russia eu

Document Sample
russia eu Powered By Docstoc
					                                                                         Приложение 1

  Позиция Комиссии РСПП по металлургическому и горнорудному комплексу по
   актуальным для металлургической отрасли вопросам в контексте обновления
                          договорных отношений России и ЕС

         Лидеры России и ЕС достигли на саммите Россия - ЕС в Лондоне в октябре 2005 г.
принципиальной политической договоренности заключить Новое базовое соглашение
(НБС),     которое   должно   заменить   действующее   Соглашение   о   партнерстве   и
сотрудничестве (СПС). Изначально в торговой части НБС предполагалось договориться о
зоне свободной торговли (ЗСТ) Россия – ЕС в том случае, если к моменту завершения
переговоров по НБС Россия станет членом ВТО. Для металлургической отрасли этот
вопрос актуален по той причине, что только в рамках ЗСТ (или подобных интеграционных
объединений) возможно добиться заключения между Россией и ЕС преференциального
соглашения об обязательствах ЕС не применять антидемпинговые меры против России,
риск использования которых возрастает в связи с отменой действующего соглашения о
квотировании импорта проката с ЕС по причине вступления России в ВТО.
         Действующее соглашение с ЕС устанавливает страновую квоту на плоский и
сортовой прокат в обмен на неприменение мер торговой защиты. Ежегодно в рамках
Соглашения российские компании отгружают более 2 млн. тонн металлопроката (более
50% экспорта металлопроката в ЕС). Ликвидация сдерживающих мер неизбежно приведет
к нарушению сбалансированных товаропотоков, в том числе из-за увеличения объемов
экспорта теми компаниями, которые имели небольшие доли в российской квоте или
вообще не являлись ее участниками, и изменения ритмичности поставок, что ожидаемо
вызовет негативную реакцию Комиссии ЕС вплоть до инициирования антидемпинговых
(antidumpig) или спецзащитных мер (safeguards). Наиболее вероятными объектами мер в
этом отношении могут быть горячекатаный (г/к) тонколистовой прокат и холоднокатаный
(х/к) плоский прокат, являющиеся наиболее чувствительным товарами для европейского
рынка. Квоты по данным видам продукции исполнялись достаточно полно: средний
уровень исполнения квот по этим группам за 2008-2011 гг. составил 83% (более 1,1 млн.
тонн/год) по г/к прокату и 75% (порядка 600 тыс. тонн/год) по х/к прокату. Основными
экспортерами г/к проката на территорию рынка ЕС являются ОАО «НЛМК», ОАО
«Северсталь», ОАО «ММК», ОАО «МЕЧЕЛ», Ашинский МЗ; х/к проката: ОАО «НЛМК»,
ОАО «Северсталь», ОАО «ММК».
         Безусловно, российские экспортеры имеют значительный опыт в защите
собственных интересов в рамках применения мер торговой защиты, но с учетом
                                                                                      1
применяемой с недавних пор в ЕС практики пересчета цен на энергоносители (т.н.
энергокорректировки), введение мер против российской стали в случае инициирования
расследований – весьма вероятное событие. Таким образом, ущерб для российских
производителей от ограничения экспорта г/к и х/к проката на рынок ЕС может составить
не менее 34 млрд. руб. (20 и 14 млрд. руб. соответственно) в год.
      Если НБС по аналогии с СПС будет касаться четырех свобод (торговля товарами,
услугами, движение капиталов и рабочей силы), то НБС уже не может оставаться на
уровне Россия-ЕС. В новых интеграционных условиях, учитывая существование
Таможенного союза и создание Евразийского экономического пространства (ЕЭП), НБС с
4 свободами и тем более с ЗСТ может быть заключено только между ЕС и ЕЭП. Однако,
несмотря на сложности заключения НБС в новом формате, обсуждаемая в идея о
заключении отдельных отраслевых соглашений до заключения общего рамочного
договора не представляется целесообразной, поскольку ее реализация является шагом
назад. Многолетняя практика ЕС переговоров по соглашениям, в т.ч. в рамках ГАТТ и
Уругвайского раунда, а также по всеохватывающим двусторонним и региональным
соглашениям (об ассоциации, о свободной торговле и т.д.) неизменно была основана на
