drjb98 by kg6Qvqd

VIEWS: 25 PAGES: 277

									                                СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие (В. Г. Горохов)
К. Кинкель. Приветствие Российско-Германскому колледжу
У. Клинкерт. Доклад для “Ежегодника Российско-Германского колледжа”
                      Проблемы устойчивого развития
В. И. Данилов-Данильян. «Устойчивое развитие» и «коэволюция»: уточнение
понятий
Х. Крупп. Постоянный вызов безработицы и «Sustainability» (перевод Д. В.
Ефременко)
Г. Бехманн. К дебатам об энергетической политике Германии (перевод Д. В.
Ефременко)
                           Экологическая политика
Б. Вульфен. Ключевые слова в российско-германском экологическом
сотрудничестве (перевод А. А. Максимовой)
Г. П. Чернецов. Экологические организации Германии
У. Бексманн. Исследовательский центр окружающей среды университета г.
Карлсруэ: идея становится реальностью (перевод В. Каганчук)
Аннотация на издание: Россия в окружающем мире: 1998 (Аналитический
ежегодник). Отв. ред. Н.Н.Марфенин / Под общей редакцией: Н.Н.Моисеева.
С.А.Степанова. - М.: Изд-во МНЭПУ, 1998. -20 п.л.


                   Философские проблемы науки и техники
Д. В. Ефременко. Оценка техники в России: первые шаги
Ю. Ю. Черный. Вторые Энгельмейеровские Чтения в Москве
Аннотации на издания:
В. Г. Горохов. Петр Климентьевич Энгельмейер. Инженер-механик и
философ техники. 1855-1941. - М.: Наука, 1997
А. Крушанов. Язык науки в ситуациях предстандарта. - М.: Издательство
ИФРАН, 1997
Журнал «Философские исследования»




                                                                      1
Отделение Российско-Германского колледжа в Университете г. Карлсруэ
А. А. Максимова. Дорога философов
М. Л. Хорьков. Католическая академия Эрцдиоцеза Фрейбурга


Возможности дальнейшего образования и научной работы в Германии
(извлечения из документов, переводы В. Г. Горохова):
1. Порядок защиты докторской диссертации в университете Карлсруэ (по
  философским специальностям)
2. Допустимость      двойного     дипломирования   в   рамках   международных
  программ обучения
А. Н. Лаврухин. Немецко-русский словарь современной научной и бытовой
лексики (предварительные материалы)


              Эссе, речи, юмористические расказы и эпиграммы
           (непереводимые или почти непереводимые материалы)
Х. Ленк. 160, или о мудрости птиц (перевод С. В. Месяц)
А. А. Воронин. Ханс Ленк или Кассиус Клей?
Зигварт и Йорд. (перевод В. Г. Горохова из книги « 73 kleine Erzählungen»: M. Von
Loga. Siegvart und Jörd. Berlin, 1866)
В. Г. Горохов. Колобок, или к чему может привести компьютерная
грамотность (фантастический рассказик)
Устав колледжа российско-аллеманского...
Настя Горохова. Эпиграммы


О Российско-Германском колледже




                                                                               2
                                  INHALTSVERZEICHNIS
Vorwort (V. Gorokhov).
K. Kinkel. Begrüßungsrede (Offizielle Eröffnung des Deutsch-Russischen Kollegs, 10.
Mai 1996, Karlsruhe)
U. Klinkert. Beitrag für das «Jahrbuch des Deutsch-Russischen Kollegs»
                           Probleme der Nachhaltigen Entwicklung
V. Danilov-Danilian. «Sustainable Development» and «Co-Evolution»: accurate
definition of the concepts
H. Krupp. Lasting challenge of unemployment and «Sustainability»
G. Bechmann. Zum Stand der Energiepolitikdebatte in Deutschland


                                       Umweltpolitik
B. Wulfen. Stichworte zu den deutsch-russischen Umweltbeziehungen
G. Tschernetsov. Ökologische öffentliche Organisationen Deutschlands
U. Beksmann. Das Forschungszentrum Umwelt (FZU): eine Idee wird Wirklichkeit
Russia in the surrounding world: 1998 (The analytical series) / edited by N.N.
Marfenin, N. N. Moiseev and S. A. Stepanov. Moscow, IIUEP Press.


              Philosophische Probleme der Wissenschaft und Technik
D. Efremenko. Technikfolgenabschätzung in Russland: Erste Schritte
Y. Tschjornij. Die zweiten Engelmeyerschen Lesungen in Moskau
Gorokhov V. G. Peter Klimentjewich Engelmeyer. Mechanical Engineer and
Philosopher of Technology. 1855-1941. - Moscow: Nauka, 1997. - (Scientific-
biography Series)
A. Krushanov. Language of Sciences in pre-standard situations.- Moscow, IPhRAS
press, 1997
Wissenschaftliche Zeitschrift «Philosophische Forschung»


                    Deutsch-Russisches Kolleg, Abteilung Karlsruhe
A. Maksimova. Philosophenweg
M. Khorkov. Katholische Akademie Freiburg



                                                                                 3
Die Möglichkeiten der weiteren Ausbildung und wissenschaftlichen Arbeit in
Deutschland (Auszug am Dokumenten)
A. Lavroukhin. Deutsch-Russisches Kollegiaten-Wörterbuch (Preliminärmaterialien)


          Rede, Essays, Erzählungen, Epigramme und unübersetzbare Schriften
H. Lenk. CLX, oder über die Weisheit der Vögel
A. Voronin. Hans Lenk oder Kassius Kley?
Siegwart und Jörd (Übersetzung aus dem Buch « 73 kleine Erzählungen»: M. Von Loga.
Siegvart und Jörd. Berlin, 1866)
V. Gorokhov. Kolobok, oder über die Folgen der Komputererziehung
Das Statut ...
Nastya Gorokhova. “Meine Eindrücke über Kollegiaten“




                                                                                4
                                   ПРЕДИСЛОВИЕ
     Второй       выпуск    “Ежегодника    Российско-Германского     колледжа”
готовился в преддверии          плановой    проверки отделения Российско-
Германского колледжа в университете г. Карлсруэ. Забегая вперед,
следует отметить, что это важное событие принесло позитивные
результаты    и    действие      Колледжа    продлено     еще   на   два   года.
Правительство Федеральной Земли Баден-Вюртемберг снова выделило
стипендии российским слушателям Колледжа. Однако предстоит еще
большая работа по достройке его структуры. Во-первых, должен быть
конституирован Научный совет Колледжа как совместный российско-
германский орган стратегического управления деятельностью Колледжа.
Во-вторых, хотя бы небольшое число немецких студентов и аспирантов
в соответствии с Соглашением о создании Российско-Германского
колледжа должно приехать в Россию для обучения по индивидуальной
программе. В-третьих, необходимо увеличить количество набираемых в
Москве слушателей в целях более эффективного отбора, а для
обеспечения им гарантированной возможности хотя бы усеченного (от 1
до 6 месяцев) обучения или прохождения практики в Германии привлечь
зарубежные фирмы. Как показал опыт трех первых лет работы
Колледжа, практика на фирмах (а в регионе г. Карлсруэ и Земле Баден-
Вюртемберг находится множество различных фирм экологического
профиля) имеет для коллегиатов очень большое значение (так называют
в Германии слушателей Колледжа).
     Обучение       в      германских     университетах     является       менее
систематизированным, чем в России и поэтому имеет смысл ехать туда
учиться с заранее выбранной научной темой и готовым дипломом. В этом
случае значительно облегчается выбор из пестрой палитры лекций и
семинаров, которые к тому же меняются от семестра к семестру. Очень
важно поэтому найти почти сразу же нужную кафедру и профессора по
специальности. Много интересных книг имеется в добротных и легко
доступных институтских библиотеках. Однако наибольший эффект



                                                                               5
дает дополнение теоретической подготовки практикой на фирмах,
промышленных предприятиях, в банках, государственных учреждениях,
исследовательских       организациях,   во-первых,   во      время     почти
двухмесячных студенческих каникул и, во-вторых, после окончания
обучения в Карлсруэ, особенно если фирмы проявляют интерес к нашим
хорошо зарекомендовавшим себя молодым специалистам. Эта вторая
практика проводится в рамках третьего года обучения в Колледже в
Москве. Возможность прохождения практики нашим коллегиатам уже
предоставили такие фирмы как Дорнье, Хубер эдельштайн, Хьюлетт
Паккард, строительная фирма Цублин и другие. Даже некоторым
философам     удалось    получить   место   практикантов,     например,     в
Институте оценки техники и системного анализа Исследовательского
центра г. Карлсруэ “Техника и окружающая среда”. В следующем выпуске
“Ежегодника” мы намерены опубликовать наиболее интересные отчеты
коллегиатов о практике.
     Данный    выпуск     “Ежегодника   Российско-Германского      колледжа”
является шагом вперед по сравнению с первым выпуском. Изначально мы
ставили   перед   собой    достаточно    скромные    цели:    дать     общую
информацию о концепции, структуре, основных направлениях обучения в
Колледже, отразить некоторые важные итоги первых двух лет его
работы. Кроме того, публикация переводов статей германских ученых
имеет целью ознакомить слушателей Колледжа с тематикой их работы.
Во втором выпуске “Ежегодника” мы сочли необходимым опубликовать
большинство статей и сообщений на двух языках, чтобы познакомить с
материалами о работе Колледжа и немецких читателей. Это будет
полезно и для тех наших читателей в России, которые изучают или
стремятся усовершенствовать свое знание немецкого языка.
     Данный    выпуск     “Ежегодника” мы   рассматриваем      в     качестве
своеобразной свободной трибуны, где выступают как видные политики и
ученые, пользующиеся заслуженным авторитетом в своих странах и на
международном уровне, так и молодые исследователи, делающие в науке



                                                                           6
лишь первые шаги. Мы публикуем статьи и материалы как профессоров,
чьи лекции слушатели Колледжа имеют возможность посещать в Москве
и Карлсруэ, так и самих коллегиатов. Хотелось бы отметить, что во
втором выпуске “Ежегодника” представлены статьи, информационные
материалы о публикациях и переводы, выполненные коллегиатами всех
выпусков. Еще одной характерной особенностью настоящего выпуска
“Ежегодника” является четкий акцент на экологической проблематике и
стратегии общества при переходе к устойчивому развитию. Особого
внимания в этом плане заслуживают концептуальные, но вместе с тем
имеющие     полемическую     направленность       статьи    В.   И.   Данилова-
Данильяна, Х. Круппа и Г. Бехманна.
      Значительный интерес к проблемам экологии и устойчивого
развития связан также с тем, что 15 - 16 мая 1998 года в г. Карлсруэ
состоялся Российско-Германский экологический коллоквиум и форум,
организованные     Международным       фондом     социально-экономических      и
политических      исследований    (Горбачев   -   фонд),   Исследовательским
центром окружающей среды университета Карлсруэ (его описание
содержится в данном “Ежегоднике”) и Институтом оценки техники и
системного анализа Исследовательского центра г. Карлсруэ “Техника и
окружающая среда”. Большую финансовую помощь в проведении этого
коллоквиума и форума оказали фирмы Daimler Benz AG, Nemectron, Hewlett
Packard, Traxel Engineering GmbH, Hans Huber Edelstal, издательство G.
Braun Druck & Medien и некоторые другие. В первый день состоялись
дискуссии германских и российских ученых по проблемам устойчивого
развития, а также презентация фирм, развивающих экологические
технологии. Во второй день большее внимание было уделено проблемам
политики в области окружающей среды. В этот день выступили с
российской стороны М. С. Горбачев, председатель Международного фонда
социально-экономических и политических исследований, и В. И. Данилов -
Данильян,   председатель         Государственного    комитета         Российской
Федерации    по    охране   окружающей    среды.    С германской        стороны



                                                                              7
выступили министр иностранных дел Германии Клаус Кинкель, министр
транспорта и окружающей среды Земли Баден-Вюртемберг Херманн
Шауфлер и парламентский статс-секретарь (что соответствует рангу
заместителя министра) Министерства окружающей среды Германии
Ульрих     Клинкерт.       Материалы     этой      конференции     еще     будут
опубликованы, а в этом сборнике мы печатаем приветственную речь
министра    иностранных дел Германии              Кинкеля на    торжественном
открытии Российско-Германского колледжа 10 мая 1996 года в городе
Карлсруэ, а также доклад о развитии экологического сотрудничества
между    Россией     и    Германией,   специально    подготовленный       статс-
секретарем Федерального Министерства окружающей среды Германии
Клинкертом     для       нашего   “Ежегодника”.    Оба   германских    политика
проявляют живой интерес к развитию Колледжа, а г-н Клинкерт каждый
год проводит индивидуальные беседы с выпускниками Колледжа по
вопросам обучения и прохождения практики.
        В конце выпуска “Ежегодника” мы помещаем некоторые почти
непереводимые и юмористические тексты, которые, как мы надеемся,
немного разбавят сухость предшествующих им академических статей и
информационных материалов.
                                                    проф. , д. ф. н. Горохов В. Г.




                                                                                8
                                       VORWORT
      Die zweite Ausgabe des Jahrbuches des Deutsch-Russischen Kollegs ist,
erstens, zweisprachlich und, zweitens, im Laufe der Evaluierung des Kollegs
vorbereitet worden. Die Evaluierungskommission hat die Arbeit des Deutsch-
Russischen Kollegs grundsätzlich positiv bewertet. Die Ausgabe des Jahrbuches
beinhaltet nicht nur die Aufsätze der Kollegiaten, sondern einige Artikel der
deutschen    und    russischen    Politiker     und   Wissenschaftler     sowie    die
Informationsmaterialen über Konferenzen und andere Publikationen. Am Ende
des Jahrbuches machen wir unsere Leser mit einigen humoristischen und
unübersetzbaren Texten bekannt. Wir hoffen, daß diese Druckschrift auch beim
Erlernen der deutschen und russischen Sprachen behilflich sein könnte. In diesem
Jahrbuch werden Publikationen der Kollegiaten aller Generationen untergebracht.
      Wir   veröffentlichen   auch   die      Begrüßungsrede    des   Außenministers
Deutschlands, Herrn Dr. Kinkel, bei der offiziellen feierlichen Eröffnung des
Deutsch-Russischen Kollegs in Karlsruhe und den Beitrag des Staatssekretärs
des Bundesumweltministerium, Herrn Klinkert,            über die Zusammenarbeit
zwischen Deutschland und Rußland auf dem Gebiet des Umweltschutzes. Unter
den Artikeln zu den Fragen der Nachhaltigen Entwicklung wird ein Artikel vom
russischen Umweltminister Prof. Danilov-Danilian veröffentlicht. Alle drei Politiker
unterstützen das Deutsch-Russisches Kolleg aufs äußerste.
      Wir möchten uns auch ganz herzlich bedanken bei den deutschen Firmen,
die die Arbeit des Kollegs in Form von Praktikaplätzen, Firmenbesichtigungen und
Teilnahme an Konferenzen, bzw. Durchführung des Deutsch-Russischen
Umweltkolloquiums und Forums am 15-16. Mai 1998 in Karlsruhe unterstützt
haben. Unser besonderer Dank gilt dem Institut für Technikfolgenabschätzung
und Systemanalyse des Forschungszentrums Karlsruhe “Technik und Umwelt”,
den Firmen Daimler Benz AG, Nemectron, Hewlett Packard, Traxel Engineering
GmbH, Hans Huber Edelstal GmbH, Verlag G. Braun Druck & Medien, Dornier
GmbH, Ruhrgas AG, Landeskreditbank Baden-Württemberg und nicht zuletzt der
Evangelischen Akademie Baden.
                                                 Prof. Dr. phil. habil. Vitaly Gorokhov


                                                                                     9
                                    Dr. Klaus Kinkel,
                              Bundesminister des Auswärtigen
                     BEGRÜßUNGSREDE BEI DER ERÖFFNUNG
           DES DEUTSCH-RUSSISCHES KOLLEGS AN DER UNIVERSITÄT
                                      KARLSRUHE
                              (am 10. Mai 1996, in Karlsruhe)


      Ich freue mich, mit Ihnen das Deutsch-Russisches Kolleg zu eröffnen. Dies
ist der erste integrierte Studiengang zwischen Universitäten in Deutschland und
Rußland, unserem großen Partner im Osten - eine prima Sache für Karlsruhe, für
Deutschland und für Rußland! Wenn's um Pioniergeist und zukunftsweisende
Projekte geht, haben wir In Karlsruhe und Baden-Württemberg eben die Nase
vorn - und das freut mich ganz besonders!
      Die Idee für das Kolleg haben viele tatkräftig ins Werk gesetzt: unsere
russischen Partner, das Auswärtige Amt und die Deutsche Botschaft in Moskau,
das Land Baden-Württemberg und die Universität Karlsruhe. Heute sitzen die
ersten 8 russischen Kollegiaten unter uns. Als deutscher Außenminister freue Ich
mich, daß Sie bei uns sind! Herzlich wlllkommen!
      Wie ich höre, stürzen Sie sich mit großem Engagement auf das Studium.
Ich sage Ihnen voraus - es wird sich lohnen!
       Marktwirtschaft und Umweltschutz sind Schlüsselbereiche für jede
moderne     Gesellschaft,    für   nachhaltiges    Wachstum,    den   Erhalt   der
Lebensgrundlagen für unsere Kinder und Enkel. Das Phllosophiestudium gibt das
geistige    Rüstzeug,        um     die     gewaltige    Herausforderung       der
Transformationsprozesse Rußlands zu bewältigen. Praktika in Banken und
Industrie ergänzen die Theorie - das Deutsch-Russische Kolleg Karlsruhe ist
wirklich eine runde Sache!
      Russische Wissenachaftler stehen hier in Baden in guter Tradition. Die
badischen Liberalen des Vormärz und ihre freiheitlich-demokratischen Gedanken
schlugen auch junge Russen in ihren Bann. Baden-Baden und Heldelberg waren


                                                                               10
bis zum ersten Weltkrieg das Mekka des russischen Geistes, der Literatur und der
Wissenschaft im Ausland.
       Turgenjew     liebte   Baden,    Marina    Zwetajewa       -   das   Freiburger
"Schwabentor".
       Liberale Handschrift prägt auch heute hier die Hochschullandschaft - die
Stichworte aus der Koalitionsvereinbarung heißen "Eigenverantwortung der
Hochschulen", "mehr Wettbewerb" und "Wirtschaftlichkeits-denken". Russische
Traditionen im liberalen Baden verbunden mit zukunftsorientierter Wissenschaft -
Karlsruhe ist ein Idealer Ort für das Kolleg!


       Meine Damen und Herren,
       warum ist die Verbindung russischen und deutschen Geistes so wichtig?
Politisch, wirtachaftlich, kulturell haben unsere Länder große Potentiale. Rußland -
das größte Land der Welt - umfaßt ein Achtel der Erde. Deutschland ist
bevölkerungs-    und    wirtschaftsstärkstes    Land   in   der   EU.   Schon   diese
Größenordnungen machen klar, was die Bündelung der Kräfte unserer beiden
Länder bewirken kann.
       Ohne Weitsicht und Mut Michail Gorbatschows hätte es weder die
dramatische Wende in Europa gegeben noch die Einheit Deutschlands. Rußland
gewann dadurch die Chance, eine moderne Bürgergeselschaft aufzubauen " mit
Demokratie, Rechtsstaatlichkeit und Marktwirtachaft. Diesae Jahrhundertchance
für uns und ganz Europa müssen wir nutzen! Und mit dem Deutsch-Russischen
Kolleg wiederanknüpfen an die Zeiten einer glanzvollen deutsch-russischen
Zusammenarbeit!
       Denn eines ist klar: Sicherheit und Wohlstand gibt es für Europa nur mit
Rußland, nicht ohne und schon gar nicht gegen dieses bedeutende Land. Und
umgekehrt gilt: Stabilität und Wohlstand findet Rußland nur mit Europa, nicht ohne
oder gegen Europa und auch nicht in lsolatlon, Rußland ist nicht nur Gast in
Europa - Rußland gehört zur Familie! Diese Überzeugung ist ein Eckstein
deutscher Außenpolitik.
       Deshalb hilft Deutschland wie kein anderer bei der "Rückkehr Rußlands


                                                                                   11
nach Europa".
      Wir wollen enge, vertrauensvolle Verbindungen Rußlands zu EU und
NATO, die Rußlands Rang angemessen sind. Unser Einsatz für die Aufnahme
Rußlands in die Europarat, unsere Milliardenhilfen, der kommende "Aktionsplan
Rußland" der EU - in vielen Bereichen ist Deutschland treibende Kraft.
      Das gilt besonders auch im Umweltschutz. Auch im riesigen Rußland
wächst daß Verständnis, daß "schirokaja natura", die "weite Natur", nicht
unbegrenzt zur Verfügung steht in einen dichten Umweltnetzwerk zwischen
Deutschland     und    Rußland     geht     es    um     Reaktorsicherheit,      Öl-    und
Gasverschmutzung, Abwasser- reinigung in Moskau und St.Petersburg - 16
Projekte allein für 1996! Die Sanierung militärischer Altlasten läuft bei Kaluga und
Wladimir. So entsteht Vertrauen und Offenheit, die vor Jahren undenkbar war.
      Deutsche Umwelttechnik ist weltweit Spitze. Ich bin auf meiner
Lateinamerika-Reise letzte Woche immer wieder darauf angesprochen worden -
z.B. in Chile beim Stichwort Ozonloch. In Rußland arbeiten mlttelständische
Firmen   aus    Baden-Württemberg         mit    guten   Erfolgen    -    z.B.   eine   von
Rußlanddeutschen gegründete Firma aus Illingen bei derAbwasserreinigung an
der Wolga und in Sibirien. All das zeigt; wir sind auf dem richtigen Weg.
      Wir     dürfen   uns   allerdings    keinen    Illusionen     hingeben.    Rußlands
Reformaufgaben sind gigantisch. Entscheidend ist: Die Politik mußЯ Kurs halten
auf dem Weg zu Demokratie, Rechtsstaatlichkeit und Marktwirtschaft! Die
Präsidentenwahlen und Tschetschenien sind wichtige Gradmesser!
      Ganz wichtig für den Elfolg der Reformen sind Begegnungen unserer
Bürger, gerade auch der Wissenschaftler und Studenten. Das Auswärtige Amt
fördert via DAAD und Humboldt-Stiftung jedes Jahr fast 2.500 Studierende,
Graduierte und Wissenschaftler aus Rußland. 118 Dozenten entsandte der DAAD
1996 nach Rußland, über 400 Uni-Kooperationen bringen unsere Forscher und
Studenten     zusammen.      Vom   hohen        wissenschaftlichen       Rang    russischer
Hochschulen und Akademien profitieren Russen und Deutsche gleichermaßen.
Mit der Internationalen Unabhängigen Universität für Ökologie und Politologie und
dem Republikanischen Zentrum für humanistische Studien in Moskau hat die


                                                                                        12
Universität Karlsruhe hervorragende russische Partner.
      Meine Damen und Herren und vor allem: liebe Kollegiaten! Mit dem
Deutsch-Russischen Kolleg betreten wir alle Neuland. Ich gratuliere Ihnen zu
diesem großen mutigen Schritt in die Zukunft. Ich hoffe, das Karlsruher Vorbild
wird Schule machen, und weitere Hochschulen in unseren beiden Ländern
werden ähnliches probieren.
      Für Ihr Studium In Karlsruhe wünsche Ihnen viel Erfolg. Die Atmosphäre in
dieser schönen Stadt wird dafür sorgen, daß Sie mit Herz und Verstand
überzeugte Karlsruher werden - so wie Ihr Landsmann Sergej Kirijakow, der in
zwei Wochen mit dem KSC deutscher Pokalsieger wird! Winnie Schäfer hat mir
das in die Hand versprochen!
      Das Wissen, das Sie hier in Karlsruhe und in Moskau sammeln, ist Ihr
Zukunftskapital - für Ihren persönlichen Lebensweg und für Rußland. Machen Sie
das Beste draus!
      Klaus Kinkel hält Ihnen die Daumen!




                                                                            13
                                                  Д-р Клаус Кинкель,
                      Федеральный министр иностранных дел Германии
       ПРИВЕТСТВИЕ РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКОМУ КОЛЛЕДЖУ
         (Речь на открытии Российско-Германского колледжа,
                       г. Карлсруэ, 10 мая 1996)


     Я рад открыть вместе с Вами Российско-Германский колледж. Это
первый интегрированный курс обучения между университетами Германии и
нашего великого партнера на востоке - России. Это великолепно для
Карлсруэ, для Германии и для России!
     Когда нужны первопроходцы для проектов, направленных в будущее,
мы в Карлсруэ и Баден-Вюртемберге всегда впереди, что меня особенно
радует!
      Мы энергично воплотили в жизнь идею создания колледжа, а именно:
наши российские партнеры, Федеральное министерство иностранных дел,
Германское посольство в Москве, земля Баден-Вюртемберг и университет
Карлсруэ. Сегодня среди нас находятся первые 8 российских слушателей
колледжа. Как германский министр иностранных дел я рад видеть Вас среди
нас! Сердечное добро пожаловать!
      Как мне сказали, Вы беретесь за учебу с большим энтузиазмом.
Говорю Вам наперед: не пожалеете!
      Рыночное хозяйство и защита окружающей среды имеют ключевое
значение для любого современного общества, для устойчивого роста, для
сохранения нашим детям и внукам жизненных основ.
      Изучение философии можно взять на духовное вооружение, чтобы
справиться с вызовом преобразовательных процессов в России. Стажировки
в банках и на промышленных предприятиях дополняют теоретические
знания: Российско-Германский колледж в Карлсруэ действительно то, что
надо!
      Здесь, в Бадене, российские ученые идут по тропе добрых традиций.
До мартовской революции 1848 года баденские либералы завораживали
своими идеями о свободной демократии, в том числе и молодых россиян. До
первой мировой войны Баден-Вюртемберг и Гейдельберг были Меккой
русского духа, литературы и науки за рубежом. Тургенев любил Баден,
Марина Цветаева - "Швабские ворота" во Фрейбурге. Либеральные идеи
сегодня еще накладывают свой отпечаток на университетскую тематику, что


                                                                    14
откликается в коалиционном соглашении такими ключевыми понятиями, как
"автономная ответственность вузов", "усиление конкуренции", "экономичное
мышление".
      Русские традиции в либеральном Бадене в связке с наукой,
ориентирующейся на будущее, - все это делает Карлсруэ идеальным
местом нахождения колледжа!

     Уважаемые дамы и господа,
     почему так важна связь между российским и германским духом? В
политическом, экономическом и культурном плане наши страны обладают
большими потенциалами.
      Россия, крупнейшая страна мира, занимает восьмую часть земной
суши. Германия занимает по населению и экономической мощи первое
место в Европейском Союзе.
      Одни лишь эти величины дают понять, что может означать
объединение сил наших стран.
     Без дальновидности и мужества Михаила Горбачева не было бы ни
драматического   перелома   в   Европе,   ни   объединения   Германии.   В
результате этого Россия приобрела шанс построить современное
гражданское общество, исходя из демократии, правового государства,
рыночного хозяйства. Мы должны использовать этот предоставленный нам и
всей Европе шанс века! Созданием Российско-Германского колледжа мы
продолжаем эпоху блестящего германо-российского сотрудничества!
     Ведь совершенно ясно, что безопасность и благосостояние для
Европы возможны только вместе с Россией, а не без нее и тем более не
против этой важной страны. И наоборот: стабильность и благосостояние для
России возможны только вместе с Европой, а не без или против нее, и не в
изоляции. Россия в Европе не гость, а член семьи! Это убеждение является
краеугольным камнем германской внешней политики.
      Поэтому Германия, как никто иной, способствует "возвращению
России в Европу". Мы хотим более тесных, полных доверия связей России с
Европейским Союзом и НАТО, которые соответствовали бы рангу России.
Во многих сферах Германия является движущей силой: своим выступлением
за принятие России в члены Совета Европы, своей финансовой помощью в
миллиардных размерах, своей поддержкой намеченного Европейским


                                                                         15
Союзом "Плана содействия России".
     В частности, это распространяется и на защиту окружающей среды. В
огромной России тоже растет сознание, что «широкая натура» не
безгранична. Густое переплетение экологических проектов Германии и
России - 16 в одном лишь 1996 году! - охватывает безопасность ядерных
реакторов, загрязнение окружающей среды нефтью и газом, очистку воды в
Москве и Санкт-Петербурге. Под Калугой и Владимиром ведется устранение
последствий использования территорий в военных целях.
      Таким образом возникает доверие и открытость, которые были
немыслимы несколько лет назад.

       Германия располагает самой передовой экологической технологией в
мире. Во время моей поездки в Латинскую Америку на прошлой неделе со
мной то и дело, например в Чили, заводили разговор на тему "озоновой
дыры". В России весьма успешно работают средние предприятия из Баден-
Вюртемберга, к примеру, одна фирма из Иллингена, созданная российскими
немцами и занимающаяся очисткой водостоков в Поволжье и Сибири. Все
это говорит о том, что мы движемся правильным путем.

     Однако    нам   нельзя   предаваться   иллюзиям.   Осуществление
необходимых в России реформ - задача гигантская. Главное, чтобы
политика держала курс на демократию, правовое государство, рыночное
хозяйство! Президентские выборы и Чечня - два важных мерила!

     Для успешного проведения реформ чрезвычайно важны встречи
между нашими гражданами, особенно между учеными и студентами.
Ежегодно Федеральное министерство иностранных дел оказывает через
Германскую службу академических обменов и Фонд имени Александра фон
Гумбольдта поддержку почти 2500 студентам, выпускникам вузов и ученым
из России.
      В 1995 году Германская служба академических обменов направила в
Россию 118 доцентов. На уровне вузов между нашими исследователями и
студентами осуществляется сотрудничество в более чем 400 проектах.
      Из высокого научного уровня российских высших учебных заведений и
академий одинаковую пользу извлекают как россияне, так и немцы.
Университет Карлсруэ обладает в Москве великолепными российскими



                                                                    16
партнерами     в   лице    Международного      Независимого    эколого-
политологического университета и Республиканским центром гуманитарного
образования.
       Уважаемые дамы и господа и, прежде всего, дорогие слушатели
колледжа! Российско-Германский колледж - непочатая целина для нас всех.
      Поздравляю Вас с этим большим мужественным шагом в
будущее. Я надеюсь, что, следуя этому примеру, другие вузы в наших
двух странах предпримут аналогичные попытки.
          Желаю Вам больших успехов в Вашей учебе в Карлсруэ.
Атмосфера этого красивого города сделает Вас сердцем и умом
приверженцами Карлсруэ, подобно Вашему соотечественнику Сергею
Кирякову1 , который через 2 недели станет с футбольной командой
города Карлсруэ обладателем Кубка Германии! Винни Шефер 2
пообещал мне, что это так и будет!
      Те знания, которыми Вы овладеете здесь в Карлсруэ и в Москве,
станет Вашим капиталом на будущее - как для Вашей личной жизни, так
и для России. Воспользуйтесь этим с наибольшей отдачей! Клаус
Кинкель желает Вам успеха!




1
    Сергей Киряков - игрок футбольной команды KSC (г. Карлсруэ).
2
    Винни Шефер - тренер футбольной команды KSC.


                                                                      17
                                                                 Ulrich Klinkert,
                                                Parlamentarischer Staatssekretär
          bei der Bundesministerin für Umwelt, Naturschutz und Reaktorsicherheit


           BEITRAG FÜR DAS “JAHRBUCH DES DEUTSCH-RUSSISCHEN
                                  KOLLEGS”


       l. Möglichkeiten zu einer Ost-West-Kooperation im Umweltbereich
       Anfang der 90er Jahre stellte der Zusammenbruch der kommunistischen
Systeme in Mittel- und Osteuropa (MOE) und insbesondere in den sogenannten
Neuen Unabhängigen Staaten (NUS), der Nachfolgestaaten der Sowietunion, die
sich nun auf der Grundlage von Demokratie und Marktwirtschaft formierenden
Gesellschaften vor ungeheure politische und wirtschaftliche Auf gaben. Zugleich
bot der Neuanfang die Chance, den wirtschaftlichen Aufbau von Anbeginn auf der
Basis nachhaltiger Entwicklung zu vollziehen.
       Die Regierungen stellen sich dieser Aufgabe unter außerordentlich
schwierigen wirtschaftlichen und politischen Rahmenbedingungen. Die gleichwohl
erzielten Erfolge verdienen unsere höchste Anerkennung. Die Bundesregierung
hat den Prozeß des Wiederaufbaus in Osteuropa von Anbeginn mit großem
Interesse verfolgt und im Rahmen ihres Beratungsprogramms auch finanziell
unterstützt.
       Besondere    Herausforderungen      stellen   sich   im    Bereich    des
Umweltschutzes. Hier geht es nicht nur darum, Grundlagen für einen am Prinzip
der Nachhaltigkeit orientierten wirtschaftlichen Wiederaufbau zu schaffen,
sondern auch die Folgen gravierender Umweltsünden aufzuarbeiten. Die
Bundesregierung hat mit nahezu allen osteuropäischen Staaten eine enge
Zusammenarbeit im Umweltschutz vertraglich vereinbart und durch das
Umweltaktionsprogramm für Mittel- und Osteuropa eine breit angelegte
Umweltzusammenarbeit der westlichen Industrienationen mit den Staaten
Osteuropas unter Einschluß der NUS initiiert. Das Umweltaktionsprogramm für
Mittel- und Osteuropa soll den Staaten dieser Region ermöglichen, von den



                                                                              18
Kenntnissen und Erfahrungen des Westens im Bereich des Umweltschutzes
umfassend Gebrauch zu machen. Diese Zusammenarbeit kann und soll auch
dazu beitragen, die Umwelt im pan-europäischen Rahmen zu verbessern - mit
positiven Wirkungen auch im Westen.
        Auf der Suche nach kosteneffizienten Emissions-Reduktionspotentialen
liegt   es    für    den    Westen       nahe,   auch   osteuropäische        Emissions-
Reduktionspotentiale       in    den    Schutz   gemeinsamer         Um   weltressourcen
einzubeziehen. Westliche Hilfe könnte dabei nicht nur zur ökonomischen und
ökologischen Verbesserung der Situation in Mittelosteuropa beitragen, sondern
auch im ureigenen Interesse Westeuropas grenzüberschreitende Emissionen
reduzieren,    die    wirtschaftliche     Zusammenarbeit       fördern,   sowie   durch
Stabilisierung des Reformprozesses einen Beitrag zur Sicherheit in Europa
leisten. Dabei sei eines deutlich hervorgehoben: die Verantwortung für die
erforderliche Emissionsreduzierung - etwa im Bereich der CO2 -Emissionen -, wird
durch eine derartige Zusammenarbeit nicht verlagert. Hier bleiben unsere Partner
in der Pflicht, das ihrige zur Verringerung der Emissionen beizutragen.
        Der Bedarf an Umweltschutzmaßnahmen in Osteuropa, zum Beispiel in der
Form von Abluftfilteranlagen und Abwasser-Klдrwerken, ist unübersehbar;
gleichzeitig erlaubt es die ökonomische Situation dieser Staaten noch nicht,
Umweltschutztechnik im erforderlichen Umfang einzuführen. Hier sind weiter
flankierende Maßnahmen zur Verbesserung der administrativen und finanziellen
Rahmenbedingungen erforderlich. Dies wird daher weiter Schwerpunkt unserer
Beratung im Umweltschutz sein.
        Aber auch mit einer substantiellen Hilfe Westeuropas könnte mit
nachsorgendem Umweltschutz allein die ökologische Krise nicht bewältigt werden;
besonders wichtig und ökologisch wie ökonomisch sinnvoll ist es, Gesichtspunkte
des     Umweltschutzes      in    anderen   Politikbereichen    in    einer   Weise   zu
berücksichtigen, die die Belastung der Umwelt von vornherein vermeidet.
        Die Umweltprobleme Mittelosteuropas sind zu wesentlichen Teilen bedingt
durch das relativ hohe Alter der Industriebetriebe. Es müssen die längst
überfälligen Ersatzinvestitionen erfolgen, damit durch den Einsatz neuer



                                                                                      19
Technologien die Entstehung eines Großteils der Schadstoffemissionen von
vornherein vermieden werden. Die Einführung eines marktwirtschaftlichen
Preissystems, betriebswirtschaftlich fundierte Investitionsentscheidungen sowie
eine volkswirtschaftlich rationale Strukturpolitik können gleichzeitig zu einer
Erhöhung der wirtschaftlichen Leistungskraft und zu einer Entlastung der Umwelt
beitragen. Die Lösung der Umweltprobleme in Mittelosteuropa bedarf damit
vornehmlich der Unterstützung der marktwirtschaftlichen Reformen und nicht
primär        spezifischer      Umweltinvestitionsprogramme               mittels      westlicher
Finanzierungshilfen.
         Wichtig ist vor allem, daß die betroffenen Länder selbst in die Lage versetzt
werden        Anlagen     stillzulegen,   die    aus   ökologischen       und     ökonomischen
Gesichtspunkten nicht vertretbar sind. Gleichzeitig muß die Chance genutzt
werden,       den     wirtschaftlichen     Wiederaufbau       von       vornherein     auf   eine
umweltverträgliche Grundlage zu stellen. Nachhaltiges Wirtschaften macht sich
dabei nicht nur für die Volkswirtschaft, sondern auch für den einzelnen Betrieb
bezahlt.       Die      Betriebskosten      sinken,        wenn     der    Umweltschutz        in
Produktionsverfahren integriert wird. Schadstoffe müssen dann nicht mehr durch
teuere, nachgeschaltete Technik aus Abwasser und Abluft entfernt werden.
         2.    Deutsch-russische          Zusammenarbeit          auf     dem       Gebiet   des
Umweltschutzes
         Am 28. Mai 1992 wurde zwischen der Bundesrepublik Deutschland und der
Russischen Föderation ein Abkommen über die Zusammenarbeit auf dem Gebiet
des Umweltschutzes abgeschlossen. Verbunden hiermit war die Bildung einer
deutsch-russischen Umweltkommission. Ihre Aufgabe ist es, im Rahmen des
bestehenden          Umweltabkommens            zwischen    beiden      Staaten     gemeinsame
Maßnahmen zu koordinieren und ihre Durchführung zu gewährleisten.
         Die Maßnahmen konzentrieren sich dabei auffolgende Bereiche:
         - Umwelt und Energie
         - Wasserwirtschaft
         - militärischer Umweltschutz
         - Naturschutz


                                                                                              20
      - Wirtschaftlich-technische Zusammenarbeit
       sowie
      -     Projektbezogene     Zusammenarbeit         im     Rahmen     des   Transform-
Programms.
      Die Maßnahmen der Beratung sowie der Aus- und Weiterbildung und die
Erarbeitung von Studien zu investitionsfördernden Projekten werden seit 1993
auch für Rußland im TRANSFORM-Programm zusammengefaßt. Ziel dieses
Programms ist im wesentlichen die Hilfe zur Selbsthilfe. TRANSFORM ist ein
Programm der technischen Hilfe und Beratung, in dessen Mittelpunkt die Analyse
vorhandener     Situationen    und    die    Erarbeitung      von    Lösungsansätzen    in
Kooperation mit Behörden und Unternehmen in dem Transformland steht. Die
Beratung soll den jeweiligen Bedürfnissen des Reformlandes entsprechen; die
konkreten     Maßnahmen        orientieren    sich     daher    an     landesspezifischen
Beratungsprogrammen, die auf der Grundlage von Konsultationen mit dem
Empfängerland formuliert werden.
      Die Umweltsanierung in Mittel- und Osteuropa kann jedoch nicht allein
durch staatliche Anstrengungen erreicht werden. Vielmehr bedarf es dazu des
Engagements      der    Wirtschaft.    Vielfach      können    dadurch    Probleme     des
betrieblichen Umweltschutzes auch viel unmittelbarer gelöst werden als über den
Umweg über staatliche Reglementierung. Die Umweltschutzindustrie in den
Staaten Mittel- und Osteuropas ist - im Gegensatz zu Deutschland - meist noch
sehr schwach entwickelt; hier kann in Kooperation mit deutschen Unternehmen
ein großes wirtschaftliches Wachstumspotential erschlossen werden. Um
entsprechende Firmenkooperationen mit Rußland, der Ukraine und Weißrußland
im Umweltschutz anzustoßen, wurde vom Bundesumweltministerium und dem
Deutschen Industrie- und Handelstag gemeinsam ein Umweltbüro Ost der
Deutschen Wirtschaft im September 1992 aus der Taufe gehoben. Das
Umweltbüro     Ost,    das    1997    in    das   Internationale     Transferzentrum   für
Umwelttechnik GmbH in Leipzig (ITUT) eingegliedert worden ist, soll die
Entwicklung     von    Firmenkooperationen,        den      Know-how-Transfer,    umwelt
schonende Technologien und die Fortbildung von Führungskräften fördern.



                                                                                       21
      Beispielhaft sollen hier drei Projekte vorgestellt werden:
       2.1 Leckage-Erkennung und -Vermeidung bei Erdölpipelines in Rußland
      Hauptteil des vom Forschungs- und Entwicklungszentrum Unterluß GmbH
durchgeführten Projekts „Leckage-Erkennung und -Vermeidung bei Erdölpipelines
in Rußland" war die Durchführung eines Workshops in Surgut (Westsibirien) mit
Vertretern der Ministerien, regionalen Behörden und der Industrie. Eine Woche
vor dem Workshop wurde eine Leckage sensorsystem an einem russischen
Pipelineabschnitt l bis 1,5 m unterirdisch in der Nähe von Surgut installiert. Zur
Darstellung der Funktionsweise wurden mit heißem Wasser Lecks simuliert. Auf
dem Workshop wurde über die wissenschaftlichen Grundlagen und über die
Ergebnisse der Demonstration berichtet.
      Die russische Seite hat den Workshop zum Anlaß genommen, einen
nationalen Arbeitskreis mit Beteiligten aus der Industrie, den betroffenen
Ministerien und der regionalen Umweltbehörde zu gründen, der Aspekte des
Umweltschutzes beim Pipelinebetrieb und Maßnahmen diskutieren wird.
      2.2 Abwasserentsorgung St. Petersburg
      Die Verbesserung der Abwassersituation in St. Petersburg gehört zu den
Schwerpunktthemen des TRANSFORM-Programms. Gegenwärtig werden im
Stadtgebiet von St. Petersburg durch ca. 500 Direkteinleitungen häusliche und
industrielle Abwässer mit erheblichen Schadstoff-Frachten (01, Schlamm,
Nährstoffe) ungeklärt in die Newa und ihre Nebenflüsse eingeleitet. Nach
Erhebungen im Rahmen der Helsinki-Kommission gehört die Region St.
Petersburg zu den Belastungsschwerpunkten im Ostseeraum. Maßnahmen im
Gebiet der Abwasserbehandlung sind besonders dringlich und haben große
Auswirkungen auch auf die Meeresumwelt.
      Um     mittelfristige   Maßnahmen      für   eine    ökologisch   vertretbare
Abwasserentsorgung in St. Petersburg ergreifen zu können, hat die Gesellschaft
für   Entwicklungstechnologie      mbH,      Aldenhoven,      im    Auftrag    des
Umweltbundesamtes eine „Durchftihrbarkeitsstudie zur Beseitigung ungeklärter
Abwasserdirekteinleitungen in die Newa in St. Petersburg” durchgeführt, von
deren Umsetzung auch eine Entlastung der Ostsee erwartet werden kann. Nach


                                                                                22
der Identifizierung der industriellen und häuslichen Direkteinleitungen wurden in
der Studie die Voraussetzungen für deren Schließung bzw. deren Anschluß an
das kommunale Abwassernetz auch unter bautechnischen Gesichtspunkten
erarbeitet. Die Ergebnisse wurden als Entscheidungsgrundlage für Investitionen
zur Verbesserung der Abwassersituation verwendet. Unter dem Aspekt eines
effektiven Technologietransfers erfolgte die Bearbeitung der Studie in enger
Zusammenarbeit mit den zuständigen Stellen (VODOKANAL) in St. Petersburg.
        2.3 Aufbau eines Integrierten Meß- und Informationssystems zur
Überwachung der Umweltradioaktivität (IMIS)
        Die Zusammenarbeit zwischen der Bundesrepublik Deutschland und der
Russischen Föderation erstreckt sich auch auf den Bereich der Radioaktivität.
Aufbauend auf dem Umweltabkommen vom Mai 1992 wurde im Jahr 1993
zwischen dem Bundesumweltministerium und dem russischen Umweltministerium
(Minprirody), dem heutigen Staatskomitee für Umwelt der Russischen Föderation
(Goscomecology), eine Vereinbarungen über den Austausch von Meßdaten zur
Umweltradioaktivität getroffen. Dieser Datenaustausch soll den zuständigen
Stellen der jeweiligen Länder jederzeit die Möglichkeit geben, sich einen schnellen
Überblick über die großräumige Verteilung der Umweltradioaktivität zu verschaffen
und signifikante Änderungen des Strahlenpegels im Sinne einer Frühwarnung
rechtzeitig zu erkennen.
        Zu diesem Zweck wurde mit deutscher Unterstützung begonnen, auf der
Basis      des    in   Deutschland      aufgebauten     „Integrierten    Meß-    und
Informationssystems zur Überwachung der Umweltradioaktivität IMIS" an
verschiedenen ausgewählten Standorten in Rußland ein System zur Überwachung
der     Umweltradioaktivität   (IRIS)   aufzubauen.   Seither   wird    das   System
„IRIS/Rußland" in mehreren Realisierungsphasen aufgebaut.
        Die Phasen l und 2 sind mittlerweile abgeschlossen. Sie umfaßten die
Errichtung von je ca. 20 Meßstellen zur Erfassung der Gamma-Ortsdosisleistung
in einem Umkreis von ca. 30 km um die russischen Kernkraftwerke Smolensk und
Novo-Woronesch sowie die Übertragung der gewonnenen Meßdaten per Funk zu
dem jeweiligen lokalen Zentrum am Kraftwerksstandort und von dort weiter zur


                                                                                 23
Zentrale im Goscomecology in Moskau. Von dort erfolgt in regelmäßigen
Zeitabständen die Übermittlung der aufbereiteten Daten in Form von Karten als
WWW-Dokument über Satellit zur Zentralstelle des Bundes im Bundesamt für
Strahlenschutz. Im Gegenzug übermittelt das Bundesamt für Strahlenschutz in
gleicher Weise Meßdaten der Umweltradioaktivität aus Deutschland zur
russischen Zentrale im Goscomecology. Von russischer Seite erfolgte der Aufbau
des Meßsystems an den Kraftwerksstandorten sowie die Erstellung der
Anwendungssoftware in den lokalen Zentren. Die deutsche Seite lieferte die
gesamte    IT-Hardware    und     die   benötigte   Standardsoftware      sowie   die
Anwendersoftware für das zentrale System im Goscomecology. Das System wird
von russischer Seite betrieben.
      Im Zuge der ebenfalls bereits abgeschlossenen Phase 3 a wurde die
Region Moskau mit den dort vorhandenen Radioaktivitätsmeßsonden an das IRIS-
System angebunden. Im Zuge der derzeit laufenden Errichtungsphase 3b ist
geplant, die russischen Kernkraftwerke Sosnovy Bor (St. Petersburg) und Kola
auf der Halbinsel Kola in das System zu integrieren.
      Bis auf die russischen Kernkraftwerke Kursk, Balakovo und Tver, die im
Rahmen des TACIS-Programms der EU an IRIS angebunden werden sollen, sind
somit zukünftig alle westlich des Ural gelegenen Kernkraftwerke der Russischen
Föderation in das System einbezogen. Außerdem ist im Verlauf der Phase 3b
vorgesehen, das bestehende IRIS-System zu migrieren. Das heißt, daß IRIS-
Rußland auf eine neue, zeitgemäße System-Plattform und da mit auch auf eine
neue Software umgestellt werden soll, da das russische System ebenso wie das
deutsche IMIS-System wegen der schnell fortschreitenden Entwicklung der IT-
Technik auf einen neuen leistungsfähigeren Stand gebracht werden müssen.
Hierbei erfolgt von deutscher Seite die Bereitstellung der hierfür benötigten
Hardware (PC's) und Standardsoftware für die Zentrale in Moskau sowie
Unterstützung für die Erstellung der benötigten Anwendungssoftware durch die
russische Seite.
      Durch diese Maßnahme kann das System zukünftig zu einem umfassenden
Umweltinformationssystem     ausgebaut      werden,    in   dem   durch    modulare


                                                                                  24
Erweiterung der Anwendungssoftware auch die Überwachungssysteme für
andere Umweltbereiche integriert werden können. Erste Überlegungen, das
System beispielsweise im Bereich der Überwachung der Erdgasindustrie
(Gasprom) einzusetzen, wurden bereits angestellt.
      3. Deutsch-Russisches Kolleg in Karlsruhe
      Die Überwindung des Ost-West-Konflikts ermöglicht nun auch wieder den
Austausch der wertvollsten Ressource, über die ein Staat verfügt: seiner
Menschen.    Freier Austausch     von   Ideen und     Meinungen, ungehinderter
Personenverkehr und offener Warenaustausch zwischen Ost und West werden in
Europa an der Schwelle zum 21. Jahrhundert wieder Normalität.
      Deutschland hat aufgrund seiner geographische Lage und geschichtlichen
Entwicklung eine enge Beziehung zur Russischen Fцderation. Ein Austausch
auch von „human capital" beider Länder hat von daher schon lange Tradition.
      Es freut mich daher besonders, daß in diesem Jahr bereits der dritte
Jahrgang von Stipendiaten des Deutsch-Russischen Kollegs an der Universität
Karlsruhe seine Studien erfolgreich abschließen konnte. Mit Förderung des
Landes Baden-Wьrttemberg hatten auch dieses Jahr wieder zwölf junge
Studenten verschiedener Fachrichtungen aus der Russischen Föderation die
Möglichkeit, ihre Studien in Deutschland zu vertiefen und einen Einblick in hiesige
Wissenschaft, Technik und Arbeitsweise zu bekommen. Nicht zuletzt auch das
intensive Erleben einer fremden Kultur und Sprache dürfte den jungen
Stipendiaten auf ihrem weiteren Lebens- und Berufsweg sehr wertvoll sein.
      In diesem Zusammenhang bin ich der deutschen Industrie und Wirtschaft
sehr dankbar, die den Stipendiaten längere Betriebspraktika und eine Vielzahl von
Unternehmensbesuchen ermöglicht hat. Ich bin der festen Überzeugung, daß sich
daraus auch persönliche Kontakte und Firmen kooperationen ergeben, die eine
wirtschaftliche Zusammenarbeit zwischen Unternehmen begründen oder weiter
vertiefen können.
      Ich habe die Entwicklung der Lehrgänge seit vielen Jahren mit großem
Interesse begleitet und unterstützt. Dabei habe ich den Eindruck gewonnen, daß
eine sorgfältige Auswahl hochqualifizierter und hochmotivierter Stipendiaten zum


                                                                                25
Erfolg des Kollegs ebenso beiträgt wie die großzügige und praxisorientierte
Unterstützung durch Unternehmen. Von den Stipendiaten erhoffe ich, daß sie ihre
hier gewonnenen Kenntnisse und Erfahrungen weitergeben und damit die
Wirkung des Deutsch-Russischen Kollegs multiplizieren.
      Das Deutsch-Russische Kolleg gliedert sich nahtlos ein in die Initiative des
Präsidenten der Russischen Föderation Boris Jelzin vom 11. Juli 1997 zur
Ausbildung marktwirtschaftlich denkender und handelnder Manager. Bestandteil
dieser Ausbildung ist auch ein Auslandspraktikum. Im Rahmen dieser „Jelzin-
Initiative" hat die Schaffung von Ausbildungsplätzen in Deutschland für die
russische Regierung hohe Priorität.
      Ich bin sehr froh, daß mit dem Deutsch-Russischen Kolleg bereits sehr
frühzeitig eine vergleichbare Initiative erfolgreich ergriffen worden ist. Durch die
Vermittlung von Kenntnissen und Erfahrungen im Umweltschutz werden junge
Menschen für die Sache des Umweltschutzes gewonnen. Über den Tag hinaus
wird damit ein Grundstein gelegt für eine an Nachhaltigkeit orientierte
Untemehmensführung in der Russischen Föderation.




                                                                                 26
                                                               Ульрих Клинкерт,
             парламентский статссекретарь Федерального министерства
  окружающей среды, охраны природы и безопасности ядерных реакторов
                                                                          Германии


            ДОКЛАД ДЛЯ “ЕЖЕГОДНИКА РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКОГО
                                   КОЛЛЕДЖА”


      1. Возможности кооперации между Востоком и Западом в области
охраны окружающей среды
      Произошедшее в начале 90-ых годов крушение коммунистических
систем в Центральной и Восточной Европе и, в частности, в так называемых
Новых Независимых Государствах (ННГ), государствах - преемниках
Советского Союза, поставил перед развивающимися теперь на основе
демократии и рыночной экономики обществами сложнейшие политические и
экономические задачи. Вместе с тем новое начало открыло возможность
изначально     осуществлять       экономическое       строительство     на    основе
устойчивого развития.
      Правительства      решают        эти   задачи    в    чрезвычайно      трудных
экономических и политических условиях. И достигнутые несмотря на это
успехи     заслуживают       самого      высокого      признания.     Федеральное
правительство с самого начала с большим интересом следило за процессом
восстановления в Восточной Европе, оказывая при этом финансовое
содействие в рамках своей программы консультационной помощи.
      Особые задачи стоят в области охраны окружающей среды. Здесь
речь идет не только о создании базы экономического развития на основе
принципа     устойчивости,   но    и    об   устранении     тяжелых   последствий
пренебрежения экологическими проблемами. Федеральное правительство
почти со всеми восточноевропейскими государствами заключило договоры о
тесном     сотрудничестве     в   области     охраны       окружающей     среды   и
инициировало      благодаря       Программе         экологических     мероприятий,



                                                                                  27
ориентированной       на    Центральную            и    Восточную      Европу,    широкое
сотрудничество в области охраны окружающей среды между ведущими
индустриальными       государствами         Запада       и   государствами       Восточной
Европы,     включая    ННГ.    Программа           экологических      мероприятий     для
Центральной и Восточной Европы должна дать возможность государствам
этого региона широко использовать знания и опыт Запада в области охраны
ссужающей среды. Это сотрудничество может и должно способствовать
также улучшению экологической обстановки в общеевропейском масштабе.
     В поисках экономически эффективных возможностей сокращения
выбросов     вредных       веществ        Западу       следует     учитывать     потенциал
восточноевропейский стран в области сокращения эмиссии в интересах
сохранения общих экологических ресурсов. Западная помощь могла бы
способствовать при этом не только экономическому и экологическому
улучшению ситуации в Центральной и Восточной Европе, но и сокращению в
интересах    Западной      Европы     трансграничной             эмиссии,   содействовать
экономическому сотрудничеству и - благодаря стабилизации процесса
реформ - укреплению безопасности в Европе. При этом подчеркну особо:
подобное     сотрудничество          не     перекладывает           ответственность     за
необходимое сокращение эмиссий, например выбросов диоксида углерода.
Здесь наши партнеры должны внести свой вклад в дело сокращения
выбросов вредных веществ.
     Потребность в природоохранных мероприятиях в Восточной Европе,
например в создании установок для фильтрования отходящего воздуха и в
строительстве водоочистных сооружений, необозрима; вместе с тем
экономическая ситуация в этих государствах не позволяет пока внедрять
природоохранные технологии в необходимом масштабе. Здесь требуются
дальнейшие        сопровождающие               мероприятия             по      улучшению
административных и финансовых условий. Поэтому это будет и далее
оставаться основным вопросом наших консультаций в области охраны
окружающей среды.
     Но даже при существенной помощи Западной Европы невозможно



                                                                                       28
преодолеть     экологический    кризис   только   путем   санационных   работ;
особенно важно и экологически и экономически целесообразно учитывать
природоохранные аспекты в других областях политики, чтобы с самого
начала не допускать загрязнения окружающей среды.
     Экологические проблемы Центральной и Восточной Европы в
существенной степени обусловлены относительно высоким возрастом
промышленных предприятий. Уже давно необходимы капиталовложения на
замену изношенных основных фондов, чтобы благодаря применению новых
технологий изначально не допускать образования большей части вредных
веществ. Внедрение системы рыночных цен, экономически обоснованные
инвестиционные решения, а также рациональная народнохозяйственная
структурная политика могут способствовать одновременно повышению
экономического потенциала и снижению нагрузки на окружающую среду. Тем
самым, решение проблем экологии в Центральной и Восточной Европе
требует главным образом поддержки рыночных реформ, а лишь затем -
специфических инвестиционных программ в области охраны окружающей
среды, осуществляемых при западной финансовой помощи.
     Важно, прежде всего, чтобы заинтересованные страны могли бы
останавливать     эксплуатацию     промышленных      объектов,    которые   не
приемлемы с экологической и экономической точек зрения. Одновременно
необходимо использовать шанс для того, чтобы экономическое развитие
изначально поставить на экологически безопасную основу. Устойчивое
хозяйствование выгодно не только для экономики, но и для отдельного
предприятия.    Благодаря      интеграции   охраны   окружающей     среды    в
производственные процессы сокращаются издержки предприятия. Тогда нет
больше необходимости удалять вредные вещества из сточных вод и
отходящего воздуха при помощи дорогого, дополнительно установленного
оборудования.


     2.   Российско-германское       сотрудничество       в   области   охраны
окружающей среды



                                                                            29
       28 мая 1992 г. между Федеративной Республикой Германия и
Российской Федерацией было заключено Соглашение о сотрудничестве в
области охраны окружающей среды. С ним было связано создание
российско-германского Координационного совета. В его задачу входит
координация совместных мероприятий в рамках существующего между
обоими государствами Соглашения и обеспечение их осуществления.
       Мероприятия реализуются в основном в следующих областях:
       - окружающая среда и энергия,
       - водное хозяйство,
       - военная экология,
       - охрана природы,
       - экономическое и техническое сотрудничество,
       - сотрудничество при реализации конкретных проектов в рамках
программы ТРАНСФОРМ.
       С 1993 года в программу ТРАНСФОРМ включаются консультационные
мероприятия и проекты в области обучения и повышения квалификации
специалистов, а также анализ инвестиционных проектов в России. Основной
целью этой программы является побуждение к самопомощи. ТРАНСФОРМ -
это программа технической и консулътационной помощи, в центре которой
стоит анализ существующей ситуации и выработка решений в кооперации с
государственными      органами    и     предприятиями    в   стране,    которой
оказывается поддержка в рамках программы ТРАНСФОРМ. Консультации
должны соответствовать потребностям страны, находящейся в процессе
реформ, поэтому конкретные мероприятия осуществляются в рамках
индивидуальной для каждой страны программы консультационной помощи,
которая разрабатывается на основе консультаций со страной-получателем
помощи.
       Однако оздоровления окружающей среды в Центральной и Восточной
Европе невозможно достигнуть только усилиями государства. В большей
мере    для   этого   требуется       участие   экономики.   Тогда     проблемы
производственной охраны окружающей среды во многих случаях можно



                                                                             30
напрямую решать быстрее, чем путем государственного регламентирования.
В противоположность Германии, индустрия охраны окружающей среды в
государствах Центральной и Восточной Европы в большинстве случаев
развита еще очень слабо; здесь в кооперации с германскими фирмами
может быть вскрыт значительный потенциал экономического роста. Для
налаживания    соответствующих    кооперационных    отношений    между
германскими фирмами и предприятиями России, Украины и Белоруссии в
области   охраны   окружающей     среды    Федеральное     министерство
окружающей среды и Объединение немецких торгово-промышленных палат
создали в сентябре 1992 г. Восточное экологическое бюро германской
экономики. Восточное экологическое бюро, присоединенное в 1997 г. к
Международному центру передачи экологичных технологий в Лейпциге
(ITUТ), должно содействовать развитию кооперации между фирмами,
передаче „ноу-хау", внедрению природоохранных технологий и повышению
квалификации руководящих работников.
     В качестве примера ниже представляются три проекта:
     2.1. Определение и предотвращение утечек на нефтепроводах
России
     Основной частью проекта „Определение и предотвращение утечек на
нефтепроводах России", проводимого научно-исследовательским центром
„Унтерлус ГмбХ” было проведение семинара в Сургуте (Западная Сибирь) с
участием представителей министерств, региональных органов власти и
промышленности. За неделю до семинара на одном из участков российского
трубопровода в районе Сургута на глубине от 1 до 1,5 м была установлена
сенсорная система диагностики утечек. Для демонстрации принципа
функционирования системы при помощи горячей воды имитировались
утечки. На семинаре было сделано сообщение о научных основах и
результатах демонстрации.
     Семинар послужил для российской стороны поводом для создания
национальной рабочей группы с участием представителей промышленности,
заинтересованных министерств и регионального природоохранного органа,



                                                                    31
которая        будет   обсуждать       экологические     аспекты     эксплуатации
трубопроводов и соответствующие мероприятия.
        2. 2. Канализационная сеть Санкт-Петербурга
        Реконструкция канализационной сети Санкт-Петербурга принадлежит
к основным направлениям программы ТРАНСФОРМ. В настоящее время на
территории Санкт-Петербурга примерно через 500 прямых выпусков в Неву
и притоки сбрасываются неочищенные бытовые и промышленные сточные
воды,      содержащие       значительное        количество   вредных         веществ
(нефтепродукты, шлам, питательные вещества). По данным Хельсинкской
комиссии, Ленинградская область входит в число основных загрязнителей
Балтийского региона. Мероприятия в области очистки сточных вод имеют
особый приоритет и оказывают большое воздействие на экологию моря.
        Для принятия среднесрочных мер по экологически приемлемому
отведению и очистке сточных вод в Санкт-Петербурге фирма Gesellschaft für
Entwicklungstechnologie      mbH,     Aldenhoven    разработала     по    поручению
Федерального       ведомства     по    охране      окружающей     среды      технико-
экономическое обоснование устранения в Санкт-Петербурге прямых сбросов
в Неву неочищенных сточных вод, в результате чего можно ожидать
снижения загрязнения Балтийского моря. После идентификации прямых
выпусков промышленных и бытовых сточных вод в исследовании были
разработаны предпосылки их ликвидации или замыкания на коммунальную
канализационную сеть) в том числе с учетом строительных и технических
аспектов. Результаты использовались в качестве основы для принятия
решений относительно инвестиций для улучшения ситуации со сточными
водами.        Результаты     исследования         обрабатывались        в    тесном
сотрудничестве со специализированными организациями (ВОДОКАНАЛ)
Санкт-Петербурга с точки зрения эффективности передачи технологий.
        2.3.   Создание     интегрированной        измерительно-информационной
системы контроля уровня радиоактивности в окружающей среде (ИМИС)
        Сотрудничество между Федеративной Республикой Германия и
Российской Федерацией охватывает также область радиационной защиты.



                                                                                  32
На базе Соглашения о сотрудничестве в области охраны окружающей
среды, заключенного в мае 1992 г., между Федеральным министерством
окружающей среды и российским Министерством охраны окружающей
среды (Минприроды), сегодняшним Государственным комитетом Российской
Федерации по охране окружающей среды (Госкомэкология), в 1993 году
была достигнута договоренность об обмене измерительными данными о
радиоактивности окружающей среды. Этот обмен донными должен дать
компетентным органам обеих стран возможность в любое время быстро
получать картину широкомасштабного распределения радиоактивности в
окружающей среде и своевременно определять значительные изменения
уровня радиоактивности с целью раннего предупреждения.
     С этой целью при немецкой поддержке на основе созданной в
Германии   „Интегрированной    измерительно-информационной       системы
контроля радиоактивности в окружающей среде ИМИС” в различных
районах России началось создание системы контроля за радиоактивностью
окружающей   среды   (ИРИС).   С   тех   пор   осуществляется   поэтапное
расширение системы “ИРИС/Россия”.
     Фазы 1 и 2 уже завершены. Они включали в себя сооружение
примерно 20 измерительных постов для регистрации мощности дозы гамма-
излучения в тридцатикилометровой зоне Смоленской и Нововоронежской
АЭС, а также передачу по радиоканалам полученных измерительных
данных в соответствующий локальный центр в месте расположения
электростанции и оттуда далее в центр, находящийся в Госкомэкологии в
Москве. Оттуда обработанные данные в форме карт форматом документа
WWW через определенные интервалы времени передаются через спутник в
Германию на центральный пульт Федерального ведомства радиационной
защиты. В свою очередь Федеральное ведомство радиационной защиты
передает таким же образом данные об уровне радиоактивности в
окружающей среде из Германии в российский центр в Госкомэкологии.
     Российская сторона создавала измерительную систему в местах
расположения АЭС и создавала прикладное программное обеспечение для



                                                                      33
локальных центров. Германская сторона поставила всю информационно-
техническую    аппаратуру       и     необходимое      стандартное      программное
обеспечение,   а    также       прикладное     программное       обеспечение      для
центральной    системы      в       Госкомэкологии.    Система       эксплуатируется
российской стороной.
       В ходе уже завершившейся фазы 3а к системе ИРИС был подключен
Московский регион с имеющимися там измерительными датчиками. В ходе
реализуемой в настоящее время фазы 3б запланировано интегрировать в
систему Ленинградскую и Кольскую АЭС.
       Таким образом, в будущем к системе будут подключены все атомные
электростанции Российской Федерации, расположенные к западу от Урала,
за исключением Курской, Балаковской и Тверской АЭС, которые должны
быть интегрированы в систему в рамках программы Европейского союза
„ТАСИС”.   Кроме    того,   в       ходе   фазы   3б    предусмотрена        миграция
существующей системы ИРИС. Это означает, что система ИРИС-Россия
должна быть переведена на новую современную системную базу и вместе с
тем на новое программное обеспечение, так как российская система так же
как и немецкая система ИМИС ввиду быстрого прогресса информационной
техники должна быть доведена до нового, более совершенного уровня. При
этом   германская    сторона         предоставляет      необходимую         аппаратуру
(персональные компьютеры) и стандартное программное обеспечение для
центра в Москве, а также оказывает российской стороне поддержку при
создании необходимого программного обеспечения.
       Благодаря этим работам систему можно в будущем превратить в
комплексную     информационно-экологическую               систему,      в     которую
посредством     модульного          расширения        прикладного      программного
обеспечения можно будет интегрировать системы мониторинга других
экологических сред. Уже прорабатываются первые идеи относительно
использования этой системы, например, для мониторинга в газовой
промышленности (Газпром).
       3. Российско-Германский колледж в Карлсруэ



                                                                                   34
      Преодоление конфликта между Востоком и Западом позволяет теперь
снова обмениваться самыми ценными ресурсами, которыми располагает
государство:     людьми.     Свободный      обмен     идеями   и     мнениями,
беспрепятственные поездки и открытый товарообмен между Востоком и
Западом на пороге 21 века вновь становятся в Европе нормальными
явлениями.
      Германия     имеет     на   основе    географического       положения    и
исторического развития тесные отношения с Российской Федерацией.
Поэтому обмен „человеческим капиталом” обеих стран имеет уже давнюю
традицию.
      Поэтому меня особенно радует, что в этом году успешно закончил
свое обучение уже третий выпуск стипендиатов Российско-Германского
колледжа при университете в Карлсруэ. Благодаря содействию земли
Ваден-Вюртемберг         двенадцать      молодых      студентов      различных
специальностей из Российской Федерации в этом году снова имели
возможность углубить свое образование в Германии и познакомиться со
здешней наукой, техникой и методами работы. Не в последнюю очередь
интенсивное знакомство с чужой культурой и языком может очень
пригодиться молодым стипендиатам в их дальнейшем жизненном и
профессиональном пути.
      В   этой   связи   я   очень    благодарен    представителям    немецкой
промышленности и экономики, которые сделали возможным организовать
для стипендиатов длительную производственную практику и посещение
множества фирм. Я твердо убежден, что это позволит наладить личные
контакты и кооперацию между фирмами, что является основой дальнейшего
углубления экономического сотрудничества между предприятиями.
      Я многие годы с большим интересом следил и поддерживал
разработку курсов обучения. При этом у меня сложилось впечатление, что
успеху       Колледжа        способствует     как      тщательный        выбор
высококвалифицированных и высоко мотивированных стипендиатов, так и
широкая практическая поддержка со стороны фирм. От стипендиатов я



                                                                              35
ожидаю, что они будут передавать дальше полученные здесь знания и опыт
и повысят тем самым эффективность Российско-Германского колледжа.
       Российско-Германский колледж прекрасно вписывается в инициативу
президента Российской Федерации Бориса Ельцина, выдвинутую им 11
июля     1997   г.   относительно   подготовки    менеджеров,   думающих    и
действующих на основе принципов рыночной экономики. Составной частью
этой подготовки является зарубежная практика. В рамках инициативы
Ельцина создание учебных мест в Германии имеет для российского
правительства высокий приоритет.
       Я очень рад тому, что Российско-Германский колледж уже на очень
раннем     этапе     был   подобной    успешной     инициативой.   Благодаря
распространению знаний и опыта в области экологии молодые люди
приобщаются к делу охраны окружающей среды. Так на перспективу
закладываются основы предпринимательской деятельности, нацеленной на
устойчивое развитие Российской Федерации.




                                                                           36
   ПРОБЛЕМЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ
PROBLEME DER NACHHALTIGEN ENTWICKLUNG




                                        37
                                                 В. И. Данилов-Данильян,
                                           проф., д-р экон. наук, акад. РАЕН
                «УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ» И «КОЭВОЛЮЦИЯ»:
                                УТОЧНЕНИЕ ПОНЯТИЙ


      Каждая серьезная проблема создает некое интеллектуальное поле,
тем более сильное, чем значительнее разница между масштабом проблемы
и исходными возможностями ее решения. В это поле втягиваются понятия и
идеи, известные в связи с другими проблемами, и генерируются новые, в
нем создаются модели, концепции, доктрины, теории и учения.
      На первых порах основные усилия сосредоточены на осознании
проблемы, ее исследовании, структуризации и системном описании, и
разнообразие "интеллектуальных тел", заполняющих поле проблемы,
достигает максимума к концу этого этапа. Конечно, и в дальнейшем
исследовательские      усилия    не   прекращаются,   но   доминирующими
становятся действия по строительству «системы», которая решит проблему.
      Перелом     от     преимущественно      аналитической     работы     к
преимущественно инженерной (совсем не обязательно крутой) знаменуется
резким сокращением разнообразия в поле проблемы: остается только то,
что востребовано для решающей системы, а остальное вытесняется на
периферию и либо практически бесследно исчезает, наподобие пены
морской (как исчезли производные дробных степеней Н. Бугаева и многие
другие математические конструкты), либо вовлекается в поле иных проблем
(может статься, на первую роль).
      Совершенно очевидно, что разнообразие "интеллектуальных тел" в
поле проблемы - необходимое условие успешности ее решения. Однако
необходима непрерывная инвентаризация этого арсенала, поскольку со
временем отдельные его элементы становятся не столько стимулирующими
и созидающими, сколько отвлекающими. Конечно, интеллектуальное поле
проблемы развивается, пока существует проблема, и любая оценка может
много раз измениться. Тем более следует регулярно стричь газон.



                                                                         38
     Проблема       предотвращения   экологической,    или      биосферной,
катастрофы, перехода человечества к устойчивому развитию (глобальная
экологическая проблема, для краткости - ГЭП), вне всякого сомнения,
превосходит по своей грандиозности все прочие, с которыми человечество
встретилось в своем развитии. И никогда еще не было такого гигантского
разрыва между масштабами проблемы и нашими возможностями ее
решения.
     За почти четыре десятка лет, считая с 1960-х годов, когда началась
кристаллизация ГЭП в научных публикациях и дискуссиях, человечество,
несомненно, продвинулось в создании интеллектуального поля проблемы,
но «физически» не смогло сделать почти ничего: имеющиеся отдельные
позитивные   результаты   ничтожны   в   сравнении    с   тем    приростом
разрушительного воздействия на биосферу, который был обеспечен
цивилизацией за этот период. А ведь четыре десятка лет, каким бы кратким
мгновением ни казались они в сравнении с астрономическими или
геологическими, даже историческими эпохами, - это, по-видимому, период
того же «порядка» продолжительности, что отделяет нас от начала
необратимых процессов деградации биосферы (если они, будем надеяться,
еще не начались).
     В научной разработке ГЭП пока продолжается процесс наращивания
разнообразия. Если судить формально, по структуре потока публикаций, то
происходит   он,    главным   образом,   за   счет    междисциплинарного
взаимодействия, расширяющегося вовлечения материала, накопленного в
общественных науках - экономике, социологии, истории, философии.
Процесс, очень напоминающий то, что сопровождало бурное развитие
кибернетики, информатики и теории систем с конца сороковых до начала
шестидесятых годов. Немало из того, что тогда представлялось едва ли не
самым перспективным, оказалось избыточным и вот уже четверть века почти
без спроса покоится в научных архивах (К. Шеннон предвидел это и назвал
шумиху около новых наук словечком «бандвагон», из практики американских
предвыборных кампаний тех лет).



                                                                        39
      Как известно из истории науки, взаимоисключающие подходы к одной
проблеме могут сосуществовать какое-то время, пока не будут найдены
исчерпывающие аргументы в пользу одного из них и против другого.
Случается и синтез того, что поначалу из содержательных соображений
казалось    несовместимым      (хрестоматийный    пример   -   "объединение"
корпускулярной и волновой теорий света). Но, во всяком случае, полезно
"выяснить      отношения":     какие      постулаты   представляются      не
укладывающимися ни в какую логически непротиворечивую систему, а какие
- по крайней мере, формально - совместимы. Часто коллизии понятий и
подходов обусловлены разным пониманием одних и тех же терминов - тогда
полезно уточнить, какой смысл вкладывается в используемые слова.
      С этих позиций я попробую рассмотреть термин «коэволюция»,
выяснить, какое отношение он может иметь при тех или иных (известных
мне) трактовках к попыткам разобраться в ГЭП, а заодно - и в связи с этим
рассмотрением - привести некоторые комментарии к понятиям «ноосфера,
ноосферогенез, антропоцентризм».
      Н. Н. Моисеев пишет: "термин <<ноосфера>> в настоящее время
получил достаточно широкое распространение, но трактуется разными
авторами весьма неоднозначно. Поэтому в конце 60-х годов я стал
употреблять термин <<эпоха ноосферы>>. Так я назвал тот этап истории
человека (если угодно, антропогенеза), когда его коллективный разум и
коллективная воля окажутся способными обеспечить совместное развитие
(коэволюцию) природы и общества. Человечество - часть биосферы, и
реализация принципа коэволюции - необходимое условие для обеспечения
его будущего". Далее сказано, что "в Рио-де-Жанейро была предпринята
попытка сформулировать некую общую позицию, общую схему поведения
планетарного     сообщества,    которая    получила   название    sustainable
development, неудачно переведенное на русский язык как <<устойчивое
развитие>>. В следующем абзаце об этом английском термине Н.Н.Моисеев
говорит, что "представляется наиболее разумным считать его идентичным
термину <<коэволюция человека и биосферы>>", и, избегая использования



                                                                          40
русскоязычного термина «устойчивое развитие», завершает: "Именно
поэтому я буду считать разработку стратегии sustainable development
определенным        шагом     к     эпохе    ноосферы,   то есть     шагом      на   пути
                    1
ноосферогенеза".
       При анализе этого терминологического многоцветия прежде всего
хочется задать вопрос: неужели «эпоха ноосферы» - нечто более понятное
или более однозначное, чем «ноосфера»? Ведь, к сожалению, ничего
определенного       о    временных          вехах   наступления    или,   тем    более,
существования ноосферы в литературе о ней не содержится. Не найдем мы
и сколько-нибудь убедительных критериев "ноосферности", если не считать
попыток отождествить или связать это понятие с другими, имеющими более
позднее и качественно иное по содержательному источнику происхождение,
как пробует, в частности, Н. Н. Моисеев.
       Кроме того, возникает желание использовать так называемую «бритву
Оккама» (средневековый философ предупреждал, что не следует порождать
новые сущности без необходимости). Зачем нам термин «коэволюция»
человека и биосферы (как в приведенной цитате) или природы и общества
(как в названии цитированной статьи), если он "идентичен" термину
sustainable development, которым - в переводах на национальные языки -
пользуется весь мир? Однако общее толкование слова «коэволюция» и его
этимология не позволяют мне согласиться с объявленной идентичностью.
       Коэволюция - это своего рода сближение двух взаимосвязанных
эволюционирующих систем, но не в смысле их движения к одному, общему
образу (конвергенция), а взаимная адаптация, как бы согласованное
развитие, когда изменение, произошедшее в одной из систем, инициирует
такое изменение в другой, которое не приводит к нежелательным или, хотя
бы, к неприемлемым для первой системы последствиям. О том, что такое
«нежелательность», «неприемлемость», вряд ли стоит рассуждать "в общем

       1
           См. Моисеев Н.Н. Коэволюция природы и общества // Экология и жизнь. -
1997. - Январь - август - с. 4-7.




                                                                                      41
виде", проще определять это ad hoc, применительно к конкретным случаям.
Но     сразу   можно      отметить,    что     коэволюция      предполагает    некую
(относительную) симметрию, равнозначность, "равноположенность" обеих
систем.
       Как же можно трактовать коэволюцию природы и общества, биосферы
и человека? По-разному, в зависимости от понимания, прежде всего,
первого элемента в этих конъюнкциях и характера взаимодействия между
обоими элементами. Первый постулат (в формулировке Н.Н. Моисеева)
вряд ли встретит возражения тех, кто хотя бы признаѐт существование ГЭП:
"Человечество - часть биосферы". Это очевидное положение подчеркивает
принципиальную асимметрию отношения "человек - биосфера" и заставляет
усомниться в правомерности самой постановки вопроса о коэволюции
биосферы и человека.
       Однако при помощи некоего насилия над здравым смыслом (научное
знание ведь не всегда с ним совпадает) допустим теоретическую
возможность коэволюции части и целого. Можно сослаться на аналогии с
математикой, где бывает так, что частный случай эквивалентен общему,
мощность подмножества - равна мощности множества и т. д., хотя подобные
аналогии явно неполноценны, так как речь в них идет об идеальных
конструктах,    а   не    о    реальных      системах.   Для    исследования    этой
теоретической возможности применительно к нашему предмету следует
уточнить, что такое биосфера и ее эволюция, а также эволюция человека
(общества).
       Мне     известно       только   одно    удовлетворительное      определение
биосферы: это система, включающая биоту (т.е. совокупность всех живых
организмов) и окружающую ее среду (т. е. совокупность всех объектов,
испытывающих воздействие биоты и / или воздействующих на нее -
классическое системное определение среды). Это определение не является
абсолютно жестким, поскольку в нем используется требующий уточнения
термин «воздействие», но это уточнение, опять-таки, должно даваться ad
hoc.



                                                                                 42
         В соответствии с постановкой ГЭП нас будут интересовать такие
воздействия биоты на окружающую среду и окружающей среды на биоту,
которые прямо или опосредованно имеют значение для выживания человека
как биологического вида, для сохранения, воспроизводства на Земле
человеческого      общества,       цивилизации        (пусть     в     существенно
преобразованной      организационной         форме,      но     обусловливающей
правомерность     применения       этих   слов   -   «общество,      цивилизация»).
Аналогично будем подходить и к оценкам изменений в биосфере и обществе
как приемлемым или неприемлемым, желательным или нежелательным.
         В эволюции биосферы главенствующая роль принадлежит биоте: это
соответствует той роли, которая принадлежит системе живых организмов
при формировании горных пород, почвы, атмосферы и океана, хотя при этом
не отрицается и не умаляется значение абиотических факторов. Эволюция
биоты реализуется через процесс видообразования, причем в силу
системности ее организации исчезновение вида с арены жизни или
появление нового вида практически всегда влекут волну видовых изменений
в экосистемах, которым соотнесен данный вид (в его "экологической нише").
Имеются оценки скорости этого процесса: по современным представлениям,
для естественного образования нового биологического вида требуется не
менее 10 тысяч лет. Эта скорость вряд ли менялась в течение нескольких
сотен миллионов лет.
         Эволюция человеческого общества происходит при сохранении
генетических     констант   вида     Homo    sapiens     и     реализуется   через
взаимосвязанные процессы развития социальных структур, общественного
сознания, производственных систем, науки и техники и др. При анализе
проблемы      коэволюции    основной      интерес    представляют      воздействия
человека на биосферу; качественный характер, тип, структура этих
воздействий меняются прежде всего вследствие научно-технического
прогресса, «техноэволюции». Последняя реализуется через инновационный
процесс, некоторыми своими чертами напоминающий видообразование в
биоте.



                                                                                43
       Материальное производство и управление им, как и биота, имеют
системную (причем стихийно сформировавшуюся) организацию; инновация,
т.е. появление нового элемента технологии производства или управления,
равным образом, отказ от использования какого-либо элемента (впрочем,
это тоже инновация), как правило, вызывают волну других инноваций в
соответствующей "технологической нише". Однако скорость техноэволюции,
в отличие от биоэволюции, непрерывно возрастает, в конце XX века на
инновационный цикл в передовых отраслях требуется порядка 10 лет.
       Правомерно ли при такой разнице в скоростях биоэволюции и
техноэволюции (три десятичных порядка!) говорить о коэволюции природы и
человека? Может ли биосфера реагировать на инновации в человеческом
хозяйстве образованием новых биологических видов, приспособленных к
последствиям этих инноваций? К новым по характеру и / или масштабам
воздействиям на нее? Очевидно, не может.
       Желательны ли для человека подобные реакции биосферы на
антропогенные воздействия? Очевидно, да: кому не понравилось бы
появление, например, бактерий, разлагающих озоноразрушающие вещества
или полиэтилен, быстро превращающих горы пустых алюминиевых банок в
бокситы или нефелины, стойко противодействующих закислению почвы и
т.д. и т.п.?
       Имеют ли место неприемлемые для человека последствия его
воздействий на биосферу? Очевидно, да: у всех на устах не только
очаговые,      локальные     последствия      деградации   окружающей    среды,
приводящие       к   недопустимому       росту   заболеваемости,     смертности,
генетических уродств и пр., но и региональные последствия, угрожающие
существованию        целых    народов     (например   опустынивание).    Угроза
глобальных      последствий     все     еще    недооценивается     большинством
человечества, прежде всего потому, что пока не удается с полной
достоверностью назвать тех, кто уже умер или стал калекой в результате
именно этих последствий, привести соответствующую статистику и показать
все это по ТВ. Огромный, ничем не оправдываемый риск - дожидаться таких



                                                                             44
статистических и телевизионных доказательств трагической серьезности
этой угрозы, чтобы приступить, наконец, к необходимым радикальным
действиям по решению ГЭП.
      Сможет ли человек ускорить процесс видообразования в биоте, чтобы
"усилить"   ее    возможности      для   коэволюции     (например,       техногенным
созданием новых видов или, что по сути то же самое, направленным
воздействием на генетический аппарат естественно возникших видов)?
Такая жюль-верновская постановка вопроса наверняка тешит воображение
каких-либо наиболее рьяных адептов научно-технического прогресса.
      В задачи данной статьи не входит обсуждение весьма вероятных,
возможно,      неизбежных       кошмарных         последствий         интродукции    в
естественную биоту организмов с генетической структурой, созданной
человеком; наоборот, в соответствии со сформулированными целями
придется отвлечься от этих последствий. Поскольку речь идет лишь о
правомерности      применения      термина       «коэволюция»    применительно       к
развитию природы и общества, достаточно заметить, что реализация такой
возможности       означала    бы    прекращение       «естественной»          эволюции
биосферы,        превращение       биоты     в     систему,     развитие       которой
«целенаправленно» регулируется человеком. Но тогда о коэволюции
биосферы и человека говорить просто бессмысленно, как бессмысленно
говорить о коэволюции автомобиля и его хозяина, хотя и в этом случае
первый не всегда делает именно то, что хочется второму.
      Таким образом, если рассматривать развитие биосферы прежде всего
как эволюцию ее биотической подсистемы, биоты, то разрыв в скоростях
биоэволюции и техноэволюции обусловливает бессодержательность и
внутреннюю противоречивость постановки вопроса о коэволюции биосферы
и человека. Может быть, вывод изменится, если рассматривать развитие на
относительно      малых      временных       промежутках,       так     что    процесс
видообразования останется за пределами внимания? Нет, не изменится.
Для обоснования обратимся к системно-кибернетическим представлениям о
биосфере и к теории биотической регуляции окружающей среды.



                                                                                    45
      Развитие биосферы за период человеческой истории не раз
становилось   объектом    научного    анализа.   Обобщение      накопленного
материала было одной из целей при работе над книгой: Арский Ю.М.,
Данилов-Данильян В.И., Залиханов М.Ч., Кондратьев К.Я., Котляков В.М.,
Лосев К.С. Экологические проблемы: что происходит, кто виноват и что
делать? (М.: Изд. МНЭПУ, 1997. - 331 с.).
      Главный вывод не является ни новым, ни неожиданным, хотя
большинством все еще не осознается в полной мере: вся деятельность
человека после того, как он овладел огнем, перешел от собирательства и
охоты к земледелию и скотоводству, для биосферы - возмущение.
      Реакция любой системы на возмущение зависит от его величины, от
того, ниже оно допустимого порога воздействия на систему или выше. В
первом случае с помощью присущих ей компенсационных механизмов
система подавляет негативные последствия, а обычно и сам источник
возмущения, но во втором она начинает разрушаться, деградировать. До
определенного      момента      система      сохраняет     способность       к
самовосстановлению, но после этого момента развиваются необратимые
процессы, которые уничтожают либо принципиально изменяют систему - она
перерождается, переходит в иное «качество».
      При описании «качества» системы используются и количественные
параметры. Конечно, нередко они совершенно недостаточны для этой цели,
особенно когда дело касается социальных систем, всего, что связано с
человеком. Тем не менее, именно количественные параметры, если они
правильно выбраны (существенные, фокальные, критические, жизненные и
пр. - атрибутов для таких параметров используется немало), служат
надежным ориентиром при регистрации и анализе процессов и событий, о
которых говорится в предыдущем абзаце.
      Существенные (будем пользоваться этим термином) параметры
системы    при    ее   нормальном     функционировании      (синоним:      при
невозмущенном     состоянии    системы)     сохраняют    свои   значения     в
определенных границах, компенсационные механизмы системы возвращают



                                                                           46
значения этих параметров в указанные границы при возмущениях, не
превосходящих порога устойчивости системы. Такие границы принадлежат к
характеристикам качества системы. Перерождение системы - это переход к
новой     устойчивости,      с    другими      границами      допустимых        изменений
существенных параметров (а может быть, и иным составом параметров).
Естественно, новые границы допустимых изменений наверняка окажутся
приемлемыми не для всех элементов (например, биологических видов) и
подсистем      (например,        сообществ      организмов)       трансформирующейся
системы. Часть из них обречена на гибель, другая часть - на перерождение,
переход в иное качество, хотя некоторые могут и пережить трансформацию.
        Эти системно-кибернетические положения, а также применяемые
вместе с ними принцип гомеостаза и принцип Ле Шателье весьма широко
известны     по многочисленным            приложениям       в самых разнообразных
областях науки и техники. Но исключительно сложен вопрос о том, как
приложить их к ГЭП, как определить существенные параметры биосферы,
границы их допустимых изменений, порог устойчивости биосферы к
возмущениям.        Надо,     прежде       всего,     определить,      в    чем     состоит
«системность» биосферы, как это свойство, в данном случае почти
самоочевидное        с позиций здравого смысла                современного        человека,
охарактеризовать средствами науки, по возможности широко используя при
этом количественные средства.
        Можно лишь удивляться тому, как мало исследований посвящено
попыткам ответить на эти вопросы. Среди имеющихся своей логичностью,
последовательностью, обоснованностью выводов, глубиной анализа и
богатством        проанализированного               материала       ярко       выделяется
разработанная В. Г. Горшковым теория биотической регуляции окружающей
среды.2 И хотя известны критические выступления против теории В. Г.
Горшкова, они гораздо менее убедительны, чем сама теория.



2
 см. Горшков В.Г. Физические и биологические основы устойчивости жизни. - М.: ВИНИТИ, 1995. -
XXVIII + 432 c.


                                                                                          47
     Кроме того, теории биотической регуляции нечего противопоставить:
неизвестно никакой другой научной концепции, которая содержала бы
систему логически непротиворечивых ответов на столь широкий круг
вопросов, порождаемых ГЭП.
     Согласно     теории    биотической       регуляции,      с   момента     своего
возникновения биота не только адаптировалась к окружающей среде, но и
оказывала на нее мощное формирующее влияние, возраставшее по мере
развития биоты. Под воздействием биоты формировалась «регулируемая»
окружающая      среда,     одновременно        развивались        соответствующие
регулирующие механизмы самой биоты. В результате образовалась
высокоорганизованная      система     -    биосфера,    в    которой   посредством
надлежащей подстройки потоков биогенов (веществ, участвующих в
функционировании       биоты)    обеспечивается        беспрецедентно        высокая
точность   регулирования    всех    параметров,        существенных    для    биоты
(физических и химических характеристик климата, атмосферы, почвы,
поверхностных вод суши и Мирового океана), в широких пределах вариации
возмущений.
     В широких, но не бесконечных - это во-первых. Во-вторых, для
осуществления регулятивных функций по отношению к сформировавшейся
окружающей     среде     биота   должна      обладать       определенной,    весьма
стабильной внутренней структурой, характеризуемой через распределение
общей биомассы, потоков энергии и биогенов по группам организмов.
Свойства этих характеристик В. Г. Горшков справедливо назвал законами
устойчивости биосферы. В-третьих, для сохранения высокой способности к
адаптации (как для реагирования на "освоенные" возмущения, так и на
случай новых типов возмущений, для которых еще не выработаны
компенсационные     механизмы)        биосфера    должна       обладать     высоким
разнообразием биологических видов (биоразнообразием).
     Вплоть до середины XIX века производимые человеком возмущения
биосферы      соответствовали    их       допустимым     пределам,     структурные
соотношения в биоте сохранялись в границах, определенных законами



                                                                                 48
устойчивости биосферы, а потери биоразнообразия были незначительны.
Но около столетия тому назад человечество, невиданными темпами
расширяющее свое хозяйство и увеличивающее свою численность, перешло
порог    допустимого    воздействия      на   биосферу,    сломало      структурные
соотношения в биоте и обусловило угрожающее сокращение разнообразия.
Эти явления и процессы непрерывно нарастают, биосфера перешла в
перманентно возмущенное состояние.
        Наступила     эпоха     глобального      экологического       кризиса.   Его
регистрируемые         всем     известные        проявления       -     сокращение
биоразнообразия, обезлесение, опустынивание, деградация поверхностных
вод суши, исчезновение с лица Земли целых экосистем, рост концентрации
углекислого газа в атмосфере, истощение озонового слоя и пр.
        Далеко не все согласны с этими оценками. Однако неизвестно
научных работ, в которых приводятся сколько-нибудь убедительные
аргументы в пользу того, что продолжение всех этих тенденций безопасно
для человека, что он выживет в деградирующей окружающей среде и нет
необходимости менять тип развития цивилизации.
        Очевидно,     отсутствуют     основания       называть    нынешний       тип
взаимодействия человека и биосферы «коэволюцией». Что, однако, может
прийти ему на смену, если человек сумеет переломить инерцию стихийного,
неконтролируемого роста экономики, населения, разрушения природы? На
сей счет имеется две основных точки зрения.
        Первая, существенно более распространенная - отнюдь не по причине
лучшей обоснованности (этого как раз нет), а в силу привычного
соответствия    традиционным        воззрениям    и    стандартному      пониманию
человеческого       интереса,   должна    быть     названа    техницистской.     Ее
сторонники уповают на научно-технический прогресс как ключ к решению
ГЭП. Но чего в принципе можно было бы ожидать от техники в этом случае?
Очевидно, только одного: частичной или полной замены биоты в регуляции
окружающей среды.




                                                                                 49
     Следовательно,        необходимо     сравнить           возможности    биоты    с
реальными и потенциальными возможностями техники. В. Г. Горшков провел
такое сравнение и пришел к выводу, что информационный поток,
перерабатываемый биотой при осуществлении ею функции регуляции
окружающей среды, на 15 порядков превосходит предвидимые технические
возможности цивилизации. Он убедительно показал также, что даже если бы
человечество справилось со всеми научно-техническими проблемами и
сконструировало соответствующую систему (по сути - техносферу в
варианте, при котором она заменяет биосферу), то она потребовала бы 99%
трудовых и энергетических затрат цивилизации.
     Но применительно к ГЭП главное - не эффективность подобной
системы и ее конкурентоспособность по отношению к естественной биоте
(разумеется, по человеческим критериям). Куда важнее, что на реализацию
такой системы человечество заведомо не имеет времени: перспективы ее
создания   несравненно      более    туманны        и    отдаленны,     чем     угроза
перерастания экологического кризиса в биосферную катастрофу.
     Можно строить умозрительные конструкции частичной замены биоты
в ее функциях регуляции окружающей среды техническими системами, даже
не обязательно предполагая, что со временем они образуют суррогат
биосферы. Все соображения предыдущего абзаца могут быть с несложными
модификациями воспроизведены и применительно к подобным абстрактным
конструкциям.    Помимо     этого,   в   них   есть      и    нечто   принципиально
антисистемное:    ведь     предполагается      по   частям       заменять     систему,
относительно     которой    нам   малопонятны       не       только   устройство    на
операциональном уровне и взаимодействие подсистем, но и масса данных,
без которых немыслим даже подход к разработке того, что на языке
современного технического проектирования называется "техзаданием".
     Так или иначе, следуя техницистской точке зрения, даже если
допустить малейшую возможность ее реализуемости, не усматривается
ничего похожего на коэволюцию человека и биосферы.




                                                                                    50
      Какова же другая точка зрения? Ее сторонники (в том числе автор
этих строк) исходят из невозможности и нецелесообразности передачи
регулятивных функций биоты техническим системам и видят единственный
способ разрешения ГЭП: сокращение антропогенного воздействия на
биосферу до уровня, при котором она возвратится в невозмущенное
состояние и сможет устойчиво оставаться в нем, поскольку регулирующие
способности   биоты    будут     достаточны   для      его   поддержания   (этот
предельный уровень называется хозяйственной емкостью биосферы).
Выполнение данного условия и является критерием «устойчивого развития».
Естественно, переход к устойчивому развитию требует радикальных
перемен в человеческой цивилизации, во всех сферах жизнедеятельности
людей.
      «Направление» развития цивилизации при переходе к устойчивому
развитию должно, конечно, измениться: оно будет несовместимо со слепым
антропоцентризмом,     с     "покорением   природы",     с   неконтролируемыми
демографическими процессами, с осуществлением хозяйственной политики,
не   выверенной    строжайшим      образом    в    экологическом    аспекте.   У
человечества останутся богатейшие возможности выбора направлений
развития, и ложные цели, доминирующие в структурах сознания сегодня, не
будут ни заслонять их, ни препятствовать выбору наиболее отвечающих
действительным      интересам      человечества.     В       настоящий   момент
цивилизация еще не знает конструктивного способа, "технологии" перехода к
устойчивому развитию, что дает основание для рассуждений об утопичности
этой идеи. Однако обострение и углубление глобального социально-
экологического    кризиса,    неизбежные    при    продолжении     действующих
тенденций развития, заставят человечество найти такую "технологию".
      Очевидно, и в случае этого подхода нет ни малейших причин
предполагать какую бы то ни было эволюцию биосферы "в сторону
человека", а стало быть, и научно обоснованных мотивов применять термин
«коэволюция».




                                                                               51
           Таким образом, среди рассмотренных подходов к ГЭП (другие, к
сожалению, мне не известны) не удается найти такой, при котором имелись
бы убедительные основания для использования термина «коэволюция»
применительно             к   человеку       и    биосфере.          Никакого     операционального
содержания, которое могло бы иметь отношение к ГЭП, этот термин не
несет. В равной мере из приведенной аргументации следует некорректность
отождествления             терминов        «коэволюция»          и    «sustainable      development»
(устойчивое           развитие).       Если      и    допустить        возможность       коэволюции
человеческого общества и природы - за любыми мыслимыми историческими
горизонтами и скорее в фантастическом, нежели научном плане, - то
устойчивое          развитие        окажется         необходимым         условием       для   нее,   а
содержание соответствующих понятий заведомо не будет совпадать.
           Сетования по поводу неудачности перевода термина «sustainable
development» на русский язык представляются мне казуистичными. (Чем
лучше          французский          вариант:         «development         durable»,     дословно      -
«длительное, прочное развитие»?) Как нередко бывает при переводе, некий
оттенок («самоподдерживаемость», если дозволено использовать это
неуклюжее слово) утрачивается, но зато возникает ассоциативная связь с
устойчивостью движения в математике (по Пуанкаре и Ляпунову), на мой
взгляд, полезная. Охарактеризованное выше понимание «устойчивого
развития» вполне согласуется по смыслу с этими математическими
построениями.
           Если «коэволюция» - термин, введенный в связи с ГЭП, то, как хорошо
известно, «ноосфера» имеет более давнее происхождение и иной источник.
В отличие от «коэволюции», для которой не удается найти ни одной
содержательно приемлемой интерпретации, «ноосферу» толкуют и трактуют
на все лады, и вопрос сводится к тому, чтобы выбрать для интерпретации
этого понятия правильную методологическую основу.
           Хотя основополагающий для глобальной экологии труд А.Лотки был
опубликован в 1925 г. 1, научное осмысление ГЭП началось лишь в конце

1
    Lotka A.J. Elements of Physical Biology. - Baltimore: Williams Wilking Co. - 1925


                                                                                                     52
1950-х годов. В. И. Вернадский и Э. Леруа, с именами которых связано
появление термина «ноосфера» в 1920-е - 1930-е годы, еще не сомневались
в том, что воздействие человеческого хозяйства на биосферу в целом
является безусловно положительным, хотя этот стихийный процесс и
требует рационализации. Согласно В. И. Вернадскому, ноосфера - новое
состояние биосферы, в которое она переходит "под влиянием научной
мысли и человеческого труда"2.
        В. И. Вернадскому принадлежит обоснование того фундаментального
научного положения, согласно которому воздействие человека на биосферу
по мощи стало сопоставимо с геологическими силами. Понимая, что это
воздействие должно быть объектом управления, В. И. Вернадский тем не
менее     не    усматривал         в   его    стихийном        развитии    угрозы     самому
существованию цивилизации. Аспект устойчивости биосферы как системы и
регулятивные процессы, обеспечивающие эту устойчивость, вовсе не
находят отражения в его трудах.
        В 1939 г. В. И. Вернадский писал: "Любопытно, что рост машин с
ходом     времени      в   структуре      человеческого         общества    тоже     идет    в
геометрической прогрессии подобно тому, как идет размножение всякого
                                                           3
живого вещества, людского в том числе..."                      Сомнений в возможности
неограниченного роста в геометрической прогрессии при этом у В. И.
Вернадского,        по-видимому,         не     возникало.        Отсюда       несомненная
экстраполяционность          его       представлений       о     направлении        развития
цивилизации.
        С позиций теории биотической регуляции окружающей среды переход
биосферы в новое устойчивое состояние повлечет такие изменения на
нашей планете, при которых выживание человечества вряд ли возможно.
Задача      ставится       прямо       противоположная:         для   своего     выживания
человечество должно так изменить цивилизацию, чтобы прекратилась
антропогенная деградация биосферы, воздействие на окружающую среду

2
 Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. - М.: "Наука", 1991. - с.20.
3
 Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии. Вып.2. О коренном материально-энергетическом
отличии живых и косных естественных тел биосферы. - М.- Л.: Изд-во АН СССР, 1939. - с.6


                                                                                            53
соответствовало бы хозяйственной емкости биосферы. Очевидно, что ни
для    будущего,      вновь    невозмущенного,         нормализованного         (в   случае
осуществления устойчивого развития) состояния биосферы, ни, тем более,
для ее нынешнего возмущенного состояния прогрессирующей деградации
название «ноосфера» не подходит. Оно вообще не подходит ни для какого
возможного состояния биосферы.
       Поэтому нельзя согласиться и с предложением говорить "о появлении
                                                                                              4
локально-региональных             очагов   (областей)     ноосферы       в   биосфере."
Биосфера едина как саморегулирующаяся система, таковой и останется, что
бы    ни    творил      человек.      Законы      ее    развития,      ее    устойчивости
распространяются на все, что в ней есть, в том числе на человека и
цивилизацию, и выделять в ней какие-либо "очаги", представляющие собой
элементы чего-то высшего по отношению к биосфере, в данном случае
неправомерно. Ноосфера - по смыслу, по претензии - в конечном счете
должна охватить всю биосферу, отнюдь не только отдельные "очаги" (а
возражения       против     правомерности        такого     понимания        приведены        в
предыдущем абзаце), либо - как атрибут - должна найти другой предмет
характеризации, нежели биосфера как целостная система.
       И, как представляется, нет никаких препятствий для применения
термина     «ноосфера»        к     состоянию     человеческого       общества,       как     и
предлагалось уже не раз - прежде всего философами, и среди них - А. Д.
Урсулом. Такая концепция ноосферы несколько ближе подходу П. Тейяра де
Шардена, чем взглядам В. И. Вернадского и Э. Леруа. Только связывать
достижение обществом ноосферного состояния следует не с мистической
"точкой Омега" Тейяра, не допускающей никакого научного объяснения, а с
целенаправленным           обеспечением         устойчивости,       когда     цивилизация
направляет научную мысль на осознание человеческих возможностей и
ограничений и ответственно выбирает только такие направления развития,
которые представляются безопасными для будущего цивилизации.


4
 Урсул А.Д. Путь в ноосферу: концепция выживания и устойчивого развития цивилизации. - М.:
"Луч", 1993.- с.42


                                                                                             54
      «Ноосферогенез»      при   таком   понимании    ноосферы     -   термин
самоочевидный, объяснения не требует. Процесс ноосферогенеза уже идет,
что само по себе еще не является гарантией его успешного завершения.
Исток этого процесса следует относить, конечно, не к эпохе возникновения
человека или появления научной мысли, а к XX столетию, когда была
осознана глобальная экологическая проблема и начаты поиски ее решения.
      В заключение несколько слов об антропоцентризме. Традиционное
понимание антропоцентризма, согласно которому человек - венец творения,
центр вселенной, покоритель и господин природы, где все - если не во имя
человека, то, во всяком случае, для его блага и т. д. и т. п., конечно, должно
быть отвергнуто. Именно такое мировосприятие и влечет за собой
наблюдаемые и нарастающие кризисные явления, сопутствующие развитию
цивилизации, и прежде всего - глобальный экологический кризис.
      Человек, несомненно, может и сам одичать среди своих бесчисленных
(и
слишком часто - бессмысленных) изобретений, и разрушить среду своего
обитания, инициируя в ней деградационные процессы и уничтожая тем
самым самого себя. Но разум дан ему не только для изобретения и
производства технологий - его следует использовать для осознания
последствий своих действий и их оценки. И здесь человек, конечно же,
всегда будет исходить из своих интересов, развивая и углубляя их
понимание, охватывая все более широкий круг явлений и отодвигая все
дальше временной горизонт своего видения. В этом смысле человек всегда
останется на позициях антропоцентризма.




                                                                           55
                          Prof., Dr. V.I. Danilov-Danilian
          “SUSTAINABLE DEVELOPMENT” AND “CO-EVOLUTION”:
                 ACCURATE DEFINITION OF THE CONCEPTS


      Every serious problem creates a certain intellectual field. So the bigger is
the difference between the importance of the problem and initial possibilities of its
solution, the bigger is the intellectual field. Other notions and ideas, known in
connection with other problems are drawn into that field; new models,
conceptions, doctrines, theories and teachings are created within that field.
      At the beginning the main effort is concentrated on the awareness of the
problem, its analysis, its structural and systematical description, so the variety of
the ”intellectual bodies” making up the field of the problem reaches its maximum
to the end of this stage. Certainly further research effort will be taken, but the
steps to build the system which will solve the problem will become prevailing.
      The turning point (not necessarily radical) from mainly analytical work to
mainly engineering work is characterized by drastic reduction of the diversity in
the field of the problem : only those concepts remain that were claimed by the
solving system, and all the rest are forced out to the periphery and either
disappear practically without any trace like sea foam (Derivative fractional powers
defined by N. Bugayev as well as many other mathematical structures
disappeared in the same way) or are drawn into the fields of other problems
(perhaps to play the main part).
      It is absolutely clear that the variety of “intellectual bodies” in the field of the
problem is the essential condition for its successful solution. However it is
important to constantly inspect and revise these elements since with time their
certain parts cease to be stimulating and developing and become diverting.
Obviously the intellectual field of the problem continues to develop while the
problem exists and any evaluation may change many times. Nevertheless it is
useful to cut the grass on your lawn regularly.
      The problem to prevent ecological or biosphere catastrophe, to transfer
humankind to sustainable development (the global ecological problem, in short -



                                                                                       56
the GEP) undoubtedly exceeds in its vastness all other problems that humankind
has faced in the history of its development. There has never been such a big gap
between the scale of the problem and our abilities to solve it.
        No doubt for the last four decades, since the 1960-s when the awareness
of the GEP began to be seen in scientific publications and discussions,
humankind has made some progress towards creating the intellectual field of the
problem, but physically humanity could do almost nothing as some positive results
of the human activity are insignificant in comparison with the increase of the
destructive influence of the human civilization on the biosphere during that period.
The period of four decades, though it may seem an instant compared to
astronomical, geological and even historical epochs, is obviously a period of the
same significant duration that separates us from the beginning of irreversible
processes of degradation of the biosphere (let us hope that they have not begun
yet).
        The process of building up variety is still going on in the scientific research
and development of the GEP. Judging by the structure of the publication flow this
process is happening due to cooperation of different branches of science, wider
involvement of the data accumulated in the humanities such as economy,
sociology. history, philosophy. This process resembles to a great extent the
situation which accompanied rapid development of cybernetics, computer science
and the theory of systems from the late 1940-s to the early 1960-s. Many things
which at that time seemed nearly the most promising turned out excessive and
useless and they have been kept in scientific archives for almost a quarter of a
century. (K. Shannon foresaw such a situation and called the clamor raised about
the new sciences bandwagon, which is taken from the experience of American
election campaigns of those times).
        As is known from the history of science mutually excluding approaches can
coexist for some time until strong arguments are found in favor of one of them and
against    the   other.   Sometimes     incompatible   approaches,     they   seemed
incompatible for the reasons of the contents. ( There is a well-known example -
unification of the corpuscular and wavy theories of the light). However in any case



                                                                                    57
it is useful to “define your position” and to specify which postulates cannot be
classified according to any logically noncontroversial system, and which
postulates are compatible at least formally. Very often collisions of concepts and
approaches result from the difference in understanding the same terms. In this
case it is useful to specify what meaning the words that we use have.
      Taking those ideas into consideration I will try to analyze the term co-
evolution and to find out what connection can it have with different interpretation
(those that I know of) of the attempts to define the GEP and at the same time in
connection with this analysis I will comment the following concepts noosphere,
noospherogenesis, antropocentrism.
      N.N. Moiseyev writes, “The term ‟noosphere‟ at present is rather widely
spread but it is interpreted by different authors quite ambiguously. That is why at
the end of the 1960-s I began to use the term „epoch of noosphere‟. I gave that
name to that period of history of mankind (or if you want, anthropogenesis) when
collective intellect of man and the collective will of man will be able to provide
mutual development (co-evolution) of nature and society. Mankind is part of
biosphere and putting into life the principle of co-evolution is a vitally important
condition to secure its future.” Further it is said that in Rio de Janeiro an attempt
has been made to formulate a certain common position, common scheme of
behavior of planetary society, which got the name sustainable development the
Russian translation of which is «ustoychivoe razvitie». Speaking about this
English term in the next paragraph N.N. Moiseyev says, “It is more useful to
consider it identical in meaning to the term «co-evolution of man and biosphere»”,
and avoiding using the Russian term «ustoychivoe razvitie» he makes a
conclusion, ”That is why I will consider elaborating on the strategy of sustainable
development to be a certain step to the epoch of noosphere, that is a step to the
way of noosherogenesis”1.


       1
           See Moiseyev N.N. Co-evolution of nature and society// Ecology and Life - 1977
       - January - August - pp. 4-7 .




                                                                                      58
       Analysis this multicolored term first of all I would like to ask one question,
“Is it really true that the term «epoch of noosphere», is somewhat clearer and
more unequivocal than the term “noosphere”? Unfortunately there is nothing
definite about the time of introduction or, what is more, nothing is mentioned in the
literature about the existence of noosphere. Neither we will be able to find some
convincing criteria of noosphere, not taking into account attempts to identify or
connect this notion with others that are of later origin and having absolutely
different in contents source of origin as N.N. Moiseyev tries to do.
       Besides there is a strong desire to use the so called Okkam’s razor (the
medieval philosopher warned against creating new senses without any necessity).
What for do we need the term co-evolution of man and biosphere (as it is seen
from the given quotation) or of nature and society (as it is written in the title of the
quoted article) if the term is „identical‟ to the term „sustainable development‟,
which is translated into national languages and used all over the world? Although
the general interpretation of the word co-evolution and its etymology do not let me
agree to the declared identity.
       Co-evolution is a sort of drawing together two mutually connected
evolutionary systems, not with the idea of their moving to one common standard
(convergence), but with the idea of their mutual adaptation, sort of coordinated
development when changes, taken place in one of the systems initiate such
changes in the other which do not lead to undesirable or unacceptable for the first
system circumstances. In order to describe what is undesirability and
unacceptability it is not worth trying to speak „in general‟, but it is necessary to
define them ad hoc and to apply those concepts to concrete cases. Though we
can state that co-evolution implies a certain (relative) symmetry, equivalence, the
„equality of positions‟ of both systems.
       How is it possible to interpret co-evolution of nature and society, of
biosphere and mankind? In a different way, first of all depending on understanding
the first element of these conjunctions and the nature of interaction of both
elements. The first postulate (in N.N. Moiseyev‟s definition) “Mankind is part of
biosphere” is unlikely to raise any objection on the part of those whose who at



                                                                                     59
least recognize the existence of the GEP. This obvious thesis emphasizes a
principle asymmetry of the postulate „man - biosphere‟ and makes us doubt
whether it is right to raise a problem of the co-evolution of biosphere and mankind.
      However with a certain effort to ignore the arguments of reason (scientific
knowledge does not always coincide with reason) we can admit a possibility of co-
evolution of the part and the whole. We may refer to mathematics where it
happens that a particular case is equivalent to the general, the power of
submultitude is equal to the power of multitude etc., though similar analogies are
apparently incomplete because they describe ideal structures but not real
systems. In order to investigate this theoretical possibility and to apply it to our
subject it is important to specify what is biosphere and its evolution and also what
is evolution of mankind (society).
      I know only one satisfactory definition of biosphere, namely it is a system
including biota (i.e. all living organisms) and its environment (i.e. the whole
complex of all objects which are influenced by biota and/or have an influence on
biota - it is a classical systematic definition of environment).This definition is not
absolutely rigid, as it contains the term „influence‟ which is necessary to specify,
but the precise definition must be given ad hoc.
      According to the GEP we will be interested in those influences of biota on
the environment and of the environment on the biota which directly or indirectly
are significant for the survival of humankind as a biological species, for the
preservation and reproduction on Earth of human society, civilization (even
radically changed in its organizational form, but proving the right to use such term
as society and civilization). We will take a similar approach to evaluations of
changes in biosphere and in society both acceptable and unacceptable, desirable
and undesirable.
      The main role in the evolution of the biosphere belongs to biota: it
corresponds to the role which belongs to the system of living organisms in forming
rock, soil, atmosphere and ocean, although the significance of biotic factor is not
denied or diminished. The evolution of biota is realized through the process of
species formation and due to the systematic character of its organization, the



                                                                                   60
extinction of a new species or the emerging of a new species is practically always
followed by a wave of species changes in ecosystems which the given species
correspond to (in its "ecological niche"). There are estimates of the rate of this
process: according to up-to-date views, it takes 10 thousand years or moreover a
new biological species to form naturally. This rate has hardly changed during
several hundred million years.
       The evolution of human society is taking place under the retention of
genetic constants of the Homo sapiens species and is being realized through the
interconnected    processes      of   development     of   social   structures,   social
consciousness, systems of production, science, technology etc. In the analysis of
the problem of co-evolution, the human impact on the biosphere is of main
interests: the quality, the type, the structure of this impact, change, first of all, due
to the scientific and technical progress, i. e. «technoevolution». The latter is
realized through innovative process which in some aspects resembles the species
formation in biota.
       Material production and its management, as well as biota, have a
systematic organization (spontaneously formed); innovation, i.e. emerging of a
new element in the technology of production or management, equally,
renunciation of use of a certain element (however, it is also innovation) cause, as
a rule, a wave of other innovations in corresponding " technological niche ".
However, the rate of technoevolution, unlike that of bioevolution, grows
continuously, at the end of the XX-th century the innovation cycle in advanced
industries takes about 10 years.
       Given such difference in the rate of bioevolution and technoevolution (three
decimal orders!), will it be right to speak about co-evolution of nature and man?
Can the biosphere react to the innovations in human economy by producing new
biological species adjusted to the effects of such innovations, to new in character
and in scale impact on it? Evidently not.
       Are such reactions of the biosphere to anthropogenic impact desirable for
the man? Evidently, they are: who would disapprove of the emergence of, for
example, bacteria decomposing ozone-depleting substances or polyethylene,



                                                                                      61
rapidly turning heaps of empty aluminum jars into boxites or nephelynes, which
continuously fight the acidity of soil etc.?
       Are the any unacceptable for the human beings consequences of the
human impact on the biosphere? Evidently, they are: it is common knowledge that
there are not only local consequences of the degradation of environment, leading
to inadmissible growth of morbidity, death rate, genetic abnormalities etc., but
there are also regional consequences, threatening the existence of the whole
nations (for example, devastation). The threat of global consequences is still
underestimated by the majority of humankind, firstly, because it is still impossible
to state positively how many people died or became crippled due to these very
consequences; to give the necessary statistics and to show it all on TV. It is a
great unjustifiable risk to wait for such statistical and televised evidence of the
tragic seriousness of this threat to finally take necessary radical actions to solve
global ecological problem.
       Would the man be able to accelerate the process of species formation in
biota to «strengthen» its abilities for co-evolution (for example, by technogenic
creation of new species, or, which is essentially the same, by guided influence on
the genetic mechanism of the natural species)? Such as question «a lá Jules
Vern» is sure to be enjoyed by some most zealots adherents of the scientific and
technological progress.
       This article is not supposed to cover quite probable, perhaps, inevitable
disastrous effects of the introduction of organisms with a human-made genetic
structure into natural biota; on the contrary, in accordance with the formulated
tasks, we are not going to consider these effects. As only the rightfulness of
applying the term «co-evolution» to the evolution of nature and society is being
discussed here it would suffice to note that the realization of this possibility would
mean the end of the «natural» evolution of the biosphere, turning biota into a
system, the development of which is guided by the man. But then it would be
senseless to speak about the co-evolution of a biosphere and the man, as well as
it is senseless to speak about co-evolution of the automobile and its host,




                                                                                   62
although in this case the former does not always do what the latter wants it to do
either.
          Thus, if biosphere is to be considered first of all as the evolution its biotic
subsystem, biota, the gap in the rate of bioevolution and technoevolution
stipulates senselessness and inner contradiction of the question of co-evolution of
biosphere and man. As it possible that this conclusion might change if we
consider the evolution within relatively small time periods so that the process of
species formations remains unnoticed? No, it will not change. To ground it let us
turn to systematic - cybernetic conception of biosphere and to the theory of
biotical regulation of the environment.
          The evolution of the biosphere has been the subject of scientific analysis
more than once throughout human history. To accumulate the acquired material
was one of the aims of the book: Arsky G., Danilov-Danilyan V., Kondratiev K.,
Kotlyakov V., Losev K., Zalikhanov M.: Ecological problems: what is going on,
who is to blame and what is to be done? (Moscow publishing House of the IIUEP,
1997). The main conclusion is neither new or unexpected although it is not fully
realized by the majority of people: all the human activity after the man learned
how to manipulate fire and turned from gathering and hunting to agriculture and
cattle-breeding has been an excitation.
          The reaction of any system on excitation depends on the degree of
excitation, on whether it is lower or higher than the acceptable threshold of impact
on the system. In the first case with the help of its compensatory mechanisms the
systems fights negative effects as well as the source of excitation, but in second
case it starts degrading. Up to a certain moment the system retains the ability for
self-regeneration but after a certain moment there develop irreversible processes
which either destroy or change the system radically - it degenerates and acquires
new quality.
          While describing the quality of a system we also use quantitative
parameters. Of course, they are often unsufficient for this purpose, especially
when social systems and everything concerned with man is considered. However,
it is the quantitative parameters, that, if chosen correctly, (essential, focal, critical,



                                                                                       63
vital etc. - there are a lot of attributes used for such parameters), serve as reliable
reference points in registration and analysis of processes and events discussed in
the previous paragraph.
       The essential (let us use this term) parameters of a system when it
functions normally (the synonym: when the system is not excited) retain their
indices within certain limits the compensatory mechanisms of the system return
the indices of these parameters within these limits under excitations which do not
exceed the threshold of the sustainability of the system. Such limits belong to the
characteristics of the quality of the system. The regeneration of the system is a
transfer to a new sustainability with other limits of admissible changes of the
essential parameters (and perhaps, with a different composition of parameters).
Naturally, it is unlikely that the new limits of admissible changes would be
acceptable for all the elements (for example, biological species) and subsystems
(for   example,   communities     of   organisms)     of   the   system    undergoing
transformation. Some of them would become extinct, some would regenerate and
acquire new quality, although some might survive transformation.
        These systematic - cybernetic conceptions as well as the principle of
homeostasis and the principle of Le Chatelier applied together with them are
widely known through numerous applications in various fields of science and
technology. But there is extremely difficult question: how to apply them to global
ecological problem, how to define essential parameters of the biosphere, the limits
of admissible changes of these parameters, the threshold of the sustainability of
the biosphere to excitation. It is necessary, first of all, to define the systematic
character of the biosphere and to decide how to characterize this quality, which is
in this case quiet evident from the point of view of the modern man with common
sense, by means of science, using widely, if possible, quantitative means.
       Amazing as it may seem, there are few investigations on this matter.
Among them there is the theory of biotical regulation of the environment
developed by V. G. Gorshkov, which stands out for its logic consistency, well-
grounded conclusions, the depth of the analysis and richness of the material




                                                                                    64
analysed2 And although there are some criticism of Gorshkov's theory, they are
much less convincing than the theory itself. Besides, there is nothing to oppose
the theory of biotic regulations: there is not a single scientific conception known,
which would contain a system of logical non-contradictional answers to such a
wide range of questions aroused by global ecological problem.
         According to the theory biotical regulation, since its emergence biota has
not only been adjusting to the environment but it has also had powerful forming
impact on it which grew as biota developed. Under the influence of biota, the
regulated environment was formed, and the same time the corresponding
regulating mechanisms of biota itself evolved. As a result, there formed a highly-
organized system - the biosphere in which through the proper regulation of the
flows      of    biogenes      (substances,       participating     in    biota's    functioning)
unprecedentedly high accuracy of regulating all parameters, which are essential
for the biota (physical and chemical characteristics of the climate, atmosphere,
soil, surface waters of land and World ocean) is provided within the broad limits of
the variation of disturbations.
          Firstly, within broad but not indefinite limits. Secondly, to exercise
regulative functions over the formed environment the biota must have a definite,
quite stable inner structure, characterized through the distribution of the total
biomass, energy flows and biogenes among groups of organisms. Qualities of
these characteristics are fairly laws of sustainable biosphere by V. G. Gorshkov.
Thirdly, to maintain a high degree of adaptation (to respond both to “known”
disturbances, and to new types of disturbations, for which compensating
mechanisms haven't been worked out yet), the biosphere has to have a wide
variety of biological species.
         Up to the middle XIXth century man-made disturbations of the biosphere
were at acceptable levels, the structural correlation‟s in the biota were within
limits, set by the laws of sustainable biosphere, losses of bidiversity were
unimportant. But about a hundred years ago due to the rapid development of
human activities and the population growth, mankind overstepped the threshold of

2
    Gorshkov V. G. The Phisical and Biological Bases of Life Sustainability - Moscow, VINITI, 1995.


                                                                                                65
the acceptable impact on the biosphere, broke up the structural correlation‟s
within the biota and caused a threatening cut in the variety. These phenomena
and processes constantly gain momentum the biosphere has developed into
permanent disturbances.
       The epoch of the global ecological crisis has arrived. The registered
evidence of the crisis is cut in the biodiversity, deforestation, devastation,
degradation of surface waters, the extinction of a member of ecosystems, the
build-up of carbon dioxide in atmosphere, the depletion of the ozone layer etc.
       Not all agree with that. However, there are no research works “proving”
convincingly that all these tendencies are of no danger to man, that he will survive
in the degrading environment and there is no need to change the model of
civilization.
        There is no ground to call the current type of the interaction between man
and biosphere «co-evolution». What can it be succeeded by, if man is able to
break the inertia of the spontaneous, uncontrolled growth of economy, population,
destruction of nature? There are two views of the problem.
       The first one is more common, but not because it is grounded better (it is
not the case). It is because it meets conventional views and standard conception
of man's interest. It should be called technicist. Its supporters rely on the
scientific-technological progress as a key to the solution of the global ecological
problem. But what can one expect in principle from technology in this case?
Evidently, the only thing - a partial or complete replacement of the biota in the
regulation of the environment.
       Therefore, it is necessary to compare resources of the biota with real and
potential resources of technologies. V. G. Gorshkov has compared them and
come to the conclusion that the information flow processed by the biota, while
regulating the environment, surpasses foreseen technological resources of
civilization by a factor 1015. He has convincingly proved that even if mankind had
settled all scientific and technical problems and designed a proper system (that is
a technosphere, substituting for biosphere), it would require 99 % of labour and
energy costs of civilization.



                                                                                  66
       As for the global ecological problem, the efficiency of a similar system and
its competitiveness with regard to the natural biota (according to man's criteria),
are not the key point. A more important thing is that mankind has no time to put
the system into balance; the prospects of setting it up are more obscure and far
away than the hazards of catastrophe of the biosphere.
       One can develop speculative schemes of a partial replacement of the biota
with regard to its functions of the environmental regulation by technological
systems. Without even suggesting that some time later they will form a substitute
for the biosphere. All the speculations above with some modifications can be
applied to similar abstract schemes. In addition to it, they are characterized by
some essential antisystematic features: the system is supposed to be replaced by
parts. And we know very little not only about the structure at the operational level,
the interaction of subsystems, but also about the data without which one can't
even approach the development of what is called in the language of the up-to-
date technological projecting "tech-assignment".
       So, according to the technicist view even if there is the slightest possibility
of putting, it into effect, there will be nothing like the co-evolution of man and
biosphere.
       What is the other point of view? The supporters (including the author of
these lines) proceed from the fact that it is impossible and pointless to transfer the
regulative functions of the biota to technological systems. According to them, the
only way of the settlement of the global ecological problem is the cut of
antropogeneous impact on the biosphere up to the level, at which it will become
undisturbed again and will be firmly undisturbed, as the regulative resources of
the biota will be able to maintain the level. This maximum level is called the
economic capacity of biosphere. The fulfillment of this condition is the criterion of
“sustainable development”. It is a quite natural, the transition to sustainable
development requires drastic changes in human civilization, in all spheres of
man's activities.
       The «direction» of civilization, passing to sustainable development, must,
of course, change: it will be incompatible with blind “anthropocentrism”,



                                                                                   67
“conquering nature”, uncontrolled demographic processes, economic policies,
which are not ecologically justified. Mankind will still have a wide range of
directions of civilization. False objectives, dominating the structures of
consciousness today, won't, push them into the background, won't prevent
mankind from the choice, meeting real interests of humanity. At present,
civilization is not aware of efficient ways, “technology” of the transition to
sustainable development. That gives ground to speculate about the utopian
character of the idea. However, the aggravation of the global social-ecological
crisis, which is inevitable under the current tendencies of the development, will
force humankind to find this sort of "technology".
      In case of this approach, there are no evident reasons to suggest any
evolution of the biosphere towards man and consequently there are no
scientifically grounded reasons in support of the term “co-evolution”.
      Thus, among the approaches to the global ecological problem, discussed
above (unfortunately, I am ignorant of other approaches), one can't find an
approach which could justify the term «co-evolution», attached to man and
biosphere. The term has no operational meaning, which could have something to
do with global ecological problem. The reasoning above proves the inaccuracy of
equaling terms «co-evolution» and «sustainable development». Even if the co-
evolution of human society and nature could be real (thought it's behind any
historic horizons and is rather unimaginatory than scientific hypothesis),
sustainable development will be its necessary condition, and the concepts won't
coincide.
      Complaints about the inaccurate translation of the term «sustainable
development» into Russian seem casuistic (Is the French version better -
«development durable»?). Because of the translation, a certain connotation is
lost, but a helpful association with sustained movement in mathematics (according
to Poincare and Ljapunov) arises. The concept of sustainable development,
discussed above, and the mathematical models go together quite well.
      If «co-evolution» is the term, introduced due to the global ecological
problem, the term «noosphere» is older origin and has another source of origin.



                                                                              68
Unlike «co-evolution», which has no conceptually acceptable interpretation,
«noosphere» is being interpreted in all ways. The point is to find a proper
methodological basis for interpretation this notion.
        Though the basic work on global ecology by A. Lotka was published in
19253, the scientific interpretation of the global ecological problem originated in
the late 1950-th years. V. I. Vernadsky and E. Le Roy, who introduced the term
«noosphere» in 1920 - 1930 years, did not challenge in general the positive
impact of man's economy on biosphere, thought that spontaneous process
needed the rationalization. According to Vernadsky, noosphere is a new state of
biosphere which it turns into "under the impact of the scientific idea and human
labour"4.
        V. I. Vernadsky grounded the fundamental scientific postulate according to
which man's impact on the biosphere can be compared with geological forces.
Realizing that the impact must be the object of control, Vernadsky, nevertheless,
did not see any threat to civilization as such in its spontaneous development.
Aspects of sustainable biosphere as a system and regulative processes, providing
sustainability are not covered in his works.
        In 1939 V. I. Vernadsky wrote: " It is curious, that the rise in the member of
mechanisms within the structure of human society takes place according to the
geometrical progression like reproduction of any living substance, including
people..."5. Moreover, Vernadsky did not seem to have any doubts concerning the
probability of unlimited growth in geometrical progression, which can explain the
unquestionable extrapolar nature of his ideas of the direction of civilization
development.
        From the point of view of the theory of biotical regulations of the
environment the transition of biosphere into a new sustainable condition is sure to
entail such changes on our Planet which will make the survival of mankind

3
  Lotka A.J. Elements of Physical Biology. - Baltimore: Williams Wilking Co. - 1925
4
  Vernadsky V. I. A scientific idea as a planetary phenomenon. - Moscow, "Science". - 1991. -
See p.20.
5
  Vernadsky V.I. About radical material and energetic distinction between living and inert natural
bodies of a biosphere. -“Problems of biochemistry”, Issue 2. - Moscow-Leningrad, Publishing
House of the USSR Academy of Sciences. - 1939. - See ñ.6


                                                                                                 69
questionable. An exactly opposite task is set: in order to survive mankind is to
change civilization in such a way as to stop anthropogenic degradation of
biosphere and the influence on the environment conformed to the economic
capacity of a biosphere. It is obvious that the term noosphere is not suitable either
for the future newly undisturbed, normalized (in case of a realization of
sustainable development) condition of biosphere or for its present day disturbed
condition of the progressing degradation. It is not good at all for any possible
condition of a biosphere.
       That is why one cannot agree with the suggestion to speak of "some local
and regional centers (areas) of noosphere in biosphere" 6. Biosphere is a single
whole as a self-regulating system and it will remain unchanged no matter what
Man is going to do. The laws of its development and its sustainability apply to
everything it has including Man and civilization and it is not right to single out
some centers in it which are elements of something superior in relation to
biosphere. Noosphere in terms of sense and pretension must ultimately embrace
the whole biosphere rather than separate "centers" (the objections to the
rightness of this conception are cited in the previous paragraph). Or as an
attribute it must find another object of description rather than biosphere as an
integral system.
       To my mind there are no obstacles to applying the term «noosphere» to the
condition of the human society as it was repeatedly suggested by philosophers
(by A. D. Ursul and others). This concept of noosphere is a bit closer to the
approach P. Teilhard de Chardin, than to the views expressed y Vernadsky and
Le Roy. You should only relate the noospheric condition achieved by the society
with the purposeful provision of sustainability when civilization directs the scientific
thought at realizing human capabilities and drawbacks and chooses only those
trend of development which seem safe for the future of civilization. You should not
relate it with Teilhard's mystic “Omega-point”, which does not allow any scientific
explanation.


6
   Ursul A. D. Way to Noosphere: conception of survival and sustainable development of
civilization. - Moscow: "Lutch". - 1993. - See p.42


                                                                                         70
       With such understanding of noosphere the term noospherogenesis is self-
evident and does not require any explanation. The process of noospherogenesis
is under way which does not guaranty its successful finish. This process is sure to
have originated in XX century when the global ecological problem was realized
and they started to seek ways of solving it.
       In conclusion I'd like to say a few words about anthropocentricity, according
to which Man is the center of the Universe, the crown of creation, conqueror and
master of a nature, where everything must be rejected for his benefit if not in the
name of Man. It is this outlook on the world that causes the observed growing
crisis which accompany the civilization development and first of all it causes the
global ecological crisis.
       There is no doubt that Man can become unsociable among his numerous
(and too often meaningless) inventions and destroy its habitat by initiating
degradation processes in it and thus annihilating himself. But his intellect is to be
used not only for realizing the consequences of his actions and their assessment.
And in this situation Man will always be guided by his interests by developing and
deepening their understanding, covering an increasingly wider range of
phenomena and further moving ahead with his outlook. In this sense Man will
always stick to the idea of anthropocentricity.
                                     Dr. Helmar Krupp
                THE LASTING CHALLENGE OF UNEMPLOYMENT AND
                               «SUSTAINABILITY»


       Let me first summarize a report in a recent issue of «Der Tagesspiegel», a
daily newspaper in Berlin: Public subsidies of some 100 million DM will be given
by the already debtridden city of Berlin to The Philip Morris Company for
investments to double the present production from 7 to 14 thousand cigarettes per
minute. The hope is that 1200 jobs will be saved, if only for another three years. It
is admitted that longer-term forecasts are rather bleak, but without this subsidy,
Philip Morris threatens to close the factory now. This has to been seen in the light
of a three-years effort on the part of the present German Government to force



                                                                                  71
cutbacks in the German health system with particular losses to the poor who
contribute a disproportional percentage of the smokers.
      Another threat to the poor is an attempt to cut unemployment - related
social security payments by another annual 5 billion DM or so. This may be
compared with estimates that the volume of easily traceable tax fraud is of an
order of magnitude of 150 billion DM annually. Commentators warn that money is
like a shy deer that would escape across the German border if strict measures
against tax fraud were enacted.
      With these two examples I want to point to two basic societal problems: On
the one hand, basic inconsistencies, basic societal unsustainabilities, and on the
other hand, deep dilemma and risks: both action and non-action are risky. I would
like to corroborate this by a few more examples from each of the three sectors of
the German economy.


      Take agriculture. Whereas portions of the crop in the European Union are
destroyed every year in order to avoid excess supply, attempts are being made
simultaneously to increase agricultural productivity by genetic engineering - the
present top priority of public funding in technology policy. This includes the
pending introduction of recombinant bovine somatropic hormone to increase the
milk production of cows, although Europe is already „swimming in a sea of milk".


      In manufacturing, after the era of jobless growth we are entering an era of
jobless profit explosion. At the same time and in the same vein, work-related laws
are being changed to facilitate the shedding of employment. Please notice the
terminology used.


      Supposedly as a compensation to the creation of a new proletariat of
mostly young people under 25 and older ones above 50, large subsidies are
being given to start-up companies. They appear to me as candidates for the
evolving networks of outsourcing for the ever leaner large corporations. This will
lead to the Lopez effect, that is cut-throat competition among small and medium-


                                                                               72
sized enterprises, as is already common in the automobile industry. Thus,
proletarization will be extending to another scale, from that of individuals to that of
smaller enterprises - derooting workers still more profoundly.


       Current estimates say that the work force in manufacturing may be halved
again in the decades to come, because labour productivity is expected to increase
by 2 to 3 percent per year.


       The picture is the same in the services. Here the productivity increase is
about to reach 3 to 4 percent annually. The results will be losses in diversity and
quality. Already now we can observe the degenerating person-related services in
shops and offices, and - correlated with unemployment - the increasing vandalism
in public transport vehicles and facilities, in schools, in public parks - think of the
waste excesses in the so-called Love Parades, for instance, in Berlin -, graffiti
spraying and so on.


       I need not describe further details of the accompanying decay of ethical
standards and increasing crime rates in all segments of society. Case stories
range from gigantic tax evading strategies on the part of the banks and large
corporations to small-sized burglary and juvenile delinquency - rising by 7 percent
per year, in Berlin for instance. However difficult it may be to prove causal
interdependencies among these phenomena, it would be at least equally hard to
disprove them. Compared to this, a great deal of technology policy seems to
occur on another planet - in cyberspace so to speak. The gap between the main
societal issues and the semantics and projects of current technology policy could
not be greater.
       The principal, in my view misallocated billion-dollar projects of OECD-
technology policy include: fast breeders, fusion reactors, transmutation of
radioactive nuclear waste; genetic engineering of food, vegetable and animals;
manned space flight; civilian supersonic planes; networks for mass-mediatization
completing the cycle of self-delusion.


                                                                                    73
       To give just one counter-example: Wouldn't billion-dollar projects to
increase the productivity of the use of materials and energy and, further, the large-
scale use of solar energy with photovoltaics in the forefront, be much more
sensible? As a matter of fact, investments in the protection of the environment
hardly match the sales of any one of the advertising, tobacco or the alcohol
industries.


       Some 20 years ago, I saw an announcement of a conference in
Yugoslavia, entitled «Economics as if people mattered». I propose a conference
on technology policy under the same title.


       My interim summary is: The major calamities of the last few decades seem
to have been

          • unemployment;

          • bottom-up redistribution of wealth and
          • growth of the North/South and the East/West gap in income and
  opportunities. To all of these disastrous developments, technology policy and in
  particular the technology push in microelectronics have made essential
  contributions.


       A correlated drama, particularly in Central Europe, is the dismantling of a
unique societal achievement: a comprehensive social network. It took 150 years
to build it up. It may take only a few more decades to ruin it. In this arena, Great
Britain seems a little ahead of Germany, I hear.


       The basic idea of Marx, Schumpeter and other forefathers of an Economics
where people mattered, is to establish and maintain a certain balance between
capital and productivity accumulation by a minority, on the one hand, and overall
social sustainability, on the other hand. Present trends point into the opposite



                                                                                  74
direction.




       Let me take a further step. If you analyze these and previous examples,
you find that, from the point of view of an actor in the economy, in politics, in
technology or of an individual voter at the ballots, the available options are almost
always highly controversial. As already indicated, the reason is: fundamental
societal dilemma and risks.
             • A NO to investments in harmful products, cigarette manufacturing or
  genetic engineering in agriculture for example, may be beneficial to health and
  the environment, but harmful to employment and international competitiveness,
  not to mention tax revenues.
             • Microelectronics-driven increases in labor productivity are beneficial to
  the capital owner, but dangerous to most jobs, in the wealthy and the poor
  countries alike.
             • Investment-driven economic growth is harmful to the environment, but
  may save jobs.
             To take this anecdotal evidence to the level of the social sciences, let
  me ask: Is there a theory capable of integrating these examples? Economic
  models would not suffice. We need a more holistic approach which asks: What
  is the structure of world dynamics that has enabled and induced the present
  catastrophic development? The classical answer of Karl Marx must be
  modified. The single most important achievement in this theoretical field in the
  past 25 years has been the development of the sociological theory of
  systems, initiated by Talcott Parsons and others, but greatly refined by Niklas
  Luhmann in Bielefeld. It can be interpreted as a major step toward the
  fulfillment of Schumpeter's dreams: In his earlier years, Schumpeter dreamt of
  a merger between economics and sociology in his and Max Weber's
  Soziookonomik - Social Economics; in his later life, he wrestled with a formal
  theory of evolutionary economics. Let me briefly summarize a framework
  developed from this background which I call Schumpeter dynamics.


                                                                                     75
         Its starting point is this: From the great variety of decisions of billions of
  people on Earth, communication systems have evolved. They rationalize, that
  is they greatly reduce the complexity of global communication, both locally and
  globally. The mechanism is to adopt strict encoding of the pertinent operations:
         • In the economy, the bottom-line of all its operations - so the theory says
  - is payments.
         • Similarly, politics is about the distribution of power. Political tasks are
  tackled as a means to stabilize or increase political power.
         • Technology is about new technical know-how and apparatus.
          • For consumers, consumption is about the subjective well-being of
   people and nothing else.


      Thus, the theory stresses the fundamental selfishness of the societal
systems. These systems are autonomous in that they decide by themselves on
what to do with external stimuli. Implementation theory shows that the economy,
for example, finds its own ways to respond to a regulation or tax law.


      The systems do or course couple with their respective environments. The
most important feature of what I call the synergism of Schumpeter dynamics is
the resonance between the four systems economy, politics, technology and
consumption.    Their   mutual   reinforcement     leads   to    exponential   growth,
rationalization and global networking. Unemployment and ecological devastation
are only external effects vis-a-vis Schumpeter dynamics. The media contribute in
their way to stabilize Schumpeter dynamics.


      It is this societal machine which drives the evolution of humankind.




      Let me enumerate a few heuristics of this theory:
           (1) Any attempt at a coherent view of global society, as a
    Gemeinschaft - a community, is thwarted by its fragmentation into the


                                                                                    76
     different, mutually exclusive rationales of systems, organizations and people
     involved.
            (2) There is no longer any center of control of the evolving stratified
     society, neither within society nor outside the Earth.
            (3) In principle, societies may run astray, may get stranded, as is
     known from biology.
            (4) As the course of evolution emerges from the action of billions of
    people, at least in principle some chance for redirecting a catastrophic path is
    available. History seems to show, however, that this capacity is very much a
    function of human suffering. People and systems do react, but usually only
    when under severe pressure, from within the systems or from their respective
    environments.


       To me it appears that several decades will be needed to accumulate
enough societal pressure to transform the present Schumpeter dynamics.


       A systemic response might be problem-focusing negotiation networks
based on the presently developing regional organizations such as the European
Union, NAFTA, and the East Asian blocs. However, their present function is rather
to strengthen competition in the globalizing Schumpeter dynamics - accelerating
the rate of damage. On the other hand, without compromises among major global
regions, the problems both of unemployment and sustainability cannot be
attacked - except at devastating social costs, for instance by total liberalization.


       Finally, as to the heuristics of the model of Schumpeter dynamics, it
explains why technology policy is only concerned about itself so that people don't
really matter, except as a source of externalities. That is because technology
policy is an instrument of the political system.




       My conclusion is:


                                                                                       77
       In the present world, more is no sustainability, neither ecological nor
societal, including work for all. In the evolutionary world of Schumpeter dynamics,
it is even quite improbable, because of the chaotic nature of self-organizing
evolutionary processes and the subsequent disbalances and the openness of the
future. In such a world of dilemma and risks, there is no stationary state, no
homeostasis, no equilibrium.

       From a normative point of view, one might want Schumpeter dynamics to
be self-transformed by a self-coordinating global network of regulations against
social dumping and environmental devastation, for example. This would be a
principal task of the large regional blocs, to be fueled by trade unions, churches,
the United Nations and by new social movements, both within and outside the
national and transnational parties. This might be a chance for reflexive self-control
as an alternative to evolutionary transformation through accumulated suffering.
Reflexive self-control would be a chance for humankind to transcend the blind
mutations of natural evolution by self-regulation - a project proposed repeatedly
from Hegel onwards. The next centuries will operate on this and other options.

       We are, all of us, involved in this development on two fronts: on
         • that of designing and transforming Schumpeter dynamics as if people
  mattered, and
         • that of formulating and executing technology policy which. as I
  suggested, is not at all an unimportant wheel in this global drive and drama.




                                                                                  78
                                    Хельмар Крупп
         ПОСТОЯННЫЙ ВЫЗОВ БЕЗРАБОТИЦЫ И «SUSTAINABILITY»
                              (Перевод Д. В. Ефременко)


      Для начала я хотел бы привести два любопытных примера. Первый из
них   основан   на     сообщении    берлинской    ежедневной    газеты   “Der
Tagesspiegel”: субсидии в несколько сотен миллионов марок будут выделены
городом Берлином компании Филипп Моррис для инвестиций с целью
удвоения производства сигарет на местной фабрике с 7 до 14 тыс. штук в
минуту. Это дает надежду на сохранение 1200 рабочих мест, но лишь в
ближайшие     три    года.   Долгосрочные    прогнозы   относительно   судьбы
сигаретной фабрики все равно остаются мрачными, но без этих субсидий
компания Филипп Моррис угрожает закрыть ее уже сейчас. И все это
происходит на фоне трехлетних усилий части нынешнего германского
правительства по сокращению расходов на систему здравоохранения, что
нанесет наибольший ущерб низкооплачиваемым слоям населения, среди
которых, как известно, процент курильщиков наиболее высок.
      Другой угрозой для малоимущих является попытка урезать расходы
по выплате социальных пособий по безработице примерно на 5 миллиардов
немецких марок ежегодно. Это можно сопоставить с оценкой масштабов
уклонения от налогов - порядка 150 миллиардов марок ежегодно.
Комментаторы предупреждают, что деньги подобно робкому оленю будут
перебегать через германскую границу, если не предпринять строгих мер
против уклонения от налогов.
      Таким образом, мы сталкиваемся с двумя базовыми социальными
проблемами:     с    одной    стороны,   с    фундаментальной     социальной
неустойчивостью (unsustainability), и с другой стороны, с серьезным риском,
с которым сопряжено как любое действие в названных областях, так и
бездействие. Эти оценки я хотел бы подкрепить еще несколькими
примерами, относящимися к ведущим секторам германской экономики.




                                                                           79
      Возьмем сельское хозяйство. В то время как в странах Европейского
Союза      каждый       год   часть      урожая       уничтожается        во     избежание
перепроизводства, одновременно предпринимаются попытки увеличить
производительность сельского хозяйства методами генной инженерии. Эти
работы получают приоритетное финансирование в рамках технологической
политики. Сюда относится и введение рекомбинанта коровьего гормона
роста для увеличения производства молока, хотя Европа и без того уже
„купается в море молока”.
      В промышленности после эры плавного роста безработицы мы
вступаем    в    эру    ее    взрывного      роста.    В   то   же       время    трудовое
законодательство изменяется в направлении отказа от ограничений,
препятствующих потере занятости. Тем                   самым     возникает       опасность
появления нового пролетариата - преимущественно среди молодежи до 25
лет и пожилых людей старше 50 лет.
      Вероятно      в    порядке    компенсации        этого    процесса       государство
пытается стимулировать создание новых фирм и компаний при помощи
крупных субсидий. Такие фирмы и компании кажутся мне кандидатами для
развития потребительской сети все тех же больших корпораций. При этом
все в большей степени будет ожесточаться конкуренция между малыми и
средними       предприятиями,      что    уже     имеет    место     в    автомобильной
промышленности. Таким образом, пролетаризация перейдет на другой
уровень - от отдельных людей к малым предприятиям.
      Текущие оценки говорят, что численность промышленных рабочих
может быть сокращена вдвое в ближайшее десятилетие, поскольку
производительность труда, как ожидается, будет увеличиваться на 2 - 3
процента ежегодно.
      Та же самая картина в сфере услуг. Здесь производительность будет
увеличиваться на 3 - 4 процента ежегодно. Результатом станут потери в
разнообразии и качестве услуг. Уже теперь мы можем наблюдать
деградацию индивидуального характера обслуживания в магазинах и
офисах,    а    также     связанный      с   безработицей       рост      вандализма     в



                                                                                       80
общественном транспорте, школах, парках - вспомним об эксцессах во
время так называемых Парадов Любви, например, в Берлине, - разрисовка
стен и так далее. Я не считаю необходимым описывать дальнейшие детали,
сопровождающие распад этических стандартов и увеличивающийся уровень
преступности во всех сегментах общества. Ряд конкретных фактов
демонстрируют     возрастающую криминализацию           общества,    начиная с
уклонения от налогов части банков и больших корпораций и заканчивая
мелкими кражами со взломом и правонарушениями несовершеннолетних. В
Берлине, например, уровень преступности ежегодно вырастает на 7
процентов. Однако доказать причинную взаимосвязь всех этих явлений
столь же непросто, как и опровергнуть ее наличие.
      На   этом   фоне   создается    впечатление,      что    технологическая
политика осуществляется как будто на другой планете - в киберкосмосе, так
сказать. Трудно представить себе больший разрыв между основными
общественными      проблемами,     семантикой       и    проектами     текущей
технологической политики.
      Основные, на мой взгляд, необоснованные и дорогостоящие проекты
технологической политики Организации Экономического Сотрудничества и
Развития (ОЭСР) включают:
        • реакторы-размножители (бридеры), реакторы термоядерного
  синтеза, преобразование радиоактивных ядерных отходов;
        • генную инженерию в растениеводстве и животноводстве;
        • пилотируемые космические полеты;
        • гражданские сверхзвуковые самолеты;
        • сети mass - media.
        Эти   проекты,   по-моему,    представляют       собой    полный   цикл
  самообмана.
      Возьмем     лишь   один    контр-пример:   разве        многомиллиардные
долларовые инъекции не дали бы большую отдачу, если бы средства
направлялись на увеличение эффективности использования материалов и
энергии и, особенно, на широкомасштабное использование солнечной



                                                                            81
энергии с применением фотоэлементов? Фактически же инвестиции в
защиту окружающей среды едва сопоставимы с объемом продаж изделий
табачной или алкогольной промышленности или с доходами от рекламной
деятельности.
      Около 20 лет назад я видел объявление об одной конференции,
которая называлась “Экономическая теория, в которой люди имеют
значение”.    Я предлагаю   провести   конференцию     по      технологической
политике под тем же названием.
      Мой промежуточный вывод:
      Основными     проблемами      нескольких   следующих        десятилетий,
очевидно, будут:
        • безработица
        • возрастающее перераспределение богатства и
        • увеличивающийся разрыв в уровнях доходов и возможностей
  между Севером и Югом, Западом и Востоком.
        Технологическая политика и в частности технологический скачок в
  микроэлектронике внесли существенный вклад во все эти пагубные
  процессы.
      С этим, особенно в Центральной Европе, связана драма демонтажа
уникального     общественного    достижения:     всеобъемлющей        системы
социального обеспечения. Для ее создания потребовалось 150 лет. Может
потребоваться только несколько десятилетий, чтобы ее разрушить. В этом
плане, Великобритания, кажется, немного опередила Германию.
      Основная     идея   Маркса,   Шумпетера     и   других     прародителей
“экономической теории, в которой люди имеют значение”, состоит в том,
чтобы установить и сохранить некоторый баланс между капиталом и
производственным накоплением, с одной стороны, и всеобщей социальной
устойчивостью (sustainability), с другой стороны. Нынешняя линия трендов
социального и экономического развития устремлена в противоположном
направлении.




                                                                           82
       Давайте сделаем следующий шаг. Если проанализировать эти и
предыдущие       примеры,     то   можно     обнаружить,      что,   с точки      зрения
действующего субъекта (actor) в экономике, политике, технике или при
голосовании на свободных выборах, доступные варианты действий почти
всегда являются весьма спорными. Как уже сказано, здесь мы имеем дело с
фундаментальной социальной дилеммой и риском:
          • отказ от инвестиций в опасную продукцию, например, в
    производство сигарет или генную инженерию в сельском хозяйстве, может
    быть полезен в плане охраны здоровья и защиты окружающей среды, но в
    то же время он может негативно повлиять на занятость и международную
    конкурентоспособность, не говоря уже о доходах от налогов;
          •     внедрение       микроэлектроники          в     целях       увеличения
    производительности труда выгодно для владельцев предприятий, но
    опасно для большинства трудящихся, как в богатых, так и в бедных
    странах;
          • инвестиции для поддержки экономического роста вредны для
    окружающей среды, но зато позволяют сохранить рабочие места.
       В этой связи уместно задать вопрос: существует ли социальная
теория,       способная    разрешить       эти    противоречия?         Экономическое
моделирование не дает удовлетворительного решения. Мы нуждаемся в
более целостном подходе, который призван выявить структуру той
глобальной динамики, которая привела к нынешнему катастрофическому
развитию. Классический ответ Карла Маркса должен быть существенно
видоизменен. Единственным наиболее важным достижением в этой
теоретической области за последние 25 лет стала социологическая теория
систем, разработка которой была начата Т. Парсонсом2 и другими, а затем




2
  Толкотт Парсонс (1902-1979) - выдающийся американский социолог. Отстаивал необходимость
построения общей аналитической логико-дедуктивной теории человеческого действия как основы
решения частных эмпирических задач. Создал формализованную модель системы действия,
включающую культурную, социальную, личностную и организмическую подсистемы, находящиеся в
отношениях взаимообмена.


                                                                                       83
получила значительное развитие в трудах Н. Луманна3 . Это можно
истолковать как большой шаг к осуществлению мечты Шумпетера: в ранние
годы Шумпетер мечтал об объединении экономики и социологии в
разрабатывавшейся          им   и    Максом      Вебером   социальной    экономике
(Sozioökonomik); позднее он боролся с формальной теорией эволюционной
экономики.
           Я хотел бы коротко суммировать эту теоретическую конструкцию,
которую можно назвать динамикой Шумпетера.4 На мой взгляд, она
позволяет нам “объяснить” или интерпретировать описанные выше явления.
           Исходная точка здесь следующая: из огромного многообразия
решений миллиардов людей Земли развились системы социальной
коммуникации. Эти системы функционируют на всех уровнях - от локального
до глобального. Механизм их функционирования основан на строгом
кодировании соответствующих действий:
             • В экономике, основой всех действий, - так говорит теория, -
    являются платежи.
             • Подобным образом и в политике это относится к распределению
    власти. Политические задачи решаются в целях стабилизации или
    увеличения политического влияния.
             • В технике это относится к новым техническим установкам и ноу-
    хау.



3
   Никлас Луманн - известный западногерманский социолог, профессор Биллефельдского
университа.
4
    Йозеф Шумпетер (1883 - 1950) - выдающийся австро-американский экономист.
Автор       теории   экономической   динамики,    означающей   переход   от   одного
равновесного состояния экономики к другому. Механизм экономической динамики
основан на создании «новых комбинаций», в числе которых: производство новых
благ, применение новых способов производства и коммерческое использование
благ существующих, освоение новых рынков сбыта, новых источников сырья и
изменение отраслевой структуры.




                                                                                 84
           • Что касается потребителей, то потребление для них является в
  сущности, проблемой субъективного благополучия людей и ничем иным.
     Таким образом, теория подчеркивает фундаментальный эгоизм
общественных систем. Эти системы автономны в своих реакциях на
внешние воздействия. Экономика, например, находит собственные способы
ответить на регулирование или налоговое законодательство.
     Системы, разумеется, взаимодействуют с соответствующей им
внешней средой. Наиболее важной особенностью того, что я называю
синергизмом динамики Шумпетера, является резонанс между четырьмя
системами: экономикой, политикой, техникой и потреблением. Их взаимное
усиление     ведет    к   экспоненциальному      росту,    рационализации     и
глобализации. Безработица и экологические бедствия - лишь внешние
проявления динамики Шумпетера. Средства массовой информации также
вносят свой вклад в стабилизацию динамики Шумпетера.
     Динамика Шумпетера - это социальный механизм, управляющий
эволюцией человечества.
     Необходимо охарактеризовать некоторые эвристические аспекты этой
теории:
            (1)   Любая   попытка   целостного   видения      человечества   как
    сообщества (Gemeinschaft) оказывается сорванной из-за фрагментации
    на     различные,     взаимоисключающие      трактовки,     исходящие    от
    заинтересованных людей, систем и организаций.
            (2) Не существует больше никакого центра контроля за растущим
    социальным расслоением, ни в пределах человеческого сообщества, ни
    вне Земли.
            (3) В принципе, общества могут развиваться по ложному пути,
    оказаться на мели, как известно из биологии.
            (4) Поскольку ход эволюции зависит от действий миллиардов
   людей, в принципе существует некоторая возможность для смены
   направления развития, когда еще можно сойти с пути, ведущего к
   катастрофе. История, однако, показывает, что эта возможность в



                                                                             85
    значительной степени связана с человеческими страданиями. Люди и
    системы реагируют, но обычно только когда внутреннее или внешнее
    давление на них становится слишком сильным.
        Как мне кажется, несколько десятилетий понадобится для того, чтобы
такое    давление      достигло     критической    точки,   чтобы      привести    к
преобразованию нынешней шумпетеровской динамики.
        Системным ответом могло бы стать создание ориентированной на
решение конкретных проблем переговорной структуры на основе интенсивно
развивающихся региональных организаций типа Европейского Союза,
НАФТА и АСЕАН. Однако их нынешняя роль скорее способствует усилению
конкуренции в глобальной шумпетеровской динамике, увеличивая тем
самым масштабы ущерба. С другой стороны, без компромиссов между
основными регионами планеты обе задачи - борьба с безработицей и
устойчивое развитие - не могут быть решены - за исключением варианта
тотальной     либерализации,        разрушительного    по   своим      социальным
последствиям.
        Наконец, модель шумпетеровской динамики объясняет, почему
технологическая политика сконцентрирована на себе самой, как будто люди
вовсе не имеют значения или имеют его только в качестве внешнего
фактора. Причина здесь в том, что технологическая политика является
одним из инструментов политической системы.
        Мой вывод:
        В современном мире невозможно никакое устойчивое развитие
(sustainability), - ни экологическое, ни социальное, - если мы по-прежнему
ориентированы       на    обеспечение     занятости     для    всех.     В   мире,
развивающемся       по    законам    динамики     Шумпетера,   это     совершенно
невероятно     из-за     хаотического   характера     эволюционных       процессов
самоорганизации, порождаемых ими дисбалансов и неопределенности
будущего. В этом мире дилемм и рисков не существует никакого
стационарного состояния, никакого гомеостаза, никакого равновесия.




                                                                                  86
     С       нормативной     точки   зрения    следовало   бы    стремиться    к
самопреобразованию динамики Шумпетера в самоорганизующуюся систему
глобальной регуляции, препятствующую социальному упадку и деградации
окружающей среды. Это могло бы стать основной задачей для крупных
региональных блоков, профсоюзов, церквей, Организации Объединенных
Наций и новых социальных движений внутри и вне национальных границ.
Такое изменение открыло бы путь для рефлексивного самоконтроля как
альтернативы эволюционной трансформации, несущей бедствия миллионам
людей. Рефлексивный самоконтроль позволил бы человечеству преодолеть
слепые мутации естественного развития через саморегулирование - проект,
неоднократно предлагавшийся начиная с Гегеля. Развитие человечества в
следующем столетии будет ознаменовано этим выбором.
     Мы, каждый из нас, вовлечены в это развитие с двух сторон:
         • в такое проектирование и трансформацию динамики Шумпетера,
  при которых люди будут иметь значение, и
         •    в   такую   формулировку   и    осуществление     технологической
  политики, которая, как я надеюсь, не окажется излишним колесом в этой
  глобальной гонке и драме.




                                                                              87
                             Dr. Gotthard Bechmann



                  ZUM STAND DER ENERGIEPOLITIKDEBATTE
                  IN DER BUNDESREPUBLIK DEUTSCHLAND



       1. Zur aktuellen Lage

      Die nationalstaatliche Energiepolitik muß in zunehmenden Maße die
globale Dimension der Ummweltprobleme mit berücksichtigen und sich in dieser
Rahmen einordnen lassen.

      Umfang und Geschwindigkeit der Veränderungen und Belastungen des
Öko-Systems Erde nehmen dramatisch zu. Hier sei nur auf vier Hauptprobleme
hingewiesen:

       1.      Die Weltbevölkerung wächst. Heute leben 5,7 Milliarden Menschen
   auf der Erde. Für das Jahr 2030 werden bis zu 11 Milliarden prognostiziert.
   Mehr Menschen auf der Welt, das bedeutet auch stärkere Inanspruchnahme
   von Rohstoffen und Energie, von Natur und Umwelt.

       2.      Mit steigender Bevölkerung wächst in vielen Ländern die Armut. Wer
   Hunger leidet, kann nur wenig Rücksicht auf die Umwelt nehmen. Immer
   mehr Menschen – vor allem in den Entwicklungsländern – sind dadurch oft zu
   dem gezwungen, was wir Raubbau an der Natur nennen.

       3.      Die Freisetzung von Treibhausgasen steigt weltweit an, vor allem
   weil der Energieverbrauch zunimmt. Das gilt nicht nur für die Industrieländer.
   Gerade die Schwellenländer mit großen sozialen Problemen setzen auf
   Wachstum mit hohem Energieverbrauch. Das kann zu einer dauerhaften
   Erwärmung der Erdatmosphäre führen. Klimaforscher fürchten weltweit ein
   Abschmelzen von Gletschern, eine Erhöhung des Meeresspiegels und eine
   Ausdehnung von Trockenzonen.




                                                                              88
         4.   Im globalen wirtschaftlichen Wettbewerb entwickeln sich zunehmend
   auch die Umweltstandards zu entscheidenden Standortfaktoren, neben den
   Lohnkosten und den sozialen Standards. Mit wachsender Tendenz wird dort
   produziert, wo die Kosten des Umweltschutzes am geringsten sind.

        Die Energiepolitik spielt eine Schlüsselrolle für die Umwelt. Das Ziel muß
sein, mit den Ressourcen sparsam umzugehen und die Belastung der Umwelt
durch Energieverbrauch so gering wie möglich zu halten.

        Um diesen Anforderungen gerecht zu werden, bedarf die Bundesrepublik
einen    breiten    gesellschaftlichen   Konsens      über     eine    zukunftsweisende
Energiepolitik, bei der auch die zukünftige Aufgabe der Kernenergie geklärt
werden muß. Aber gerade auf dem Gebiet der Kernenergiepolitik scheinen die
Positionen unvereinbar wie selten zuvor.

        Noch immer stehen sich Befürworter und Gegner der Atomkraft in ihren
energiepolitischen    Szenarien    unversöhnlich      und      wenig    kompromißbereit
gegenüber.

        Ein energiepolitischer Diskurs muß in bezug auf die Kernenergie von zwei
zentralen Tatbeständen ausgehen:

         –    Die    ernstzunehmende        Sorge    um      die    Risikopotentiale   der
   Kernenergienutzung        (Möglichkeit    von    Kernschmelzunfällen,        ungelöste
   Endlagerung von Atommüll, Proliferation, Sabotage), die nicht beherrschbar
   erscheinen.

         –    Die    Klimaveränderung       als     Folge     der     Anreicherung     der
   Erdatmosphäre mit energiebedingten Treibhausgasen und deren kaum
   abschätzbare Konsequenzen für viele Länder unserer Erde.


         2. Neues Konzept für die Zwischen- und Endlagerung von
   hochradioaktiven Abfällen

        Die aktuelle gesellschaftliche Kontroverse um die Zwischen- und
Endlagerung ist dadurch zu entkrampfen, daß gekoppelt an einen konkreten


                                                                                       89
Stillegungsplan für die einzelnen Kernkraftwerke folgende Schritte gemeinsam
verabredet werden:

       –    Aus Bedarfs-, Sicherheits- und Kostengründen ergibt sich ein
   eindeutiger Vorrang für die Endlagerung aller Arten von radioaktiven Abfällen
   in einem zentralen Endlager in tiefen geologischen Formationen. Das
   Endlagerprojekt Konrad ist aufzugeben, und das Endlager Morsleben ist
   schnellstmöglich zu schließen.

       –    Das zentrale Endlager sollte wegen gravierender Bedenken an der
   Eignung nicht am Standort Gorleben realisiert werden. Demzufolge ist auch
   das Projekt Gorleben aufzugeben.

       –    Notwendig ist eine neue Standortsuche für das benötigte zentrale
   Endlager. Erste Vorarbeiten dazu sind bereit geleistet worden. Wegen der
   notwendigen Zwischenlagerzeiten für stark wärmeentwickelnde Abfälle ist
   hierfür genügend Zeit vorhanden.

       –    Die Standortsuche hat sich nicht nur auf Salzformationen, sondern
   auch auf Vorkommen kristalliner Gesteine zu erstrecken. In diesem
   Zusammenhang ist ein Endlagerkonzept für Kristallin zu erarbeiten (Vorgaben
   hierzu liefern z.B. Schweden, Finnland, Kanada) und mit dem bereits
   vorhandenen "Salzkonzept" vergleichend zu bewerten.

       –    Es besteht die Möglichkeit eines Neuanfangs durch ein der
   Problematik    angemessenes,      wissenschaftliches    Vorgehen      sowie   eine
   glaubwürdige Öffentlichkeitsbeteiligung bzw. Diskussion hinsichtlich des zu
   wählenden Endlagerkonzeptes (Salz, Kristallin), der Standortsuche und des
   Eignungsnachweises. Damit besteht auch die Chance, die bisherigen
   Akzeptanzprobleme zu verringern und die festgefahrene Diskussion um die
   Entsorgung wieder in Bewegung zu setzen.

       –    Für   die   Zwischenlagerung      ist   eine    dezentrale    Alternative
   vorzusehen, indem eine endlagerfähige Konditionierung dezentral in den
   Kraftwerksstandorten     selber     vorzunehmen         ist.   Die     dezentrale



                                                                                  90
    Zwischenlagerung     bedeutet,    alle   Brennelemente     am    Standort    des
    Kraftwerkes zu belassen. An jedem Kraftwerkstandort ist deshalb ein neues
    (externes) Zwischenlager ("Standortzwischenlager") notwendig.

      Die für die endgültige Gewährleistung der Endlagerung zur Verfügung
stehenden zeitlichen Spielräume sollten nicht dazu verführen, den gegenwärtigen
Entsorgungstorso bestehen zu lassen und gegen den Willen der Bevölkerung
durchzusetzen. Es wird höchste Zeit, das Verfahren der direkten Endlagerung
unter besonderer Berücksichtigung verschiedener geologischer Medien einer
ernsthaften und soliden Überprüfung zuzuführen.

      Die Entscheidung über den Ausstieg aus der Kernenergie ist in erster Linie
eine politische Frage. Es untergräbt die Legitimität staatlichen Handelns, wenn die
Kernenergie – in der vagen Hoffnung, Akzeptanz ließe sich herstellen – auf Dauer
gegen den Mehrheitswillen der Bevölkerung durchgesetzt werden müßte. Vor
allem werden die notwendigen energiepolitischen Richtungsentscheidungen für
eine Solar- und Einsparwirtschaft blockiert und die Planungssicherheit in der
Energie- und Entsorgungspolitik immer wieder in Frage gestellt.


        3. Für eine zukunftsorientierte Energiepolitik

      Ein solcher Schritt erfordert allerdings den konsequenten Einstieg in die
effiziente Energienutzung und -umwandlung sowie in die Nutzung regenerativer
Energiequellen. Die "Gruppe Energie 2010" hat gezeigt, daß ein Atomausstieg
und ausreichender Klimaschutz bis zum Jahr 2010 realisierbar sind. Insbesondere
aus Gründen der Risikominimierung ist auch ein Ausstieg zu einem erheblich
früheren Zeitpunkt wissenschaftlich gut zu begründen. Dabei bleibt für die
Betreiber von Kernkraftwerken die Möglichkeit bestehen, die vorgenommenen
Investitionen im geplanten Zeitraum abzuschreiben, so daß ihnen keine Verluste
entstehen. Eine darüber hinausgehende Entschädigung für entgangene Gewinne
ist von seiten der Betreiber nicht einklagbar. Es bleibt derzeit allerdings offen, ob
und wann für einen kurzfristigen Ausstieg die erforderlichen Mehrheiten im
Bundestag gefunden werden können. Es ist in diesem Zusammenhang darauf


                                                                                  91
hinzuweisen, daß die Bundesrepublik mit einem solchen "Umstieg" in der
Energiepolitik nicht allein dastände, sondern sich in guter Gesellschaft auch mit
anderen europäischen Ländern befinden würde.

        Die   Finanzierbarkeit   eines   Umstiegs       in   eine   Energiespar-   und
Solarenergiewirtschaft ohne Kernenergie und mit ausreichendem Klimaschutz
kann heute nicht mehr bestritten werden. Nach Szenarien der Klima-Enquete-
Kommission (1995) kostet es gegenüber einer "Business-as usual"-Strategie
zwischen 20 und 130 Mark pro Kopf und Jahr mehr, wenn bis zum Jahr 2020 45
Prozent CO2 vermieden und gleichzeitig bis zum Jahr 2005 aus der Kernenergie
ausgestiegen wird. Andere Szenarien haben zum Ergebnis, daß durch eine
Klimaschutzstrategie mit Atomausstieg gesamtwirtschaftlich nicht Verluste,
sondern volkswirtschaftliche Gewinne und neue Arbeitsplätze entstehen.

        Die Wissenschaft hat also die notwendigen Entscheidungsgrundlagen für
eine neue Energiepolitik ohne Kernenergie geliefert. Nun ist die Politik an der
Reihe. Nimmt man das Kriterium Risikominimierung und die genannten Risiko-
und Sicherheitserwägungen ernst, müßte die Energiepolitik eigentlich auf einen
sehr kurzfristigen Ausstieg aus der Kernenergie gerichtet sein. Um die Bedenken
der     Kernenergiebefürworter     und     der       betroffenen    Unternehmen     zu
berücksichtigen, soll ein Ausstieg bis zum Jahr 2010 konsensfähig sein.


         4. Ökologisch und sozialverträglicher Umbau der Kohleregionen und
      Einsatz von Gas als Übergangsenergie

        1993 trug die Braunkohle zu 24 Prozent und die Steinkohle zu 21 Prozent,
d.h. die Kohle insgesamt zu 45 Prozent, zu den CO2-Emissionen in Deutschland
bei. Das Erreichen der mittelfristigen CO2-Minderungsziele (50% Prozent bis
2020) ist damit nur dann unter realistischen Annahmen möglich, wenn der Braun-
und Steinkohleeinsatz sukzessive reduziert wird. Allerdings führt dieser
notwendige     Schrumpfungsprozeß        bei   der     deutschen    Steinkohle-    bzw.
Braunkohleindustrie     zu   unterschiedlichen        beschäftigungspolitischen    und
wirtschaftlichen Konsequenzen. So erzwingt die Reduktion der öffentlichen


                                                                                    92
Subventionen für die deutsche Steinkohle notgedrungen auch ohne das Ziel
Klimaschutz        einen     geringeren   Steinkohleeinsatz    bei   der    Strom-    und
Stahlerzeugung und zugleich auch die Vernichtung von Arbeitsplätzen. Damit
wäre nur dann eine Verringerung der CO2-Emissionen verbunden, wenn diese
Lücke nicht – wie unter Trendbedingungen zu erwarten – durch billige Importkohle
geschlossen würde, sondern konsequent Maßnahmen im Bereich der effizienten
Energienutzung und des Einsatzes regenerativer Energiequellen ergriffen würden.
Diese Entwicklung macht aber auch deutlich, daß nicht Maßnahmen des
Klimaschutzes, sondern die Streichung bzw. Kürzung der Subventionen für die
deutsche Steinkohle zum Abbau von Arbeitsplätzen führen.

      Für die betroffenen Regionen, insbesondere die ost- und westdeutsche
Braunkohleabbaugebiete, aber auch die Steinkohleregionen in Nordrhein-
Westfalen und dem Saarland, ist eine sozialverträgliche Rückführung der
Kohleabbaumengen erforderlich, unter anderem durch die Schaffung neuer
Arbeitsplätze im Bereich erneuerbarer Energien, rationeller Energieanwendung
und energetischer Gebäudesanierung. Maximale Kohleveredlung, z.B. in
kommunalen und industriellen Kraft-Wärme-Kopplungsanlagen ist ein zentrales
Strategieelement einer sozial- und klimaverträglichen Umbaustrategie der
Kohleregionen. Hierdurch können auch die Referenzanlagen ("Clean coal"-
Technologien) für neue Exportmärkte gebaut werden, die für Länder wie China
und Indien von grundlegender Bedeutung sind.


          5.    Effiziente    Energienutzung     und     regenerative      Energien   als
   Eckpfeiler einer zukunftsorientierten Energiepolitik

      Energieeinsparung, d.h. die Steigerung der Energieproduktivität, ist die
einzige        energietechnische     Option,   die     durch   das    Vermeiden       von
Ressourceneinsatz den Wohlstand steigert. Die im Rahmen der technologischen
Effizienzsteigerungen anfallenden Mehrkosten können zu großen Teilen durch
den betriebswirtschaftlichen Nutzen der vermiedenen Energiekosten sowie durch
die hiermit verbundenen volkswirtschaftlichen Investitions-, Innovations- und


                                                                                      93
Beschäftigungsimpulse       ausgeglichen   werden.     Energieeinsparungen        stellen
derzeit die effizienteste Form der CO2-Minderung dar und sind dementsprechend
vorrangig auszuschöpfen.

      Das technische Potential der Energieeinsparung ist groß. Es beträgt allein
für die alten Bundesländer rund 35 bis 45 Prozent, bezogen auf den
Primärenergieverbrauch des Jahres 1987. Allerdings sind die technisch
möglichen Einsparpotentiale heute noch nicht alle wirtschaftlich bzw. werden
aufgrund      von     Hemmnissen   unterschiedlicher    Art   (z.B.    Wissensdefizite,
Bewertungsungleichgewicht,              Rechtsnormen,               einzelwirtschaftliche
Prioritätensetzung) nicht realisiert. Diese Einsparungen lassen sich vor allem
dadurch realisieren:

          –     Im Bereich der Raumheizung wird eine 30- bis 50prozentige
    Verminderung des Nutzwärmebedarfs bei Neubauten durch Fortschreibung
    der Wärmeschutzverordnung möglich sein. Weiterhin wird durch eine
    systematische Altbausanierung der gebäudetypische Nutzwärmebedarf von
    40 bis 50 Prozent verringert bei jährlichen Renovierungsraten von 2,3 bis 3,9
    Prozent. Der spezifische Verbrauch von Elektrogeräten im Haushalt reduziert
    sich im Mittel bis zum Jahr 2010 um etwa 45 Prozent. In der Industrie wird
    von       einer   ungefähren   Verdopplung    der     spezifischen      technischen
    Effizienzgewinne ausgegangen.

          –     Bei    Verwirklichung   der   Zielwerte       ist     der    spezifische
    Brennstoffverbrauch der (west-)deutschen Industrie im Jahr 2010 um 40 bis
    45 Prozent geringer als heute, der spezifische Stromverbrauch rund 25
    Prozent geringer. Ähnliche Einflüsse sind im Kleinverbrauchsbereich wirksam.
    Hier sind spezifische Effizienzgewinne um zehn Prozent möglich. Diese
    gehen überproportional zu Lasten der Brennstoffe, so daß der absolute
    Stromverbrauch noch um 12 bis 16 Prozent ansteigt. Der Anteil des in Kraft-
    Wärme-Kopplung (KWK) erzeugten Stroms, der derzeit bei 8,6 Prozent der
    Bruttostromversorgung liegt, erreicht bis 2010 zwischen 21 und 24 Prozent.




                                                                                      94
     Damit wird das zusätzliche technisch-wirtschaftliche Potential der öffentlichen
     und industriellen KWK zu 50 bzw. 70 Prozent ausgeschöpft.

       Allerdings reichen diese Einsparungen noch nicht aus, um zu einer
klimaverträglichen Energieversorgung zu gelangen. Langfristig können nur die
erneuerbaren Energien, die bezogen auf die reine Umwandlung CO 2-frei sind, zu
einer klimaverträglichen und risikoarmen Energieversorgung beitragen. Heute
sind viele der erneuerbaren Energien jedoch noch relativ teuer. Der Übergang auf
eine erneuerbare Energieversorgung erfordert daher einen sukzessiven Aufbau
von sich selbsttragenden Märkten. Ziel ist die Reduzierung der spezifischen
Investitionen durch eine – durch staatlich unterstützte Nachfragesteigerung –
induzierte Massenproduktion der Energieumwandlungstechnologien.


         6. Energiepoplitischer Diskurs

       Um zu einem gesellschaftlichen Grundkonsens über eine zukunftsfähige
und nachhaltige Energiepolitik in der Bundesrepublik Deutschland zu kommen,
bedarf es eines öffentlich geführten gesellschaftlichen Diskurses.

       Eine interessante und vielleicht erfolgsversprechendere Möglichkeit, mit
kontroversen     Themen       wie     Strategien     einer   zukünftigen     Energiepolitik
gesamtgesellschaftlich umzugehen, wären sogenannte Konsensus-Konferenzen
nach dem Vorbild Dänemarks.

       Unter Konsensus verstehen die DänInnen Diskussionsveranstaltungen, an
denen Laien mit ExpertInnen über ein kontroverses Thema debattieren. Die erste
Konferenz dieser Art hat denn auch in Dänemark stattgefunden. Ähnliche
Veranstaltungen wurden bislang nur noch in den Niederlanden und in England
durchgeführt.

       Konsensus-Konferenzen bieten sich an, um die strittigen Fragen der
langfristig     ökologisch,         sozial     und       ökonomisch         verträglichsten
Energieversorgungsart unter Mitwirkung der Öffentlichkeit konstruktiver als bisher
zu   diskutieren.   Bekanntermaßen           befürworten     Menschen      Entscheidungen



                                                                                        95
(insbesondere, wenn es sich um weitreichende wie die für oder gegen
Kernenergie handelt) dann, wenn ihnen die Vor- und Nachteile nachvollziehbar
bewußt gemacht werden. Nur wenn sich eine tragfähige Mehrheit über die Art der
Energieversorgung einigen kann, können letztendlich langfristige Strategien
entwickelt werden.




                                                                           96
                                         Г. Бехманн1


        К ДЕБАТАМ ОБ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ ГЕРМАНИИ

                              ( Перевод Д. В. Ефременко)


1. Современное положение

       Государственная энергетическая политика должна во все большей
степени    вырабатываться        с    учетом    глобального      характера       проблем
окружающей среды. Скорость изменений и объем нагрузок на эко - системы
земли возрастают драматично. Здесь достаточно указать только на четыре
основных проблемы:

           1. Население мира растет. Сегодня на планете живут 5,7
    миллиардов       человек.     В    2030    году    прогнозируется        увеличение
    численности населения Земли до 11 миллиардов человек. С ростом
    населения увеличиваются затраты сырья и энергии, и тем самым
    увеличивается нагрузка на окружающую среду.

           2. Во многих странах пропорционально росту населения растет
    и бедность. Тот, кто страдает от голода, может уделять лишь
    незначительное внимание окружающей среде. Вследствие этого все
    большее число людей – прежде всего в развивающихся странах –
    вынуждены прибегать к хищнической эксплуатации природы.

           3.     Эмиссия       газов,     создающих         парниковый          эффект,
    увеличивается        повсеместно,       прежде     всего    в   связи    с    ростом
    энергопотребления. Это имеет значение не только для индустриально
    развитых      стран.    Именно       развивающиеся         страны    с    большими
    социальными проблемами делают ставку на экономический рост с

1
   Готтхард Бехманн - доктор философии, научный сотрудник Института оценки техники и
системного анализа Исследовательского центра г. Карлсруэ Техника и окружающая среда.Г.
Бехманн - автор многичесленных работ по проблемам устойчивого развития, научно-технической
политики, оценки техники, анализа технологического риска.


                                                                                       97
   высоким    уровнем    энергопотребления.     Это   может     привести    к
   длительному разогреву атмосферы Земли. Исследователи климата
   опасаются в связи с этим глобального таяния ледников, повышения
   уровня моря и распространения пустынных и засушливых зон.

         4. В глобальной хозяйственной конкуренции все возрастающее
   значение   в   качестве    решающих       факторов     территориальной
   локализации деловой активности приобретают стандарты окружающей
   среды, наряду с издержками зарплаты и социальными стандартами.
   Тенденция роста производства наиболее заметна там, где издержки,
   связанные с охраной окружающей среды, являются наименьшими.

     Энергетическая политика имеет ключевое значение для окружающей
среды. Целью энергетической политики должна быть экономия ресурсов и
максимально возможное сокращение нагрузки на окружающую среду через
энергопотребление.

     Чтобы    соответствовать     этим     требованиям,   в   Федеративной
республике Германии должно быть достигнуто общественное согласие в
отношении будущей энергетической политики, в частности, в отношении
возможной будущей роли ядерной энергетики. Однако как раз в вопросах
политики в области ядерной энергетики основные позиции кажутся наиболее
непримиримыми.       Сторонники   и      противники   ядерной    энергетики
придерживаются трудно совместимых подходов и допускают возможность
компромисса лишь в минимальной степени.

     Дискуссии о политике в области ядерной энергетики должны
учитывать два основных обстоятельства:

         - Всевозрастающую        озабоченность       потенциалом     риска
   использования ядерной энергии (возможность аварий на объектах
   ядерной энергетики, нерешенные проблемы захоронения радиоактивных
   отходов, распространения радиоактивных материалов, саботажа).




                                                                           98
          - Изменение климата как следствие насыщения атмосферы
 Земли газами, создающими парниковый эффект, и едва ли оцениваемые
 в полной мере последствия этого для многих государств мира.


2. Новая    концепция     промежуточного        и    конечного      захоронения
  радиоактивных отходов



       Нынешние разногласия в обществе относительно промежуточного и
конечного захоронения радиоактивных отходов связаны с реализацией
конкретного плана закрытия отдельных атомных электростанций, для чего
необходимо достижение договоренности в отношении следующих шагов:

        – По причинам эффективности, надежности и стоимости следует
 отдать     безусловное    предпочтение      захоронению         любых     видов
 радиоактивных     отходов    в     центральных      хранилищах      в   глубоких
 геологических слоях.

        – Необходим поиск нового месторасположения для центрального
 хранилища. Прежнее хранилище захоронения радиоактивных отходов
 уже   заполнено    до    отказа.    Что   касается       временного     хранения
 тепловыделяющих отходов, то для этого достаточно имеющихся
 хранилищ.

        – Поиск мест захоронения радиоактивных отходов следует вести
 не только в солевых отложениях, но и распространять его на
 кристаллические горные породы. В этой связи нужно разработать проект
 хранилища в кристаллических горных породах (такие хранилища уже
 существуют, например, в Швеции, Финляндии, Канаде) и провести его
 сравнительную оценку с уже существующим "солевым проектом".

        – Имеет смысл вновь проанализировать концепцию конечного
 захоронения     радиоактивных        отходов       как    в   плане      научной
 обоснованности    возможных        вариантов       строительства    («солевой»,


                                                                              99
   «кристаллический») и размещения хранилищ, так и в плане участия
   общественности в их обсуждении.

           – Для промежуточного хранения радиоактивных отходов нужно
   предусмотреть децентрализованную альтернативу. Децентрализованное
   промежуточное хранение означает, что все тепловыделяющие элементы
   следует оставлять в месте расположения электростанции. Поэтому
   рядом     с    каждой      АЭС         необходима      внешняя    площадка     для
   промежуточного хранилища ("Standortzwischenlager").

     Для полной гарантии окончательного захоронения (Endlagerung)
нужно иметь в распоряжении достаточно времени, чтобы не допустить
нарушений современного технологического цикла переработки, а также
чтобы убедить местное население в необходимости строительства таких
хранилищ. Лишь после серьезного анализа и многократной проверки (с
учетом особенностей геологического строения) всех возможных вариантов
окончательного захоронения радиоактивных отходов следует принимать
решение о строительстве хранилища.

     Решение об отказе от использования ядерной энергии является в
первую очередь политическим вопросом. Развитие атомной энергетики
вопреки надеждам и воле большинства населения подрывает легитимность
государственных решений. В то же время блокируются необходимые
решения,    направленные         на           поддержку   развития    промышленного
использования солнечной энергии и общего снижения энергозатрат в
народном хозяйстве, а надежность планирования в энергетической политике
и в деле утилизации отходов снова и снова оказывается под вопросом.


  3. За энергетическую политику, ориентированную в будущее



     Одним       из   шагов      в       направлении      такой   политики   является
последовательный        переход           к     эффективному      использованию     и
преобразованию        энергии,       а    также     использование     регенеративных


                                                                                  100
источников энергии. " Группа энергия 2010 " пришла к заключению, что отказ
от атомной энергетики и эффективные меры по защите климата вполне
могут реализованы к 2010 году. В частности, необходимость минимизации
риска стимулировала солидное научное обоснование отказа от ядерной
энергетики   к   значительно   более   раннему   сроку.    При   этом    для
предпринимателей,    осуществляющих      эксплуатацию     мощностей     АЭС,
сохранится возможность списывать во избежание убытков запланированные
на соответствующий период инвестиции. Компенсация, превышающая
неполученную прибыль, не даст им оснований жаловаться на закрытие
атомных станций. Разумеется, это станет возможно лишь в том случае, если
и когда большинство депутатов Бундестага выскажется за закрытие
существующих АЭС в сжатые сроки. В этой связи необходимо отметить, что
подобную смену направлений в энергетической политике Федеративная
Республика будет осуществлять не в одиночестве, но совместно с рядом
других европейских стран, уже принявших такое решение.

      Необходимость финансовых затрат, связанных с переходом к общей
экономии энергии в народном хозяйстве и к интенсивному использованию
солнечной энергии взамен ядерной энергетики, а также с мерами по защите
климата, сегодня уже не может больше оспариваться. Согласно сценариям,
представленным в докладе анкетной комиссии Бундестага по климату
(1995), расходы на снижение к 2020 году выбросов диоксида углерода на 45
% и на отказ к 2005 году от атомной энергетики составят от 20 до 130 марок
в год на каждого жителя Германии. Другие сценарии подводят к выводу, что
стратегия защиты климата и отказ от ядерной энергетики не только не
принесут экономических потерь, но позволят создать новые рабочие места и
получить прибыль в народном хозяйстве.

      Итак, наука разработала необходимые основы для принятия решения
о переходе к новой энергетической политике без использования ядерной
энергии. Теперь дело за политикой. Если серьезно исходить из критерия
минимизации риска и упомянутых выше соображений надежности, то



                                                                         101
следовало бы как можно скорее принять решение об отказе от атомной
энергетики в сжатые сроки. Однако для достижения общественного согласия
по этому вопросу и учета сомнений сторонников атомной энергетики и
заинтересованных предпринимательских кругов, следует ориентироваться
на отказ от промышленного использования ядерной энергии к 2010 году.


           4.    Экологически     и    социально   приемлемая      структурная
   перестройка в угледобывающих регионах и использование газа в
   качестве «переходного» энергоносителя

      В 1993 году в общем объеме эмиссии диоксида углерода в Германии
доля угля составила 45% (в том числе бурый уголь - 24 % и каменный уголь -
21 %). Достижение среднесрочной цели сокращения эмиссии CO2 к 2020
году на 50 % возможно лишь в том случае, если использование каменного и
бурого угля в качестве энергоносителей будет неуклонно сокращаться.
Разумеется, этот необходимый процесс свертывания немецкой индустрии
добычи каменного и бурого угля зависит от различных факторов, связанных
с экономической ситуацией и политикой в области занятости. Таким
образом, сокращение общественных субвенций для германской угледобычи,
не связанное с задачами защиты климата, ведет к снижению использования
угля при        производстве   стали   и   электроэнергии   и   одновременно   к
сокращению количества рабочих мест. Вместе с тем ожидать снижения
эмиссии диоксида углерода можно лишь в том случае, когда потребность в
энергоносителях удовлетворяется не за счет импорта дешевого угля, но на
основе последовательно проводимых мероприятий в области эффективного
использования энергии и применения регенеративных источников энергии.
Однако такое развитие означает также, что к сокращению рабочих мест
ведут не мероприятия по защите климата, а уменьшение или отказ от
субвенций для поддержки немецкой угледобывающей промышленности.

      Для         регионов,     затрагиваемых      процессами       сокращения
угледобывающей отрасли, особенно для регионов добычи бурого угля на



                                                                           102
Востоке и Западе Германии, но также и для мест добычи каменного угля в
землях Северный Рейн - Вестфалия и Саарланд, требуется социально
приемлемая (sozialverträgliche) компенсация объемов добычи угля, в том
числе путем создания новых рабочих мест в области рационализации
энергопотребления и использования возобновимых источников энергии.
Максимальная       переработка   угля,      например,     в       коммунальных     и
промышленных теплоэлектроцентралях является центральным элементом
социально и климатически приемлемой стратегии структурной перестройки в
регионах угледобычи. Такие технологии (" Clean coal " - технологии) могут
быть также рекомендованы для новых экспортных рынков, что для таких
стран как Китай и Индия имеет основополагающее значение.


       5. Эффективное      использование        энергии       и    регенеративные
источники энергии - краеугольный камень ориентированной в будущее
энергетической политики



       Экономия    электроэнергии,   т.е.    повышение        продуктивности      ее
использования,      является     единственным       решением          в       области
электроэнергетики, которое позволяет избежать дальнейшего увеличения
ресурсопотребления при росте жизненного уровня. Возникающие в связи с
повышением эффективности технологий дополнительные расходы могут по
большей части покрываться за счет производственно-экономической пользы
от снижения энергозатрат. Следует также принимать в расчет связанные с
этим   процессом     экономические   импульсы,     прежде         всего   в   сферах
инвестиций, инноваций и занятости. Снижение энергозатрат в народном
хозяйстве является сегодня наиболее эффективной формой сокращения
эмиссии   диоксида    углерода   и   поэтому     должно       реализовываться       в
приоритетном порядке.

       Технический потенциал снижения энергозатрат весьма велик. Он
составляет только для старых федеральных земель от 35 до 45 процентов


                                                                                 103
использования первичных источников энергии в 1987 г. Разумеется,
технически возможный сегодня потенциал экономии ещe не может быть
реализован в полной мере из-за экономических и иного рода препятствий
(например, дефицит знания, расхождения в оценках, нормы права, особые
хозяйственные приоритеты). Поэтому реализовать меры экономии можно
прежде всего в следующих областях:

           – В области коммунального отопления возможно 30 - 50 -
   процентное сокращение расходов полезного тепла в новостройках путем
   изменения    в   проекте    государственного   бюджета   положений     о
   теплозащите. Дальнейшее уменьшение расходов полезного тепла на 40
   - 50 процентов происходит за счет систематической санации старых
   зданий при ежегодных нормах обновления от 2,3 до 3,9 процентов.
   Энергопотребление,     связанное      с    использованием     бытовых
   электроприборов сократится в среднем до 2010 года примерно 45
   процентов. В промышленности в связи с мерами экономии можно
   рассчитывать на увеличение экономического эффекта примерно в два
   раза.

           – При осуществлении поставленной цели удельный расход
   топлива в германской промышленности к 2010 году может сократиться
   на 40 - 45 % по сравнению с сегодняшним уровнем, удельное
   потребление электроэнергии - примерно на 25 %. Доля произведенного в
   теплоэлектроцентралях (ТЭЦ) тока, которая сейчас составляет 8,6 %
   валового электроснабжения, достигнет к 2010 года 21 - 24 %. Это
   позволит     использовать     дополнительный     технико-хозяйственный
   потенциал коммунальных и промышленных ТЭЦ примерно на 50 - 70 %.

     Разумеется, осуществление вышеперечисленных вариантов экономии
электроэнергии ещe не достаточно, чтобы перейти к энергоснабжению,
отвечающему задачам защиты климата. Долгосрочным решением здесь
может быть только переход к использованию возобновимых источников
энергии, которые основаны на чистом преобразовании несвязанного



                                                                        104
углекислого газа. Тем не менее, использование возобновимых источников
энергии все еще относительно дорого. Переход к энергоснабжению,
основанному на возобновимых источниках энергии, потребует постепенного
формирования        рынков     энергоснабжения,     способных   самих      себя
поддерживать. Государственное стимулирование спроса позволит достичь
цели сокращения удельных инвестиций посредством развития массового
производства технологий преобразования энергии.


           6. Дискуссии об энергетической политике

         Чтобы достичь согласия в германском обществе по основным
вопросам      энергетической      политики,   соответствующей         принципам
устойчивого развития, необходимо провести ее открытое обсуждение. В
качестве примера интересного и довольно успешного опыта преодоления
разногласий в области стратегии научно-технического развития и, в
частности, энергетической политики можно привести Данию и Нидерланды,
где проводятся так называемые консенсус - конференции. Консенсус -
конференции - это общественные мероприятия, в ходе которых спорные
вопросы      обсуждаются     совместно    экспертами     и   неспециалистами,
представляющими заинтересованные общественные круги. Консенсус -
конференции способствуют конструктивному участию общественности в
обсуждении и принятии долгосрочных решений в отношении экологически,
социально и экономически приемлемых вариантов энергоснабжения. Как
известно, люди сознательно выступают в поддержку тех или иных решений
(особенно если речь идет о столь важной проблеме как ядерная энергетика)
тогда,    когда   им оказывается доступна     необходимая информация о
преимуществах и недостатках существующих вариантов действий. Лишь при
условии      согласия   большинства      общества      относительно     способа
энергоснабжения могут разрабатываться окончательные долгосрочные
стратегии.




                                                                           105
ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

    UMWELTPOLITIK




                         106
                                   Berndt Wulfen

                  STICHWORTE ZU DEN DEUTSCH-RUSSISCHEN
                           UMWELTBEZIEHUNGEN

      Nirgends ist das Verhälnis der Russen zu ihrer Umwelt ergreifender und
eindringlicher geschildert als in den russischen Märchen. Da ist vom Väterchen
Frost die Rede, das auf einer Tanne hin und her springend der kleinen Heldin
Fragen stellt und sie schließlich reich beschenkt. Da ist vom Wald die Rede, in
dem die Beeren und die Pilze wachsen. Da ist von wackeren Racken die Rede,
die auf einem sauberen Fluß hinunterfahren.

      Naturverbundheit ist damit Teil der russischen Seele. Die Naturzerstörung
der letzten Jahrzehnte hat diese Seele tief verletzt, Furchen und Narben auf ihr
hinterlassen. Dies ist deutlich geworden auf dem Allrussischen Umweltkongreß im
Sommer 1994, als die zahlreichen NGO´s vor den über 1000 Delegierten aus
allen Teilen Rußlands ihrem Zorn über die Vergehen gegen die Umwelt Luft
machten und eine Umkehr forderten.

      Als einer der weniger ausländischen Teinehmer hat mich dieeser Kongreß
tief beeindruckt. Er zeigte, daß die Demokratie dabei ist, Wurzeln in Rußland zu
schlagen. Er zeigte aber auch, wie schwer es ist, das Thema Umweltschutz in
einem Land zu verankern, das einen Neuanfang, vor allem auch auf
wirtschaftlichen Gebiet sucht. Vielen mag daher in Rußland der Umweltschutz
zunächst als ein Störenfried erscheinen, der sich wie ein Klotz am Bein des
ökonomischen Aufschwungs darstellt.

      Wir in den westeuropäischen Ländern wissen, welche Chancen in dem
wirtschaftlichen Neubeginn in Rußland liegen. Es wäre fatal, wenn er den
Umweltschutz ausklammerte und sich nur an wirtschaftlichen Zielen und Zahlen
orientierte. Aus unseren Erfahrungen in den 50er und 60er Jahren in Westen und
später auch im Osten wissen wir, wie wichtig es ist, den Umweltschutz von vorn
herein in die wirtschaftliche Planung zu integrieren, ja wie ökonomisch dies
letzendlich ist. Wir haben in Deutschland diese Erfahrung im Ruhrgebiet, am
Rhein und in den neuen Bundesländern gemacht. Wir haben viel Geld


                                                                            107
ausgegeben um wieder saubere Luft und saubere Gewasser herzustellen. Allein
die öffentlichen Mittel, die in Rheinsanlagerung geflossen sind, übersteigen die
200 Mrd. DM-Grenze.

      Daher ist es unsere feste Absicht, Rußland bei der Integration des
Umweltschutzes in den wirtschaftlichen Neuanfang und Neuaufbau zu helfen. Wir
tun dies an einer Reihe von Stellen, die wir für maßgeblich halten und die es,
zumindest    teilweise,   Rußland   erlauben,   durch    die   Praktizierung   des
Umweltschutzes Gewinne zu erzielen (“win-win-strategies”).

      Nehmen wir ein Beispiel:

      Die Sanierung von Erdöl- und Erdgaspipelines bedeutet einerseits die
Reduzierung wirtschaftlicher Verluste, andererseits aber einen erheblichen
Zugewinn für die Umwelt.

      Insgesamt haben wir mit Rußland gegenwärtig 16 verschiedene Projekte.
Gemeinsam kontrolieren wir in der deutsch-russischen Umwelt-Leitgruppe, die
jährlich abwechselnd in Rußland und Deutschland stattfindet, ihren Fortschritt. Die
Leitgruppesitzungen haben aber auch den Vorteil, daß wir wichtige globale
Fragen, wie z. B. Aspekte des Rio-Prozesses, miteinander erörten können und
dadurch die Chance eröffnen, reichzeitig und im gegenseitigen Einvernehmen
bestimmte globale Positionen festzulegen. Es war wichtig für uns, daß wir
rechtzeitig die russische Position vor den Klimaverhandlungen in Kyoto (Japan)
erfuhren und uns entsprechend darauf einstellen konnten.

      Die Leitgruppensitzungen haben auch einen ganz anderen Aspekt, den ich
für außerordentlich wichtig halte: die persönlich Begegnung zwischen deutschen
und russischen Umweltfachleuten wirkt vertrauenabbildend und bleibt nicht ohne
Einfluß auf das Gesamtgefüge der bilateralen Beziehungen.

      Für uns Deutsche bedeuten die Leitgruppensitzungen auch die Chance,
einen bisher uns bekannten Teil Rußlands kennenzulernen. Unvergeßlich sind mir
die Tage, die wir gemeinsam in Susdal und Umgebung verbracht haben und wo
wir alte Klöster, bedeutende Kirchen und viele Beispiele der sprichwörtlichen



                                                                               108
russischen Gastlichkeit kennengelernt haben. Hierdurch sind bleibende und
prägende Eindrücke entstanden, auf die wir nicht verzichten sollten.

      Ein besonders wichtiges Gebiet der bilateralen Zusammenarbeit ist der
gegenseitige Austausch auf dem Sektor der ökologischen Wissenschaft. In diesen
Rahmen gehört das Deutsch-Russische Kolleg, das vor einigen Jahren an der
Universität Karlsruhe gegründet worden ist und neben ökonomischen, vor allem
auch ökologische Studien umfaßt. Hier erhalten russische und deutsche
Wissenschaftler die Möglichkeit, ein ergänzendes Studium in Deutschland und
Rußland zu absolvieren und gleichzeitig das andere Land und seine Sprache
besser kennenzulernen.

      Es freut mich, daß das Auswärtige Amt sich bei der Gründung dieses
Kollegs von vorn herein engagiert hat und es auch weiterhin unterstützt.
Bundesminister Kinkel sagte am 10. Mai 1996 bei der Eröffnung des Deutsch-
Russisches Kollegs in Karlsruhe:

      “Wie ich höre, sturzen Sie sich mit großem Engagement auf das Studium.
Ich sage Ihnen voraus - es wird sich lohnen!

       Marktwirtschaft und Umweltschutz sind Schlüsselbereiche für jede
moderne     Gesellschaft,   für    nachhaltige   Wachstum,     den     Erhält   der
Lebensgrundlagen für unsere Kinder und Enkel.

      Das Philosophenstudium gibt das geistige Rüstzeug, um die gewaltige
Herausforderung der Transformationsprozesse Rußlands zu bewaltigen. Praktika
in Banken und Industrie ergänzen die Theorie - das Deutsch-Russische Kolleg
Karlsruhe ist wirklich eine runde Sache!”

      Gehen wir ein wenig in die Geschichte zurück, so hat der deutsch-
russische Wissenschaftsaustausch eine gute Tradition. Bereits im vorigen
Jahrhundert wirkten zahlreiche russische Wissenschaftler und Studenten an
deutschen Universitäten, einige von ihnen erlangten später Weltruf. Eine
besonders bei Russen beliebte Universität war im vorigen Jahrhundert
Heidelberg, das auch wegen des freiheitlichen Geistes, der im damaligen



                                                                                109
Großherzogtum       Baden   herrschte,   Studenten    und    Professoren     aus   den
verschiedensten Ländern anlockte. Besonders anziehend wirkte es jedoch auf
russische Studenten, die im vorigen Jahrhundert zu Tausenden nach Heidelberg
gingen und dort oft mehrere Jahre verbrachten. Die Heidelberger Annalen
berichten von einer ansehnlichen russischen Kolonie, die es dort in den 80er
Jahren des vorigen Jahrhunderts gab.

      Am 15. und 16. Mai 1998 wird in Karlsruhe ein “Runder Tisch” zu Fragen
der nachhaltigen Entwicklung stattfinden. Wir freuen uns, daß von russischer
Seite der frühere Präsident Gorbatschow und der Vorsitzende der Staatlichen
Komitee für Umweltschutz der Russischen Föderation, Prof. Danilov-Danilyan,
teilnehmen.    Deutscherseits     werden       Bundesaußenminister     Dr.     Kinkel,
Staatsminister Schaufler und der Parlamentarische Staatssekretär im BMU,
Klinkert, neben dem Rektor der Universität Karlsruhe, Prof. Wittig, teilnehmen.

      Diese wichtige Veranstaltung soll auch zur Förderung der Zusammenarbeit
zwischen deutschen und russischen Unternehmen dienen. Wir messen dem
Privatsektor   im     Umweltschutz       und    dem    von      ihm   ausgehanden
Technologietransfer große Bedeutung bei. Deutsche Unternehmen haben sehr
früh damit begonnen, umweltschönende Technologien zu entwickeln. Dies zahlt
sich heute aus. Deutschland liegt beim Export von Umwelttechnologie heute
weltweit an der Spitze.

      Mit dem Institut für den Transfer von Umwelttechnologie (ITUT) in Leipzig
verfügen wir heute über ein Instrument der Zusammenarbeit, von dem auch
Rußland profitieren kann.




                                                                                   110
                                                       Берндт Вульфен,
   руководитель отдела международного экологического сотрудничества
                               Министерства иностранных дел Германии


              КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА В РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКОМ
                 ЭКОЛОГИЧЕСКОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ
                          (перевод А. А. Максимовой)


      Нигде так проникновенно и широко не проявляется интерес русских к
их окружающей среде, как в народных сказках. Это и сказания о Дедушке
Морозе, который перескакивает с елки на елку и загадывает маленькой
героине загадки, а потом щедро еѐ вознаграждает. Это рассказы о лесе, в
котором растут ягоды и грибы. Это и сказка о храбрых витязях, уходящих в
пучину чистых вод.
      Единение с природой - часть русской души. Разрушение природы в
последние десятилетия глубоко ранило эту душу, оставив в ней глубокие
рубцы. Это отчетливо проявилось во время Всероссийского конгресса по
охране   окружающей   среды   летом   1994   года,   когда   представители
многочисленных неправительственных организаций (более 1000 делегатов)
изо всех частей России выразили свой гнев по поводу загрязнения
окружающей среды вследствие происходящих изменений в хозяйственной
сфере и потребовали поворота событий.
      На меня, как одного из немногих зарубежных участников, конгресс
произвел глубокое впечатление. Он показал, что демократия в России уже в
состоянии пустить корни. Но он также показал, как тяжело придать законную
силу природоохранной деятельности в стране, которая прокладывает
дорогу, ориентируясь прежде всего на экономический рост.
      Мы, западноевропейцы, знаем, какие шансы имеются у России в
начале пути экономических преобразований. Было бы фатальным, если бы в
них отсутствовала охрана окружающей среды и они были бы ориентированы
только на достижение экономических целей и показателей. По опыту 50-ых и



                                                                      111
60-ых годов на Западе, а позднее и на Востоке нам известно, как важно
своевременно включать охрану окружающей среды в экономические планы
и какими экономически выгодными эти действия впоследствии оказываются.
Такой опыт мы имеем в Рурском бассейне, на Рейне и в новых Федеральных
землях. Мы затратили большое количество денег, чтобы сделать воздух и
воду чистыми. Только размер официальных средств, выделенных на работы
по санации Рейна, превышают 200 Млрд. немецких марок.
       Отсюда и наше твердое намерение оказывать помощь России в
процессе     интегрирования      окружающей       среды     в   зарождающуюся        и
развивающуюся экономику. Мы делаем это в тех областях, которые нам
кажутся наиболее важными и где практическое осуществление мероприятий
по защите окружающей Среды позволит России извлечь пользу (так
называемая стратегия «win-win»).
       Приведем пример:
       Санация     нефте-    и   газопроводов,     с   одной    стороны,    означает
уменьшение экономических потерь, с другой стороны, дает существенный
выигрыш для окружающей среды.
       В общей сложности в настоящее время у нас с Россией 16 различных
проектов. Эффективность их выполнения контролируется совместно на
заседаниях российско-германского Координационного совета1), которые
проводятся ежегодно, поочередно в России и Германии. Заседания
Координационного совета имеют ещѐ и то преимущество, что дают нам
возможность обсудить важные глобальные вопросы, как, например, аспекты
принятой в Рио стратегии «Окружающая среда для Европы», и обеспечить
тем самым себе шанс вовремя и на основе взаимопонимания выбрать
общую стратегию. Для нас оказалось очень важным, что мы своевременно
узнали позицию России перед предстоящими переговорами в Киото
(Япония) по вопросам защиты климата и смогли к ним соответствующим
образом подготовиться.

1
   Координационный совет - Смешанная комиссия по выполнению Соглашения между
Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германия о
сотрудничестве в области охраны окружающей среды от 28 мая 1992 г.


                                                                                  112
      Заседания Координационного совета имеют также и совсем другой, на
мой   взгляд,   чрезвычайно    важный   аспект.    Личные   контакты   между
российскими и германскими специалистами в области охраны окружающей
среды создают доверительную основу, и нельзя сказать, что они не
оказывают влияния на всю структуру двусторонних отношений.
      Для нас, немцев, заседания Координационного совета означают также
шанс узнать не известную для нас часть России. Незабываемыми для меня
остались дни, которые мы провели вместе в Суздале и его окрестностях, и
где мы увидели старые монастыри, известные церкви, познакомились с
запечатленными в русских поговорках и пословицах примерами русского
гостеприимства.    Здесь    родились    навсегда    оставшиеся   в     памяти
впечатления, которые мы не должны забыть.
      Особенно важной частью двустороннего сотрудничества является
обмен в области экономических наук. В рамках этого направления свою
деятельность осуществляет Российско-Германский колледж, созданный
несколько лет назад на базе Университета в Карлсруэ, программа обучения
которого наряду с экономическими науками включает вопросы экологии.
Здесь российские и германские ученые имеют возможность получить
дополнительное образование в Германии и в России и одновременно лучше
узнать другую страну и ее язык.
      Меня радует, что Министерство иностранных дел с самого начала
было участником создания этого колледжа и продолжает его поддерживать.
      Федеральный Министр иностранных дел Кинкель во время открытия
Российско-Германского колледжа 10 мая 1996 г. в Карлсруэ сказал:
      «Как я слышу, вы с весьма рьяно устремляетесь в учебу. Я могу
сказать заранее - это стоит того!
      Рыночная экономика и охрана окружающей среды - ключевые области
для любого современного общества, для устойчивого роста, сохранения
жизненных основ для наших детей и внуков.
      Изучение философии даст нам духовное оружие, для того чтобы
преодолеть переходные процессы, происходящие в России. Практика в



                                                                         113
банках и на промышленных предприятиях дополнит теоретические знания,
словом, Российско-Германский колледж, действительно, стоящее дело!»
      Давайте   немного   вернемся   в   историю,    в   которой     российско-
германский научный обмен уже имеет хорошие традиции. Ещѐ в прошлом
столетии российские ученые и студенты работали и учились в германских
университетах, многие из них достигли мировой славы. Особой любовью у
русских в прошлом столетии пользовался университет в Гейдельберге,
который из-за царившего в то время в Великом герцогстве Баден духа
свободолюбия привлекал к себе профессоров и студентов из разных стран.
Особенно притягательным был он для русских студентов; в прошлом веке
они тысячами приезжали в Гейдельберг и часто оставались там несколько
лет. Гейдельбергская летопись сообщает о крупной русской колонии,
возникшей еще в восьмидесятые годы прошлого столетия.
      15-16 мая 1998 г. в Карлсруэ состоится «Круглый стол» по проблемам
устойчивого развития. Мы очень рады, что с российской стороны в нем будут
участвовать бывший Президент СССР М. С. Горбачев и Председатель
Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей
среды В. И. Данилов-Данильян. Германскую сторону будут представлять
Федеральный     Министр   иностранных    дел   доктор     Кинкель,     Министр
окружающей среды и транспорта Земли Баден-Вюртемберг Шауфлер и
парламентский статс-секретарь Федерального Министерства окружающей
среды, охраны природы и безопасности ядерных реакторов Клинкерт, а
также ректор Университета в Карлсруээ профессор Виттиг.


      Это важное мероприятие будет содействовать сотрудничеству между
российскими и германскими предпринимателями. Мы придаем большое
значение работе частного сектора в области охраны окружающей среды и
развивающемуся    благодаря   ему    трансферу      технологий.    Германские
промышленники уже давно поняли необходимость развития экологически
чистых технологий. Сегодня им воздается сторицей. Германия намного
опережает другие страны в части экспорта природоохранных технологий.



                                                                           114
     В лице Института по трансферу природоохранных технологий (ITUT) в
Лейпциге   мы   располагаем   инструментом   сотрудничества,   благодаря
которому Россия может только выиграть.




                                                                    115
                                                                   Г. П. Чернецов,
            Председатель межрайонного комитета по охране окружающей
                                                                                среды,
                                                    г. Златоуст Челябинской обл.
          ПРИРОДООХРАННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ ГЕРМАНИИ И ИХ РОЛЬ В
                        ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ


      В    Германии,      кроме    федерального       министерства     по       охране
окружающей      среды     и    безопасности    ядерных     реакторов,       а    также
соответствующих ведомств на уровне федеральных земель, существует
большое      количество        различных      общественных     природоохранных
организаций. К числу наиболее известных и влиятельных организаций
относятся следующие:
      1. Федеральный германский рабочий кружок природоохранного
менеджмента (Bundesdeutscher Arbeitskreis für Umweltbewußtes Management
e. V. - BAUM)
      BAUM возник в 1987 году как природоохранная организация,
стремящаяся     оказать       поддержку    предпринимателям,       готовым      внести
конкретный вклад в дело охраны окружающей среды. Организация,
объединяющая      в     своих     рядах     около    крупных   и     средних      400
предпринимателей, выступает в качестве информационного центра и
посредника между промышленниками, представителями финансовых кругов,
чиновниками,     занимающимися            проблемами      окружающей            среды,
общественными союзами и отдельными гражданами, а также средствами
массовой информации. BAUM занимает центральное положение в сети
организаций, специализирующихся на природоохранном менеджменте.
      BAUM:
       организует конгрессы, семинары и рабочие встречи, посвященные
          специальным темам защиты окружающей среды;
       разрабатывает специальные контрольные списки (перечни) для
          ориентированных на экологическую проблематику деловых людей;



                                                                                  116
        осуществляет посредничество в «Сервисном банке данных по
           защите окружающей среды»;
        взаимодействует с промышленными союзами, образовательными и
           исследовательскими учреждениями;
        содействует реализации исследовательских проектов;
        поддерживает интенсивные контакты со средствами массовой
           информации        для      распространения       позитивного        опыта
           природоохранной деятельности;
        участвует в важнейших жюри на присуждение призов в области
           охраны окружающей среды;
        участвует в международном сотрудничестве.
       К    числу      важнейших     инициатив    этой   организации      относятся
проведение конгресса по проблемам участия предпринимателей в защите
окружающей среды (1989) и Германо-германского конгресса по защите
окружающей среды в Лейпциге (1990).
           2. Германский союз родины (DHB)
       Союз является одной из старейших немецких природоохранных
организаций. Он был создан 30 марта 1904 года в Дрездене под названием
«Союз защиты родины» и в 1937 году переименован в «Германский союз
родины». Основная цель Союза, сформулированная его основателем
профессором Рудольфом              Эрнстом,   состоит в защите природных           и
культурных ландшафтов от агрессивного воздействия.
       DHB является головной организацией для 16-ти земельных союзов по
всей       Германии.     Земельные        союзы     имеют      свою   собственную
организационную         структуру    на   местном    уровне.    Все   вместе     они
представляют примерно 3 млн. членов. Кроме того, коллективным членом
DHB является Объединение немецких граждан (Deutsche Burgenvereinigung).
       Союз состоит в тесном контакте с близкими по целям организациями,
министерствами и Бундестагом. Союз принимает активное участие в
решении важнейших вопросов охраны природы, ландшафтов, исторических
памятников. После объединения Германии в 1990 году особое внимание в



                                                                                117
работе Союза уделяется новым федеральным землям (территория бывшей
ГДР).
        Союз имеет рабочие группы по таким направлениям как, например,
"Развитие земельного пространства и обновление деревень", "Ландшафт и
памятники", "Защита природы и окружающей среды". Эти рабочие группы
постоянно собираются на заседания и готовят различные сообщения,
например, "Защита жизни в землях", "Землеустройство и его воздействие на
природу и окружающую среду", "Воспитание и свободное время, туризм",
"Перспективы развития национального парка Высокий Гарц" (май 1991 г.),
проект "Асбест" для округа Нойкельн (1990 г.) и т. д.
        Союз работает совместно с национальными и международными
организациями,       например,   "Рабочим    обществом      по    вопросам
окружающего мира", IUCN (Международным союзом защиты природы).
DHB является членом EUROPA NOSTRA - европейской организации по
защите памятников, созданной в 1963 г.
        3. Союз за окружающую среду и защиту природы Германии
(BUND).
        Союз с более чем 210 тыс. членов является одной из крупнейших
немецких природоохранных организаций. Союз представляет Германию в
международной организации “Friends of the Earth International” (FOEI).
        BUND     -   открытая    надпартийная     и     надконфессиональная
организация, работа которой строится на демократических началах. Его
основная задача состоит в политической поддержке на всех уровнях целей
защиты окружающей среды.
        Около 2000 местных и окружных групп образуют основу Союза.
Местные (рабочие) группы борются против загрязнения окружающей среды,
за улучшение условий жизни в городах, в частности, путем сокращения
транспортных потоков и уменьшения количества мусора.
        Во всех 16-ти землях Союз представлен самостоятельными земель-
ными отделениями. Своим участием в конкретных природоохранных
проектах    земельные      отделения     союза    оказывают      политическое



                                                                          118
воздействие при решении таких вопросов как защита лесов, строительство
новых автобанов или аэропортов, переработка мусора, сохранение
уникальных памятников природы и т. д.
      BUND со дня своего основания в 1975 году является лоббирующей
организацией на государственном уровне. Его представительство в
Бонне,    в   котором     работают    45    сотрудников,      поддерживает     и
координирует    контакты    с депутатами, министрами            и    служащими.
Политическая активность Союза проявляется также в деятельном
участии в разработке законов и постановлений, касающихся проблем
окружающей среды. В качестве одной из основных природоохранных
организаций     Германии       BUND        участвует     во    всех     крупных
природоохранных проектах.
          4. Германское кольцо защиты природы (DNR)
      DNR был основан в 1950 году в                    Мюнхене. Союз является
независимым       и      надпартийным        объединением           примерно       ста
самостоятельных,        демократически      организованных      природоохранных
союзов Германии, с количеством индивидуальных членов около 2,5
миллионов чел. Штаб-квартира DNR находится в Бонне.
      Союз занимает активную позицию в деле сохранения и улучшения
природной окружающей среды, в особенности, в проведении комплексных
мероприятий по защите и исследованию растений и животных, их сообществ
и среды обитания, а также сохранения естественных ландшафтов.
         Основные принципы деятельности Союза:
      - принцип предосторожности: не все, что технически возможно
изготовить, должно изготавливаться, если это не согласуется с этическими
нормами. В частности, генетические технологии (генная инженерия) должны
быть социально приемлемыми и не должны оказывать неблагоприятное
воздействие на биоразнообразие;
      - принцип минимизации ущерба окружающей среде;
      - принцип кооперации: охрана природы должна осуществляться не
вопреки воле граждан, а при их активном участии;



                                                                               119
      - принцип равенства возможностей: не должно быть никаких
привилегий в отношении загрязнения окружающей среды для тех или иных
отраслей хозяйства, отдельных предпринимателей или группировок;
      - принцип одинакового ранжирования: защита природы должна в
равной степени охватывать все свои составляющие;
      - принцип открытости;
      - принцип общности.
      DNR осуществляет координацию работы кружков экологического
права, международных природоохранных проектных групп (транспорт,
охота, биотехнологии).
      Важнейшие инициативы DNR: организация в 1986 году объединения
"Транспортный клуб Германии"; организация в 1991 году объединения
"Экологический туризм в Европе". Примером успешной работы союза
является проводимая им кампания против уничтожения тропических лесов.
      DNR является членом следующих национальных и международных
организаций, а также участвует в следующих мероприятиях:
      - Германский день защиты окружающей среды;
      - Германский день защиты природы;
      - Комиссия Германского спортивного союза "Спорт и окружающая
среда";
      - Жюри природоохранного знака "Голубой ангел";
      - Германский государственный фонд окружающей среды;
      - Рабочее общество по вопросам окружающей среды;
      - Национальный комитет конференции ООН "Окружающая среда и
развитие";
      - Экологический туризм в Европе;
      - Жюри европейской премии "За охрану окружающей среды";
      - Европейское бюро окружающей среды в Брюсселе;
      - Информационный центр по защите природы при Европейском
Совете в Штуттгарте.
          5. Союз защиты природы Германии



                                                                    120
      Союз является одной из старейших природоохранных организаций
Германии. Он был основан в Штуттгарте в 1899 году Линой Хайнле как
"Союз защиты птиц". Во время нацистской диктатуры он был переименован
в "Союз Рейха по защите птиц". В 1949 году ему было возвращено прежнее
название, а в 1990 году он получил название "Naturschutzbund Deutschland"
(Союз защиты природы Германии). В настоящее время членами Союза
являются около 160 тыс. человек. Штаб-квартира Союза находится в г. Бонн.
      Сегодня Союз объединяет 15 земельных организаций и более чем
1400 местных, окружных и рабочих групп. Рабочие группы союза имеются
почти в каждой общине. В Баварии он представлен дочерней организацией
"Земельный Союз по защите птиц" с 45000 членов.
      Некоторые союзы являются элитными или узкоспециализированными.
      Все экологические проекты и акции стоят денег. Взрослые члены
Союза платят скромный взнос - 48 марок в год, молодежь - половину этой
суммы. Поэтому Союз имеет возможность частично оплачивать некоторые
важные природоохранные проекты.
      С особым вниманием следит союз за экологической обстановкой в
пяти новых германских землях (бывшая ГДР).
      С 1971 года союз проводит ежегодно акцию "Птица года". Эта акция
неожиданно приобрела огромную популярность и теперь также проводятся
такие акции как "Дерево года", "Цветок года", "Бабочка года" и т.д.

        6. Туристское общество "Друзья природы" (TVDN)

      Общество организовано в 1895 году и насчитывает около 120 тыс.
членов. Около 800 местных групп ведут активную работу по охране природы:
отбирают пробы воды, картографируют флору и фауну, изучают биотоны,
исследуют историю родного края и старинных городов, дискутируют по
концепции   развития    транспорта,   проводят    семинары    по      проблемам
памятников и скульптур, гибели деревьев, проводят акции по посадке
деревьев и т. д. К числу основных задач общества относится уменьшение
нагрузки на окружающую среду, связанной с массовым туризмом, а также


                                                                            121
развитие экологического туризма.


      7.    Исследовательское        объединение          "Окружающая        среда
будущего"
      Объединение     было      основано   в   1986   году       как   общественная
организация;    он   является    инициативой     примерно        двухсот   ведущих
германских предпринимателей, которые считают фактор окружающей среды
необходимым элементом философии своей деловой активности.
      Союз     выступает    организатором      дискуссий     с     представителями
промышленности,      политиками,    профсоюзами       и    средствами      массовой
информации по вопросам охраны окружающей среды, осуществляет
исследовательские и образовательные проекты в области экологического
менеджмента, мониторинга окружающей среды и т. д.
      Союз содействует освещению в журнале "Предпринимательство и
окружающая      среда"     актуальных      вопросов       практического     участия
предпринимателей в деле охраны окружающей среды. Союз выступает
организатором политических и гражданских слушаний и работает в жюри по
присуждению важнейших премий в области охраны окружающей среды. В
городе Галле Союз ведет строительство координирующего центра по охране
окружающей среды в новых федеральных землях.
      Предприниматели, входящие в союз, используют свои "ноу-хау" и
финансовые возможности в экологических целях. Они демонстрируют, что
природоохранная деятельность и деловой успех не только не противоречат
друг другу, но во многих случаях тесно взаимосвязаны. Их опыт показывает,
что во многих случаях затраты на природоохранные цели быстро окупаются
в виде экономии ресурсов и денег.


      8. Германский спортивный союз
      Германский спортивный союз является добровольным объединением
более 90 спортивных союзов с общим количеством членов свыше 23 млн.
чел., что составляет 29 % населения Германии. В Союз входят 16



                                                                               122
земельных организаций, союзы по основным видам спорта, объединения по
интересам, научные, образовательные и исследовательские объединения.
Германский       спортивный    союз     является       одним   из   организаторов
Общегерманских       дней     защиты     окружающей       среды.    Союз   активно
сотрудничает с министерством охраны окружающей среды Германии и
другими министерствами, а также общественными природоохранными
организациями. Президент Союза - Ханс Хансен.
      9. “Зеленая лига”
      Зеленая лига была создана в бывшей ГДР 3 февраля 1990 года.
Очень скоро Лига стала очень популярной организацией в Восточной
Германии.    С    помощью     "Зеленой    лиги"    были    разработаны     проекты
национальных парков: 10 процентов земель в бывшей ГДР были таким
образом защищены, что можно считать своеобразным рекордом для
Европы.
      В настоящее время "Зеленая лига" получает очень значительную
поддержку от западногерманских природоохранных организаций.


      Таким образом, в Германии существует мощное общественное
природоохранное движение, имеющее давние традиции, и охватывающее
все слои общества. Правительство вынуждено считаться с этой силой. На
этом фоне легче работать и германскому министерству Охраны окружающей
среды и безопасности атомных реакторов, которое всего на два года старше
нашего российского министерства. Однако условия работы несравнимы. Для
примера, крупнейшая наша природоохранная организация - СОЭС нас-
читывает аж . . . 15 тысяч членов.
      В Государственной Думе не нашлось и 12-ти депутатов, готовых
заниматься проблемами охраны окружающей среды в рамках комитета,
возглавляемого Т. В. Злотниковой. Из-за этого думский комитет работает не
в полном составе, находясь под угрозой расформирования. А министерство
"Окружающей       природной     среды     РФ"     за   противодействие     проекту
строительства высокоскоростной магистрали Москва - Санкт- Петербург



                                                                              123
было "разжаловано" в Госкомитет. И никто не протестовал ...
      В Германии подобное решение было бы равнозначно вынесению
"смертного приговора" принявшим его политикам. Поэтому нам необходимо
внимательнее присмотреться к опыту Германии в деле формирования
экологического сознания общества.




                                                                 124
                                                                G. Tschernetsov
       ÖKOLOGISCHE ÖFFENTLICHE ORGANISATIONEN DEUTSCHLANDS
       In Deutschland gibt es außer dem Bundesministerium für Umwelt,
Naturschutz und Reaktorsicherheit eine große Anzahl von verschiedenen
öffentlichen Umweltschutzorganisationen. Folgendes Organisationen gehören zu
den bekanntesten:
       Bundesdeutscher Arbeitskreis für Umweltbewußtes Management e.V.
(B.A.U.M.)
       Bereits    1985    entstand    der   Arbeitskreis    B.A.U.M.   als   eine
Umweltschutzorganisation, die den Unternehmen helfen will, umweltbewußte und
erfolgreiche Unternehmensführung miteinander zu verbinden.
       Das realistische Ziel von B.A.U.M. ist es, Unternehmen und Institutionen
für die Probleme des Umweltschutzes weiter zu sensibilisieren und darzustellen.
       - B.A.U.M. ist ein Informations- und Kontaktmittler zwischen Industrie,
großen und mittelständischen Unternehmen aller Branchen, Forschungsinstituten,
spezialisierten   Umweltbeamtern,      Technologieanbieten,     Umweltbehörden,
Umweltverbänden und Bürgerinitiativen sowie Medien, das Zentrum eines
Netwerks für Umweltschutzmanagement.
       - B.A.U.M. veranstaltet Kongresse, Seminare, und Arbeitskreise zu
Spezialthemen unternehmerischen Umweltschutzes.
       -     B.A.U.M.    erarbeitet   brauchenspezifische      Checklisten    zur
umweltorientierten Unternehmensführung.
       - B.A.U.M. vermittelt einen "Umweltschutz-Datenbankservice".
       - B.A.U.M. kooperiert mit Kammern, Wirtschaftsverbänden, Bildungs- und
Forschungseinrichtungen.
       - B.A.U.M. wirkt bei wichtigen Forschungsprojekten über umweltorientierte
Unternehmensführung mit.
       - B.A.U.M. pflegt intensive Kontakte mit den Medien zur Verbreitung von
positiven Erfolgsbeispiele.
       - B.A.U.M. ist in wichtigen Jurys zur Verleihung von Umweltpreisen
vertreten.



                                                                             125
      - B.A.U.M. arbeitet international.
      1989    -      Kongreß   "Betriebe    und        Umweltschutz-Chansen        einer
umweltorientierten    Unternehmensführung"        im     Auftrag   des    Bayerischen
Umweltnunisteriums.
      1990    -    Deutsch-Deutsche    Umweltschutzkongreß         im    Auftrag    des
Bundesumweltministeriums in Leipzig mit rund 1500 Teilnehmern.
      B.A.U.M. ist eine überparteiliche Umweltinitiative der Wirtschaft. B.A.U.M.
wurde 1987 als gemeinnützieger Verein von Unternehmern ins Leben gerufen. Er
hat ca. 400 (Stand Juni 1992) Mitglieder aus produzierenden Unternehmen,
Dienstleitungsunternehmen, Institutionen und Behörden.


      Bund für Umwelt und Naturschutz Deutschlands e.V. (B.U.N.D.)
      BUND mit seinen mehr als 210.000 Mietgliedern ist der größte deutsche
Umweltverband. Der BUND vereint die Freunde der Erde in Dorf und Stadt
ebenso wie international: BUND ist deutsches Mitglied des internationalen
Dachverbandes «Friends of the Earth lnternational» (FOEI).
      Der BUND ist überparteilich und überkonfessionell - er ist offen für alle und
demokratisch strukturiert. Auf allen politischen Ebenen ist der BUND präsent als
Lobby der Natur.
      Rund 2000 Orts- und Kreisgruppen bilden die eigentliche Basis des BUND.
BUND-Ortsgruppen       kämpfen    gegen    die    Müllflut   und   für   verkehrsarme
lebenswerte Städte. In allen 16 Bundesländern ist der BUND mit einem
eigenständigen Landesverband vertreten.
      Neben konkreten Naturschutzprojekten verhelfen die Landesverbände der
Natur bei landespolitischen Fragen zu ihrem Recht: ob es ums Waldsterben geht,
den Bau einer neuen Autobahn oder eines Flughafens, um die Abfallpolitik oder
Schutz besonderer Naturschönheiten.
      Der BUND-Bundesverband schließlich ist seit seiner Gründung im Jahr
1975 die Lobby der Natur auf Bundesebene. Die Bonner Bundesgeschäftsstelle
mit ihren 45 hauptamtlichen Mitarbeitern unterhält und koordiniert Kontakte zu
Abgeordneten, Ministerien und Behörden. Zur politischen Arbeit gehört aber auch



                                                                                    126
die aktiwe Mitarbeit an Gesetzen, Verordnungen und Planungen.
       Seit 1979 ist der BUND als staatlich anerkannte Naturschutzorganisation
bei allen urnweltpolitischen Vorhaben beteiligt.




                                                                          127
       Deutscher Gewerkschaftsbund (DGB)
        Die Gewerkschaft Handel, Banken und Versicherungen (HBV) hat zur
         Zeit ca. 730.000 Mitglieder und ist somit die fünftgrößte DGB-
         Gewerkschaft,
        Die Gewerkschaft Gartenbau, Land und Forstwirtschaft (GGLF),
        Industriegewerkschaft Medien (Rundfunk, Fernsehen, Zeitungen und
         Zeitschriften),
        Die Gewerkschaft Nahrung-Genuss-Gaststätten,
        Die Gewerkschaft ÖTV(Offentliche Dienste, Transport und Verkehr),
        Industriegewerkschaft       Chemie-Papier-Keramik              (die      drittgrösten
         Gewerkschaftsorganisation in Deutschland),
        Die Deutsche Postgewerkschaft (DPG).


       Deutscher Heimatbund e.V.(DHB)
       Der    Deutsche       Heimatbund    ist    einer     der       ältesten    deutschen
Naturschutzverbände.       Am   30.März    1904    wurde        die   Vereinigung      ''Bund
Heimatschutz" in Dresden ins Leben gerufen,die sich 1937 in "Deutscher
Heimatbund" umbenannte.
       Erklärtes Ziel war seinerzeit sich gegen die Eingriffe in die Natur-bund
Kulturlandschaft   zu      wehren.   Der   DHB    ist     ein    Dachverband        von    17
Landesverbänden      in    Deutschland.    Gegenseitige         Mitgliedschaft:    Deutsche
Burgenvereinigung.
       Die Landesverbände haben einen eigenen organisatorischen Unterbau bis
hin zur lokalen Ebene, Zusammengenommen repräsentieren sie etwa 3 Mio.
Mitglieder.
       Der Deutsche Heimatbund steht in engem Kontakt mit gleichgesinnten
Orgftnisationen, Bundcsministerien und dem Deutschen Bundestag,
       Umwelt und Heimat der Bürger zu erhalten und drohenden Schäden
entgegenzuwirken, dies ist ein Hauptanliegen des DHB heute.
       Die Entwicklung in den neuen Bundesländern beeinflußt in starkem Maße
die Arbeit des DHB. Der DHB engagiert sich in den wichtigsten Fragen des Natur-



                                                                                          128
und    Umweltschutzes,       des     Landschaftsschutz,     der    Denkmal-,    der
Brauchtumspfiege und der Heimatgeschichte und Forschung.
      Der   DHB     hat     verschiedene    Fachgruppen,    z.B.   die   Fachgruppe
''Entwicklung des ländlichen Raumes und der Dorferneuerung», die Fachgruppe
"Landschaft und Denkmal", die Fachgruppe "Umwelt und Naturschutz". Diese
Fachgruppen kommen regelmäßig zu Sitzungen zusammen und bereiten
verschiedene Themeh vor, z.B.: "Plädoyer für ein Leben auf dem Lande'',
«Rebflurbereinigung und ihre Auswirkung auf den Natur- und Landschaftsschutz",
"Umwelterziehung und Freizeit / Tourismus" u s.w. Der DHB ist ein Mitglied der
EUROPA NOSTRA, dem 1963 gegründeten Dachverband füur Denkmalspflege
und Naturschutzverbänden in 21 europäischen Ländern.


      Deutscher Naturshutzring (DNR)
      Der D.N.R. wurde 1950 in München gegründet. Der D.N.R. ist der
Dachverband von derzeit ca. 100 selbstverständigen, demokratisch legitimierten
Natur- und Umweltschutzverbänden in Deutschland mit ca.2.5 Millionen
Einzelmitgliedern. Er ist ein gemeinnütziger, unabhängiger und überparteilicher
Verband mit Sitz in Bonn.
      Ziele: Der DNR setzt sich aktiv für die Erhaltung und Verbesserung der
natürlichen Umwelt, insbesondere für den Naturschutz als Gesamtheit der
Maßnahmen zur Erhaltung und Förderung von Pflanzen und Tieren, ihrer
Lebensgemeinschaften und Lebensräume sowie zur Sicherung der Landschaften
unter weitgehend natürlichen Bedingungen ein.
      Der DNR als aktiver Handlungspartner zur Erhaltung unserer Umwelt
bekennt sich zu den nachfolgenden neuen Grundprinzipien:
      1.Vorsorgeprinzip: Nicht Alles, was technisch machbar ist, darf nach
unseren ethischen Prinzipien auch gemacht werden. Darum fordert der DNR
unter anderem auch, daß die Gentechnologie human und sozial verträglich sein
muß und die bestehende biologische Artenvielfalt nicht beeinträchtigen darf.
      2.Verursacherprinzip:        Jede    vermeidbare,    wenn     auch    erlaubte
Beeinträchtigung unserer Umwelt muß beseitigt oder zumindest verringert



                                                                                129
werden.
         3.Kooperationsprinzip: Umweltschutz sollte nicht gegen, sondern mit den
Bürgern durchgesetz werden.
         4.Gleichheitsprinzip: Es darf keine Verschmutzungsprivilegien für Teile der
Wirtschaft, für Arbeitnehmer oder irgendeine gesellschaftliche Gruppierung
geben.
         5. Minimierungsprinzip;
         6.Gleichrangigkeitsprinzip: Der Schutz der Umwelt muß alle ihre Teile in
gleicher Wertigkeit umfassen.
         7.Offenheitsprinzip;
         8.Gemeinwohlprinzip;
         9.Ressourcenschonungsprinzip.
         Arbeitskreise und Projektgruppen: In seiner Funktion als Koordinator hat
der DNR folgende Arbeitskreise und Projektgruppen in Zusammenarbeit mit
seinen      Mltgliedsverbänden,    aber     auch    mit   Nicht-Mitgliedsverbänden
institutionalisiert:
         -Arbeitskreise-Naturschutzrecht
         -Internationaler Natur-und Umweltschutz Projektgruppen
         -Verkehr
         -Jagt
         -Bio-Gentechnik
         Der DNR ist ein Mitglied in folgenden nationalen und internationalen
Gremien:
         -Deutscher Umwelttag,
         -Deutscher Naturschutztag,
         -Präsidialkommission des Deutschen Sportbundes "Sport und Umwelt",
         -Jury Umweltzeichen "Blauer Engel"
         -Deutsche Bundesstiftung Umwelt,
         -Arbeitsgemeinschaft für Umweltfragen,
         - Nationales Komitee und Exekutivausschuß für die UN-Konferenz "Umwelt
und Entwiklung",



                                                                                130
      -Ökologischer Tourismus in Europa,
      - Jury Europaischer Umweltpreis,
      -   Europäisches   Umweltbüro      (EEB)   in   Brüssel   (Dachverband   der
europäischen Natur- und Umweltschutzverbände),
      -International Union for the Conservation of Nature(IUCN),
      -Inforinationszentrum für Naturschutz beim Europarat in Stuttgart.




                                                                               131
                                                  Dipl.-Biol. Ulrich Becksmann,

                                                              FZU--Geschäftsführer

          DAS FORSCHUNGSZENTRUM UMWELT (FZU): EINE IDEE WIRD
                                  WIRKLICHKEIT

      Im Sommer des Jahres 1997 ist es soweit: Der Neubau für das
Forschungszentrum Umwelt (FZU) der Universität Karlsruhe kann bezogen
werden. Fast genau 10 Jahre ist es dann her, daß die Idee zu einem solchen
Zentrum als Gebäude für die Unterbringung von Drittmittelprojekten im Bereich
der Umweltforschung entstanden ist.
      Im Jahr 1987 hatte der damalige Rektor Prof. Dr. Heinz Kunle eine
Umfrage zur Umweltforschung an der Universität durchgeführt. Über 40 Institute,
mehr als ein Drittel aller Institute der Universität, hatten darauf reagiert und
umweltbezogene Projekte gemeldet. Zum Teil bedrückende Enge wurde als
Hinderungsgrund für die Einwerbung weiterer Drittmittel angegeben.
      So war es naheliegend, im Rahmen der Planungsarbeiten für die
Expertenkommission des Landes, die Umweltforschung zu einem bedeutenden
interdisziplinären Schwerpunkt der Universität Karlsruhe zu erklären und die
Errichtung eines Gebäudes mit einer gewissen Grundausstattung zur Linderung
der Raumnot und zur weiteren Förderung dieses Schwerpunkts anzuregen. Die
erwähnte Kommission hat dann auch in ihrem Abschlußbericht „Forschung
Baden-Württemberg 2000" für die Universität Karlsruhe den Aufbau eines
Forschungszentrums       Umwelt     empfohlen    und    die     Errichtung   eines
Verfügungsgebäudes hierfür für unerläßlich erklärt. Das FZU wurde hiermit zum
Bestandteil eines größeren Verfligungsgebäu-deprogramms des Landes, von dem
auch andere Universitäten profitieren sollten.

      Natürlich war die Vielfalt der Umweltforschung an der Universität zum
Zeitpunkt der Umfrage des Rektors nicht neu. Auch die Inter-disziplinarität dieses
Forschungsbereichs hatte sich bereits in größeren Verbundprojekten bewährt und
u.a. zur Gründung einer Interfakultativen Arbeitsgemeinschaft Grundwasser-
Bodenschutz geführt. Schon lange Tradition haben in Karlsruhe die bechreibende


                                                                              132
und analysierende Ökologie in den Biowissenschaften, der konstruktive bzw.
planende Wasserbau und die Wasserchemie (Analytik, Reinhaltung und
Aufbereitung).
      Mit dem nicht zuletzt durch die l. Umweltkonferenz der Vereinten
Nationen (Stockholm, 1972) gesteigerten Umweltbewußtsein und mit den
notwendig gewordenen Maßnahmen zu dem in jener Zeit akut gewordenen
Waldsterben, wurden die Forschungen zur Schadstoffausbreitung in der Luft, im
Wasser und im Boden intensiviert, die Luftreinhaltung forciert und neue
Analyseverfahren und Katalysatortechniken entwickelt.; Mittlerweile verlagern
sich die Forschungs- und Entwicklungsthemen von den nachsorgenden („end of
the pipe") auf vorsorgende Technologien und Verfahren, die die Entstehung von
Schadstoffen von vornherein minimieren oder solche gar nicht erst entstehen
lassen.
      Es ist also schon vieles angepackt, aber noch mehr zu tun, um die mit der
Agenda 21 der UN-Konfrenz von Rio 1992 geforderte Nachhaltigkeit in allen
Bereichen der gesellschaftlichen Entwicklung zum Tragen zu bringen.

      In die Zeit von der Planung bis zur Realisierung des Forschungszentrums
Umwelt fiel ein weiteres wichtiges Ereignis zur Einschätzung und Bewertung der
Umweltforschung an der Universität Karlsruhe. Der Wissenschaftsrat hat in
Vorbereitung einer Stellungnahme zur Umweltforschung in Deutschland 1992/93
Universitäten    und   Forschungseinrichtungen        besucht.    Die   Begehung   der
Universität Karlsruhe durch die hierfür eingesetzte Arbeitsgruppe fand im August
1992 statt. Die Realisierung des Bauvorhabens für das FZU war zu dieser Zeit
noch nicht absehbar. Umso mehr lag dem Rektorat daran, mit einer
überzeugenden Darstellung der Umweltforschungsaktivitäten an der Universität
Karlsruhe eine Beurteilung durch den Wissenschaftsrat zu erfahren, die zur
weiteren Förderung und Umsetzung der FZU-Pläne beitragen könnte. Mit
Unterstützung    vieler   Institute   gelang   dann     auch     eine   beeindrukkende
Präsentation, die ihren positiven Niederschlag in der 1994 veröffentlichten
Stellungnahme des Wissenschaftsrats zur Umweltforschung in Deutschland fand.

      Überwiegend qualitativ gut bis hochstehend wird die Umweltforschung an


                                                                                   133
der Universität Karlsruhe in dieser Stellungnahme eingeschätzt und ihr in
Teilbereichen erhebliche Leistungen attestiert. Besonders hilfreich war darin die
Feststellung, daß die Einrichtung eines Forschungszentrums Umwelt auf dem
Gelände der Universität angesichts des Raummangels mancher Institute
vordringlich sei. Im FZÜ sieht der Wissenschaftsrat dann auch die wichtige
Aufgabe,    als   Katalysator    für   die   vielfältigen   Einzelvorhaben    in     der
Umweltforschung zu dienen. Darüber hinaus empfiehlt er, auch die Geistes- und
Sozialwissenschaften über bisherige Ansätze hinaus stärker zu berücksichtigen.
Dieser Wunsch zieht sich übrigens durch die ganze Stellungnahme und taucht als
Empfehlung auch andernorts auf.

        Noch vor der Veröffentlichung der WR-Stellungnahme wurde im Frühjahr
1994 die Baugenehmigung für den AyG/FZU-Neubau erteilt. Da der Entwurf der
Stellungnahme den zuständigen Ministerien in Bonn und Stuttgart vorher bekannt
war, werden die Beurteilung und die Empfehlungen für Karlsruhe ihre Wirkung
nicht verfehlt haben.

        Mehr ist zur letztendlichen Durchsetzung der Baumaßnahme auf der
politischen Schiene gelaufen. Da seitens der Landesregierung diesem Projekt
trotz ungünstiger Finanzlage in Bund und Land immer wieder höchste Priorität
zuerkannt wurde, stand diese letztlich im Wort. Zuletzt hatten sich noch die
Karlsruher Landtagsabgeordenten in einem gemeinsamen interfraktionellen
Antrag engagiert für die baldige Realisierung eingesetzt.

        Mit der Ausschreibung der Baumaßnahme im April 1994 begann
schließlich die Phase der Umsetzung, die mit der Bauvergabe und der Einrichtung
der Baustelle zum Jahresbeginn 1995 ihren nicht mehr aufzuhaltenden Lauf
nahm.

        Im April des Jahres erfolgte ein offizieller Spatenstich, bei dem auch
Finanzminister    Gerhard       Meyer-Vorfelder     teilnahm.    In   schon        weiter
fortgeschrittenem Stadium wurde im Juni 1996 das Richtfest begangen. Im Mai
1997 steht das schmucke Gebäude unmittelbar vor der Fertigstellung. Für die
Übergabe ist ein feierlicher Festakt im November vorgesehen. Einzug in das



                                                                                     134
Gebäude und Aufnahme der wissenschaftlichen Arbeit durch die Projektgruppen
werden schon vorher erfolgen.
        Als Organisationsstruktur für das FZU hat sich das Rektorat für die
zentrale Einrichtung (wie z.B. Universitätsbibliothek, Rechenzentrum u.a.)
entschieden, aus der die Dienstleistungsfunktion deutlich wird. Als Gremien sind
ihm Vorstand und Beirat zugeordnet, die schon früh an der Planung beteiligt
waren. Die laufende Arbeit wird von der Geschäftsstelle geleistet, die auch schon
geraume Zeit mit reduzierter Besetzung und in provisorischen Räumen arbeitet.
Die Baubegleitung und Belegungsplanung waren neben der Koordination der
gesamten Umweltforschung bislang wichtige Teilaufgaben.
        Durch diese Vorarbeiten war gewährleistet, daß die zu Jahresbeginn
erfolgte Ausschreibung für Raum- und Nutzungswünsche nicht zu rein zufälligen
und unkalkulierbaren Ergebnissen führte. So läßt sich noch vor Abschluß des
Entscheidungsverfahrens bereits absehen, daß das Spektrum der Projekte
weitgehend die Erwartungen und Planungen erfüllt. Die Themenschwerpunkte
werden im Bereich der Umweltmedien Boden, Wasser und Luft liegen. Besonders
erfreulich ist die Erfüllung der angestrebten Interdisziplinarität. Bei der Sanierung
von Altlasten, der Beurteilung und Verbesserung von Deponieabdichtungen
arbeiten beispielsweise Geologen, Chemiker, Mikrobiologen und Verfahrens-
techniker zusammen. Dies trifft auch auf den Schadstofftransport in Sicker- und
Grundwasser und die Untersuchung der dabei stattfindenden geochemischen
Prozesse zu. Zur Vermeidung des Eintrags von Schadstoffen in den Boden
befassen sich Projektgruppen mit der Abfall- und Klärschlammuntersuchung und -
behandlung sowie mit der Reinigung von Industrieabwässern und der
photochemischen Zerstörung von Abwasserschadstoffen.
        Bei der Luftreinhaltung steht die Verminderung von Schadstoffemissionen
im Vordergrund. Im Rahmen der Grundlagenforschung für den Motorenbau soll
durch     bessere     Steuerung      der    innermotorischen      Vorgänge       und
Materialverbesserungen     die   Emission   von    Kohlenwasserstoffen     und   der
Kraftstoffverbrauch vermindert werden.
        Durch die Energieerzeugung und den Energieverbrauch wird die



                                                                                 135
Anreicherung des Klima beeinflussenden Kohlendioxids in der Atmopsphäre
verursacht. Hier sind die Privathaushalte ein bedeutender Faktor. Begrüßenswert
ist daher das Engagement der Architekten, die sich im FZU mit Energiekonzepten
zur rationellen Energieverwendung, mit Wärmedämmung, Solartechniken und der
Erzeugung alternativer Energien befassen. Aber nicht nur die Energie spielt bei
der Gebäudeplanung eine Rolle. Auch die Herstellung und Verwendung von
Baustoffen ist ökologisch relevant Ressourcenschonung, Umweltverträglichkeit
und Wiederverwertbarkeit sind dabei wichtige Themen.
       Zur Reduktion des C02 in der Atmosphäre soll auch ein Projekt aus der
Verfahrenstechnik beitragen, durch das C02 zur Synthese von Methanol, das als
Brennstoff verwendet werden kann, aus der Luft entnommen wird. Durch Nutzung
regenerativer Energiequellen wird dabei ein klimaneutraler Kreislauf erreicht -und
der Treibhauseffekt vermindert.
       Ergänzt wird die umweltnaturwissenschaftliche und -technische Forschung
am FZU durch ein wirtschschafts- und sozialwissenschaftliches Projekt, in dem es
um Umweltgemeingüter und kooperative Krisenbewältigung geht. Hierbei sollen
nicht nur das im Hause vielfach bearbeitete Gut «Wasser», sondern auch die
globalen Umweltveränderungen durch den Menschen Thema sein.
       Der AVG/FZU-Gebäudekomplex wird selbst Gegenstand von Projekten
sein. Am deutlichsten sichtbar nach außen wird dies durch die nach Süden
orientierten Wände mit einer Photovoltaikanlage (AVG) und einer Transparenten
Wärme-Dämm-Wand (FZU). Weniger leicht erkennbar sind die über die
Westwände verteilten Metallplättchen, die mit einer kleinen Wanddurchbohrung
der Messung der Gebäudeumströmung und des Schadstofftransports durch die
Luft dienen. Im Hause selbst sollen Energie- und andere Verbrauchsbilanzen die
Erstellung eines beispielhaften Öko-Audits ermöglichen.. In einer Hausordnung
sollen entsprechende Umweltleitlinien formuliert werden.
       Die Freude über die Fertigstellung dieses schmucken Gebäudes, das wohl
für längere Zeit das letzte größere Bauprojekt für die Universität bleiben wird, wird
etwas überschattet von der Sorge um die Ausstattung und Betriebsföhigkeit
angesichts der Finanzlage des Landes und des damit zusammenhängenden



                                                                                136
Stellenstops. Die auf Flexibilität und nicht auf besondere Bedürfnisse ausgelegte
Planung wird zudem einige Nachrüstungen erforderlich machen.
      Auf eine wichtige Funktion des FZU soll abschließend noch hingewiesen
werden. Es ist auch als Informationsdrehscheibe gedacht, die Informationen nach
innen und .außen vermittelt. Neben der allgemeinen öffenrntlichkeitsarbeit gehört
dazu auch ein breit gefächertes Veranstaltungsangebot. Es soll vom hausinternen
Kolloquium über Vortragsveranstaltungen, die an eine breite Öffentlichkeit
gerichtet sein werden, bis zu fachbezogenen und an bestimmte Berufs- und
Wirtschaftszweige   gerichteten Workshops     und   Fortbildungsveranstaltungen
reichen. Die FZU-Geschäftsführung wird mit Unterstützung von Vorstand und
Beirat bemüht sein, die Zielsetzungen und Erwartungen umzusetzen. Dabei ist sie
außer auf das Wohlwollen des Rektorats und die tatkräftige Mithilfe der in der
Umweltforschung tätigen Institute auch auf Unterstützung und Anregungen von
außen angewiesen.




                                                                             137
138
                                                       Ульрих Бексманн,
     исполнительный директор Исследовательского центра окружающей
                                        среды Университета г. Карлсруэ
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ УНИВЕРСИТЕТА
          Г. КАРЛСРУЭ: ИДЕЯ СТАНОВИТСЯ РЕАЛЬНОСТЬЮ
                          (перевод В. Каганчук)


     Летом   1997   г.   наступил   момент,   когда   новое   здание   для
Исследовательского центра окружающей среды (Forschungszenrum Umwelt -
FZU) университета г. Карлсруэ было подготовлено к вводу в эксплуатацию.
Почти 10 лет прошло с тех пор, как возникла идея создания подобного
центра, где должны размещаться проектные группы в области экологических
исследований, финансируемые из различных источников.
     В 1987 г. тогдашний ректор университета г. Карлсруэ, профессор
Хайнц Кунле, провел анкетирование на предмет заинтересованности в
экологических исследованиях. Свыше 40 институтов, то есть более трети
всех институтов университета ответили положительно и подали заявки на
исследовательские проекты в области окружающей среды. Однако нехватка
помещений была препятствием для привлечения необходимых источников
финансирования и начала работы.
     Таким образом, стала очевидной необходимость признать научные
исследования в области окружающей среды важным междисциплинарным
направлением в университете в рамках плановой работы экспертной
комиссии земли Баден-Вюртемберг и начать строительство специально
оборудованного здания как в целях облегчения бедственного положения с
помещениями, так и для дальнейшей поддержки этого направления
исследований. Упомянутая выше комиссия рекомендовала тогда же в своем
заключительном отчете „Исследования в земле Баден-Вюртемберг - 2000“
для университета г. Карлсруэ строительство Исследовательского центра
окружающей среды (FZU) и его соответствующее оснащение. Тем самым
FZU стал частью программы строительства научных сооружений земли



                                                                       139
Баден-Вюртемберг и реализация этого проекта должна была принести
пользу также и другим университетам.
      Естественно, многообразие экологических исследований, проводимых
в   университете    г.   Карлсруэ,     не    являлось        новостью   на   момент
анкетирования. Междисциплинарность этой области исследований уже
хорошо зарекомендовала себя в крупных совместных проектах и, в том
числе, это выразилось в основании межфакультетского объединения
„Защита комплекса грунтовые воды-почва“. Уже давно традиционными
направлениями в университете являются описательная и аналитическая
экология как раздел биологической науки, проектирование гидротехнических
сооружений и химия водной среды (анализ, санитарная охрана водоемов и
очистка воды).
      Благодаря возросшему осознанию экологических проблем, в чем
сыграла    не    последнюю      роль        1-ая     экологическая      конференция
Объединенных Наций (Стокгольм, 1972 г.), и проведению необходимых
мероприятий, направленных против вымирания лесов, что уже в то время
являлось   острой    проблемой,      стали     более     интенсивно     проводиться
исследования закономерностей распределения загрязняющих веществ в
воздухе, воде и почве. Большее значение получило сохранение чистоты
воздушной среды, ускорилось развитие новых методов анализа химических
загрязнителей и катализаторная техника. В то же время тематика
исследований в области новых технологий смещалась от мероприятий по
устранению неблагоприятных последствий вмешательства в окружающую
среду (так называемый „end of the pipe“) к технологиям и методам по их
заблаговременному        предотвращению,           которые    минимизировали    бы
возникновение загрязняющих веществ с самого начала или вообще
препятствовали их возникновению.
      В промежуток времени от планирования до реализации проекта FZU
произошло еще одно важное событие: качественная оценка экологических
исследований, проводимых в университете г. Карлсруэ. Члены Научного
совета по вопросам экологических исследований в ФРГ посетили во время



                                                                                140
подготовки заключения по экологическим исследованиям в Германии
(1992/93) ряд университетов и исследовательских учреждений. Проверка
университета г. Карлсруэ уполномоченной группой экспертов состоялась в
августе 1992 г. Строительство экологического центра в то время еще не
было запланировано. Благодаря поддержке многих институтов стала
возможной впечатляющая презентация будущих проектов, положительные
результаты которой отразились в опубликованном заключении Научного
совета по вопросам экологических исследований в ФРГ.
         В этом заключении экологические исследования, проводимые в
университете г. Карлсруэ, получили самую высокую оценку. Особенно
большое         значение      имела    констатация       факта,    что    организация
Исследовательского центра окружающей среды на территории университета
является первоочередной задачей ввиду нехватки помещений в некоторых
институтах. Одной из важнейших задач при организации центра, по мнению
Научного совета, являлось объединение отдельных проектов в области
экологических исследований в единую систему. Исходя из этого положения,
совет рекомендовал более активное участие в них представителей
социально-гуманитарных наук, что прослеживается во всем отчете совета.
         Еще перед опубликованием отчета Научного совета весной 1994 года
было получено разрешение на строительство здания центра. Так как проект
отчета был заранее известен соответствующим министерствам в Бонне и
Штуттгарте, это обусловило действенность рекомендаций комиссии для
города      Карлсруэ.        Скорейшая      реализация     проекта,      несмотря     на
неблагоприятное финансовое положение, стала приоритетной задачей.
         С объявлением начала строительства в апреле 1994 года началась
та фаза осуществления проекта, которую после сдачи строительных
подрядов        и    оснащения     строительной   площадки        уже    нельзя     было
остановить. В апреле того же года последовало торжественное начало
строительства, в котором принимал участие министр финансов. В мае 1997
г.   в   этом       здании   уже   начали    производиться    отделочные      работы.




                                                                                     141
Торжественная сдача здания состоялась в ноябре того же года, а въезд и
начало научной работы проектных групп произошли еще раньше.
     Работу центра координируют Правление FZU и Научный совет
университета,   которые   с   самого    начала   принимали   участие   в его
планировании и создании. Еще перед принятием окончательного решения
можно было предвидеть, что спектр проектов оправдает все ожидания и
планы.
     Основные темы проектных работ относятся к исследованиям таких
природных сред, как почва, вода и воздух. Особенно отрадно то, что была
достигнута желаемая междисциплинарность этих исследований, что с
самого начала было основной целью работы FZU. При санировании мест
захоронений отходов, анализе и улучшении изоляции свалок, к примеру,
ведется совместная работа геологами, химиками, микробиологами и
технологами. То же можно сказать и о работе по изучению переноса
загрязняющих веществ в инфильтрационной воде и грунтовых водах и при
исследовании протекающих при этом геохимических процессов. Для
решения проблемы предотвращения попадания загрязняющих веществ в
почву проектные группы занимаются исследованиями отходов и шламмов
очистных сооружений, а также их утилизацией и наряду с этим очисткой
промышленных сточных вод и фотохимическим разрушением вредных
веществ, находящихся в сточных водах.
     При санитарной охране воздуха на первом плане стоит проблема
сокращения объемов выбросов загрязняющих веществ. В рамках основных
исследований в области моторостроения, благодаря лучшей регуляции
внутримоторных    процессов     и      возможности   использования     новых
материалов, может быть сокращен объем выбросов углеводородов и расход
горючего.
     Производство и потребление энергии способствуют накоплению в
атмосфере углекислого газа, провоцирующего изменения климата на Земле.
Одним из значительных факторов здесь становится потребление энергии
для бытовых нужд. По этой причине большую ценность приобретает



                                                                         142
совместная     работа     с       архитекторами,     которые      занимаются     в   FZU
концепциями     рационального          использования      энергии,       теплоизоляцией,
солнечными батареями и альтернативными источниками энергии. Но не
только     энергия    играет       важную     роль      при     планировании     зданий.
Существенными         с   экологической       точки     зрения     являются     способы
производства     и    использования         строительных        материалов.    Щадящие
технологии использования природных ресурсов, вторичное использование
материалов - все это важные направления работы Центра.
      Для решения проблемы снижения выбросов СО2 в атмосферу
разрабатывается проект по исследованию технологических процессов, где
содержащийся в воздухе диоксид углерода используется в синтезе
метанола, который может применяться в качестве топлива. Благодаря
использованию регенеративных источников энергии достигается круговорот,
не оказывающий влияние на климат и сокращающий парниковый эффект.
         Экологические        и    экотехнологические          исследования     в    FZU
дополняются      социо-экономическим               проектом,       направленным       на
рациональное         использование        окружающей           среды     и    совместное
преодоление кризисов. Глобальное изменение окружающей среды в
результате человеческой деятельности также является темой исследований.
      Сам строительный комплекс Центра тоже является объектом научных
исследований: это легко распознать по прозрачной южной стене с
теплоизоляционными         элементами        и     по   подстанции       с   солнечными
батареями. В западную стену здания встроены металлические пластины,
которые служат для измерения параметров воздушных потоков, обтекающих
здание и объемов загрязняющих веществ, содержащихся в воздухе. В самом
здании балансы расхода энергии, например, делают возможным проведение
эко-аудита.
Радость по поводу ввода в действие нового красивого здания FZU, которое
наверняка останется на долгое время самым значительным строительным
объектом университета, несколько омрачается заботами о его оснащении и
о   повышении        производительности          работ,       учитывая    существующие



                                                                                     143
финансовые проблемы, имеющиеся сегодня в Земле Баден-Вюртемберг, и
связанное с этим сокращение количества рабочих мест.
     В заключение хотелось бы указать на еще одну важную функцию
Центра: обмен информацией. Сюда относятся коллоквиумы, доклады,
рассчитанные как на широкую публику, так и на специалистов в различных
областях экономики, техники, социально-гуманитарных и других наук,
проводимые в Центре.




                                                                  144
Россия в окружающем мире: 1998 (Аналитический ежегодник). Отв. ред.
Н.Н.Марфенин / Под общей редакцией: Н.Н.Моисеева. С.А.Степанова. - М.: Изд-во
МНЭПУ, 1998. -20 п.л.
        Популярный,      достоверный       и    объективный        справочно-аналитический
ежегодник для всех, кто пытается самостоятельно разобраться в происходящих
экологических и социально-экономических изменениях в России за последние 10
лет.
       Ежегодник знакомит читателей с самыми важными событиями прошедшего
года, отражающими состояние окружающей среды в России в связи с глобальными
тенденциями     и    национальными     особенностями;         а    также     организационные,
правовые, экономические и научные достижения в этой области. Проблема
экологической безопасности рассматривается через призму социальных процессов.
Ведущие специалисты аргументированно отвечают на вопросы: Возможно ли
устойчивое развитие России? Как изменилось состояние здоровья населения?
Способна ли Россия обеспечить себя продовольствием? Как долго экономика
страны может поддерживать себя за счет добычи и продажи полезных ископаемых?
Как сохранить биологические ресурсы от расхищения? Должна ли страна и дальше
рассчитывать на атомную энергетику? Способно ли население противостоять
опасному ухудшению состояния окружающей среды? Какова роль России в
международных попытках удержать мир на пути сбалансированного развития?
Действительно       ли   климат   Земли        стремительно       меняется     под   влиянием
человеческой деятельности?
       Дополнительно к аналитическим статьям монография содержит десятки
справочных    данных      и   диаграмм,    позволяющих        читателям       самостоятельно
анализировать       наиболее      важные        процессы      и     восполнить       досадную
фрагментарность сведений в средствах массовой информации по важнейшим
вопросам социально-экономического и экологического состояния России.

       Кроме того в приложениях приведены:
        Перечень основных Законов, Указов Президента и Постановлений
          Правительства РФ за последний год, касающихся государственного
          регулирования качества окружающей среды, экологической безопасности,
          выполнения Россией международных обязательств;
        Календарь наиболее интересных социальных событий в области охраны
          окружающей среды, дающий представление об общественной активности


                                                                                         145
          в этой области;
        Основные        учебные     и    справочные       пособия     по    экологии     и
          природопользованию, вышедшие в последнее время;
        Адреса школ и высших учебных заведений, специализирующихся по
          экологическому образованию.

       Ежегодник рассчитан на широкий круг образованных читателей: депутатов,
политологов, специалистов в области окружающей среды, преподавателей вузов и
средних школ, студентов, изучающих экологию и природопользование.


Russia in the surrounding world: 1998 (The analytical series)/ edited by N.N.
Marfenin, N. N. Moiseev, and S. A. Stepanov. Moscow, IIUEP Press.


This analytical series is a popular, reliable and objective reference source is intended for
those who try to orient independently in the ecological, sociological, and economical
changes that have been taking place in Russia during last decade. The annual series
introduces to the reader the most important events of the last year. These event reflect
the state of environment in Russia as it is related to the global tendencies and national
features, and demonstrate the organizational, law, economical, and scientific progress in
this area. The problem of ecological safety is considered through the prism of the
sociological processes. Leading environmental specialists provide detailed arguments
that help to answer the various questions, like the following. Is stable development of
Russia possible? How did the health of the Russian population change? Is Russia able to
provide itself with food? For how long the economy of the country can rely on digging and
selling natural resources? How to protect biological resources of the country from
depredation? Should the country further rely on nuclear energetics? Is the Russian
population able to withstand dangerous deterioration of environmental situation? What is
the role of Russia in international efforts to retain the world on the path of balanced
development? Is it true that the Earth climate changes sweepingly fast due to human
activity? In addition to the analytical articles, the monograph contains abundant reference
data and diagrams intended to help the reader to analyze independently the most
important processes and piece out regreatably fragmentary data in mass media on the
most important problems of social, economic, and ecological situation of Russia.


Besides, the appendix contains:


                                                                                        146
 A list of main laws, decrees issued by the President, and the Acts of Russian
   Federation Government published during the last year, that concern state regulation of
   environmental quality, ecological safety, and fulfilment of international environmental
   guaranties by Russia;
 The calendar of the most interesting social events that reflect public activity in the area
   of nature conservation;
 Main textbooks and reference materials on ecology and environmental management
   that appeared in press recently;
 An address list of middle schools and colleges that specialize in environmental
   education. The annual series is intended for a wide range of educated reader, such as
   deputies, politologists, environmental specialists, college professors and middle school
   teachers, and college and high school students who study ecology and environmental
   management.




                                                                                        147
      ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ТЕХНИКИ
PHILOSOPHISCHE PROBLEME DER WISSENSCHAFT UND TECHNIK




                                                 148
                                                                       Д. В. Ефременко
                ОЦЕНКА ТЕХНИКИ В РОССИИ: ПЕРВЫЕ ШАГИ1


       Оценка        техники       (Technology         Assessment         /     TA)      как
институционализированное исследование последствий развития техники
существует и развивается уже на протяжении четверти века. И хотя первая
организация по оценке техники - Бюро по оценке техники при конгрессе США
- немного не дожила до этого юбилея, в целом есть основания говорить о
количественном и качественном росте исследований по оценке техники в
развитых индустриальных странах. Так, по состоянию на июнь 1994 г. в 16
странах (Западная и Центральная Европа, США, Израиль) функционировали
462 исследовательские организации, занимающиеся оценкой техники. 2
Однако среди них нет ни одной российской исследовательской организации.
В чем причины такого положения? Для ответа на этот вопрос необходимо
вспомнить о том, как осуществлялось планирование и управление научно-
техническим развитием в бывшем Советском Союзе.
       Как известно, Советский Союз добился в 50-60 гг. больших успехов в
развитии науки и техники. Особенно значительными были достижения в
исследовании космоса, в развитии атомной энергетики, радиолокации,
лазерной техники и т. д. Однако эти отрасли науки в первую очередь
обслуживали интересы и нужды военно-промышленного комплекса. Такое
положение      было     далеко     не   случайным,       поскольку     планирование           и
организация      научных       исследований       подчинялись        задачам      политики
правящей коммунистической партии. Иначе говоря, организация научных
исследований в конечном счете была детерминирована задачами не
научного, а идеологического характера. Преобладала ориентация на
достижение решающего успеха на тех направлениях научно-технического
развития, которые рассматривались в качестве критически важных с точки



1
  Настоящая статья подготовлена по итогам прохождения практики в Институте оценки техники и
системного анализа Исследовательского центра г. Карлсруэ Техника и окружающая среда. Полный
немецкий текст статьи опубликован в журнале «TA-Datenbank Nachrichten», 1998, №1.


                                                                                        149
зрения военно-политического соревнования с Западом. Наука оказывалась
лишь средством в достижении этих целей, и соответствующим образом
использовалась.
        Организацию науки в бывшем Советском Союзе отличали такие черты
как жесткий государственный и партийный контроль, монополизм в процессе
принятия решений по вопросам научно-технической политики, разделение
на “ведомственную” и “академическую” науку, закрытый характер многих
исследований (особенно в рамках “ведомственной” науки), определенные
ограничения в контактах с мировым научным сообществом. Научно-
техническая       политика       вырабатывалась           и   осуществлялась          в    рамках
плановой системы хозяйства такими ведомствами как Государственный
комитет по науке и технике, Госплан, отделения Академии Наук СССР,
отраслевые министерства и ведомства. Общий контроль осуществлялся
соответствующими отделами Центрального Комитета Коммунистической
партии.
        Для исследований в области гуманитарных и общественных наук
(философия, социология, исторические науки) в советское время был
характерен особенно жесткий идеологический контроль. В частности,
научная       дискуссия        по     проблемам          научно-технического           развития,
последствий внедрения и массового распространения новых технологий в
условиях советского общества заведомо ограничивалась идеологическими
установками         относительно          имманентных          социализму         преимуществ
социально-политического устройства. В научных публикациях 60-х- первой
половины       80-х    годов,     с   одной      стороны,      преобладал        своеобразный
“технологический оптимизм” в отношении перспектив научно-технического
развития в условиях социализма (в качестве примера можно назвать работу
Ю. Мелещенко “Техника и закономерности ее развития”), а с другой стороны,
доминировал скептический подход к новым (особенно, немарксистским)
идеям в области управления научно-техническим развитием. Впрочем,


2
  Technology Assesment in Europe. A Documentation of TA Research Establischments. Karlsruhe, 1994.
P.4


                                                                                               150
“критика буржуазных концепций научно- технического прогресса” была в
ряде случаев удобной формой ознакомления советского читателя с
немарксистскими концепциями в области философии науки и техники.
        Серьезные затруднения были созданы и для исследований в области
системного анализа. После первых публикаций по проблемам теории и
методологии системного анализа (В. Кремянский, В. Лекторский, В.
Садовский и др.) в журнале “Вопросы философии” в 1958-1960 гг.
наметилась активизация системных исследований. Однако уже в 1965 г.
было     запрещено        проведение       научной       конференции     “Проблемы
исследования систем и структур”, а в 1969 г. в журнале “Коммунист” была
опубликована “директивная” статья, в которой указывалось на опасность
подмены философии диалектического материализма общей теорией систем.
Тем не менее, системные исследования продолжали развиваться (в
частости, на базе сектора системных исследований Института истории
естествознания и техники Академии Наук СССР под руководством И. В.
Блауберга,      кафедры      системотехники         Московского     энергетического
института, а также в Институте системных исследований, созданного по
инициативе академика Д.          М. Гвишиани),        хотя и      с определенными
ограничениями.
        Обсуждение экологической проблематики вплоть до аварии на
Чернобыльской АЭС также по преимуществу ограничивалось критикой
отдельных индустриальных проектов, реализация которых могла нанести
ущерб        окружающей    среде.       Требования       экологической   экспертизы
конкретных      проектов    (преимущественно         в    сферах    мелиорации    и
гидротехнического     строительства,        гидроэнергетики,       нефтехимической,
целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности) не
переходили в плоскость критического рассмотрения всей технологической
политики с точки зрения совместимости с социальной и природной средой.
        Таким образом, международная дискуссия второй половины 60-х
годов    о    непосредственных      и    побочных    следствиях     технологических
инноваций, итогом которой стало основание в 1972 г. Бюро по оценке



                                                                                 151
техники при Конгрессе США, а позднее - институционализация оценки
техники в ряде европейских стран, не имела практических последствий в
Советском     Союзе.   Это   и   неудивительно,       поскольку    при   наличии
достаточного научного потенциала отсутствовали социально-политические
основания для институционализации и развития системы оценки техники.
Речь прежде всего идет о независимых общественных и политических
институтах,   заинтересованных     во   всесторонней      оценке      последствий
развития техники, свободе дискуссий относительно целей и ценностей в
научно-техническом прогрессе, самой возможности критического анализа
технологической политики государства. Оценка техники как демократическая
модель разработки и корректировки политики в сфере управления научно-
техническим прогрессом не могла развиваться в условиях тоталитарного
общества.
      Обстановка стала меняться в середине 80-х годов в связи с началом
экономических и политических преобразований. Чернобыльская катастрофа
также привела к резкой активизации дискуссий по проблемам безопасности
ядерной энергетики и других технологий, связанных с повышенным риском.
В центре внимания оказались проблемы ответственности в процессе
принятия политических решений в сфере экологии и стратегии технического
развития. По сути дела, после Чернобыльской катастрофы необходимость
всестороннего и упреждающего прогноза экономических, социальных,
экологических    последствий     разработки   и   широкого        промышленного
использования новых технологий, а также оценки возможных альтернатив
стала рассматриваться как актуальная задача. Однако дезинтеграция и
распад Советского Союза, глубокий экономический и социальный кризис,
необходимость серьезного реформирования системы науки и образования,
резкое сокращение бюджетного финансирования научно-исследовательских
программ вновь отодвинули практическое решение этой задачи.
      В настоящее время можно говорить об определенной политической и
экономическоой    стабилизации     положения      в    России.    В    результате
проведенных реформ произошло качественное изменение хозяйственной



                                                                             152
структуры. На смену тотальному господству господству государственной
собственности пришла экономика с преобладанием различных форм
частного и корпоративного капитала. Вместе с тем реформы привели к
длительному и глубокому экономическому спаду, обнищанию значительной
части населения, безработице, росту преступности.
      Кризис болезненно отразился на положении науки и образования.
Условием выживания науки и образования стало осуществление реформ в
этих областях, приведение науки и образования в соответствие с новой
экономической и социальной структурой России. В качестве определенного
достижения необходимо назвать дополнение бюджетного финансирования
научных и образовательных учреждений финансированием через различные
фонды конкретных исследовательских и образовательных проектов, а также
появление негосударственных учебных заведений.
      Сегодня можно говорить о том, что для России вновь на передний
план выходят задачи определения стратегии в области научно-технической
и природоохранной политики. В частности, актуальной является задача
операционализации для России концепции “устойчивого развития” (в связи с
присоединением России к документам, принятым на Конференции ООН по
окружающей среде и развитию в июне 1992 г. в Рио-де-Жанейро). В этих
обстоятельствах становится очевидной неэффективность прежних методов
определения стратегии научно-технической и природоохранной политики, а
также потребность в новых методах, адекватных современному состоянию
общества и экономики России. Одним из таких методов является оценка
техники.
      В июне 1997 года на базе Международного независимого эколого-
политологического университета (МНЭПУ) и входящего в его состав
Международного института глобальных проблем устойчивого развития
(МИГПУР) был создан Центр экспертной оценки техники и технологий.
      Эффективность вновь создаваемого Центра экспертной оценки
техники и технологий должна обеспечиваться гибкой организацией его
работы по проектному принципу, с привлечением под каждый конкретный



                                                                    153
проект специалистов из различных областей науки и техники, при
минимальном штате постоянных сотрудников. Предполагается разработка
гибкой схемы финансирования Центра (например, сочетание бюджетного
или другого постоянного финансирования с привлечением средств из
внешних источников под реализацию конкретных проектов).
     К числу основных задач Центра экспертной оценки техники и
технологий относится разработка концепции и методологии оценки техники,
дальнейшее развитие инфраструктуры оценки техники, осуществление
конкретных проектов оценки техники (с преимущественной ориентацией на
социально-экологическую    проблематику,     особенно     в    связи     с
необходимостью реализации концепции перехода Российской Федерации к
устойчивому развитию), участие в образовательных программах.
     Весьма полезным может стать участие России в международном
сотрудничестве по оценке техники, в том числе взаимодействие с ведущими
национальными    и   международными    организациями,     занимающимися
оценкой техники. Изучение и использование опыта этих организаций, в
частности,   Института    оценки   техники    и   системного     анализа
Исследовательского центра г. Карлсруэ Техника и окружающая среда и
Бюро по оценке техники при Германском Бундестаге будет способствовать
налаживанию эффективной работы первой российской организации в
области оценки техники.
     Существенной проблемой является недостаток информации об
оценке техники в странах Запада. В 70-е- первой половине 80-х годов
материалы о деятельности организаций по оценке техники (ОТА и др.)
распространялись главным образом по ведомственным каналам; в научных
публикациях этого времени западный опыт в области оценки техники не
находил достаточного отражения. Ситуация постепенно начала меняться со
второй половины 80-х годов. Был опубликован ряд статей, посвященных
анализу западного опыта исследования последствий научно-технического




                                                                       154
развития.3 Очень важным в этом плане было также издание в 1989 г. на
русском языке сборника “Философия техники в ФРГ”, в котором были
опубликованы работы таких специалистов в области философии техники как
Ф. Рапп, Г. Рополь, Х. Закссе, А. Хунинг, Х. Ленк, Г. Бѐме, В. ван ден Даале,
В. Крон и др. Благодаря этому сборнику российский читатель получил
возможность ознакомиться с современными концепциями философии и
социологии      техники,    технической      этики,    дискуссиями      о   возмжностях
управления техникой (в том числе затрагивающими проблемы оценки
техники). Позднее были опубликованы переводы книг К. Митчема “Что такое
философия техники?” (1995) и Х. Ленка “Размышления о современной
технике” (1996), в которых, в частности, рассматривалась проблематика
оценки техники.
       Большое значение имело создание сектора философии техники в
рамках Института философии Российской Академии наук, что позволило
активизировать исследования в этом направлении, а также подготовить
учебные пособия, свободные от догматизма прежних времен. Особо следует
выделить изданный в рамках программы “Обновление гуманитарного
образования в России”, осуществляемой российским правительством и
Международным фондом Дж. Сороса, учебник “Философия науки и
техники”(М.,1995). Учебник написан В. Степиным, В. Гороховым, М.
Розовым. Один из разделов учебника посвящен оценке техники. Там, в
частности, описана дискуссия второй половины 60-х годов о долгосрочных
последствиях технологических инноваций, итогом которой стало создание
Бюро по оценке техники при Конгрессе США, рассказано об основных
направлениях работы ОТА и созданного позднее в Германии ТАВ,
проанализированы инициативы СНИ “Оценка техники: понятия и основания”.



3
  Ковалева М.С. Технологический риск - новейший объект социологического исследования. -
Новейшие тенденции в современной немарксистской социологии: Материалы к ХI
социологическому конгрессу. Часть 1. - ИНИОН АН СССР, М., 1986; Порус В. Н. «Оценка техники»
в интерпретации западных философов и методологов - Философия и социология науки и техники.
Ежегодник 1987. - М., «Наука», 1987.



                                                                                       155
     Тем не менее, в настоящее время остро ощущается дефицит
информации об оценке техники, особенно о новейших достижениях в этой
области. Вновь создаваемый российский Центр экспертной оценки техники и
технологий рассматривает восполнение недостатка информации как свою
первоочередную задачу. В 1998-1999 гг. предполагается подготовка ряда
методических    пособий,   информационных     материалов    и   статей,
посвященных проблемам оценки техники, а также в связи с ней актуальным
задачам экологической политики, в том числе операционализации для
России концепции устойчивого развития. Также намечена организация в
Международном    независимом    эколого-политологическом   университете
лекционных курсов и семинарских занятий по этой проблематике.




                                                                   156
                                                                D. V. Efremenko
    TECHNIKFOLGENABSCHÄTZUNG IN RUßLAND: ERSTE SCHRITTE


      Die    Technikfolgenabschätzung      (Technology     Assessment/TA)      als
institutionalisierte Forschung über die Konsequenzen der Technikentwicklung
existiert und entwickelt sich bereits seit dem letzen Viertel dieses Jahrhunderts.
Obwohl die erste TA-Organisation - das Office of Technology Assessment (OTA)
beim US Kongreß - schon nicht mehr existiert, kann man über das quantitative
und qualitative Wachstum der Technikfolgenforschung in den entwickelten
Industrieländern zuversichtlich sein. Der Stand der TA vom Juni 1994 ist
folgender: in 16 Länder (West- und Zentraleuropa, USA) beschäftigen sich 483
Forschungsorganisationen      mit   der      Technikfolgenabschätzung     (Quelle:
Technology Assessment in Europe. A Documentation of TA Research
Establischments. Karlsruhe, 1994. P.4). Jedoch gibt es unter ihnen keine
russische Forschungsorganisation. Was sind die Gründe für eine solche Lage?
Um auf diese Frage antworten zu können, muß man sich erinnern, wie die
Planung und die Verwaltung der wissenschaftlich-technischen Entwicklung in der
ehemaligen Sowjetunion verwirklicht wurde.
      Wie bekannt sein dürfte, hat die Sowjetunion in den 50er und 60er Jahren
große Erfolge in der Entwicklung von Wissenschaft und Technik erreicht.
Besonders bedeutend waren die Erfolge auf dem Gebiet der Kosmosforschung, in
der Entwicklung der Kernenergie, der Rückstreumeßtechnik, der Lasertechnik
usw. Aber es waren die Zweige der Wissenschaft, die eng mit den Interessen und
den Bedürfnissen des militärish-industriellen Komplexes verbunden waren. Das
war bei weitem nicht zufällig. Die Planung und die Organisation der
wissenschaftlichen Forschung wurden den Aufgaben der Politik der herrschenden
kommunistischen Partei untergeordnet. Anders gesagt, die Organisation der
wissenschaftlichen Forschung wurde schließlich nicht von den wissenschaftlichen
Aufgaben geleitet, sondern den ideologische Bedürfnissen untergeordnet. Die
wichtigste Priorität für das sowjetische kommunistische Regime hatte die
Erreichung der Überlegenheit im militärish-politischen Wettbewerb mit den



                                                                              157
westlichen Ländern. Die Wissenschaft wurde als eines der Mittel für die
Erreichung dieser Ziele betrachtet und entsprechend benutzt.
      Folgende Eigenschaften wurden charakteristisch für die Organisation der
Wissenschaft in der ehemaligen Sowjetunion: strenge Staats- und Parteikontrolle,
Monopolismus im Prozeß der Annahme der Entscheidungen zu Fragen der
Wissenschafts-und Technologiepolitik, Teilung in “amtliche” und “akademische”
Wissenschaft,      geschlossener      Charakter       auf     vielen    Forschungsgebieten
(besonders      im     Rahmen        der   “amtlichen”         Wissenschaft),       bestimmte
Beschränkungen        bei   Kontakten      mit     der     weltweiten       wissenschaftlichen
Gemeinschaft. Die Wissenschafts- und Technologiepolitik wurde ausgearbeitet
und durchgeführt in Rahmen des planmäßigen Systemes der Wirtschaftsystems
von solchen Ämtern wie Staatliche Plankomission beim Ministerrat der UdSSR
(sog. Gosplan), Staatliches Komitee für Wissenschaft und Technik, Abteilungen
der Akademie der Wissenschaften der UdSSR, Fachministerien und Fachämter.
Die allgemeine Kontrolle wurde von den entsprechenden Abteilungen des
zentralen Komitees der kommunistischen Partei verwirklicht.
      Eine besonders strenge ideologische Kontrolle fand auf dem Gebiet der
Geistes-     und     Sozialwissenschaften        (Philosophie,      Soziologie,    historische
Wissenschaften) statt. So wurde die wissenschaftliche Diskussion über die
Probleme der wissenschaftlich-technischen Entwicklung, die Konsequenzen der
Einführung    und     die   Massenverbreitung        der      neuen     Technologien     unter
Verhältnissen der sowjetischen Gesellschaft bewußt von den ideologischen
Einstellungen über immanente Vorteile für den Sozialismus bestimmt. In den
wissenschaftlichen Publikationen der 60er und der ersten Hälfte der 80er Jahre
dominierte einerseits ein eigenartiger “technologischer Optimismus” in bezug auf
die Perspektiven der wissenschaftlich-technischen Entwicklung unter den
Gegebenheiten der sowjetischen Gesellschaft (z. B., das Buch von J.
Meleschenko “Die Technik und die Gesetzmäßigkeit ihrer Entwicklung ”);
andererseits dominierte die skeptische Einstellung zu neuen Ideen (insbesondere
zu nicht marxistischen) auf dem Gebiet der Steuerung der wissenschaftlich-
technischen     Entwicklung.    Im    übrigen      war      “Die   Kritik   der   bürgerlichen



                                                                                          158
Konzeptionen des wissenschaftlich-technischen Fortschritts” oft eine bequeme
Form der Einführung des sowjetischen Lesers in nicht marxistische Konzeptionen
auf dem Gebiet der Philosophie der Wissenschaft und Technik.
      Ernste Schwierigkeiten wurden für die Forschungsarbeiten auf dem Gebiet
der Systemanalyse geschaffen. Nach den ersten Publikationen zu den Problemen
der Theorie und Methodologie der Systemforschung (V. Kremjanskij, V. Lektorskij,
V. Sadovskij etc.) in der Zeitschrift “Die Fragen der Philosophie” in den Jahren
1958-1960 wurde die Aktivierung der systemanalytischen Forschung begonnen.
Doch schon im Jahre 1965 wurde die Abhaltung der wissenschaftlichen
Konferenz “ Probleme der Forschung der Systeme und die Strukturen ” verboten;
1969 wurde in der Zeitschrift “Kommunist” ein richtungsweisender Artikel
veröffentlicht, in dem auf die Gefahr der Unterscheidung des Philosophie der
dialektischen Materialismus von der gemeinen Systemtheorie hingewiesen wurde.
Dennoch setzt sich die Systemforschung fort, (im einzelnen, auf der Basis des
Sektion des Instituts für Geschichte der Naturwissenschaften und Technik der
Akademie der Wissenschaften der UdSSR unter der Leitung von I. Blauberg; des
Lehrstuhls für Systemtechnik des Moskauer energetischen Institutes sowie im
Institut für Systemforschung, das auf der Initiative des Akademikers D. Gvischiani
geschaffen wurde), wenn auch unter bestimmten Beschränkungen.
      Die kritische Erörterung der Umweltproblematik wurde bis zu dem Unfall im
Kernkraftwerk Tschernobyl auf einzelne industrielle Projekte begrenzt, deren
Realisierung der Umwelt schaden könnte. Die Forderungen nach ökologischen
Expertisen für konkrete Projekte (vorzugsweise auf dem Gebieten Melioration und
Wasserbau, Hydronergetik, Erdölchemie, Zellulose- und holzvorarbeitende
Industrie) haben keinen Zugang gefunden zu der Ebene der kritischen
Betrachtung der gesamten Technologiepolitik unter dem Gesichtspunkt der
Sozial- und Umweltverträglichkeit.
      Die Diskussion in der zweiten Hälfte der 60er Jahre über die direkten und
indirekten Wirkungen der technologischen Innovationen und deren Folgen für die
Institutionalisierung der Technikfolgenabschätzung in USA und (später) in
europäischen Landern hatten keinerlei Auswirkungen für die Sowjetunion. Dies ist



                                                                              159
nicht verwunderlich, weil trotz Vorhandensein ausreichenden wissenschaftlichen
Potentials die sozial-politischen Begründungen für die Institutionalisierung und
Entwicklung des Systems der Technikfolgenabschätzung fehlten. Die Rede ist vor
allen Dingen von den unabhängigen öffentlichen und politischen Institutionen, die
an der umfassenden Einschätzung der Konsequenzen der Entwicklung der
Technik interessiert sind, von der Freiheit der Diskussion über die Ziele und Werte
des wissenschaftlich-technischen Fortschritts, von der Möglichkeit der kritischen
Analyse der Technologiepolitik des Staates. Die Technikfolgenabschätzung als
ein demokratisches Modell der Erarbeitung und der Korrektur der Politik auf dem
Gebiet der Steuerung des wissenschaftlich-technischen Fortschrittes konnte sich
unter den Bedingungen einer totalitären Gesellschaft nicht entwickeln.
      Die Bedingungen veränderten sich in der Mitte der 80er Jahre im
Zusammenhang mit dem Beginn der ökonomischen und politischen Reformen.
Die Katastrophe von Tschernobyl hat auch zur heftigen Aktivierung der
Diskussionen über die Probleme der Sicherheit der Kernenergie und anderer
Technologien, die mit erhöhten Risiko verbunden sind, geführt. Im Zentrum der
Aufmerksamkeit standen die Probleme der Verantwortung im politischen
Entscheidungsprozeß auf dem Gebiet der Ökologie und der Strategie der
technischen Entwicklung. Im Zusammenhang mit den Konsequenzen der
Tschernobylkatastrophe wurde die Energiepolitik wieder analysiert und korrigiert.
Im Grunde genommen fing die Einsicht in die Notwendigkeit der umfassenden
und   präventiven   Prognose     der   ökonomischen,     sozialen,   ökologischen
Konsequenzen der Erarbeitung und der breiten industriellen Nutzung der neuen
Technologien nach Tschernobyl an. Die Analyse und Bewertung möglicher
Alternativen wurde zur aktuellen Aufgabe. Doch die Desintegration und der Zerfall
der Sowjetunion, tiefe wirtschaftliche und soziale Krisen, die Notwendigkeit der
Reform des Wissenschafts- und Bildungssystem, die Kürzung des Haushalts bei
Forschungs- und Entwicklungsprogrammen haben den praktischen Beginn dieser
Aufgabe wieder verschoben.
      Zur Zeit kann man über eine gewisse politische und ökonomische
Stabilisierung in Rußland reden. Als Ergebnis der geleisteten Reformen ist eine



                                                                               160
qualitative Veränderung der wirtschaftlichen Strukturen erfolgt. An Stelle der
totalen Herrschaft des Staatseigentums tritt die Ökonomik mit dem Vorherrschen
der verschiedenen Formen des privaten und korporativen Kapitals. Gleichzeitig
brachten die Reformen einen langwierigen und tiefen ökonomischen Verfall mit
sich,   eine    Verarmung      für   einen     bedeutenden      Teil     der   Bevölkerung,
Arbeitslosigkeit und hohe Kriminalitätsraten.
        Die    Krise    zeichnete    sich    auch   in   der   Wissenschaft       und     dem
Bildungssystem ab. Eine Bedingung zur Überlebensfähigkeit der Wissenschaft
und Bildung wurde die Verwirklichung der Reformen auf diesen Gebieten, die
Anpassung der Wissenschaft und der Bildung an die neuen ökonomischen und
sozialen Strukturen Rußlands. Als ein erreichtes Ziel muß man die Veränderung
der Prinzipien der Finanzierung der Wissenschaft und des Bildungssystems (die
Ergänzung      der     haushaltsmäßigen      Finanzierung      der     Wissenschafts-     und
Ausbildungsanstalten; die Finanzierung durch die verschiedenen Fonds konkreter
Forschungs- und Ausbildungsprojekte) sowie                 die Entstehung der nicht-
staatlichen Hochschulen und Universitäten.
        Heute kann man sagen, daß für Rußland die Aufgaben der Bestimmung
der Strategie auf dem Gebiet der wissenschaftlich-technischen Forschung und
der Umweltpolitik wieder in den Vordergrund treten. Die Aufgabe der
Operationalisierung des Konzept “Sustainable Development” für Rußland ist
besonders aktuell (in Zusammenhang mit der Unterschrift Rußlands unter die
Dokumente, die auf der UNO-Konferenz für Umwelt und Entwicklung in Juni 1992
in Rio de Janeiro verabschiedet wurde). In diesen Vereinbarungen wird
Unzulänglichkeit der bisherigen Methoden der Bestimmung der wissenschaftlich-
technischen Forschung und der Umweltstrategie offensichtlich sowie der Bedarf
an neuen Methoden, die dem gegenwärtigen Zustand der Gesellschaft und der
Wirtschaft     Rußlands     adäquater       sind.   Eine    solche      Methode     ist   die
Technikfolgenabschätzung.
        Im Juni 1997 wurde die erste russische TA-Einrichtung - das Zentrum der
Technikfolgenabschätzung - gegründet. Das Zentrum wird auf der Basis der
Internationalen Unabhängigen Universität für Ökologie und Politologie (IUUÖP)



                                                                                          161
und des Internationalen Institutes für globale Probleme der Nachhaltigen
Entwicklung (IIGPNE) geschaffen.
      Internationale Unabhängige Universität für Ökologie und Politologie ist die
erste Hochschule Rußlands mit einem ökologischen Profils. Die Universität ist
eine nicht-staatliche Hochschule. Unter den Gründern der IUUÖP sind
Regierungsämter (das Ministerium für Umweltschutz der Russischen Föderation,
das Staatskomitee für Hochschulbildung der Russische Föderation) und die
öffentlichen   ökologischen            Organisationen        (Allrussische    Gesellschaft     für
Umweltschutz,        Union       der    öffentlichen    ökologischen         Fonds).   Zu     den
grundlegenden Aufgaben des IUUÖP gehören die Schaffung eines Systems der
ökologischen und humanitären Bildung in Rußland auf der Grundlage neuerer
einheimischer und ausländischer Erfahrungen, die Ausbildung von Experten für
ökologisches Management, Umweltpolitik, Umweltrecht, Wirtschaftwissenschaft
und Journalistik. Der Präsident der Universität,Prof. N. Moisejev, ist Mitglied der
Akademie der Wissenschaften; der Rektor der IUUÖP ist Prof. Dr. S. Stepanov.
      Eine besondere organisatorische Einheit der IUUÖP ist das Internationale
Institut für globale Probleme der Nachhaltigen Entwicklung (IIGPNE). Eine
grundlegende Aufgabe des IIGPNE ist die Organisation der ökomischen,
soziologischen und politologischen Forschungen, die für die Erarbeitung einer
Strategie des Überganges zur Nachhaltige Entwicklung notwendig sind. Der
Direktor des IIGPNE ist Prof. Dr. V. Danilov-Danilian - der Vorsitzende des
Staatskomitees für Ökologie der Russischen Föderation. Der stellvertretende
Direktor    des     Institutes     und       gleichzeitige     Leiter   des     Zentrums      der
Technikfolgenabschätzung ist Prof. Dr. V. Gorokhov. Prof. Gorokhov ist einer der
führenden russischen Spezialisten auf dem Gebiet der Philosophie der
Wissenschaft und Technik, Systemforschung und Projektmanagements.
      Die         Effektivität         des     neu       gegründeten          Zentrums        der
Technikfolgenabschätzung soll sichergestellt werden durch eine auf die
Bedürfnisse    der     Projekte        ausgerichtete    flexible   Arbeitsorganisation       unter
Heranziehung der jeweiligen Spezialisten aus den verschiedenen Gebieten der
Wissenschaft und der Technik und unter Einsatz lediglich eines Minimums an


                                                                                              162
festem Personal. Die Ausarbeitung eines flexiblen Schemas für die Finanzierung
des Zentrums (zum Beispiel die Verbindung der haushaltsmäßigen oder anderen
konstanten Finanzierung unter der Heranziehung von Mitteln aus externen
Quellen für die Realisation der konkreten Projekte) ist eine unter vielen Aufgaben.
      Zu der Zahl der grundlegenden Aufgaben des TA-Zentrums gehört die
Erarbeitung einer Konzeption und Methodologie der Technikfolgenabschätzung,
die weitere Entwicklung der TA-Infrastruktur, Verwirklichung konkreter TA-
Projekte (mit der überwiegenden Orientierung auf die sozial - ökologische
Problematik im Zusammenhang mit der Notwendigkeit der des Konzepts der
Nachhaltigen Entwicklung Operationalisierung für Russische Föderation) und
Teilnahme an Ausbildungsprogrammen.
      Die Teilnahme Rußlands an der internationalen Zusammenarbeit auf dem
Gebiet der Technikfolgenabschätzung, einschliesslich des Zusammenwirkens mit
den führenden nationalen und internationalen TA-Einrichtungen, kann sehr
nützlich werden. Die Nutzung der Erfahrungen dieser Einrichtungen, im
besonderen das Institut für Technikfolgenabschätzung und Systemanalyse (ITAS)
des Forschungszentrums Karlsruhe Technik und Umwelt und das Büro für
Technikfolgenabschätzung beim Deutschen Bundestag (TAB), mit denen schon
enge Kontakte bestehen, wird zur wirksamen Arbeit der ersten russischen TA-
Organisation beitragen.
      Ein wesentliches Problem ist der Mangel an Informationen über TA-
aktivitäten in den westlichen Ländern. Die Materialen über Tätigkeitsergebnisse
der TA-Einrichtungen stammten hauptsächlich aus den amtlichen Kanälen der
70er und der ersten Hälfte 80er Jahres; die wesentlichen Erfahrungen auf dem
Gebiet der Technikfolgenabschätzung fanden praktisch keinen Niederschlag in
den wissenschaftlichen Publikationen in Rußland. Die Situation verändertete sich
in der zweiten Hälfte der 80er Jahre. Sehr wichtig Plan war die Ausgabe auf
Russisch der Sammlung “Philosophie der Technik in der Bundesrepublik
Deutschland” im Jahr 1989, in der die Arbeiten solcher Spezialisten auf dem
Gebiet der Philosophie der Technik wie F. Rapp, G. Ropohl, H. Sachsse, A.
Huning, H. Lenk, G. Böhme, W. van den Daele, W. Krohn etc. veröffentlicht



                                                                               163
wurden. Dank dieser Sammlung hat der russische Leser die Möglichkeit
bekommen, in die gegenwärtigen Konzeptionen der Philosophie und Soziologie
der Technik, der technischen Ethik, Diskussionen über Möglichkeiten der
Steuerung      der     Technik     (einschliesslich    der      Probleme     der
Technikfolgenabschätzung)    eingeführt    zu    werden.     Spät   wurden   die
Übersetzungen der Bücher von K. Mitcham “What is the Philosophy of
Technology? ” (1995) und H. Lenk “Nachdenken über moderne Technik” (1996)
veröffentlicht, in denen besonders die Problematik der Technikfolgenabschätzung
betrachtet wurde.
      Grosse Bedeutung hatte die Bildung der Sektions für Philosophie der
Technik im Rahmen des Institutes für Philosophie der Russischen Akademie der
Wissenschaften, das die Forschung in diese Richtung aktiviert und zugelassen
hat. Auch wurden neue dogmenfrei Lehrbücher vorbereiten. Man muß in erster
Linie das Lehrbuch von V. Styopin, V. Gorokhov, M. Rosov “Philosophie der
Wissenschaft und der Technik ” (Moskau, 1995) nennen. Dieses Lehrbuch wurde
im Rahmen des Programms “Erneuerung der humanitären Bildung in Rußland”
veröffentlicht. Ein Teil des Lehrbuches ist der Technikfolgenabschätzung
gewidmet. Insbesondere ist dort die Diskussion der zweiten Hälfte der 60er Jahre
über die langfristigen Konsequenzen technologischer Innovationen beschrieben,
die grundlegende Ausrichtung der Arbeit des Office of Techology Assessment des
US-Kongresses und das später gegründete Büro für Technikfolgenabschätzung
beim Deutschen Bundestag werden dargestellt sowie die Initiativen des Vereins
Deutscher Ingenieure “Technibewertung: Begriffe und Grundlage” analysiert.
      Dessen ungeachtet wird zur Zeit in Rußland ein deutlicher Mangel an
Informationen zur Technikfolgenabschätzung empfunden, insbesondere über die
neuesten Forschungsarbeiten auf diesem Gebiet. Das neugeschaffene russische
Zentrum der Technikfolgenabschätzung betrachtet die Beseitigung dieses
Mangels an Informationen als seine vordringliche Aufgabe. Für 1998-1999 ist die
Vorbereitung   einer   Veröffentlichungsreihe   für   methodische    Lehrbücher,
informative Materialien und Artikel geplant, die den TA-Problemen gewidmet sind
ebenso wie den mit ihr in Verbindung stehenden aktuellen Aufgaben der



                                                                             164
Umweltpolitik   einschließlich   der   Operationalisierung   des   Konzepts   der
Nachhaltigen Entwicklung für Rußland. Desgleichen ist die Organisation von
Vorlesungen, Kursen und Seminaren in Anlehnung an die Internationale
Unabhängige Universität für Ökologie und Politologie vorgesehen, die sich mit
dieser Problematik beschäftigt, die sowohl für Studierende, als auch für eine
höhere Qualifikation für Experten gedacht sind.
        Die Technikfolgenabschätzung macht heute in Rußland ihre ersten
Schritte. Man kann es als das Anfangsstadium der Institutionalisierung von TA
bezeichnen: die erste russische TA-Einrichtung ist geschaffen, das Programm für
ihre aktuellen Arbeiten ist entworfen. Das Zentrum der Technikfolgenabschätzung
wird mit der Durchführung der konkreten TA-Projekte in diesem Jahr beginnen.
Man kann hoffen, daß die zukünftige Tätigkeit des neuen TA - Zentrums die
breitere Unterstützung nicht nur der Regierung Russlands, aber auch des
russischen Parlaments und verschiedener öffentlicher Organisationen bekommen
wird.




                                                                              165
                                                                    Ю. Ю. Чѐрный


            ВТОРЫЕ ЭНГЕЛЬМЕЙЕРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ В МОСКВЕ


    15 января 1998 года в Московском государственном техническом
университете им. Н.Э.Баумана состоялись Вторые Чтения по философии
техники,     посвящѐнные          памяти   выдающегося        русского     инженера,
основоположника философии техники в России Петра Климентьевича
Энгельмейера (1855 - после 1939). Место проведения Чтений было выбрано
не случайно - с 1874 по 1881 годы Энгельмейер учился на механическом
отделении этого высшего учебного заведения, называвшегося тогда
Императорским Московским техническим училищем, и закончил его с
отличием. Организатором Чтений, собравших исследователей из Москвы,
Белгорода,        Рыбинска    и    Улан-Удэ,   стала    кафедра     социологии       и
культурологии МГТУ.
      Для        обсуждения   были    предложены       следующие    пять    тем:    1)
философия техники; 2) философия и методология инженерного творчества;
3) инженерная этика; 4) история и логика развития техники; 5) актуальные
проблемы современной техносферы. Тем не менее, как показывает анализ
прозвучавших докладов, реальная тематика Чтений несколько отличалась
от предложенной и ограничивалась лишь тремя темами: 1) наследие
П.К.Энгельмейера и современность; 2) социокультурные аспекты развития
техники;    3)    проблемы    гуманизации      технического    образования.    Надо
отметить, что предложенная здесь классификация является несколько
условной и носит скорее вспомогательный характер, поскольку ряд докладов
был посвящѐн двум или трѐм выделенным темам одновременно.


      1. Наследие П.К.Энгельмейера и современность
      Заведующая кафедрой социологии и культурологии МГТУ, доктор
философских наук Надежда Гегамовна Багдасарьян поставила вопрос о
том, что вплоть до настоящего времени имя Энгельмейера остаѐтся для


                                                                                   166
технических специалистов России практически неизвестным. В связи с этим
она рассказала интересный случай, когда после еѐ доклада о творчестве
Энгельмейера на Учѐном Совете МГТУ некоторые члены Учѐного Совета,
ведущие отечественные учѐные в области технических наук, подходили к
ней и спрашивали о том, кто такой был Энгельмейер. Н.Г.Багдасарьян
выразила надежду, что в наше время, в значительной мере свободное от
различного рода идеологических схем, наступает пора беспристрастного
изучения наследия Энгельмейера и в связи с этим поставила вопрос о
необходимости           пропаганды          наследия         Энгельмейера         в     рамках
университетского технического образования.
         Удачным         продолжением            и      подтверждением       актуальности
прозвучавших слов стало представление собравшимся книги известного
российского учѐного, специалиста в области философии науки и техники,
доктора философских наук, профессора Виталия Георгиевича Горохова
“Пѐтр Климентьевич Энгельмейер. Инженер-механик и философ техники.
1855-1941”1 , буквально на днях перед этим вышедшей в издательстве
“Наука” в серии “Научно-биографическая литература” объѐмом 14 печатных
листов. Поскольку В.Г.Горохов работает научным координатором Российско-
Германского колледжа и находился во время Чтений в Германии, то книгу
представил его аспирант, научный сотрудник Международного независимого
эколого-политологического университета (МНЭПУ) Дмитрий Валерьевич
Ефременко.         Он    отметил,     что    в       книге   В.   Г.   Горохова       подробно
прослеживается жизненный путь Энгельмейера, приводятся уникальные
материалы,        касающиеся       истории       инженерных       обществ    в        России   и
Советском Союзе, обстоятельно анализируются философские аспекты
взглядов Энгельмейера. С некоторым беспокойством участники Чтений
восприняли известие о тираже книги, составляющем всего 230 экземпляров.
По общему мнению собравшихся, этот тираж никак не соответствует
реальной потребности в изучении жизни и творчества Энгельмейера в
нашей стране сегодня.

1
    См. также аннотацию в этом выпуске «Ежегодника».


                                                                                           167
       Далее Д. В. Ефременко познакомил присутствующих с текстом
сообщения В.Г.Горохова на тему “П.К.Энгельмейер и Эберхард Чиммер -
инженеры и философы техники”, в котором был проведен сравнительный
анализ жизни и творчества двух выдающихся людей России и Германии. В.
Г.   Горохов   акцентировал   внимание   на   сходных   чертах   в   судьбах
Энгельмейера и Чиммера (1873-1940), отразивших, по его мнению, сходные
черты одной и той же эпохи: оба были из инженеров, питали склонность к
философии, не получили при жизни широкого общественного признания и
умерли в безвестности.
       Далее Д. В. Ефременко выступил с собственным докладом “У истоков
сотрудничества российских и германских учѐных в области философии
техники”, в котором немалое внимание уделил и творчеству Энгельмейера.
В частности, в его докладе был затронут вопрос о влиянии на становление
взглядов Энгельмейера попыток создания философии техники в Германии.
По мнению докладчика, П. К. Энгельмейер достойно представлял русское
инженерное сообщество за рубежом. Первая мировая война вызвала
временное прекращение контактов между философствующими инженерами
Германии и России, однако в 1920-е годы благодаря усилиям российских
инженеров, в том числе и Энгельмейера, эти контакты были возобновлены.
В 1929 году увидела свет последняя статья Энгельмейера в журнале
“Инженерный труд” под названием «Нужна ли нам философия техники?».
Д.В.Ефременко отметил, что имя Энгельмейера после почти полувекового
забвения вновь стало звучать в нашей стране в середине 1980-х годов. Д.
В.Ефременко сообщил, что в планах работы на будущее Российско-
Германского колледжа предусматривается перевод на немецкий язык трудов
российских философов по философии техники, в том числе трудов
П.К.Энгельмейера.
       Заведующий сектором философии техники Института философии
РАН (Москва), доктор философских наук Вадим Маркович Розин начал своѐ
выступление с некоторой полемики с точкой зрения Н.Г.Багдасарьян,
согласно которой сегодня наступило время беспристрастного изучения



                                                                        168
творчества Энгельмейера. В соответствии со своей философской позицией,
В. М. Розин заявил, что беспристрастное изучение чего бы то ни было в
принципе невозможно, ибо всякое изучение есть всегда изучение с точки
зрения наших интересов. Поэтому, по его мнению, правильнее говорить о
“пристрастно-объективном” подходе к изучению творчества Энгельмейера.
Наиболее актуальными с сегодняшней точки зрения, по мнению В. М.
Розина, являются два вопроса: 1) вопрос об инженерном (техническом)
образовании; 2) понимание техники с точки зрения тех проблем, которые мы
хотим при помощи этой техники решать. Далее в своѐм выступлении В.М.
Розин подробно остановился на двух обозначенных им проблемах.
      Главный редактор журнала “Alma mater”, доктор философских наук
Олег Владимирович Долженко поставил вопрос о личности Энгельмейера и
о том, какую культуру он представлял. В частности, его заинтересовало, что
же на самом деле инспирировало личную активность Энгельмейера в
человеческом плане, что именно Энгельмейер отследил и с чем он выезжал
на 2-й Международный философский конгресс в 1911 году.
      Ассистент    кафедры    социологии   и   культурологии   МГТУ    Ирина
Александровна Николаева отметила важность идей Энгельмейера для
современной постановки проблем технического образования. Сославшись
на слова Энгельмейера из его книги “Технический итог XIX века”, столетний
юбилей которой отмечается в нынешнем году, она подчеркнула важность и
актуальность утверждения Энгельмейера о том, что профессия инженера
появилась тогда, когда для этого возникла общественная потребность и, в
частности, на историческую арену вышло третье сословие (буржуазия).
      Соискатель     Российского   Центра      гуманитарного   образования
(университета)     (Москва)   Юрий     Юрьевич      Чѐрный     в      докладе
“П.К.Энгельмейер и Л.Н.Толстой. К истории взаимоотношений” обратил
внимание собравшихся к тому факту, что философия техники в России
формировалась в широком гуманитарном контексте. Ю.Ю.Чѐрный кратко
рассказал о переписке между Энгельмейером и Толстым, об их личной
встрече, а также о нарастающих расхождениях во взглядах, приведших



                                                                         169
Энгельмейера к полемике с писателем и написанию критического очерка на
XV том его сочинений под названием “Критика научных и художественных
учений Гр. Л.Н.Толстого”.


      2. Социокультурные аспекты развития техники

      Заведующий кафедрой философии и истории науки и техники
Московского авиационного института, кандидат технических наук Алексей
Юрьевич Сидоров привлѐк внимание присутствующих к вопросу о том, кто
реально   в   обществе      принимает   решения   в   области   традиционной
техносферы. По мнению докладчика, при принятии решений в области
техники точка зрения самой техники часто просто не учитывается. В
качестве примера он привѐл космонавтику, которая сначала развивалась
под влиянием утопического аспекта, затем - военного, а теперь -
экономического. При этом всѐ же остаѐтся открытым вопрос, для чего же,
собственно, нужна сама космонавтика.
      Доцент кафедры истории МГТУ, кандидат исторических наук Наталья
Викторовна Давлетшина подробно остановилась на проблеме, какие
социальные процессы являются характерными только для России как
особого типа цивилизации. Она выделила три такие особенности: 1)
российский централизм; 2) милитаризацию России; 3) превалирование
государственных интересов над общественными. По еѐ мнению, без этих
признаков российское государство становится нежизнеспособным и теряет
свои позиции. В связи с выделенными выше особенностями, докладчица
проанализировала далее роль и социальную мобильность технических
кадров в России. По еѐ мнению, до реформы 1860-х годов образованные
слои России относились к промышленности как к делу “нечистому” и
недостойному интеллигента. И только с конца XIX века, когда на Юг России
буквально полились зарубежные инвестиции, положение изменилось и
возникла необходимость в подготовке инженерных кадров. В современной




                                                                        170
российской социокультурной ситуации Н.В.Давлетшина увидела аналогию
этому периоду.
         Доцент кафедры социологии и культурологии МГТУ, кандидат
философских наук Юрий Петрович Полуэктов выступил с докладом на
тему “Неизбежность развития социально-культурной компоненты XXI века”, в
котором      затронул    проблему      кризиса   современной     планетарной
цивилизации. По его мнению, современная цивилизация уже вышла из фазы
кризиса и перешла в фазу катастрофы. В связи с этим Ю.П.Полуэктов
поставил задачу качественной переориентации еѐ оснований.
         Доцент кафедры систем автоматического управления МГТУ, кандидат
технических наук Виктор Григорьевич Коньков выступил с докладом,
посвящѐнным философским аспектам теории автоматического управления.
Основной задачей теории автоматического управления, выходящей за рамки
собственно     науки,   но   имеющей    отношение   собственно   к   человеку,
В.Г.Коньков назвал задачу выработки цели управления. Для решения этой
задачи он пошѐл путѐм следующих умозаключений. Представление о цели
управления не может лежать в плоскости наших конкретных действий, ибо
выходит за пределы рациональных действий и рациональных целей.
Сославшись на слова Б.Паскаля из его “Мыслей” о том, что последний шаг
разума состоит в признании вещей, которые его превосходят, В.Г.Коньков
пришѐл к выводу о том, что представление о цели управления должно быть
установлено через контакт с Провидением. Учение же о Провидении дано
через религию. Поэтому и ответ на искомый вопрос возможен только через
религию, а конечной целью управления является достижение всеобщего
Блага.
         Доцент кафедры социологии и культурологии МГТУ, кандидат
философских наук Алла Викторовна Литвинцева в докладе на тему
“Некоторые методологические аспекты осмысления понятия “Техносфера””,
в котором поставила вопрос о рабочей дефиниции этого понятия. По
мнению А.В.Литвинцевой, понятие “техносфера” является результатом
современного этапа развития техники и не связано с конкретными



                                                                          171
техническими сооружениями. В докладе была высказана мысль о том, что
социокультурные измерения техники должны стать составной частью
современной инженерной деятельности.
     Доклад      старшего     преподавателя       кафедры       культурологии     и
религиоведения Белгородского государственного университета, кандидата
социологических наук Сергея Дмитриевича Лебедева был посвящѐн
проблемам мифологичности технического сознания. С.Д.Лебедев отметил,
что современный миф - это демон, не всегда вредный для нас, но всегда
непредсказуемый. Изучение мифа, по его словам, есть попытка “окликнуть”
миф и тем самым освободиться от него. По мнению докладчика,
мифологизация техники базируется на следующих четырѐх архетипах: 1)
“волшебная палочка”; 2) “доброе божество”; 3) “джинн, выпущенный из
бутылки” (или, что то же самое, “ящик Пандоры”) и 4) “злой демон”.
С.Д.Лебедев подчеркнул, что в сознании современного технического
специалиста      таится     мифологический        хаос      и    технологическое
мифотворчество,    по     крайней    мере,   в   нашей    стране,   “выдыхается”,
переживает период упадка. Заканчивая своѐ выступление, докладчик
отметил,   что     поскольку        мифологичность        имманентно      присуща
человеческому сознанию и избавление от мифов невозможно, то речь
должна идти не об искоренении мифа, а о полезной направленности
мифологического сознания применительно к технике.


     3. Проблемы гуманизации технического образования


     Н. Г. Багдасарьян остановилась на ряде проблем, с которыми
сталкиваются работающие        в техническом       вузе    гуманитарии.    К ним
относятся, в частности, проблема понимания инженерии как особой
профессиональной сферы, а также понимание того, чего собственно ждут
будущие инженеры от представителей гуманитарных дисциплин. Н. Г.
Багдасарьян отметила, что ещѐ до сих трудно выделить те социальные




                                                                                172
дисциплины, которые были бы действительно ориентированы на будущую
работу инженера.
      В.   М.    Розин    сформулировал        в    своѐм      выступлении        задачу
постепенного органического соединения технического и гуманитарного
образований. Он отметил, что сейчас инженеры и гуманитарии, имея разные
навыки мышления, живут как бы в двух разных мирах. Более того,
фактически речь здесь идѐт о двух разных реальностях, полностью
отрицающих одна другую. В. М. Розин призвал собравшихся вовзвратиться к
тому корню, из которого выросли две ветви современной цивилизации,
исследовать, как происходило их отделение друг от друга, и наметить пути
их воссоединения.
      Научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН,
кандидат технических наук Оксана Даниловна Симоненко выступила с
докладом на тему “Периодизация истории техники как явление логики
развития техники”, посвящѐнном проблеме методики преподавания истории
техники в вузе. В еѐ выступлении было выявлено и проведено различие
между двумя подходами к изучению истории техники, а именно: 1)
“историческим”      подходом,       согласно       которому         история      техники
рассматривается     в    качестве     одной    из     исторических        наук     и    2)
“естественнонаучным” подходом, состоящим в выделении “жѐстких” законов
развития технических устройств, взятых независимо и отдельно от человека.
По мнению О.Д.Симоненко, для студентов оказывается более интересным (и
более полезным) “исторический” подход к изучению техники, развитый, к
примеру, в работах К. Маркса, А.Тоффлера и других мыслителей, где
техника рассматривается в социокультурном контексте.
      Доцент кафедры истории и теории культуры Восточно-Сибирского
государственного технологического университета (г. Улан-Удэ), кандидат
исторических     наук    Владимир      Лукич       Кургузов     привлѐк       внимание
присутствующих      к    духовной    стороне       техники     и,    в   частности,      к
разрабатываемой им в последние годы проблеме гуманитарной среды. Он
отметил    необходимость     создания     локальных          гуманитарных        сред    в



                                                                                       173
технических вузах, составной частью которых должен стать высокий уровень
общей культуры их преподавательского состава. В связи с этим В.Л.Кургузов
подробно остановился на задаче, которую охарактеризовал как “воспитание
воспитателей”.
      Доцент Рыбинской государственной авиационной технологической
академии (г. Рыбинск Ярославской области), кандидат философских наук
Лина Ивановна Казакова выступила с докладом, посвящѐнном проблеме
формирования этических взглядов будущих инженеров в вузовском курсе
философии и психологии. В еѐ выступлении было подвергнуто сомнению
доминирующее в современном общественном сознании представление,
согласно которому проблему достижения устойчивого развития можно
решить исключительно с позиций экономики и экологии. По еѐ мнению,
главный упор здесь нужно делать именно на нравственные аспекты
отношения к миру.     Л.И.Казакова   познакомила   участников Чтений с
результатами анкетирования, проведенного среди студентов еѐ вуза и
отметила   совершенно   неудовлетворительный    даже   по   сравнению   с
недавними годами культурный уровень современных студентов, для
которого свойственно сочетание крайне низкого уровня знаний с крайне
завышенным самомнением и агрессивной настроенностью.


      В целом Чтения показали, что среди российских учѐных растѐт
интерес главным образом к гуманитарным аспектам техники и технического
развития общества. Симптоматично, что на Чтениях практически не была
затронута объявленная в программе проблема методологии технического
творчества, ещѐ совсем недавно вызывавшая, пожалуй, главный интерес. В
связи с этим, можно предположить, что современные философы, социологи,
историки озабочены прежде всего задачей осмысления технического
развития, а не его ускорения и повышения его эффективности. Сама
реальная тематика Чтений обнаружила, что российских учѐных сейчас более
всего интересуют гуманитарные аспекты техники: обращение к истокам
осмысления техники в России (наследие П.К.Энгельмейера), осмысление



                                                                     174
современной техники в контексте культуры, а также изменение облика
технического   специалиста   через   перестройку   структуры   технического
образования.


      Информация для всех занимающихся и интересующихся проблемами
философии и истории техники: очередные, Третьи Энгельмейеровские
Чтения состоятся в январе 1999 года в Московском государственном
техническом университете им. Н.Э.Баумана. Их организатором выступает
кафедра социологии и культурологии МГТУ (заведующая кафедрой - доктор
философских наук Надежда Гегамовна Багдасарьян). Адрес: 107005,
Москва, 2-я Бауманская ул., д. 5. Телефоны: 263-66-49 и 263-68-94.




                                                                       175
                                                                 J. J. Tschjornij


         DIE ZWEITEN ENGELMEYERSCHEN LESUNGEN IN MOSKAU


      Am 15. Januar 1998 fanden in der Moskauer Staatlichen Technischen
Universität (MSTU) die zweiten Lesungen über die Philosophie der Technik statt,
die der Erinnerung an den hervorragenden russischen Ingenieur, den Begründer
der Philosophie der Technik in Russland, Peter Klimentjewich Engelmeyer (1855-
1941), gewidmet waren. Der Ort der Lesungen war nicht zufällig ausgewält
worden. Von 1874 bis 1881 studierte Engelmeyer am Fachbereich Mechanik
dieser Hochschule, die damals Kaiserliche Moskauer Technische Schule genannt
wurde, und schloß sie mit Auszeichnung ab. Die Lesungen, die Forscher aus
Moskau, Belgorod, Rybinsk (Bezirk Jaroslavl) und Ulan-Ude (Ostsibirien)
versammelte, waren vom Lehrstuhl der Soziologie und Kulturologie der MSTU
organisiert worden.
      Fünf Themen waren für die Disskussion vorgeschlagen worden: 1)
Philosophie der Technik; 2) Philosophie und Methodologie des technischen
Schaffens; 3) Ingenieursethik; 4) Geschichte und Logik der Entwicklung der
Technik; 5) aktuelle Probleme der modernen Technosphäre. Wie die Analyse der
vorgebrachten Vorträge zeigt, wich die Thematik der Lesungen in Wirklichkeit
etwas von der vorgeschlagenen ab und beschränkte sich auf drei Themen: 1)
Engelmeyers Nachlaß und die Gegenwart; 2) soziokulturelle Aspekte der
technischen Entwicklung; 3) Probleme der Humanisierung der technischen
Bildung. Man muß bemerken, daß die vorgeschlagene Klassifikation ein wenig
bedingt ist, weil eine Reihe Vorträge zwei oder drei Themen gleichzeitig gewidmet
waren.


      1. Der Nachlaß Engelmeyers und die Gegenwart


      Die Leiterin des Lehrstuhls für Soziologie und Kulturologie der MSTU,
Doktor habil. Nadezhda Bagdasarjan stellte fest, daß der Name Engelmejers bis



                                                                             176
heute unter den technischen Fachleuten Rußlands praktisch unbekannt ist. Sie
äußerte den Gedanken, daß man in unserer Zeit unvoreingenommen Engelmeyers
Nachlaß zu studieren beginnen muss. N.Bagdasarjan bemerkte auch die
Notwendigkeit der Propaganda des Nachlaßes Engelmejers im Rahmen der
technischen universitären Bildung.
      Eine gelungene Fortsetzung und Bestätigung der ertönten Worte wurde die
Vorstellung des Buches des bekannten russischen Wissenschaftlers, Professor
Doktor   habil.   Vitalij   Gorokhov      “Peter   Klimentjewich    Engelmeyer.   Der
Mechanikingenieur und Philosoph der Technik. 1855-1941”. Dieses Buch ist
buchstäblich vor einigen Tagen im Verlag “Nauka” in der Serie “Wissenschaftlich-
biographische Literatur” im Umfang von 14 Druck blättern erschienen.
      Da V.Gorokhov jetzt als wissenschaftlicher Koordinator des Russisch-
Deutschen Kollegs arbeitet und während der Lesungen in Deutschland war, war
das Buch von seinem Doktorand, einem wissenschaftlichen Mitarbeiter der
Internationalen unabhängigen Universität für Ökologie und Politologie Dmitrij
Efremenko vorgestellt worden. Er sagte, daß das Buch über Engelmeyer im
Verlag vor mehr als drei Jahren abgegeben worden war, aber wegen der
Schwierigkeiten in denen der Verlag steckte, erst jetzt das Licht der Welt erblickte.
D.Efremenko bemerkte, daß der Lebensweg Engelmeyers in diesem Buch sehr
ausführlich   verfolgt,     einmalige     Materialen   über   die    Geschichte   der
Ingenieursgesellschaften in Rußland und in der Sowjetunion publiziert und die
philosophischen Aspekte der Anschauungen Engelmeyers ausführlich analysiert
werden. Die Lesungsteilnehmer haben mit Unruhe aufgenommen, daß die
Auflage des Buches nur 230 Exemplare ausmacht. Nach allgemeiner Meinung
entspricht diese Auflage in keiner Weise dem realen heutigen Bedürfnis nach dem
Studium des Lebens und Schaffens Engelmejers in unseren Land.
      Weiterhin    D.Efremenko      die    Anwesenden mit dem Text          der aus
Deutschland gekommenen Botschaft V.Gorokhovs zum Thema “Peter Engelmejer
und Eberhard Zschimmer - Ingenieure und Philosophen der Technik” bekannt. In
dieser Botschaft wurde eine vergleichende Analyse des Lebens und Schaffens
dieser beiden hervorragenden Menschen aus Rußland und Deutschland



                                                                                  177
durchgeführt. Prof.Gorokhov akzentierte die Aufmerksamkeit an der ähnlichen
Züge in Engelmeyerischen und Zschimmerischen (1873-1940) Schicksals. Sie
beiden waren Ingenieure, hatte Neigung für Philosophie, zur seines Lebens hatte
nicht   die   breite   gesellschaftliche    Anerkennung      gefunden     und    in   der
Unbekantnisse gestorben.
        Weiterhin machte D.Efremenko selbst einen Vortrag über das Thema “An
den Quellen der Zusammenarbeit der russischen und deutschen Wissenschaftler
auf dem Gebiet der Philosphie der Technik”. Inbesondere rührte er die Frage über
den Einfluss der Versuche eine Philosophie der Technik in Deutschland zu
begründen auf das Werden der Anschauungen Engelmeyers an. Nach Meinung
des     Vortragenden      repräsentierte     Peter   Engelmeyer         die     russische
Ingenieursgemeinschaft im Ausland würdig. Der Erste Weltkrieg den zeitweiligen
Abbruch der Kontakte zwischen philosophierenden Ingenieuren aus Deutschland
und Russland hervorrief, aber in den 1920-er Jahren wurden diese Kontakte
durch    Bemühungen      russischer    Ingenieure,   darunter   Engelmeyer,       wieder
aufgenommen. 1929 erblickte der letzte Aufsatz von Engelmeyer mit dem Titel
“Brauchen wir die Philosopie der Technik?” in der Zeitschrift “Die Arbeit des
Ingenieurs” das Licht der Welt. Der Referent bemerkte, daß der Name
Engelmeyers nach fast fünfzigjährigen Vergessenheit in der Mitte der 1980-er
Jahre in Zusammenhang mit der Wiederaufnahme der Kontakte zwischen
russischen Philosophen mit leitenden deutschen Fachleuten auf dem Gebiet der
Philosophie der Technik wieder erwähnt wird. D.Efremenko berichtete, daß eine
deutsche Übersetzung der Arbeiten der russischen Philosophen auf dem Gebiet
der Philosophie der Technik, darunter der Arbeiten von Engelmeyer, in den
zukünftigen Plänen des Russisch-Deutschen Kollegs vorgesehen werden.
        Der Leiter der Sektion für Philosophie der Technik des Instituts für
Philosophie der Russischen Akademie der Wissenschaften, Doktor habil. Wadim
Rozin, begann seine Rede mit einer gewissen Polemik mit dem N.Bagdasarjan,
derzufolge    heute    die   Zeit     des   unvoreingenommenen          Studiums      des
Engelmeyerschen        Nachlaßes       gekommen       ist.    Entsprechend        seines
philosophischen Standpunktes, erklärte W.Rozin, daß das unvoreingenommene



                                                                                      178
Studium wovon auch immer im Prinzip unmöglich sei, weil jedes Studium ein
Studium vom Standpunkt unserer Interessen ist. Nach seiner Meinung es ist
richtiger, über eine “voreingenommen-objektive” Einstellung zum Studium des
Nachlaßes von Engelmeyer zu sprechen. Zwei Fragen sind nach der Meinung von
W.Rozin vom heutigen Standpunkt aus am aktuellsten. Das sind: 1) die Frage
über die Ingenieurs- (technische) Bildung; 2) das Verständnis der Technik vom
Standpunkt jener Probleme, die wir mit Hilfe dieser Technik lösen wollen.
Weiterhin ging W.Rozin ausführlich auf diese beiden bezeichneten Probleme ein.
      Der Chefredakteur der Zeitschrift “Alma mater”, Doktor habil. Oleg
Dolzhenko stellte die Frage der Persönlichkeit Engelmeyers und der Kultur, die er
repräsentierte. Im einzelnen interessierte er sich dafür, was denn in der Tat die
persönliche Aktivität Engelmeyers inspirierte, was konkret Engelmeyer verfolgt hat
und womit er zum 2. Internationalen philosophischen Kongress 1911 gefahren.
      Die Assistentin vom Lehrstuhl der Soziologie und Kulturologie der MSTU
Irina Nikolaewa hob die Wichtigkeit der Ideen von Engelmeyer für die zeitgemässe
Formulierung der Probleme der technische Bildung hervor. Auf die Worte
Engelmejers aus seinem Buch “Der technische Betrag des XIX Jahrhunderts”
(1898) berufend sich, betonte sie die Wichtigkeit und die Aktualität der
Engelmejerschen Behauptung, daß der Beruf des Ingenieurs dann entstand, als
das gesellschaftliche Bedürfnis dafür entstand, insbesondere, als der dritte Stand
(die Bourgeoisie) auf der historischen Arena erschien.
      Der Doktorand des Zentrums für geisteswissenschaftliche Bildung (der
Universität) (Moskau) Jurij Tschjornij machte in seinem Vortrag “P.K.Engelmeyer
und L.N.Tolstoj. Zur Geschichte der gegenseitigen Beziehungen” auf den
Umstand aufmerksam, daß sich die Philosophie der Technik in Rußland in einem
breiten humanitären Kontext entwickelte. Ju. Tschjornij erzälte kurz über den
Briefwechsel zwischen Engelmeyer und Tolstoj, über ihre private Begegnung,
über zunehmende Meinungsverschiedenheiten, die Engelmeyer zur Polemik mit
dem Schriftsteller und zum Schreiben eines kritischen Essays über den XV-ten
Band seiner Werke unter dem Titel “Die Kritik der wissenschaftlichen und
künstlerischen Lehre von Graf L.N.Tolstoj” führte.


                                                                              179
      2. Soziokulturelle Aspekte Entwicklung der Technik

      Der Leiter des Lehrstuhls für Philosophie und Geschichte der Wissenschaft
und Technik des Moskauer Fligerinstituts, Doktor der technischen Wissenschaften
Alexei Sidorow machte die Versammelten auf die Frage aufmerksam, wer in der
Gesellschaft in Wirklichkeit die Entscheidungen im Gebiet der traditionellen
Technoshpäre fällt. Er bemerkte, daß bei Entscheidungen im Gebiet der Technik
der Standpunkt der Technik selbst oft nicht berücksichtigt wird.
      Doktor der geschichtliche Wissenschaften Natalja Dawletschina, Dozentin
des Lehrstuhls für Geschichte der MSTU ging ausführlich auf das Problem,
welche sozialen Prozesse nur für Rußland als speziellem Zivilisationstyp
charakteristisch sind, ein. Im Zusammenhang damit zeichnete sie drei
Besonderheiten aus, ohne die, nach ihrer Meinung, der russische Staat nicht
lebensfähig wird und allmählich seine Positionen verliert. Diese Besonderheiten
sind: 1) der russische Zentralismus; 2) die Militarisierung Rußlands; 3) der
Vorrang der Staatsinteressen vor den Gesellschaftsinteressen.
      Doktor der Philosophie Jurij Poluektow, Dozent des Lehrstuhls für
Soziologie   und    Kulturologie   der   MSTU     formulierte      im   Vortrag   “Die
Unausweichlichkeit der Entwicklung der sozial-kulturellen Komponente des 21.
Jahrhunderts”, der dem Problem der Krise der modernen globalen Zivilisation
gewidmet war, die Aufgabe der Umorientierung ihrer Grundwerte.
      Doktor der technischen Wissenschaften Wiktor Konkow, Dozent des
Lehrstuhls für automatische Steuerungsysteme der MSTU hielt einen Vortrag, der
den philosophischen Aspekten der Theorie der automatischen Steuerung
gewidmet war. Seiner Meinung nach geht die Lösung des Problems des Zieles
der Steuerung über den Rahmen rationaler Handlungen und rationaler Ziele
hinaus und ist nur über die Herstellung des Kontaktes mit der Vorsehung, d.h.
über die Religion, möglich. Das Endziel der Steuerung ist nach Meinung des
Vortragenden das Erreichen des allgemeinen Wohlergehens.




                                                                                  180
      Doktor der Philosophie Alla Litwinzewa, Dozentin des Lehrstuhls für
Soziologie und Kulturologie der MSTU stellte im Vortrag “Einige methodologische
Aspekte des Verstehens des Begriffs „Technosphäre‟” die Frage über eine
handhabungsfähige     Definition     dieses   Begriffs   auf.   Nach     Meinung     von
A.Litwinzewa ist der Begriff “Technosphäre” ein Ergebnis der heutigen Etappe der
Entwicklung der Technik und ist nicht mit konkreten technischen Bauten
verbunden.
      Der Vortrag von Sergej Lebedew, Doktor der Soziologie, Lehrer am
Lehrstuhl für Kulturologie und Religionswissenschaft der Belgoroder Staatlichen
Universitaet, war den Problemen der Mythologisierung des technischen
Bewußtseins    gewidmet.      Nach     Meinung    des    Vortragenden      basiert   die
Mythologisierung der Technik auf folgenden 4 Archetypen: 1) “der Zauberstab”; 2)
“die gute Gottheit”; 3) “der Geist aus der Flasche” (oder, was dasselbe ist, “die
Kiste der Pandora”) und 4) “der böse Dämon”. S.Lebedew unterstrich, dass sich
im Bewußtsein des zeitgenössischen russischen technischen Spezialisten
mythologisches Chaos verbirgt und die technologische Mythenbildung, auf jeden
Fall in Rußland, sich erschöpft hat und eine Periode des Niedergangs durchlebt.
Er bemerkte außerdem, daß, da Mythen dem menschlichen Bewußtsein immanent
sind und eine Befreiung davon unmöglich ist, nicht über die Vernichtung des
Mythos geredet werden muß, sondern über die nutzbringende Ausrichtung des
mythologischen Bewußtseins in Anwendung auf die Technik.


      3. Probleme der Humanisierung der technischen Bildung

      N.Bagdasarjan ging auf eine Reihe Probleme ein, mit den in technischen
Hochschulen      arbeitende        Geisteswissenschaftler       konfrontiert   werden.
Insbesondere merkte sie an, daß es sogar noch bis jetzt schwer ist, die jenigen
sozialen Fachrichtungen abzugrenzen, die wirklich auf die zukünftige Arbeit des
Ingenieurs orientiert werden.
      W.Rosin formulierte in seinem Auftritt die Aufgabe der allmählichen
organischen Vereinigung der technischen und geisteswissenschaftlichen Bildung.


                                                                                     181
Er bemerkte, daß die Ingenieure und Geisteswissenschaftlicher heute, an
verschiedene Denkweisen gewöhnt, wie in zwei verschiedenen Welten leben.
Mehr noch, faktisch geht es hier um zwei verschiedene Realitäten, die sich
gegenseitig vollständig negieren. W.Rosin rief die Versammelten dazu auf, zu der
Quelle zurückzukehren, wie sich ihre Trennung voneinander vollzog und Wege zu
ihrer Wiedervereinigung anzudenken.
      Doktor      der      technischen         Wissenschaften              Oksana         Simonenko,
wissenschaftliche        Mitarbeiterin        des       Instituts         für      Geschichte      der
Naturwissenschaften        und       der     Technik        der   Russische            Akademie    der
Wissenschaften führte im Vortrag “Periodisierung der Geschichte der Technik als
Ausdruck der Logik der Entwicklung der Technik” eine Trennung zwischen zwei
Ansätzen zur Erforschung der Geschichte der Technik durch, nämlich dem 1)
“historischen” Ansatz, dem zufolge die Geschichte der Technik als eine
geschichtliche         Wissenschaft           betrachtet          wird,          und      dem       2)
“naturwissenschaftlichen”        Ansatz,      der      im     Auffinden         “strenger”   Gesetze
technischer Geräte, gesondert und unabhängig vom Menschen genommen
besteht.
      Doktor der Geschichte, Vladimir Kurgusow, Dozent des Lehrstuhls für
Geschichte       und     Theorie      der     Kultur        der     Ostsibirischen        Staatlichen
Technologischen        Universität     (Ulan-Ude)       lenkte      die         Aufmerksamkeit     der
Anwesenden auf die geistige Seite der Technik und insbesondere auf das von
ihm in den letzten Jahren ausgearbeitete Problem des geisteswissenschaftlicher
Umfeldes.    Er        vermertete      die     Notwendigkeit          der        Schaffung      lokaler
geisteswissenschaftlicher Umfelder in den technischen Hochschulen.
      Doktor der Philosophie Lina Kasakowa, Dozentin an der Rybinsker
Staatlichen technologischen Luftfahrtakademie (Rybinsk im Bezirk Jaroslavl) tat
mit einem Vortrag auf, der dem Problem der Formierung einer ethischen
Sichtweise der zukünftigen Ingenieure im Hochschulprogramm der Philosophie
und Psychologie gewidmet war. L.Kasakowa machte die Teilnehmer der
Lesungen mit den Ergebnissen einer Umfrage bekannt, welche unter den
Studenten ihrer Hochschule durchgeführt wurde, und vermerkte das sogar im



                                                                                                  182
Vergleich zu den vorigen Jahren vollig unbefriedigende kulturelle Niveau der
heutigen    Studenten   für     das    die   gepaartheit    eines      äußerst   niedrigen
Wissenstandes mit überhöhtem Selbstwertgefühl und aggressiver Einstellung
charakteristisch ist.


       Alles in allem zeigten die Lesungen, daß unter den russischen
Wissenschaftlern das Interesse gerade für die geisteswissenschaftlichen Aspekte
der Technik und der technischen Entwicklung der Gesellschaft wächst. Es ist
symptomatisch, daß im Verlauf der Lesungen das in Programm angekündigte
Problem der Methodologie des technischen Schaffens, welches noch gar nicht so
lange her primäres Interesse weckte, praktisch nicht berührt wurde. Im
Zusammenhang        damit     kann    man    vermuten,     daß   die    zeitgenössischen
Philosophen, Soziologen, Historiker vor allem mit der Aufgabe des Verstehens
der technischen Entwicklung beschäftigt sind, und nicht mit ihrer Beschleunigung
und der Erhöhung ihrer Effektivität. Die reale Thematik der Lesungen selbst
brachte heraus, daß die russischen Wissenschaftler jetzt vorrangig an den
geisteswissenschaftlichen Aspekten der Technik interessiert sind: dem Rückgriff
auf die Quellen des Verstehens der Technik in Rußland (der Nachlaß
P.K.Engelmeyers), das Verstehen der modernen Technik im kulturellen Kontext
sowie der Wandel der Erscheinung des technischen Spezialisten durch den
Umbau der Struktur der technischen Bildung.




                                                                                      183
          Аннотации на издания
          Горохов В. Г. Петр Климентьевич Энгельмейер. Инженер-механик и
философ        техники.     1855-1941. - М.: Наука, 1997. - 223 с. - (Научно-
биографическая литература)
          В книге описывается жизнь и деятельность выпускника Императорского
Московского       технического     училища,     инженера-механика       и   изобретателя,
выдающегося философа техники, создателя теории технического творчества и
автора      первых    русских    работ    по   привилегированию      изобретений     Петра
Климентьевича Энгельмейера. Судьба Энгельмейера неразрывно связана с
судьбой российского инженерного корпуса. В связи с этим в книге исследуется
развитие профессиональной организации инженеров (прежде всего Московского
политехнического общества, Императорского русского технического общества,
Всероссийской ассоциации инженеров) в России, их гуманитарной деятельности и
связей с такими обществами в других странах (прежде всего с Союзом немецких
инженеров), а также высшего технического образования. В книге исследуется
возникновение философии техники как нового направления научно-философской и
инженерной мысли в конце XIX- начале XX в., пионером и популяризатором
которого в России был П. К. Энгельмейер.
          Для читателей, интересующихся историей российского инженерного корпуса,
философией техники и теорией творчества.


          Gorokhov V. G. Peter Klimentjewich Engelmeyer. Mechanical Engineer and
Philosopher of Technology. 1855-1941. - Moscow: Nauka, 1997. - (Scientific-biography
Series)
          This is a study of the life and work of the mechanical engineer and inventor Peter
Klimentjewich Engelmeyer, one of the first philosophers of technology and contributor to
the theory of technical creativity. Engelmeyer's long and fruitful life coincided with a
complex period in russian history, from the abolition of serfdom through Russian
industrialisation and World War II. Engelmeyer's fate was closely associated with that of
the Russian engineering community. As a result this book includes research on the
development of professional engineering societies in Russia such as the Moscow
Polytechnic Society, the Imperial Russian Technical Society, and the All-Russian
Association of Engineers, their contributions to engineering education and humanistic
activities, as well as their relations with engineering associations in other countries,



                                                                                       184
especially the Verein Deutscher Ingenieure. Also included are investigations of the origins
of the philosophy of technology as a new departure in scientific, philosophical and
engineering thought at the end of the 19th and begining of the 20th centuries. The book
surveys Engelmeyer's contribution to the philosophy of technology, his theory of
creativity, research into engineering design methodology and his proposals for
engineering education and work.
       The book is aimed at general readers interested in the history of the Russian
engineering community, the philosophy of technology, and theories of technical creativity.




                                                                                      185
       Александр Крушанов. Язык науки в ситуациях предстандарта. - М.:
ИФРАН, 1997.
       В историческом становлении и развитии научного знания наблюдаются
периоды, когда имеет место множественная неоднозначность одних терминов и
избыточный параллелизм других. Если подобное положение начинает ощущаться
как реальная      проблема,    то можно говорить о “ситуации предстандарта”,
являющейся симптомом приближения масштабных концептуальных перемен.
Основная практически значимая для философского сообщества идея книги:
междисциплинарная терминология в целом и философская в частности требуют
серьезного      упорядочения       -     устранения      неоправданной       аморфности,
многозначности и параллелизма. Возможность и необходимость этого объясняется
прогрессирующим        развитием       междисциплинарных       исследований.      Когда-то
подобная проблема решалась в биологии (эпоха Линнея), химии (времена
Лавуазье). Похоже, что сегодня перед философами стоит аналогичная задача.
       Книга    предназначена      для    читателей,     интересующихся       проблемами
методологии и логики познавательной деятельности, проблемами науковедения,
языковедения и информатики. В книге содержится полезный материал для учебных
курсов “Концепции современного естествознания”, “Логика” и “Философия”.


Alexander Krushanov. Language of Sciences in pre-standard situations.- Moscow,
IPhRAS press, 1997.
       In historical becoming and development of the fields of a scientific knowledge we
can see specific periods (like it was in the times of K. Linnaeus in botany and A. Lavoisier
in chemistry) when, from one side, some of the terms express simultaneosly many
meanings and, from other side, there are many parallel terms. If scientific community
begin to fill this abnormality like a real problem, it means that a “pre-standard” situation
appeared, and it is a symptom of coming serious conceptual changes. The main practical
idea of the book for philosophical community: interdisciplinary terminology (and
connected philosophical one) needs serious reforming - scholars have problems with
unjustifiable ambiguity of the concepts, with multy-meaningness and parallelism of the
terms. There are reasons to think that today on the interdisciplinary level we reproduce
the same situation as it was in the frameworks of biology and chemistry in the XVIIIth
century.




                                                                                       186
       This book is intended for those readers, who are interested in the problems of
metodology, logic, science of science, language studies and informatics. There is useful
material for educational courses “Concepts of contemporary natural sciences”, “Logic”
and “Philosophy”.




Журнал «ФИЛОСОФСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ»
       Журнал «Философские исследования» издается Московским Философским
фондом, имеет соответствующую лицензию и статус научного издания. Журнал
издается с 1993 г. и выходит с периодичностью один раз в квартал. Главный
редактор журнала «Философские исследования» - А. А. Воронин. Приоритетные
темы - философия образования, духовная ситуация в России, поисковые
исследования. Среди авторов журнала - как ведущие философы-профессионалы
(В. С. Степин, П. С. Гуревич, Н. С. Юлина, Ф.Т. Михайлов, А. П. Огурцов и др.), так и
философы-любители, как россияне, так и иностранцы. Основной принцип
«Философских исследований» - никакой цензуры, никаких групповых предпочтений.
       Журнал       «Философские     исследования»      предоставляет      редакционно-
издательские и типографские услуги всем желающим опубликовать результаты
своей работы. Журнал берется оп6еративно и качественно опубликовать Вашу
статью или подборку материалов по самым скромным расценкам.
       Адрес редакции: 121002, Москва, Г-2, Смоленский б-р, 20. Тел. (095)201
5686 или 201 2190.
       Адрес ИФРАН: 119842, Москва, ул. Волхонка, 14, Воронину А. А.


       Die Wissenschaftliches Zeitschrift «Philosophische Forschung», die im
laufenden fünften Jahr von Moskauer Philosophischen Fond herausgegeben wird, kann
Ihre Artikel und andere Matirielle veröffentlichen. Wir können das schnell, qualitativ und
erschwinglich machen.
       Der Zeitschrift erscheint 4 Mal im Jahr. Die Priorität gehört zum Themen der
Philosophie der Bildung, der geistige Situation in Rußland und der untraditionellen,
innovationellen Forschungen. Weitere ausführliche Information is in Redaktion erreichbar.
       Unsere Adresse: Moskau, Smolensky boul. 20, tel.: 095-2012190.




                                                                                     187
             ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКОГО КОЛЛЕДЖА В
                        УНИВЕРСИТЕТЕ Г. КАРЛСРУЭ
            DEUTSCH-RUSSISCHES KOLLEG, ABTEILUNG KARLSTUHE


                                                              А. А. Максимова,
          главный специалист Управления международного сотрудничества
             Государственного комитета Российской Федерации по охране
                                                            окружающей среды


                              ДОРОГА ФИЛОСОФОВ


3 марта 1998 г., Карлсруэ
                                                   „ein Märchen aus alten Zeiten,
                                            das kommt mir nicht aus dem Sinn.“
                                                         Heinrich Heine, “Lorelei”


      Поезд из Бонна в Карлсруэ идет вдоль рейнской долины. За окном
покрытые лесами крутые склоны, тщательно обработанные виноградники,
уходящие вглубь расщелины, старинные замки на вершинах скал. Среди них
есть одна, обладающая удивительным эхом. Еