В Вальпургиеву ночь

					В Вальпургиеву ночь




1.
Тронулись статуи.
Лихо завыла луна.
Летняя ночь разлилась по жилам.
Время дышать взахлеб,
с надрывом,
ветром задыхаясь, как дымом,
и молитвы читать,
как заклятья,
как вещие сны
и высшие думы.
Сонм демонов своих утешь,
а то все ходят кругами,
как в первый день творения,
огнями гремят и кандалами,
кличут себя все клятыми да окаянными,
и взывают к отчаянию как к высшему из грехов,
как к силе падения
и взлета.

В груди бьется не сердце,
не льдина потрескавшаяся,
не воин славный,
не голубей стая,
а коршун черный,
раненый,
тихий, как черт в омуте
или как крик на окраине:
пронзительно неуслышанный.

Дышишь,
душишь,
одумываешься,
фантомами омываешься, как мертвой водой,
взлетаешь не коршуном, а стрелой ядовитой
и взглядом расстреливаешь.
О, дивные времена! -
костры ли жечь,
ножи ли острить,
косы ль плести
или идолов высекать...

А бесы твои все круги вычерчивают,
кричат: „На виселицу!
На эшафот!“ -
а лучше в омут
да с головой,
да с камнем на шее.

Тонешь.
Мечешься.
Тушишь в себе пожары,
пепел жадно вдыхаешь,
жалишь,
давишь на жалость,
шепчешь
про жертвенность и любовь,
боль глубиною с бездну,
ночи без сна
и истому горькую.

«Сила твоя в огне,» - говорят,
а ты все гасишь отчаяние,

пока черти сужают круг.




2.
Пепел к пеплу,
земля к земле.
Ты крадешься ко мне,
подкрадываешься
пламенем алым,
водой талой,
кровь на камень льешь —
как оживляешь,
как заговариваешь
и сжигаешь в огне краденом.
К праху прах.
Шорох к шороху.

Зачаровывай меня,
околдовывай
и подступай...

… по былой весне,
по босым ночам,
по седой росе
к капельке капля,
к клятве – клятва.




3.
Этой ночью
идти домой.
Разливаться лавою и смолой,
Биться оземь больной луной,
неприкаянною волной,
тетивой тугой и стрелой лихой –

и струной звучать,
рассекать
этой ночи немую гладь.

Вьюсь змеей
у твоих дверей.

Приоткрой.




4.
Я сбрасываю себя,
как шкуру старую,
как мир со счетов,
как гильзу битую.
Тобой окутываюсь,
нагая вся,
чуть наглая
и бестиеватая.
Без тебя
мне море по колено,
да по горло прорубь.

Невидимый мой,
нелюдимый,
беспризорный да неуловимый,
бессловесный и непростимый,
неприкаянный мой,
вперед иди, не оглядываясь,
на свет лети, не одумываясь,
на зов беги, не ослушиваясь,
не оступаясь
и не крестясь.

Я за тобой хожу
по пятам,
по следу призрачному,
на дух иду, как пес верный.
Зеркала за тобою бью:
пусть бесы в спину тебе
не смотрят.

Родимый мой,
неукротимый,
как гром в грозу,
как бездна,
рвущаяся наружу.
Как стрелой – насквозь
словами,
фразами осторожными.

За мировым потопом –
пожар мировой.
На дыму гадаю,
судьбу прогадываю,
и то сердце в огне,
то голубь белый,
то клевер горный,
то рубцы на камне,
то девушка нагая,
наглая чуть,
бестиеватая.

Ей по колено прорубь,
да море по сердце.

				
DOCUMENT INFO
Shared By:
Stats:
views:33
posted:11/11/2012
language:Unknown
pages:4