что, похоже?» Впрочем, он и так знал, чем я тут занимаюсь. Но обыскивать не стал. Только сказал: «Держись в следующий раз подальше, а то придётся и тебя приобщить». Может, ему просто было лень плестись со мной в участок. Там бы никто не обрадовался встрече со мной. Им уже так осточертело писать одни и те же протоколы о четырнадцатилетнем трупе! После этого прихвата на Кудамм нам с Детлефом пришлось затариться у левого дилера, потому что своего мы так и не смогли найти. Пошли в туалет на Винтерфельдплац. Сортир был совершенно разбит. Рукомойники не работали. Пришлось чистить машину водой из вонючего очка. Я часто так поступала, потому что часто в сортирах было слишком людно, чтобы светиться с машиной у рукомойника. Этот левый героин убил меня капитально… Я чуть не рухнула прямо в очко! Ничего – очнулась, но всё равно мне было както не по себе. Пошли в «Саунд». Давно не были! Детлеф выжигал на танцполе, а я прислонилась к автомату с апельсиновым соком. Сверху в автомате была маленькая дырочка. Я втолкнула в дырку две вложенные одна в другую соломинки и пилапопивала сок, совершенно бесплатно! Потом пошла блевать. Когда я вернулась, ко мне подошёл один из менеджеров «Саунда». Он сказал мне на ухо, что я проклятая наркушница и сейчас же пойду с ним. Ох, я испугалась! Он схватил меня за руку и, протащив волоком через весь зал, открыл дверь в помещение, где хранились все эти ящики с бутылками. Там посреди склада стоял высокий табурет, ну, как у стойки в баре. А я знала, что сейчас будет. Часто слышала об этом… Они раздевали нарков и других, кого не хотели видеть в клубе, и привязывали их к этой табуретке. Потом лупили их плетками. Я слышала о ребятах, которые подолгу лежали в больнице с прошибленной головой или переломами после обработки на этом складе. Были так запуганы, что

151

даже не обращались в полицию. Эта братва в «Саунде» развлекалась не только из чистого садизма, но и для того, чтобы выкурить нарков из заведения, так как полиция постоянно угрожала им прикрыть лавочку! Впрочем, наркушниц, которые спали с этими менеджерами, никто не трогал. Да уж! – этот «Саунд» был совершенно безумным ангаром, и если бы родители знали, что на самом деле происходит в «самой модной дискотеке Европы», они просто не пустили бы туда своих детей. Сутенёры вербовали там тинейджеров, и менеджерская команда не вмешивалась в это… У меня началась паника: одной ногой я была уже на складе. С силой, неизвестно откуда взявшейся, я вырвалась из рук этого извращенца, и как сумасшедшая, рванула к выходу. Была уже почти на улице, когда он снова схватил меня и грохнул со всей дури о машину, что стояла рядом. Я не чувствовала боли… Я боялась за Детлефа. Они же знали, что мы всегда вместе! И я не видела его, с тех пор как он, совершено обторченный, пошёл на танцпол. Я добежала до телефонной будки и набрала полицию. Сказала, что моего друга как раз сейчас разносят в «Саунде». Полиция очень воодушевилась моим рассказом, и уже через пару минут они подвалили к клубу целым фургоном. Им очень уж хотелось заполучить прямые улики против «Саунда», чтобы, наконец, закрыть их ко всем чертям! Как минимум дюжина полицаев перерыли «Саунд» в поисках Детлефа. Ни следа, и тут мне пришла в голову идея позвонить Рольфу. Детлеф был уже в кровати… Полицейские сказали: «Вся обдолбанная! Глючит, наверное. Ты это… – больше так с нами не шути!» Я поехала домой, думая, что героин потихоньку сводит меня с ума. Единственным последствием всех моих задержаний и прихватов было приглашение явиться в уголовную полицию. В три часа дня, в отдел на Готаштрассе, кабинет 314. Впоследствии мне часто пришлось там бывать… В тот день я из школы заехала сначала домой, чтобы там нормально вмазаться. Я думала, что если обдолбаюсь как следует, то душманы не смогут мне навредить. Оказалось, что у меня нет лимона, а порошок выглядел очень грязным, – вообще, он с каждым месяцем становился всё хуже… Ширево шло через многие руки: от больших боссов к дилерам помельче. И каждый добавлял туда какуюто гадость, чтобы увеличить свой заработок. Ну ладно, мне надо было както растворить этот свинячий порошок… Я взяла уксус, – там ведь тоже есть кислота, – и налила в

152

ложку, где уже был порошок. Слишком много налила! Но, что делать, теперь надо было колоть – не могла же я всё выбросить! Вогнала раствор в жилу и сразу ушла… Очнулась через час. Шприц всё ещё торчал в руке. У меня зверски раскалывалась голова. Я подумала – сдохну через полчасика, наверное! Я лежала на полу и плакала. Но умирать в одиночестве мне не хотелось, и я на четвереньках доползла до телефона. Гдето десять минут прошло, прежде чем мне удалось набрать рабочий телефон мамы. Я смогла только прошептать в трубку: «Пожалуйста, пожалуйста, мамочка, я умираю!»– и снова вырубилась. Когда пришла мама, я уже могла подняться и попыталась взять себя в руки, хотя голова просто отваливалась. Я сказала: «А, ерунда, опять был этот дурацкий припадок кровообращения!» Ну, мама, конечно, заметила, что я вся обколота… У неё был очень уж отчаявшийся вид. Но она ничего не говорила, только печально смотрела на меня, а я не могла вынести этого взгляда. Он, словно электрическая дрель, медленно сверлил и проворачивался в моей разрушенной голове… Наконец она спросила, не надо ли мне чего. Я сказала, да, клубники мне надо. Она пошла и принесла мне большую коробку клубники… В тот день мне стало ясно: я – на финишной прямой. Это ведь не было особенно большой дозой, просто многовато уксуса, но моё тело уже не стоило ни копейки. Организм отказывал мне… Я знала об этом от других, – от тех, кто уже умер. Их тоже несколько раз переворачивало после укола. Просто однажды оказывалось, что они так и не очнулись – точка… Я не знаю, почему это я так испугалась смерти. Одинокой смерти… Наркоманы умирают одни. Как правило, одни в зловонном сортире. И я ведь действительно хотела умереть, ничего другого и не ждала уже. Я просто не знала, зачем я! Я никогда этого не знала! Да, а зачем нарки на земле?! Только, чтобы других посадить на иглу? Нет – я бы умерла ради мамы… Я уже давно не знала, есть я или нет меня, и какая здесь разница. На следующее утро мне стало лучше. Ну, значит, – поживу ещё! И мне всётаки надо было зайти в полицию, пока они сами не пришли за мной. Одной туда мне както не хотелось, и я позвонила Стелле, – мне повезло, она как раз работала у нашего клиента. Попросила её заглянуть со мной в управление, и она согласилась. Её мать как раз в очередной раз заявила её в розыск, но Стелла ничего не боялась, розыск не розыск – ей было всё равно. Она хотела пойти со мной.

153

Я сидела в длинном вестибюле перед кабинетом 314 с очень послушным видом и ждала, когда меня вызовут. Наконец, меня пригласили, и я бодро вошла в кабинет. Помоему, я даже сделала реверанс. Хозяйкой кабинета оказалась одна госпожа – она представилась как фрау Шипке, и дружески пожав мне руку, сразу же сказала, что у неё дочь, на год старше меня, и на героине не сидит. Короче, вела себя очень так поматерински, спросила, как мои дела, принесла какао, пирог и яблоко. Эта фрау Шипке очень беспокоилась за многих ребят со сцены и спрашивала, как у них дела. Показывала мне фотки нарков и дилеров, и я говорила, что да: этих я знаю, и этих видела. Фрау сказала мне, что некоторые ребята с точек отзывались обо мне очень плохо, и втащила меня в разговор. Я поздно заметила, что разговор наш идёт всё кудато не туда, но так и не смогла остановиться и наболтала много лишнего. Потом подписала протокол со словами, что более или менее аккуратно вложили мне в уста. Под конец в кабинет зашёл ещё один полицай, поспрашивал насчет «Саунда». И тут я развалилась полностью! Я рассказала, сколько людей там посадили на иглу, и о садистахменеджерах рассказала. Я позвала Стеллу, которая всё подтвердила и сказала, что легко покажет это под любой присягой и перед любым судом. Тем временем фрау Шипке копалась в папках, выясняя, кто же такая Стелла. Начала было расспрашивать и Стеллу, но та грубо её заткнула. Я подумала, так, – ну сейчас они оприходуют и Стеллу… Но тут, слава богу, рабочий день у фрау Шипке закончился, и она сказала Стелле, чтобы та явилась на следующий день. Ну, Стелла, конечно, даже не подумала. На прощание фрау Шипке сказала мне с таким гадким радушием: «Ну, девушка, мы определённо скоро увидимся!» И это было просто пошло с её стороны! Я – безнадёжный случай, – вот что она сказала! Герхард Ульбер, уголовное управление берлинской полиции, руководитель отделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков: В борьбе с наркотиками полиция придерживается следующей концепции: всеми возможными способами ограничить предложение наркотических средств, в особенности героина, и таким образом поддержать попытки соответствующих органов, стремящихся помочь больным наркоманией. Вот результаты: в 1976 году мы изъяли из незаконного оборота 2,9 килограмма героина, в 1977 – 4,9 килограмма, и уже за первые

154

восемь месяцев 1978 года 8,4 килограмма. Но эти цифры ни в коем случае не говорят о том, что повысилась эффективность нашей работы. Лично я придерживаюсь здесь очень пессимистических взглядов. Просто количество находящегося в обороте героина постоянно растёт. Ещё год назад задержание одного посредниканемца со 100 граммами героина было маленькой сенсацией. Сегодня это просто рядовой случай. Мы приняли к сведению, что благодаря высоким доходам, в героиновый бизнес вовлекается всё больше и больше немцев. Перевозчики и оптовые торговцы почти исключительно иностранцы, как и те посредники, которые имеют прямой доступ к верхушке, но уже следующее звено сбытовой цепочки состоит преимущественно из немцев. Они снабжают героином в небольших количествах до 100 грамм наркозависимых дилеров, а те уже доносят товар до конечного потребителя. Наши попытки следственной работы, как и стоило ожидать, привели лишь к тому, что контрабандисты и торговцы стали значительно осторожнее, и таким образом следственные мероприятия оказались неоправданно затратными, принося поистине смехотворные результаты. И с другой стороны, чем больше оперативных действий мы предпринимали против мелких дилеров непосредственно в точках, тем дальше оттесняли героин в те районы, где раньше о нём и не слышали. В сущности, полиция может делать, что угодно. Скрытое наблюдение за так называемыми точками, полицейское патрулирование – рынок всегда находит выход. Героин всё больше и больше продаётся на частных квартирах, где наркоманы естественным образом ускользают изпод полицейского наблюдения. Из 84 случаев смерти от передозировок в 1977 году в Берлине, например, о 24 жертвах нам не было даже известно, что они наркоманы, а ведь они определенно умерли не от первой дозы, даже закоренелые наркоманы часто попадают в поле зрения полиции только будучи доставленными в бессознательном сознании в больницу, где их спасают буквально в последний момент. А если этого не происходит, то любой может колоться героином годами, и полиция так ничего об этом и не узнает. Одним словом: полиция не в состоянии решить проблему наркотиков только своими силами. Об этом говорит опыт американского «сухого закона», да и наш чёрный рынок сорок пятого года. Там, где существует устойчивый спрос, обязательно будет и соответствующее предложение.

155

Конечно, я могу привлечь ещё двадцать сотрудников, и мы задержим ещё двадцать мелких дилеров. Но, даже в этом случае, проблема продолжит существовать, лишь переместившись вслед за задержанными в места лишения свободы, где уже сейчас становиться всё труднее справляться с наркоманией. Наркоманы, отбывающие наказание в тюрьмах, делают всё возможное, чтобы обеспечить себе доступ к наркотикам, а арестованные дилеры делают всё, чтобы помочь им в этом. И нужно прямо сказать: возможности фантастических заработков чрезвычайно способствуют коррупции! Если нам не удастся сконцентрировать заключенных наркоманов в одной колонии, тем самым изолировав их от остальных, то это приведёт к хаосу в колониях, – по крайней мере в Берлине, – и к концу современной системы отбывания наказания. Потому что в таких условиях становится невозможным предоставить заключенному отпуск, позволить прогулку, разрешить свидание, коль скоро мы хотим со своей стороны воспрепятствовать проникновению наркотиков в колонии и появлению там новых наркозависимых заключенных. На практике оказывается нереальным регулярно и тщательно обыскивать каждого заключённого, отбывшего в увольнение, или каждого посетителя, хотя это и было бы необходимо. Женщины проносят героин во влагалище, упаковав его в презерватив, мужчины используют аналогичный способ под названием «анальная бомба»… Постоянные задержания, приговоры и отбывание заключения здесь ничего не изменят. Страдающему героиновой зависимостью плевать на всё это, пока у него есть возможность удовлетворять своё пристрастие к наркотикам. Профилактическая работа, на мой взгляд, это единственное средство, которое поможет нам справиться с проблемой. Ренате Шипке, 35, сотрудница отдела уголовной полиции по работе с наркозависимыми: Я познакомилась с Кристиной, работая по делам, связанным с распространением наркотиков. В первый раз она была приглашена обыкновенной повесткой, и пришла ко мне в сопровождении своей подруги Стеллы. С тех пор мы встречались с ней шесть или семь раз… Моя задача в то время состояла в опросе ставших известными нам

156

наркоманов с целью выявления лиц, от которых они получают незаконные наркотики. Поскольку выявленных нами наркоманов становится всё больше, существует невероятное количество показаний и нужно видеть, что работа делается, хотя уследить за всеми становится всё труднее. В своей деятельности я пыталась, несмотря на все сложности, устанавливать личный контакт с подопечными – ведь успешное дознание без этого невозможно. Кристина оказалась поначалу очень открытой собеседницей и охотно давала показания. Ещё во время первого допроса она запомнилась мне своей скромностью и вообще произвела впечатление благовоспитанного ребёнка, хотя и вела себя, как маленькая. Она очень хорошо отзывалась о своей матери, и та, я должна сказать, в отличие от многих других родителей действительно заботилась о дочери. Мы постоянно находились с ней в телефонном контакте. Но в последующие наши свидания Кристина была несоразмерно своему возрасту нагла и самонадеянна. Я прямо сказала ей в глаза, что она должна знать своё место – она остается наркоманкой, несмотря на все свои «отколы». Между нами произошла жестокая стычка. Всё же, я не хочу сказать о Кристине ничего плохого. Надеюсь, она тоже не злопамятна. Игловым не просто помочь. Они чувствуют себя невинными жертвами, потому что просто не понимают, за что их наказывают. По моему м

157

*** Я бы всё равно удрала оттуда – рано или поздно, и меня не приняла бы ни одна клиника. Врачиха сказала маме, что моя печень буквально в шаге от цирроза. Что если я продолжу в том же духе, то протяну никак не больше двух лет. С консультациями всё было кончено. Мне даже не надо было звонить туда – они находились в постоянном контакте с больницей. Ну, будет даже справедливо, если они меня не примут… В конце концов, в Берлине много наркоманов и действительно мало мест в клиниках. Ясно, что эти места должны получить те, у кого ещё есть воля. У меня её нет – это очевидно! Я слишком рано начала, чтобы теперь остановиться… Всё было совершенно ясно. Я подвела баланс и теперь допивала колу. Куда же идти этой ночью… Мама захлопнет передо мной дверь. Или известит полицию, и меня засунут в приют. Я бы так и поступила на её месте… Отец в Таиланде. О Стелле нечего и думать. Детлеф… Я даже не знала, у какого фраера дрыхает сегодня Детлеф. А может он у отца, если серьёзно собрался лечиться. Значит – утром уйдёт. Итак, кровати у меня не было. Ни на эту ночь, ни на следующую. В последний раз, раздумывая об этом, я уяснила перед собой две возможности. Или окончательно выйти или – золотой укол. Первая возможность, к сожалению, отпала теперь совершенно. Пять или шесть попыток без малейших результатов – достаточно, в конце концов! Я была не хуже и не лучше других игловых. Почему именно я должна быть в тех двух процентах, что бросают наркоту? Я не была какойто особенной! Я шла по Кудамм и завернула на Курфюрстенштрассе. Я ещё никогда не работала там ночью, слишком уж много профессионалок там. Теперь я не боялась. Быстро сделав двух клиентов, я пошла обратно к теплице. У меня было сто марок, и я купила себе полграмма. В туалетах на Курфюрстендамм ночью слишком оживлённо. Я купила себе колы, сидела и раздумывала, в какой бы сортир мне отправиться. Я вспомнила о сортирах на Бундесплац. Ночью там тихо. По утрам тоже. Ну что ж, пешком на Бундесплац. Спокойна, я была совершенно спокойна… Дошла. Пустой туалет ночью был немного жутковат. Но здесь я чувствовала себя в безопасности. Туалеты. Они были чистые и светлые.

158

Они все были для меня одной. Туалеты на Бундесплац – лучшие в Берлине. Кабины огромны. Както раз мы влезли туда вшестером… Двери до пола, Никаких дыр в стенах. Туалеты на Бундесплац – лучшие: там много наркоманов свели счёты с жизнью. Никаких бабушек, никаких стрёмщиков, никаких полицаев. Можно не торопиться. У меня было время. Я вымыла лицо и причесалась, прежде чем чистить шприц, взятый напрокат у Тины. Я была уверена, что полграмма хватит. После выхода всегда хватало и четверти грамма, чтобы вырубить меня с концами. А я ведь уже вколола сегодня больше четверти… И моё тело должно быть порядочно ослаблено желтухой. Лучше бы, конечно, целый грамм… Но ещё двух фраеров сделать было выше моих сил. Не торопясь, я спокойно выбирала самый чистый туалет. Я действительно была совершенно спокойна. Я не боялась. Я никогда не думала, что самоубийство так не драматично. Я не думала о моей жизни. Я не думала о маме. Я не думала о Детлефе. Я думала только об игле. Как обычно, я разбросала свои пожитки по сортиру. Размешала героин на ложке – ложка Тины. Я подумала, что вот теперь и я кидаю бедную Тину. Она сидит наверняка в теплице и всё ждёт свой шприц и свою ложку. Плачет, наверное… Ух ты, я забыла лимон! Но порошок был хорош и размешивался без лимона. Жила на левой руке. Все как обычно. Это – моя последняя… Со второй попытки я нашла вену. Кровь… Я влепила полграмма. Подумала потянуть снова, чтобы добрать остатки, но, к сожалению, сердце моё разорвалось, и череп буквально разлетелся на куски… Когда я очнулась, снаружи было уже светло. Грохотали машины. Я лежала рядом с толчком. Игла в вене. Очень хотелось встать, но я заметила, что правая нога парализована. Я могла ей только чутьчуть подвигать, и эти движения причиняли адскую боль в суставах. В бедре. Както я открыла дверь. Носом. Сначала ползла, потом встала. Можно было прыгать на одной ноге, держась за стену. Перед туалетом стояли два парня, так пятнадцати гдето лет. Тесные джинсы, сатиновые куртки. Два маленьких гомика. Я была рада, что они голубые. Они быстро подхватили меня на руки, когда увидели, как я привидением выпрыгиваю из туалета. Сообразили, что к чему, и одни сказал: «Что, мать твою, за вещи, мать твою, ты тут делаешь?!» Я их не знала, но они видели меня на

159

вокзале. Парни посадили меня на скамейку. Было холодное октябрьское утро. Один дал мне «Мальборо». Я подумала: «Смешно, что голубые всегда курят „Мальборо“ или „Кэмел“. Должно быть, изза этой рекламы…» О, я была даже счастлива, что не грохнула себя этим полграммом… Я рассказала парням, как меня надула Стелла, и что было потом. Милые ребята… Спросили, куда меня проводить. Ох, как меня нервировал этот вопрос, думать я не хотела! Я сказала, чтобы они меня оставили на скамейке. Но я тряслась от холода, и они сказали, что мне надо к врачу. Я не хотела к врачу. Они сказали, что знают одного совершенно классного типа, врача, голубого, к которому могли бы меня отвести. Меня успокоило, что врач – голубой. Голубым я больше доверяла в таких ситуациях. Парни тормознули такси и отвезли меня к этому голубому доктору. Крутой тип! Он сразу положил меня на свою кровать и осмотрел. Хотел поговорить о вреде наркотиков, но я не хотела. Я попросила его дать мне снотворное. Он дал мне снотворное и ещё какието медикаменты. Меня лихорадило, и опять это дурацкое кровотечение из носа… Два дня я проспала, как убитая. На третий день голова снова стала работать. О, нет, я не могу, я не хочу думать…! Мне приходилось буквально сдерживать себя, чтобы не начать думать и не сломаться, в конце концов. Я сконцентрировалась на двух мыслях: «Дорогой бог не захотел, чтобы ты откинула коньки!» И другая: «В следующий раз возьму целый грамм…» Я хотела на улицу, на точку, добыть, не раздумывая, героина на следующий золотой, но еле могла ходить. Голубой доктор обо мне позаботился. Раздобыл мне костыли. Я выпрыгнула от него на костылях и потом выбросила их гдето по дороге. Я не хотела всплыть на точке с костылями. Можно было и без костылей попрыгать – недолго уже оставалось… Я допрыгала до вокзала и сделала фраера. Черножопого. Правда, он был не турок, а грек. Какая разница! Мне давно уже было наплевать на тот торжественный договор, который мы когдато заключили со Стеллой и Бабси. Теперь мне на всё было наплевать. Может быть, у меня таилась ещё маленькая надежда, что мама – мама придёт искать меня на вокзал. Если бы она меня искала, то пришла бы на вокзал. Поэтому я не пошла на Курфюрстенштрассе. Но, собственно говоря, у меня было такое чувство, что меня уже никто не ищет. И я подумала на минутку: ах, как это было бы хорошо, если

160

бы моя мама ещё ждала меня… Я купила героин, вмазалась и пошла обратно на Цоо. Мне нужны были деньги на тот случай, если я не найду клиента на ночь, и придётся ночевать в пансионе. На вокзале встретила Рольфа – бывшего клиента Детлефа, у которого мы часто спали на выходных. Детлеф последние недели снова жил у Рольфа, но Рольф уже не был его клиентом. Он давно сидел на системе, и сам ходил работать на вокзал. Ему в его двадцать шесть было тяжеловато найти клиента. Я спросила Рольфа о Детлефе. Рольф захныкал. Да – Детлеф в клинике… Да – очень херово без Детлефа… Рольфу жизнь казалась бессмысленной, он хотел отколоться, любил Детлефа, хотел покончить с собой. И так далее… Меня расстраивала эта болтовня о Детлефе. Я не понимала, какие собственно права на Детлефа может иметь этот опустившийся голубой! А он даже хотел, чтобы Детлеф бросил свою терапию и вернулся к нему. Даже отдал ему ключ от квартиры… Когда я это услышала, то просто вскипела: «Какой же ты всётаки говнюк! Дал ему ключ, чтобы он знал, куда бежать, если в клинике ему не понравиться, да? Да если ты его любишь, то должен всё сделать, чтобы Детлеф откололся! Но ты просто мерзкая голубая свинья, что с тебя взять!» Рольфа ломало, и я легко могла его уничтожить. Передумала, мне пришло в голову, что могу у Рольфа переночевать. Я сказала, что сделаю ему одного фраера и куплю героина. Рольф был бесконечно рад, что я буду у него спать. Он знал вообще только двоих людей: Детлефа и меня. Я спала с ним в его французской кровати. Мы понимали друг друга – Детлефа с нами не было. Эх, он всётаки был просто бедной свиньёй, этот Рольф! Хотя я и находила его тошнотворным. Так, два любовника Детлефа лежали рядом, и Рольф каждый вечер заводил одну и ту же пластинку: как сильно он любит Детлефа! Регулярно перед сном он рыдал. Меня это раздражало страшно, но я держала рот на замке – мне же нужно было место в кровати. Я молчала, даже если он начинал рассказывать, как они обставят с Детлефом квартиру, когда оба будут чисты. Мне всё это было чертовски всё равно! Я говорила себе, что и этот Рольф на нашей с Детлефом совести, и мы в ответе за него… Он бы так и оставался бедным одиноким голубым крановщиком, регулярно пьющим, если бы не встретил нас… Так прошла неделя. Отсос, укол, отсос, укол и эти завывания

161

Рольфа. Потом я проснулась рано утром оттого, что ктото хлопнул дверью и теперь громыхал в прихожей. Я подумала, что это Рольф и заорала: «Тише там, ты, я хочу спать!» Детлеф стоял в комнате… Поцелуи и радость! Пока до меня не дошло: «Чёрт, да ты сбежал из клиники?» Он кивнул и объяснил почему. Как и каждый новенький, первые три недели Детлеф работал будильником. Это самое сложное для каждого иглового – быть пунктуальным. Каждое утро просыпаться в семь – нет, это просто нереально! Потому этого и требовали в клинике, чтобы отобрать для лечения тех, у кого ещё есть воля. Детлеф не выдержал: проспал три раза и был вынужден собирать чемоданы. Детлеф сказал, что ему очень понравилось в клинике. Тяжеловато было, но в следующий раз он точно выдержит, да. Теперь он собирался оставаться по возможности чистым и попробовать получить ещё одно место. Сказал, что с ним в клинике были ребята, которых мы хорошо знали по сцене. Франк, например, чей друг Инго умер в четырнадцать лет, как Бабси. Я спросила Детлефа, что он собирается делать, и он сказал: «Для начала – разжиться коечем!» Я попросила его принести и мне порошка. Детлеф ушёл и явился только через два часа. Привёл с собой своего бывшего фраера, Пико. Пико вытащил из сумки пластиковый пакет и положил его на стол. Я подумала, что плохо вижу… Мешок, набитый доверху героином! Десять грамм! Столько героина я ещё не видела в своей жизни. После того, как столбняк прошёл, я спросила Детлефа: «Ты что! Сдурел? Десять грамм сюда в квартиру?» Он сказал «Определённо я не сдурел, нет! Я же дилер теперь!» Я спросила: «Ты хоть раз подумал головой? Если тебя поймают, ты гарантировано въедешь на новую квартиру. Так это – на пару лет подальше от окон!» Детлеф сказал: «Нету у меня времени думать о полицаях! Посмотрим немного, как я вообще справлюсь! И кончай грузить!» Он принялся отмерять на перочинном ножике дозы и заворачивать их в фольгу. Я заметила, что чеки чтото слишком маленькими получаются, и сказала: «Приглядись, старик! Люди хотят быть обманутыми. Ты должен брать побольше фольги, совать туда поменьше ширева и как следует закручивать. Чеки кажутся больше. Люди клюют на оптику! Вспомни: универмаг, стиральный порошок! Огромные пачки и только на две трети полные.» Детлеф сказал: «Прекрати меня нервировать! Я и так сую туда больше! И это замечают люди! Пойдёт молва, что у меня в чеках больше героина, чем у других».

162

Я спросила: «Скажика, а чей это, собственно, героин?» Конечно Пико, маленького мошенника! Раньше он елееле сводил концы с концами, пробавляясь грабежами. Его только что выпустили из тюрьмы на поруки. И теперь он хотел сделать быстрые деньги на добродушном и глуповатом Детлефе… Пико покупал порошок у сутенёров на Потсдамерштрассе. Тюремные знакомства – понятно… Пико брал героин на дилерских условиях, только сам барыжить не хотел, а поручил это Детлефу. Пико не имел никакого понятия ни о героине, ни о сцене… Только пьянствовал. Когда Детлеф закончил расфасовку, мы посчитали четверти, половины и целые граммы, которые он приготовил. Я никогда не была сильна в математике. Но то, что я положила перед Детлефом, составляло только восемь грамм в общей сложности. Вместо того, чтобы класть в чеки немного поменьше, он клал намного побольше. Если бы он так и дилерствовал, то нам бы пришлось доплатить за два грамма! Так, – весь порошок обратно в пакет! Пыльцу с оберток я соскоблила для собственного употребления. Теперь Детлеф нарезал побольше фольги и как сумасшедший раскатывал порошок пивной бутылкой вширь, чтобы казалось больше. Сейчас делали только четверти, и, в конце концов, получили ровно двадцать пять чеков. Два чека продавили сами, чтобы протестировать героин. Это был отличный героин! Прямо вечером мы погнали с порошком к теплице. Товар спрятали в мусорных контейнерах. В карманах у нас максимум было по три чека. Как дилеров бы нас не запрягли, случись облава. Торговля шла достаточно бойко. Сразу прошёл слух, что и порошок хорош и дозы приличны. Только Стелла всё пыталась засрать наш товар, но потом она всётаки пришла и сказала, что хочет посредничать. Я, глупая овца, позволила ей. За пять четвертей, которые она сбыла, одна четверть ушла ей. Нам самим уже ничего не оставалось, мы ведь не получали от Пико ни копейки за работу… Если мы продавали десять грамм, то оставляли себе полтора. При этом нам приходилось платить ещё и нашим посредникам. То есть, получается, что за всю работу мы получали как раз нашу дневную дозу. Пико приходил каждое утро, и мы рассчитывались с ним. Касса, как правило – около двух тысяч марок. Тысяча – чистая прибыль Пико. Мы же получали наши полтора грамма. И Пико здесь почти никак не рисковал, если мы его не сдадим, конечно…

163

Но тут Пико заранее принял меры. Он пригрозил, что если нас схватят, и мы скажем полиции хоть слово, то нам конец. Его товарищи на Потсдамерштрассе разделаются с нами. От них не ускользнёшь и в тюрьме! У них везде свои люди! Он угрожал нам своими сутенёрами и на тот случай, если мы захотим крутить динамо при расчёте. И причин не верить ему не было. Я очень боялась сутенёров. С тех пор, как они замучили Бабси. А Детлеф словно не хотел видеть, что Пико использует нас. Он говорил: «Чего ты хочешь? Самое главное, что тебе не надо работать! Я же не хочу, чтобы ты отсасывала! Да и у меня тоже нет ну никакого желания обрабатывать вонючих фраеров! Так чего же ты хочешь?» Большинство уличных дилеров работали так же, как и мы. У них никогда не было столько денег, чтобы купить сразу десять грамм. Кроме того, у них не было связей. Как мы могли выйти на сутенёров с Потсдамерплац? Более того, уличным дилерам, которые и сами были зависимы, приходилось ещё нанимать посредника и платить тому натурой. В общем, именно такая мелочь, вроде нас, рано или поздно садилась за решётку… На типов уровня Пико полиция уже не выходила. А тем ничего не стоило найти нового уличного дилера. Каждый нарк готов торговать за две дозы в день. Торговля у теплицы через некоторое время стала чересчур горячей, там постоянно слонялись мусора. Такого стресса я не выносила, и тогда мы организовали торговлю поновому. Я агитировала у теплицы, а Детлеф болтался в это время у вокзала Штеглиц. Если у меня был покупатель, я отсылала его к Детлефу. Когда Детлеф в следующий раз появился с героином у теплицы, рядом с ним внезапно притормозила машина, и водитель спросил, как попасть на Цоо. Детлеф пересрался и побежал. Героин он выкинул гдето в кустах. Мы встретились, и он сказал, что тип, который спрашивал, где тут Цоо, был точно из полиции. Потому что только идиот не знает, где Цоо… Это было плохо. Теперь мы видели в каждой машине, в каждом типе, который шатался по Кудамм, полицейского. Мы так и не отважились искать героин, который сбросил Детлеф. Думали, что полицаи уже в засаде, только и ждут нашего появления в поисках утерянного товара. Мы пошли в афинский гриль держать совет. Рассчитываться с Пико было нечем…

164

Было только двести марок. Героина не было. Да он всё равно не поверил бы этой истории… Мне в голову пришла идея рассказать ему, что нас кинули черножопые. Отняли у нас все деньги и весь порошок, да! Я сказала: «Всё равно у нас будет шумная вечеринка с Пико! Мы можем, конечно, отдать ему эти двести марок. Но это же свинство, что мы не получаем ни копейки, а эта свинья зарабатывает на нас тысячу в день! А мне надо чтото из одежды купить всётаки! У меня вообще нет тёплых вещей. Я же не могу всю зиму проходить в халате, в котором ещё из больницы сбежала!» Ясно: мы не были рождены для торговли, а Детлеф всё никак не хотел этого понять! Но всётаки и ему стало ясно, что разницы нет, сдадим мы Пико двести марок или вообще ничего. Следующим утром мы гуляли на барахолке. Если мне нравилась какаято тряпка, то её сначала примеривал Детлеф, а потом я. Мы покупали только то, что подходило обоим – чтобы можно было иногда меняться. Я, в конце концов, купила себе кроличью куртку, в которой Детлеф выглядел очень мило. Мы купили себе ещё духи, и часы с музыкой. Деньги ушли не все, потому что бессмысленные вещи мы покупать не хотели. Остаток припрятали. Только мы вошли в квартиру Рольфа, как следом ввалился Пико. Детлеф сказал, что он ещё не вмазался, и что ему надо бы вмазаться, прежде чем он будет способен рассчитываться. Это было, конечно, неправдой, потому что мы вмазались, едва только встав с кровати! Детлеф просто боялся… Пико сказал «окей» и начал листать какойто роман. Детлеф приготовил себе четверть. Двинул. И тут же вырубился, не вытащив даже иглы из руки. Я подумала: неудивительно, что он отвалился – он же имел уже четверть внутри. Я вытащила шприц из руки, потому что мне такой беспорядок не нравился. Кровь стекала в иглу – так её никогда не вычистишь. Это же была наша последняя машина! Я протёрла его руку ваткой, смоченной в водке, и – не почувствовала жизни. Подняла его руку, и она тотчас вяло опустилась. Я потрясла Детлефа, чтобы он очнулся. Он только чуть съехал с кресла. О боже, тактак! Лицо серое, губы посинели… Что это?! Расстегнула рубашку, чтобы нащупать сердце. Сердце не билось! В трусах и майке я выбежала на площадку. Пико сзади: «Не делай ерунды!» Позвонила пенсионерке напротив и сказала, что мне срочно нужно позвонить в полицию. Лихорадочно набрала номер и крикнула: «Мой друг не дышит! У него передоз!» Я уже давала адрес, но тут

165

вбежал Пико и заорал: «Прекрати, он уже встал!» Я сказала полицаям: «Ага, спасибо, не надо приезжать – ложная тревога!» И повесила трубку. Детлеф лежал на спине, глаза открыты. Пико спросил, что я там брякнула о наркотиках и дала ли им адрес. Я сказала: «Да нет, в общемто, не так прямо. Я думаю, они даже не просекли, в чём дело…» Пико совершенно взбеленился и сказал: «Да ты глупая истеричная корова!» Как сумасшедший, бросился он на Детлефа, надавал ему пощёчин и сказал, что Детлеф срочно должен встать. Я сказала, что Детлеф должен, наверное, сначала отдышаться! Он заорал: «Заткни пасть, корова, и принеси мне воды!» Когда я вернулась из кухни, Детлеф был уже на ногах, и Пико говорил ему чтото. Я была страшно счастлива, что Детлеф снова был жив, и хотела его обнять, но Детлеф отодвинул меня. Пико плеснул ему в лицо воды и сказал: «Пойдём, парень, нам надо сейчас идти!» У Детлефа лицо было ещё совершенно серым, и он едва держался на ногах. Я сказала ему, что он должен прилечь. Пико: «Заткнись!» И Детлеф сказал: «Нет у меня времени теперь!» Пико поддерживал Детлефа, и они вдвоём вышли из квартиры. Я уже вообще ничего не понимала. Меня просто трясло. Ведь я думала, что Детлеф умер! Я легла на кровать и почемуто стала читать, наконец, этот роман. Тут позвонили. Я выглянула в глазок. У двери стояла полиция. У меня сердце замерло от страха, но вместо того, чтобы тихо свалить через окно, я открыла дверь. Сказала, что да, это я звонила. Квартира принадлежит голубому, который сейчас в отъезде. И сегодня с утра приходили какието два парня, кололись, потом одни из них упал, и я позвонила в полицию. Полицаи хотели знать, как звали парней и как они выглядели. Я им чтото наговорила. Попросили документы. Небольшая заминка, они позвонили в управление и сказали потом: «Ну, пойдём с нами, ты в розыске!» Полицаи были хорошо воспитаны. Позволили взять с собой два романа ужасов и написать письмо Детлефу. Я написала: «Дорогой Детлеф, меня повязали. Скоро напишу. Куча поцелуев. Твоя Кристина». Записку прилепила на дверь. Сначала меня отвезли в участок на Фридрихштрассе, а потом – в приёмникраспределитель, где заперли в клетку, как в настоящем вестерне. Вместо стен – железные прутья. Дверь тяжело захлопнулась, как в «Шерифе Доджсити», и замок гремел. Я стояла, руки сквозь прутья, и была немного подавлена. Постояла, потом легла на нары и

166

заснула – наширялась всётаки неплохо… Мне принесли сосуд для анализов и к нему подстилочку, чтобы я не обоссала всё вокруг. Все, кто проходил мимо, могли отлично видеть, как я писаю. Весь день мне не давали ни пить, ни есть. Вечером пришла мама. Проследовала мимо клетки, даже не взглянув на меня. С полицаями ей, видишь ли, интереснее было говорить! Клетку отперли, мама, как чужой, сказала мне «добрый вечер», и крепко схватила меня под локоть. В машине уже ждал Клаус, мамин друг. Мама затолкала меня на заднее сидение и сама села рядом. Молчали. Клаус, видимо, сбился с пути, и мы пересекали Берлин поперёк. Я подумала: «Совсем спятили, не могут найти дорогу в Кройцберг!» *** Мы остановились у заправки, я сказала маме, что голодна, и попросила купить мне три «Баунти». Она вылезла и купила мне три «Баунти». После второго «Баунти» мне стало плохо. Клаусу пришлось остановиться, чтобы я могла проблеваться. Мы гнали по северному автобану, и мне стало ясно, что в Кройцберг мы сегодня явно не попадём. Я думала, что меня везут в интернат – ну, оттуда я быстро сольюсь… Увидела табличку «Аэропорт Тегель» и подумала: «А – тебя хотят выкинуть из Берлина! Круто…» Мы вылезли в аэропорту. Мама сразу схватилась за меня обеими руками. Второй раз за наше свидание я открыла рот и, озвучивая каждое слово, сказала: «А не могла бы ты меня отпустить сейчас. Пожалуйста!» Она меня отпустила, но держалась буквально в сантиметре. Клаус шёл в арьергарде, тоже весь начеку. Я безвольно перебирала ногами. Что они делают? Со мной уже нечего не сделать! Я потерянный человек! Регистрация на Гамбург, и я в последний раз оглянулась, нет ли возможности бежать. Возможность была – сил не было… Гамбург – это конечно жестко! Там, в деревне, в пятидесяти километрах от города, жили мои бабушка, тётя, дядя и кузина. Последние обыватели в моих глазах. Дом в таком порядке, что это чистый ад! Ни пылинки! Я могла часами бегать босиком, и вечером мои ноги были такими же чистыми. В самолёте я притворялась, будто читаю свой роман, и действительно – одолела пару страниц. Мама была нема, как рыба. Она так и не сказала мне, что тут происходит…

167

Когда стюардесса понадеялась, что мы приятно полетали, я заметила, что мама плачет. И тут она начала говорить, быстробыстро. Она хочет мне только лучшего. Недавно ей приснилось, что я лежу мёртвая в туалете – ноги перекручены и вся в крови. Убита какимто дилером, и её вызвали опознать труп… Я всегда верила, что у мамы есть парапсихологические способности. Когда она говорила: «Ребёнок, останься дома, у меня плохие предчувствия!» – то меня или прихватывали в облаве, или обували с ширевом, или ещё какойто террор случался. Я вспомнила Пико и его друзейсутенёров. Что ж, может быть, мама спасла мне жизнь… Я перестала думать. После неудачной попытки самоубийства я вообще не хотела думать, думать было противно… В аэропорту Гамбурга мы с моей тётей, встречавшей нас, зашли в ресторан. Мама улетала следующим рейсом. Я заказала себе «ФлоридаБой», так в этой говённой лавочке его не было! Я подумала, что за дыра этот Гамбург, если у них нет даже «ФлоридаБой»! Решила вообще ничего не пить, хотя меня и долбил зверский сушняк… Мама и тётка говорили обо мне. В какието полчаса они расписали всю мою будущую жизнь. Я пойду в школу, найду новых друзей, получу образование, и вернусь в Берлин. Всё было так просто. На прощание мама снова всхлипнула. Я сдержалась. Это было 13 ноября 1977 года. Мама Кристины: Весь этот день я пыталась сохранять спокойствие, – чего бы мне это ни стоило, – но на обратном пути в Берлин не выдержала и от перенапряжения последних недель разревелась, как девочка. От слёз на душе полегчало… Мне было и грустно и радостно. Грустно, потому что пришлось отдать Кристину. Радостно, потому что я всётаки вырвала её – почти из рук смерти… Наконецто я была уверена, что поступаю правильно. После неудачи в «Наркононе» мне стало ясно, что у Кристины есть только один шанс выжить – там, где нет героина. Пока Кристина жила у отца, я имела возможность немного передохнуть и подумать. Именно тогда я поняла, что Кристина пропадёт в Берлине, что бы мы ни делали. Правда, мой муж уверял меня постоянно, что Кристина чиста, но этим, конечно, и не пахло! Я не думаю, что можно так бояться, как я боялась за жизнь Кристины! Но после смерти её подруги Бабси у

168

меня в жизни не было ни одной спокойной минуты, и я хотела немедленно отправить Кристину к родственникам в Западную Германию. Отец не позволил… За то время, когда Кристина жила у него, он успел выбить себе право самостоятельно определять её место жительства. Все мои слова были как о стену горохом… Он не понимал – может быть, потому что моего опыта у него ещё не было, может, просто не хотел признавать поражение… В это время я получила готовящееся обвинительное заключение против Кристины. Дело в связи с незаконным оборотом наркотиков. Фрау Шипке из полиции подготовила меня к этому и в утешение сказала мне, что я не должна винить себя за Кристину. «Кто колется, тот колется, – сказала она. – Каждый решает сам». Она знала много наркоманов из хороших семей, которые вот так же должны были предстать перед судом. «Не стоит себя терзать!» – сказала она. Но мне показалось просто подлым, что в качестве доказательства приводился тот чек героина, который я однажды нашла в её комнате. Найдя его в своё время, я в волнении позвонила фрау Шипке. Я и не подозревала, что моя находка будет использована против Кристины, когда фрау Шипке лицемерно предложила мне отправить его на экспертизу. «Не указывайте отправителя на конверте, – сказала она. – Тогда ничего нельзя будет доказать». Да вообще, мне казалось чудовищной глупостью, что молодых людей судят за их болезненное пристрастие к наркотикам. Кристина никому ничего не сделала. Она вредила только самой себе. Почему же она должна отвечать за это перед судом? Не говоря уже о том, что, как известно, тюрьма ещё ни одного наркомана не вылечила… И этот приближающийся суд был для меня ещё одной причиной скорее вывезти Кристину. Вдруг во мне проснулось всё мужество и решительность. Я пошла в комиссию по опекунству и обрисовала им ситуацию во всех подробностях. Это было первое заведение, где меня внимательно выслушали. Ответственный социальный работник господин Тилльман тоже склонялся к мнению, что Кристине лучше уехать на Запад. Он обещал постараться и найти для Кристины место в клинике, потому что неясно было, как скоро я получу право определять место жительства Кристины. В то же время, согласие на терапию было бы проще выбить у моего супруга. Это были не пустые слова. Я чувствовала, как затронула господина Тилльмана наша ситуация. Вскоре после разговора с господином Тилльманом, Кристина неожиданно появилась перед моей дверью. Она шла как раз из

169

консультации. Была совершенно накачана героином, говорила о самоубийстве. Я успокоила её коекак, и уложила в кровать. Затем сразу же позвонила господину Тилльману. Через полчаса он был у нас. Вместе с Кристиной мы разработали подробный план. Она должна пережить абстинентный синдром в нервной клинике, и, в конце концов, отправиться в терапевтическую общину. Место было обещано в консультации. Кроме того, господин Тилльман сам связывался с общиной по поводу Кристины. Кристина с готовностью согласилась на наше предложение. Господин Тилльман мигом организовал всё необходимое. Мы получили направление к психиатру, который мог бы направить Кристину в клинику. Потом господин Тилльман поехал к отцу Кристины и давил на него, пока тот не согласился отпустить Кристину в клинику. Через две недели Кристину перевели в больницу «Рудольф Виршов», чтобы прооперировать грибок. Я исходила из того, что её – больную наркоманией, доставят в больницу под строгим контролем с «Ранчо Бонни», и понаблюдают за ней там. Но нет – они умудрились упустить её! Им было всё равно, и Кристина беспрепятственно вышла из больницы. Я пришла в отчаяние изза такого разгильдяйства, тем более, что теперь весь наш план сорвался. Больше у меня не оставалось веры в чиновников. Я сказала себе: только ты одна можешь помочь своему ребёнку и себе! Господин Тилльман пытался придать мне мужества. Ему одному я доверяла. К счастью, Кристина недолго отсутствовала. На следующий вечер она уже плакала у меня. Ой, ой, ей так жаль, но она опять вмазалась… Я не ругала её. Зла на неё не было. Да и раньшето я срывала свой гнев на ней только от отчаяния, что не могу ей помочь. Сейчас, когда она пришла ко мне, я обняла её, и мы спокойно поговорили. Кристина хотела продолжать план, выработанный нами, до конца. Я сказала, хорошо, давай! Но дала ей понять, что если она ещё раз хоть на шаг отойдёт от него, то навсегда отправится в Западную Германию. Она приняла это близко к сердцу и поклялась мне ни на йоту не отклоняться от договора. В эти дни она регулярно посещала консультацию. Она действительно старалась получить это место! Иногда часами ждала своей очереди. Дома она засаживалась за стол и писала автобиографию для клиники. Казалось, что всё идет неплохо. С местом было фактически решено. Община была готова её принять, и мы думали, что Рождество она

170

встретит у них – было уже начало ноября… Её отец, наконецто, убедился в безуспешности своих потуг, и больше не мешал нам. Удача была так близко… Но тут, как назло, Кристина второй раз заболела желтухой. Ночью температура поднялась почти до сорока одного градуса. Утром я отвезла её в клинику «Штеглиц». Кристина была жёлтой, как лимон, почти не могла ходить и падала на ходу. Врач после обследования сказал, что у неё стаз печени изза наркотиков. К сожалению, они не могли её оставить у себя, потому что у них нет изолированных боксов. Это было неправда. Я специально наводила справки: в клинике «Штеглиц» есть изолированная палата на двадцать пять коек. Просто они не хотели видеть наркоманов в своей замечательной больнице. Всётаки, они направили нас в больницу «Рудольф Виршов», и следующим утром мы должны были быть там. В два дня желтизна вроде сошла. Она снова была резвой и живой, радовалась, что будет лечиться. Её опекун из консультации в Техническом Университете даже навещал её в больнице. Объединенными усилиями мы старались всячески поддержать её. Я была обнадежена, как никогда раньше… До того дня, когда к Кристине прорвалась её подруга Стелла… Хотя я настоятельно просила сестёр без меня не пускать к Кристине никого, кроме работников консультации. Впрочем, я тоже совершила ошибку. Както раз взяла с собой Детлефа. Кристина так хотела его видеть, а Детлефа как раз только что условнодосрочно выпустили из тюрьмы. И сейчас он гдето раздобыл себе место в клинике. Я просто не могла не позволить им увидеться. Они были так привязаны друг к другу! И я думала, что это придаст им решимости, если они будут знать, что другой тоже ложится в клинику. И как я только могла быть такой наивной? Кристина умудрялась сматываться из больницы на целый день, и когда я после работы приходила навестить её, она уже успевала вернуться. Я видела, что она чемто кололась. То, что она колется – это одно не испугало бы меня больше. Но когда она стала рассказывать, что просто ела спагетти у Цоо, когда она снова начала лгать – у меня подогнулись ноги. Я спросила у сестёр, нельзя ли мне ночевать в больнице. Кровать бы я оплатила. Они сказали, что это, к сожалению, невозможно, но они будут присматривать за ней. Через три дня, когда я вновь пришла навестить Кристину, навстречу мне вышла сестра и сказала: «Вашей дочери нет!» «Да? А можно узнать, где она?», – спросила я. «Этого мы не знаем. У неё было разрешение погулять в

171

парке, вот она и убежала!» Невозможно описать, каково было у меня на душе! Дома я легла в гостиной рядом с телефоном. В полдвенадцатого вечера позвонили из больницы: Кристина вернулась. У них была такая точка зрения: ну, если она удирает, что ж можно с этим поделать? Это же её дело! У нас тут много наркоманов. Они все удирают! Именно так мне и сказали на следующий день, когда я попыталась упрекнуть сестёр. Врачиху это тоже не сильно волновало. Она мне объяснила, что никак не может повлиять на Кристину. Но если Кристина ещё раз нарушит режим, то её попросят из больницы. Исследование печени показало, что Кристина в лучшем случае доживёт лет этак до двадцати, если и дальше будет продолжать с наркотиками. Больше она ничего не могла сказать. Следующим вечером опять позвонили из больницы и сказали, что Кристина снова убежала. Всю ночь я провела в кресле рядом с телефоном. Кристина исчезла на две недели в этот раз… Первые дватри дня мы вместе с моим другом ещё искали её. Обычный тур по дискотекам и вокзалам… Потом из больницы попросили забрать её вещи. Я пришла оттуда с сумкой, распаковала книги и другой хлам, и сказала себе: «Всё – с меня довольно! Так можно и до ручки дойти!» Я сказала себе: «Хорошо, если она не хочет подругому, то пусть будет так!» Я прекратила её искать. Я была просто поражена её поступком! Она должна ведь понимать, что и моё терпение не безгранично! Как долго я могла это всё выдерживать, вот вопрос! Я объявила её в розыск в ближайшем участке полиции и дала им её фото. В какойнибудь облаве её схватят… И потом я сяду с ней в первый же самолёт и отвезу на Запад. Прошло две недели, и утром в понедельник мне позвонили из участка на Фридрихштрассе. Полицейский у телефона был чрезвычайно мил, хотя Кристина и бушевала у них в участке. Я попросила их придержать Кристину. Сказала, что заберу её ближе к вечеру и – в самолёт. Я заказала билеты. Туда и обратно для себя, только туда для Кристины. У меня кололо в сердце. Позвонила родственникам. К полудню всё было улажено. Я взяла с собой Клауса. Подумала, что если Кристина будет сидеть между нами, то не сможет выпрыгнуть из машины. Кристина не сказала мне ни слова… Я тоже. У меня не было настроения говорить с ней…

172

В аэропорту у меня тряслись колени, и сердце так и выпрыгивало из груди. Кристина молчала. Она просто не замечала меня. До самого отлёта сидела молча в кресле, грызла ногти и читала роман. Бежать не пыталась… Я вздохнула, только когда мы пристегнули ремни. Самолёт шёл на взлёт, и она смотрела в иллюминатор. Было уже темно. Я тихо сказала Кристине: «Всё – конец истории… Забудь о своём прошлом и забудь о наркотиках… Ты едешь к тёте Эвелин. И я надеюсь, что там ты начнешь новую жизнь…» Четыре дня меня ломало у тёти. Потом я встала, и вырядилась, как на парад. Кроличья куртка и туфли на высоком каблуке снова превратили меня в заправскую игловую. Накрасилась и пошла в лес – гулять с тёткиной собакой. Каждое утро я наводила марафет, будто собиралась на точку, и шла в лес. Буксовала на высоченных каблуках в песке, каждые два метра спотыкалась о коряги и разбивала колени. Но когда моя бабушка решила купить мне, наконец, «туфли для ходьбы», я пришла в ужас при одном только слове «туфли для ходьбы». Тётке было около тридцати, и с ней ещё можно было разговаривать. Конечно, не о тех проблемах, которые меня действительно беспокоили. О них я, впрочем, не хотела ни говорить, ни даже думать… Моя настоящая проблема называлась героин. Героин и всё, что с ним связано. Детлеф, сцена, Кудамм, ширяться, не думать, быть свободной… Я старалась не думать. О чём мне думать, собственно – о том, как свалить отсюда? Чёткого плана у меня не было. Я откладывала и отодвигала от себя этот вопрос. Просто думала: в один день ты свалишь и всё! Наверное, я просто не хотела бежать, я просто боялась того, что в последние два года понимала под свободой. Моя тётя втиснула меня в «рамки», как она выразилась. Мне было пятнадцать лет, и домой я должна была являться ровно в полдесятого. Это в том случае, если меня вообще выпускали из дома… Такой ерунды я не помнила с двенадцати лет! Запреты бесили ужасно! Но – парадокс, я очень пунктуально придерживалась этих правил. Накануне Рождества мы отправились в Гамбург за подарками. Кошмар начался прямо с раннего утра – мы ломанули в универмаги… Ужас! Часами толочься среди этого быдла, расхватывающего товары и роющегося в своих толстых бумажниках! Бабушка, тётя, дядя и кузина – все беспрерывно натягивали и

173

стаскивали с себя какието тряпки. Для тёти Хедвиг и для тёти Иды и для Йохана и ещё для когото подарков так и не нашли… Дяде ещё загорелось купить подмётки для себя и чтото для машины. О боже! Моя маленькая бабушка так ловко шныряла по универмагам, что постоянно исчезала из виду. Начинались поиски. Иногда мы терялись все, и тогда я думала о побеге. Я знала, что в Гамбурге на Менкебергштрассе есть точка. Мне нужно было только выбежать из универмага, и жизнь началась бы сначала. Но я так и не выбежала. Я не была уверена, что хочу выбежать… Хотя себе и говорила: «Прежде, чем ты станешь как все они, и будешь дуреть от универмагов, лучше уж издохнуть в какомнибудь туалете!» Я думаю, что если бы какойнибудь нарк подошёл ко мне и заговорил, я бы слилась, точно! Или нет, всётаки я не хотела! И поэтому сказала своим: «Я не вынесу этого, пожалуйста, давайте домой, и потом езжайте без меня!» Они на меня посмотрели, как на дурочку… Рождественская распродажа была главным событием года для них! Вечером мы не смогли найти нашу машину. Бегали с одной парковки на другую и не находили. Очень хорошо, подумала я, – мы неожиданно стали одной командой. Мы переругивались друг с другом, но у всех нас в конечном итоге была одна цель: найти эту проклятую машину! Я отличалась от других только тем, что мне всё происходящее казалось весьма забавным, и я постоянно смеялась, пока остальные все больше злились. Было достаточно морозно, и мы тряслись от холода. Только мне этот холод был нипочём – моё тело привыкло к вещам и похуже. Тётка, в конце концов, как вкопанная остановилась у входа в «Карштадт» под горячим вентилятором и не хотела ступить и шагу. Дяде пришлось силой вытаскивать её оттуда. Наконец, мы нашли машину и повеселели. По дороге домой мне было очень хорошо. Я чувствовала себя в семье… Я понемногу приспосабливалась. Путалась, правда, часто. Это было тяжело. Мне приходилось следить за каждым своим словом. Если, например, из меня вылетало слово «говно», то бабушка говорила: «Такой красивый ребёнок, и такое ужасное слово!» Потом разражалась дискуссия, и под конец у меня срывало крышу. Пришло Рождество. Первый праздничный вечер за последние два года, который я провела у ёлки… Оба последние Рождества я встретила на сцене. Я не знала, радоваться ли мне или нет; постаралась, однако, взять себя в руки и показать, что рада подаркам. Я действительно им обрадовалась… Ещё никогда я не получала столько

174

подарков. Внезапно я поймала себя на мысли, что подсчитываю, сколько всё это стоило, и перевожу в четверти… На Рождество приехал мой отец. Как обычно, ему не сиделось дома, и мы пошли с ним на дискотеку. Я влила в себя шестьсемь коктейлей, отрубилась у барной стойки, и мой отец очень обрадовался, что я становлюсь алкоголичкой. Тогда я сказала себе: «Ну что ж, когданибудь и ты привыкнешь к этим деревенским тинейджерам и к этому отстойному музону…» На следующий день отец улетел обратно в Берлин – вечером он должен был быть на хоккее. Когдато он успел стать хоккейным фаном… После каникул я пошла в школу. В девятый класс гимназии. Очень боялась идти туда… Я же практически три года не училась! В последний год я провела в школе максимум пару месяцев, всё остальное время или болела, или переламывалась, или просто была занята. Но мне понравилось в школе… Класс как раз рисовал чтото на пустой доске, и я присоединилась к ним. Мы рисовали красивые старые дома – как раз такие, где я буду жить с Детлефом, – а перед ними радостных людей. На улице стояла пальма, к которой был привязан верблюд. Сильная картина! Мы написали: «А под асфальтом – пляж!» Потом я обнаружила похожую картину в молодежном клубе. Только под ней стоял другой лозунг, типа: «Болтун – находка для врага». В клубе тон задавали интересующиеся политикой. Я заметила, что деревенские ребята тоже не оченьто счастливы. Хотя внешне многое было совсем иначе, чем в Берлине. В школе не было бунтов и всей этой берлинской нервотрёпки. Учителя пользовались авторитетом. Большинство ребят были прилежными учениками. Я не хотела отставать, хотя оказалось, что мне многого не хватает. Я непременно хотела закончить школу. Я засела за домашние задания. Через три недели я уже достаточно хорошо прижилась в классе, и у меня появилось уверенность, я – справлюсь! У нас как раз был урок кулинарии, когда меня вызвали к ректору. Он сидел за своим столом и нервно рылся в какойто папке. Я быстро запеленговала, что папка это ни что иное, как моё дело, которое только что пришло из Берлина… И я знала, что там было всё про меня… Управление по работе с молодёжью когдато полностью проинформировало мою берлинскую школу. Ректор сначала покашлял, покашлял и потом сказал, что он, к своему сожалению, не может оставить меня в своей школе. Я не удовлетворяю её высоким требованиям.

175

Ректора, наверное, так взволновало моё дело, что меня выдернули прямо с урока… Не могли даже звонка дождаться… Что я могла сказать? Я просто потеряла дар речи. Понятно, ректор хотел срочно от меня избавиться! Всё: вещи собраны, и уже на следующей перемене мне надо было доложиться ректору общей школы… Я была просто убита. Как невменяемая, я пошла в общую школу и разрыдалась в кабинете директора. Он сказал, что всё не так ужасно. Я должна засесть за зубрёжку и тогда я вполне смогу хорошо закончить школу у него. Я вышла из кабинета и снова обрела равновесие. Мне не было себя жалко, совершенно ясно – пришло время платить по счетам… Мечты о новой жизни без героина – пустое. Другие ведь ничего не знали о моих мечтах, и судили меня за моё прошлое. Все – мама, тётка и этот ректор… Другим человеком нельзя стать за пару дней. Моё тело и моя психика не изменились. Печень постоянно напоминала о том, что я с ней наделала. И ведь нельзя было сказать, что у меня получалась новая жизнь… Я взрывалась изза каждой мелочи. Постоянно какаято ругня… Я не выдерживала никакого напряжения и спешки. Я знала, что если на меня ещё раз надавят – я сорвусь. После изгнания из гимназии я ходила просто как в воду опущенная. Я снова была совершенно потеряна, сил не хватало ни на что. Я не стала сопротивляться, хотя этот ректор через три недели, конечно, и вообще не понимал уже, за что меня выгнал. Планов на будущее у меня не было. Постепенно я поняла, как сильно меня кинули, понизив до общей школы… У нас было две дискотеки, и соответственно, так сказать, два общества. В одно входили только гимназисты, в другое – школьники из общей. Когда же меня выкинули из гимназии, то почувствовала, что на первой дискотеке на меня косо смотрят. Я пошла на другую… Это было совершенно новым для меня. Такого разделения на касты не было в Берлине. Ни в школах ни, конечно, на сцене. Здесь разделение начиналось уже во дворе. Поперёк школьного двора была проведена белая черта. По одну сторону гимназия, по другую – общая школа. Пересекать черту запрещалось, и мне приходилось переговариваться со своими старыми друзьями только через черту. Одни из нас по определению были металлолом; другие, может быть, ещё чегото достигнут в жизни… Таким было общество, к которому я должна была приспособиться.

176

«Приспособиться» было любимым словом моей бабушки. Она всё время повторяла мне, что после школы не надо общаться с одноклассниками, а надо держаться друзей из гимназии. Я ей сказала: «Ты уж смирись, что твоя внучка ходит в общую школу, а я какнибудь приспособлюсь и найду себе друзей и там!» Был огромный скандал… Сначала я собиралась совершенно отключиться, но уж очень понравился мне классный руководитель… Это был такой дед – консервативный во взглядах, старомодный в поведении. Иногда мне казалось, что он скучает по нацистам. У него действительно был авторитет, кричать ему не приходилось. Его одного класс добровольно приветствовал стоя. Он всегда был обстоятелен и вникал во все мелочи. Большинство молодых преподавателей были идеалистами – работать они не были готовы. Они так же мало понимали по жизни, как и сами школьники. Пускали всё на самотёк, и когда начинался хаос, закатывали истерику. У них не было ни одного ясного ответа на те вопросы, которые нас так занимали. Они начинали своё вечное «если» и «но» – только потому, что и сами не были уверены в том, что говорят. Наш классный не обманывал нас. Он отлично знал, кто сегодня учится в общей школе. Он говорил, что нам будет трудно, но при желании мы вполне сможем переплюнуть коегде и гимназистов… Например, в правописании. Ни одна аттестационная работа сегодня грамотностью не блещет, и у нас будет больше шансов, когда заявления о приёме на работу мы станем писать на совершенно корректном немецком. Он пытался втолковать нам, как обходиться с людьми. В запасе у него была масса старых поговорок и житейских мудростей прошедшего столетия… Можно было над ними смеяться – большинство школьников так и поступало, – но я знала, что в шутках и поговорках всегда есть зерно истины. У нас с классным часто не совпадали мнения, но он знал жизнь, и это мне нравилось… Большинство же одноклассников не особенно любили классного. Он их напрягал, видимо, чересчур, – их раздражали его долгие морали. А тут всем было плевать… Только несколько человек ещё могли надеяться хорошо закончить школу, и получить место для учебы на предприятии. Они прилежно выполняли домашние задания – ровно то, что было задано. Прочитать книгу сверх программы или поинтересоваться чемто, что не задано – это уже было не для них, и когда наш классный или ктото из молодых пытались организовать дискуссию, они только тупо

177

таращились. У всех моих одноклассников было так же мало планов на будущее, как и у меня. Да и какие может ученик общей школы строить планы? Если ему повезёт, он получит место на заводе. Да и тут – не то, что ему интересно, а то, что предложат… Многим было совершенно всё равно, что они там будут делать дальше. Может быть, получат место, или будут зарабатывать неквалифицированным трудом, или сидеть на пособии. Было такое мнение: от голода у нас никто не умер, шансов всё равно никаких, так зачем же напрягаться! Некоторые из нас, можно было с уверенностью сказать, станут преступниками, многие пили. Девушки тоже не думали ни о чём. Они знали, что когданибудь о них позаботится муж, а до того можно устроиться в магазин, или поработать на конвейере, или просто дома посидеть. Такими были не все, но большинство думало именно так. Совершенно трезво, никаких иллюзий и никаких идеалов… И это было как холодный душ для меня. Жизнь без наркотиков я представляла себе иначе… Я часто размышляла, почему молодёжи так скучно, почему они ничего не хотят. Они же ничему не могли радоваться… Мопед в шестнадцать, машина в восемнадцать – это было само собой разумеющимся. А если этого не было, то, значит, всё – жизнь не удалась! Да и я – о чём мечтала я? О машине и о квартире – и то и другое хотела получить просто так. Измучиться за квартиру, за новый диван, как моя мама, – нет, это мне не подходило! Цель жизни родителей была – покупать, покупать и покупать! Для меня и, я думаю, для многих других материальные блага нужны были в минимальном количестве, ровно столько, сколько надо для жизни. Что потом? А потом нужно наполнить жизнь смыслом. Смыслато мы и не находили в жизни наших родителей… Когда мы говорили на уроках о националсоциализме, я испытывала противоречивые чувства. С одной стороны, меня просто переворачивало, когда я понимала, как жестоки могут быть люди. С другой стороны – тогда у людей было во что верить. Я таки сказала на уроке: «Лучше бы я росла в нацистское время. Тогда молодёжь знала, что к чему, и у неё были идеалы! И я думаю, молодёжи лучше иметь неправильные идеалы, чем вообще никаких!» Конечно, я сказала это немного в шутку. У нас в деревне ребята развлекались, как могли, потому что жизнь, которую им предлагали родители, не удовлетворяла никого. Было модно быть жестоким. Как два года назад в Берлине, некоторые

178

тащились от панка. Меня всегда пугало, когда люди, которые мне казались ещё нормальными, вдруг приходили к панккультуре. Потому что панк – это и есть, собственно, жестокость. Уже их музыка лишена фантазии, только грубый ритм… Я знала одного панка у нас. Был нормальный парень, с ним можно было говорить, пока он не продел сквозь щеку булавку и не начал драться. В деревенской гостинице его потом поймали. Разбили об него два стула и двинули розочкой в живот. Очнулся он уже в больнице. Но наиболее отчётливо жестокость проявлялась в отношениях между парнями и девушками. Все говорят об эмансипации. Но я почти уверена, что никогда ещё парни не обращались так грубо с девушками, как сегодня. Парни просто отрывались на бабах! Они хотели власти и успеха, а если ничего не получалось, то оттягивались на нас… Большинство дискотечных кадров меня просто пугало. Я выглядела ещё немного постоличному, и они постоянно валили ко мне. И эта болтовня, и эти «Ну? Типа как тут с нами?» меня раздражали даже больше, чем фраера с автопанели. Фраерато хоть улыбались… Ну а этим крутым улыбаться было ни к чему… Думаю, большинство клиентов были дружелюбнее и вежливее со мной, чем эти разрыватели сердец со своими тёлками. Эти хотели трахаться и только, безо всяких там нежных чувств и, конечно – совершенно бесплатно… Я испытывала такое отвращение к этим ковбоям, что никто из них и прикоснуться не мог ко мне. Извращенцы! Им казалось нормальным после первого свидания мять девушку. И девушки не сопротивлялись, хотя никакого желания у них и в помине не было. Просто так, потому что сопротивляться было не принято. И потому что они боялись, что с ними не будут больше ходить – парни станут болтать, что вот, мол, – фригидная коза! Я этого не понимала и понимать не хотела. Даже если парень мне очень нравился, и мы встречались с ним, я сразу говорила: «Ко мне не приставать, меня не обнимать! Если что, сама начну». За полгода, что я уже провела здесь, – ни одного романа… Все романы заканчивались первым – и последним – свиданием. Наверное, моё прошлое играло тут свою роль. Хотя я и пыталась себе внушить, что работа моя ничего общего со мной не имела – это только лишь неизбежное привходящее обстоятельство героиновой зависимости. Но всётаки моё отношение к парням в значительной степени определялось моим опытом. Эти типы вели себя так, что по глазам было видно, как и где этот козёл хочет тебя использовать…

179

Я пыталась делиться своим опытом с девушками в классе – не рассказывая, конечно, об обстоятельствах. Нет – они так ничего и не поняли! Я стала этакой всеобщей поверенной, выслушивала все их проблемы с парнями и давала советы: они поняли, что тут я знаю больше ихнего. Но то, что я действительно пыталась им сказать, до них просто не доходило… Большинство из них жили только для своих парней и полностью мирились с этим свинским отношением. Если парень бросал девушку и гулял с другой, то первая злилась не на парня, а на его новую подругу. Ругала самыми страшными словами. Ну, что делать – им нравилось такое обращение… Я поняла это, когда мы с классом ездили в Пфальц. Совсем рядом с нашей гостиничкой была дискотека. Девки сразу ломанули туда, и вернувшись, все восторгались парнями на крутых мотоциклах, которых там было в изобилии. Парень с крутым мотоциклом для них был пределом мечтаний… Я пошла взглянуть на диско и быстро поняла, что там происходит. Туда съезжались все парни с округи на своих мопедах, мотоциклах, и машинах – просто чтобы трахнуть приезжих школьниц! Я попыталась втолковать этим дурам, что на этой дискотеке их просто используют, но меня как не поняли. За час до открытия дискотеки бабы стояли перед зеркалом, и накрашивались, и взлохмачивали волосы! Потом не двигались, ну, чтоб прическа не обрушилась… Они оставляли перед зеркалом всю себя! Только маски, которые должны понравиться этим мотоциклистам… Мне было както не по себе, когда я это видела. Эта страшная картина напоминала мне о самой себе. Я ведь тоже, помню, старательно размалёвывалась и наряжалась, чтобы понравиться анашистам и потом героинщикам. И в своё время я полностью отказалась от самой себя, чтобы стать задвигой… Короче, вся наша поездка сузилась до этих дебиловмотоциклистов, хотя у большинства девушек были постоянные парни. Эльке, в комнате с которой я спала, в первый вечер написала письмо своему другу. На второй – пошла на дискотеку и вернулась совершенно разбитой. Сказала мне, что зажималась там с одним. Думаю, сделала это только для того, чтобы доказать другим девушкам, что и ей ктото интересуется… Теперь её терзали угрызения совести, и она даже начала плакать. Теперь она пыталась внушить себе, что влюбилась в этого козла с мотоциклом. У её парня, конечно, ещё не было мотоцикла! На

180

следующий вечер пришла вся убитая и только рыдала. Оказалось, этот её тип спросил другую девушку из класса: «Скажика, мне с этой выгорит или ну её?» Рози, той ещё круче повезло… Учительница застала её с какимто кадром в машине. Понятно, чем они там занимались. Рози была так пьяна, что практически не могла ходить. Не знаю, сколько этот урод вылил в неё коктейлей… Рози была ещё девственницей, но теперь, конечно, уже не была. Девушки устроили настоящее собрание, чтобы посоветоваться, что делать с Рози. Они не волновались нисколько насчёт типа, который её напоил и фактически изнасиловал. Теперь они все требовали, чтобы Рози отослали домой. Я единственная была против. Они страшно обиделись на Рози – учителя запретили им ходить на дискотеку. Они и сами хотели позажиматься там, да потрахаться… Меня очень удручало, что никакой солидарности не было между девочками, дружба прекращалась, как только в игру вступал парень. Это было как с героином, который то и дело вмешивался в мои отношения со Стеллой и Бабси… И хотя меня все эти кровавые драмы никак не касались, последние два дня я пила, как сапожник. Настроение – хоть топись от этой поездки! И всётаки я решила жить в этом мире, таком, каким он был. Я не думала больше о побеге. Мне было ясно, что любой побег будет побегом к наркоте. И я понимала, что наркота ничего мне не даст. Но должна же быть какаято золотая середина между наркотиками и этим обществом говноедов! Я нашла себе нового друга и успокоилась. С ним можно было говорить. Он мог мечтать, но для всего имел и практическое решение. Ему тоже многое в этой жизни казалось отстойным. Но он говорил, что сможет откупиться от этой жизни – это проще всего. Хотел стать бизнесменом, заработать кучу денег и потом купить себе рубленую избу гдето в канадских лесах и жить там. Как и Детлеф, он мечтал о Канаде… Он учился в гимназии, и от него я заразилась страстью к чтению. Я заметила, что и общая школа, если работать для себя, может коечто дать, кроме этого смехотворного аттестата. Я стала читать. Всё без разбора. Гете и Пленцдорфа, Гессе и, прежде всего, Эриха Фромма. «Искусство любви» Фромма стала для меня настоящей библией. Некоторые страницы я выучила на память, просто потому, что постоянно их перечитывала. Даже выписала себе некоторые пассажи

181

из книги и повесила их над кроватью. Да, этот крутой тип действительно рубил фишку! Если бы все люди придерживались тех принципов, о которых писал Фромм, то жизнь снова стала бы осмысленной… Только всётаки сложно жить по его правилам, потому что не все их знают. Я бы с удовольствием поболтала бы с Фроммом о том, как ему удавалась жить в этом мире по своим темам… Во всяком случае, действительность такова, что и с его теорией не всегда выходишь победителем. В любом случае, эта книга должна быть главным школьным учебником – так я думала. Но в классе не говорила об этом, естественно: боялась, что другие посмотрят на меня, как на идиотку. Я иногда брала «Искусство любви» с собой в школу, и читала прямо на уроке: думала, что найду там ответ на те вопросы, что обсуждались в классе. Както раз учитель увидел, что я читаю, взглянул на название, и тотчас отнял книгу. Когда я хотела на перемене получить её обратно, он сказал: «Просто замечательно, барышня читает порнографию на уроке! Я конфискую книгу!» Он действительно так сказал! Имя Фромма ничего не говорило ему, а «Искусство любви» говорило ему не о любви, а о порнографии. Конечно, чем ещё могла быть для этого разочарованного типа любовь? Теперь он думал, что вот – явилась старая наркоманская шлюха и развращает детей… На следующий день он отдал мне книгу, сказав, что она в порядке. Но в школу попросил её не брать – слишком уж двусмысленное название… Впрочем, это мелочи. Были вещи, которые убивали меня ещё больше, чем эта история с Фроммом. У меня начались неприятности с ректором, тоже разочарованным и неуверенным типом. У него не было ни малейшего авторитета, и он всё пытался както компенсировать это криком и муштрой. Если его урок шёл первым, то он просил нас спеть песню и сделать гимнастику. Чтобы проснуться, говорил он. Хорошие оценки доставались тем, кто повторял, что он говорит. Помимо прочего, он вёл у нас музыку. Както раз ему захотелось сделать нам одолжение и поговорить о той музыке, которая нас интересовала. И он начал: «Современная музыка или так называемый джаз…» Я думала, что он имеет в виду попмузыку, и спросила у него: «Что вы собственно имеете в виду под современной музыкой – джазом? Современная музыка, – поп или рок, – сильно отличается от джаза». Может быть, я это не тем тоном сказала, не знаю… Короче, объяснила ему, что такое современная музыка. Ему это, естественно, не понравилось, он разошёлся и выслал меня вон из класса.

182

В дверях я примирительно сказала: «Мы, наверное, друг друга както недопоняли». Он сразу сдал назад и позвал меня обратно. Но вернуться я уже не могла и проторчала весь урок в коридоре. Но, видите, я крепко держала себя в руках, и не пошла домой! На следующей перемене меня вызвали к нему в кабинет. Я вошла и увидела, что он держит моё берлинское дело. Перелистывал его, будто читая. Потом громко сказал, что я тут не в Берлине. Я только гость в его школе. И при определенных обстоятельствах буду выкинута вон. Так что надо вести себя, как подобает гостье. Я просто обалдела! Всё, спасибо, я не хочу больше в школу! Такие ежедневные столкновения мне не нужны. Сопротивляться я тоже не могу. Както мне пришло в голову, что если директор вооружается этой папкой, то, значит, он ещё слабее меня… Если прежде я под влиянием друзей решила хорошо закончить школу и перейти в гимназию, то теперь уже ничего и слышать не хотела о школе. Я была уверена, что не справлюсь. Психологический отбор, приёмный экзамен, специальное разрешение школьного совета и что ещё там нужно, если ты переходишь из общей школы в гимназию, нет – слишком много! И я знала, что моё дело будет везде, куда я ни приду. А что – у меня был мой очень здравомыслящий друг, понемногу появлялись знакомства в нашей деревне. Мои друзья отличались от меня, но, во всяком случае, были лучше, чем эти бычки из городков. У нас было настоящее общество в деревне, маленький клуб. Немного старомодно всё – например, ребята слишком много пили, – но меня приняли, хотя я и была совсем другой. Некоторое время я думала, что могла бы стать как они или как мой друг, например, но недолго я так думала. С моим другом всё закончилось, потому что и он, в конце концов, захотел со мной спать. Ну нет – я просто не могла себе представить спать с кемто, кроме Детлефа! Я всё ещё любила Детлефа! Я много думала о нём, хотя и не хотела думать. Иногда я писала ему письма. На адрес Рольфа. И была настолько сознательна, что ни одного письма так и не отправила… Потом я услышала, что он снова сидит. Стелла тоже была в тюрьме. У нас в округе были ребята, к которым меня тянуло сильнее, чем к ровесникам в деревне. С ними я могла свободнее говорить и о себе и о своих делах. Там я не боялась за своё прошлое. Мы одинаково смотрели на мир, и мне не надо было притворяться и приспосабливаться. Мы были на одной волне с ними. Поначалу мне не хотелось

183

тесно корешиться с ними. Они все экспериментировали с наркотиками… Моя мама, тётя и я – мы все думали, что я нахожусь в такой дыре, в таком уголке Германии, где о наркоте и не слышали… По крайней мере, о жёстких наркотиках. Если в газетах писали о героине, то речь шла о Берлине или о Франкфурте иногда. И я тоже думала: Кристина, ты тут единственная эксфиксерша на сто вёрст вдоль и поперёк! Это было не совсем так – скоро я убедилась в этом. В начале семьдесят восьмого года мы поехали в Нордерштет – новый спальный городок рядом с Гамбургом. Как обычно в поездках, я наблюдала за людьми, смотрела и классифицировала встреченных: так, – эти колются, эти анашисты, а это просто студенты. Мы зашли перекусить в какуюто забегаловку. За столиком тихо сидели два черножопых. Вдруг они резко встали и пересели за другой столик. Не знаю почему, но я была совершенно уверена, что речь шла о героине. Я знала, как себя ведут черножопые, когда речь идёт о героине… Заставила тётю выйти из лавочки. Ну, точно, через сто метров мы влетели прямо в героиновую точку! Игловые – у меня не было никаких сомнений. Казалось, они все смотрят на меня. Узнали бывшую наркоманку, почуяли! У меня дрогнули колени. Я схватила тётю за руку и сказала, что мне надо срочно бежать. Она поняла, в чём дело, и сказала: «Отчего же, тебя ведь это больше не касается!» Я сказала: «Прекрати, а то ведь я не выдержу!» Это было когда я уже и не помышляла о побеге. Когда мне показалось, что меня уже ничего не связывает с героином. И теперь меня шокировало, что во мне узнали нарка… Мы приехали домой, и я тут же сняла все свои манерные шмотки и смыла весь макияж. Сапоги на шпильках я так ни разу и не одела с тех пор. Со следующего дня выглядела, как все девочки в моём классе. *** Я спрашивала себя, глупую: почему ж бездарно все так без двиги?! И сама себе отвечала – дурацкий вопрос! Как же ещё отключиться от жизни, особенно если жизнь – дерьмо? Все наши были разочарованы работой. Все, кроме одного. Он был членом профсоюза, и работал гдето в молодёжном кружке у себя на заводе. Он один видел какойто смысл в том, что делал. Он вступался за других ребят на заводе, и он знал, что нужен другим. Он верил в

184

то, что человек может изменить общество. И ему не надо было даже джойнта – он пил лишь красное вино. Остальные же не видели в жизни вообще никакого смысла. Постоянно говорили, что бросят работу. Не знали только, что потом делать. Приходили, полные злобы и разочарования со своей работы. Мы сидели все вместе, и если ктото начинал рассказывать о говне на работе, ему говорили: «Хватит, прекрати!» По кругу шёл косяк, и только потом начинался вечер… Мнето жилось ещё неплохо. Всётаки школа приносила иногда даже радость. С другой стороны – всё та же ерунда… Я не знала, к чему вся эта учеба и стресс в школе с тех пор, как мне стало ясно, что ни аттестата, ни гимназии мне не видать. Я поняла, что как бывшая наркоманка, даже с хорошим аттестатом, в жизни не найду себе нормальной работы. Аттестат я всётаки получила. И неплохой. Но место на предприятии – нет, не дали… Только временную работу, которой правительство убирало безработную молодёжь с улицы. Почти год я не ставилась. Но знала, что должно пройти несколько лет, прежде ты снова действительно чист. Впрочем, проблем с этим не было… Когда мы сидели вечерами в компании, пили вино, курили косячок – все наши повседневные проблемы рассеивались, как туман. Мы болтали о книгах. Интересовались чёрной магией, парапсихологией и буддизмом. Мы искали людей, у которых можно научиться чемунибудь интересному. Всё потому, что наша жизнь нам не нравилась. Одна девушка из компании училась на медсестру. Она и приносила нам колёса. Некоторое время я сидела на валиуме. Кислоту не трогала – боялась. Ну а остальным понравилось, и они подсели на ЛСД. В нашем маленьком городке не торговали тяжелыми наркотиками. Тем, кто сидел на тяжелых, приходилось носиться в Гамбург. Ни один дилер у нас не торговал героином, и человека нельзя было так легко подсадить на героин, как в Берлине, Гамбурге или даже в Нордерштете… Героина просто не было. Но если ктото действительно хотел получить героин, то он и его получал. Были типы со связями. А иногда мимо проходили коробейники с полным арсеналом. Когда у такого спрашивали, что у него есть, он говорил: «А что хочешь? Валиум, валерон, хэш, кислота, кокс, гера?» Все в нашей компании думали, что контролируют ситуацию. Всё здесь было немного подругому, чем тричетыре года назад в

185

Гропиусштадте. Мы были свободны здесь, нам не нужен был никакой «Саунд». Нам не хотелось дурманить себя в грохоте и огнях. Вспышки Курфюрстендамма и все эти толпы людей – нет, никому из нас это не нравилось… Мы ненавидели города… Мы любили природу. На выходных мы на машинах гоняли через весь ШлезвигГольштейн, гуляли иногда пешком, и нашли однажды совершенно классное место. На болотах. Мы часто сидели на болотах – там, куда никто не придёт, и где весь мир принадлежит только нам… Но лучше всего было в нашем старом известняковом карьере. Представьте – просто огромная дыра в земле. Почти в километр длиной, в двести метров шириной и сто глубиной. Отвесные стены. Там, внизу, было очень тепло. Ни ветерка не долетало сверху… На дне карьера были невиданные растения. Тысячи чистейших ручьёв текли через сумасшедшую долину, и водопады красили белый известняк в ржавый цвет. Повсюду валялись белые глыбы, как кости ископаемых животных. Может быть, это были кости мамонтов… Огромный баггер и ленточные транспортёры, которые в будние дни производили ужасный грохот, в выходные выглядели так, будто лежат здесь веками… Известь давно сделала их белыми. Мы были совершенно одни в этой долине. От всего мира нас защищали ржавые известковые стены. Ни звука не доносилось снаружи. Шумели только водопады… Мы думали, что купим карьер, когда добычу прекратят. Там, внизу, построим деревянные дома, разобьём огромный сад, станем держать зверей. У нас будет всё, что нужно человеку для жизни. А единственный путь, что ведёт из карьера, – просто взорвём… И вряд ли нам захочется наверх. Эпилог Ну а что же было дальше? Книга «Мы дети вокзала Цоо» имела огромный успех – она переведена на двадцать с лишним языков и только в Германии вышла более чем трёхмиллионным тиражом. Спустя два года появился и одноименный фильм. История одного детства… И детство это, чуть не оборвавшись в героиновом кошмаре, всё же получило свой шанс на хэппиэнд.

186

Сейчас ей сорок пять. Читатели ждут конца истории – хорошего или плохого. Газеты и телевидение хотят интервью. Вопросы повторяются, и Кристине тяжело отвечать честно. Журналисты требуют лишь подтверждения одного из двух публичных образов Кристины. Одни рисуют её героиней – победительницей наркотиков, культовой фигурой молодёжного движения. Другие же упорно стилизуют её под жертву героина и ранней славы. Одни клише, полутона не в почёте… До недавнего времени жизнь Кристины представляла собой дивные метания между панковской сценой, литературными салонами, тюрьмой и греческими островами… в непрекращающейся борьбе с героиновой зависимостью. Она всётаки закончила школу, начала учиться на продавщицу в книжном магазине. Когда вышла книга. Кристина быстро превратилась в настоящую звезду кино и телевидения, стала завсегдатаем разнообразных токшоу. Боязнь софитов быстро пропала. Встречаясь на телепрограммах с Бельмондо, Ниной Хаген и другими, Кристина быстро убедилась в том, что медиаимидж звёзд имеет мало общего с их реальным характером и реальной жизнью. Какоето время душа в душу прожили они с музыкантом культовой группы «Саморазрушающиеся новостройки» в маленькой квартирке в Кройцберге. Кристина съездила с группой в тур по Америке, подписала там какойто контракт с музыкальной фирмой. Сыграла главную роль в андеграундном фильме. Но время гениальных дилетантов прошло, и через пять лет Кристина снова взялась за шприц в надежде уйти от одиночества и страха. И это оказалось просто жизнеопасным. В семье цюрихского издателя она нашла приют, понимание и помощь. Там же познакомилась с великими международного мира культуры. Днём звонил Феллини, спрашивал, как она себя чувствует. Вечером к ужину являлся Фридрих Дюрренматт. Все эти мирные ночные разговоры были ей скучны. Она рано прощалась, вставала изза стола, убирала посуду и бежала на цюрихские точки. А великие творцы строили планы. Сколько жизненной силы, непритворной интеллигентности и раннего жизненного опыта! – восхищались они. Они говорили, она должна заняться творчеством. После нескольких месяцев в Цюрихе Кристина покинула мир богатых художников и отправилась обратно в Берлин. Немного позже её в очередной раз судили за наркотики. Она получила десять месяцев и честно отсидела их в женской колонии. Кстати, она могла выбирать: терапия или колония. Выбрала тюрьму, как она говорит – просто потому, что

187

мытьё мозгов надоело. Выйдя на свободу, Кристина сбежала от назойливого внимания общества в Грецию. Увидела на пляже молодого грека, сказала ему «привет» и влюбилась. Наутро грек заявил, что романы с туристками ему не нужны, и она сдала свой билет. Грека звали Панагиотис. Шесть лет они прожили вместе в маленьких шалашах у далёких заливов. Он делал татуировки туристамлюбителям пива и помогал крестьянам. Она готовила ему, стирала футболки и джинсы. Это знакомство могло бы оказаться тем самым счастливым поворотом в судьбе Кристины, если бы не одна деталь: Панагиотис оказался наркоманом, и она поняла это в первую секунду, как только увидела его. «Нарки магическим образом притягиваются друг к другу, – признается Кристина. – Это потому, наверное, что тяжело общаться с обычными людьми…» Шесть лет они пытались помочь друг другу, и по несколько месяцев им удавалось оставаться чистыми. Но яд пришёл и на самые далекие пляжи. Пришёл килограммами и очень дёшево – Турция рядом. Рецидив следовал за отколом – снова и снова. Но у них была мечта. Они оба хотели стать, наконец, домашними и немножко буржуазными. Присмотрели уже дом на берегу моря, а в Афинах собирались открыть татуировочный салон: только сначала Панагиотис должен был немного поучиться у одного берлинского профи. Кристина купила ему прочную обувь для берлинского асфальта – всю свою жизнь Панагиотис ходил босиком – и улетела вперёд. Грек прилетел в Берлин, одел ботинки и попался на гопстопе: отнял у прохожего сумку, побежал, запутался с непривычки в башмаках и рухнул. Кристина считает, это произошло, потому что она уехала и оставила его одного, а мотивом была мужская гордость – он не хотел жить в Берлине за её счёт. Но она не исключает и того, что ему просто нужны были деньги на дозу. Того, что Кристина пережила в свои 45 лет, хватило бы на дюжину нормальных жизней. Теперь ей остаётся лишь маленькая квартира в Нойкёлльне – собственная! – и мелкобуржуазное окружение соседей. А если бы всё пошло подругому после первого откола – без славы и без денег? Кристина говорит: «Да мне это и самой интересно. Может, быстрее закончила бы школу… Но этот культ Кристины Ф. преследует меня: зависть и фальшивая дружба раздражает больше всего. А вся проблемато в чём: раз уж стал нарком – будешь им!» Так что же, никаких шансов на нормальную жизнь? «Что вы называете нормальной?» – говорит Кристина. «Вся эта роскошь здесь, когда каждому

188

нужна собственная ванна, стиральная машина и кусок мяса на тарелке – тоже зависимость. Тоже больные все…» Кристина живет в Берлине. Она – матьодиночка: есть ребёнок, родился в 1996 году, звать ЯнНиклас. Кристина боится, что какомунибудь идиоту придёт в голову похитить его. Многие думают, что она страшно богата, ведь гонорар за книгу составил миллион марок. Но это было давно, от денег и следа не осталось. Отец ребёнка не живёт с ними: он был на десять лет моложе её и испугался ответственности. Она его понимает и не сердится, а рождение сына помогло ей окончательно развязаться с героином… Детлеф вышел из тюрьмы и уже двадцать лет не прикасается к героину, даже курить бросил. Живёт со своей подругой, водит автобус для инвалидов. Курочка тоже слез с иглы, работает таксистом. Стелла сменила героин на водку. Вот и всё, пожалуй…

189

www.feedbooks.com Food for the mind

190


				
DOCUMENT INFO
Shared By:
Categories:
Tags:
Stats:
views:42
posted:1/11/2010
language:Russian
pages:190