архитектуре,   подразумевающей              первоочередное     заключение     общеполитического
соглашения     с     последующими           отраслевыми      договоренностями.     Преимущества
традиционной архитектуры соглашений имеют и юридический характер. В случае
уступок, идущих глубже чем ВТО (например, ЗСТ, отказ от мер торговой защиты), –
обеспечение соответствия нормам статьи ХХIV ГАТТ 1994 и V ГАТС по интеграционным
соглашениям.       Более    того,    общеполитическое        соглашение     обеспечивает   общую
юридическую базу отношений, излагает основные принципы, обеспечивает юридическое
единство и иерархию всей архитектуры, минимизирует риск конфликта норм между
отдельными     отраслевыми          положениями,    а   также    между    общеполитическим     и
отраслевыми.
      На данный момент, учитывая отдаленность перспектив заключения НБС и
создания ЗСТ, на данный момент, выделив отказ от антидемпинга как приоритетную
долгосрочную         цель      российско-европейского           сотрудничества,      необходимо
сконцентрироваться на организации механизма диалога с ЕС по вопросам торговли
стальной продукции для предотвращения применения мер в отношении экспортеров.
Необходимым условием эффективности такого диалога является участие в нем таких
профильных         объединений,       как     Еврофер     (Eurofer/Европейская      конфедерация
производителей чугуна и стали), Евромето (Eurometaux/Европейская ассоциация
металлов), Европейская алюминиевая ассоциация (European Aluminium Association),
                                                                                               2
Комиссия РСПП по металлургическому и горнорудному комплексу, НП «Русская сталь» и
др. При этом самостоятельные переговоры в формате «Промышленность ЕС –
промышленность России» могут быть рискованными с точки зрения антитраста, поэтому
важно привлечь к этой дискуссии официальные органы России и ЕС (Минпромторг
России или Минэкономразвития России и Генеральный директорат по торговле Комиссии
ЕС).
       Базой диалога может стать Контактная группа по углю и стали, созданная на
основании Протокола 1 СПС.           Контактная группа, которая, согласно Протоколу,
«обменивается информацией о ситуации в сталелитейной и угольной промышленности
на обеих территориях и в торговле между ними, особенно с целью идентификации
проблем,     которые могут возникнуть» удовлетворяет потребности в формализации
диалога Минпромторга России или Минэкономразвития России и Генерального
директората по торговле Комиссии ЕС с участием объединений бизнеса для оперативного
урегулирования потенциальных претензий европейских производителей в условиях
отмены квотирования.
       При этом важно отметить следующие трудности, которые необходимо преодолеть
для повышения эффективности данного механизма:
       1. Реальная    деятельность     Контактной   группы       на   данный   момент   не
           осуществляется.
       2. Привлечение бизнеса к диалогу не является обязательным («Если и когда обе
           Стороны   согласятся,     что   присутствие   и/или    участие   представителей
           промышленности целесообразно, Контактная группа расширяется для их
           включения»).
       3. Не предусмотрен оперативный характер взаимодействия («Контактная группа
           встречается дважды в год, поочередно на территориях каждой из Сторон»).


       Другой возможной площадкой для консультаций может стать подгруппа по
торговым вопросам в рамках Диалога по вопросам торговли и капиталовложений Россия-
ЕС, однако данный механизм также имеет ряд ограничений, ключевым из которых
является необязательность привлечения бизнеса. Еще один важный нюанс формата
работы Подгруппы – ее межотраслевой характер, не всегда позволяющий реагировать
оперативно на отдельные отраслевые проблемы.




                                                                                         3
4

				
DOCUMENT INFO
Shared By:
Categories:
Tags:
Stats:
views:0
posted:9/14/2012
language:Russian
pages:4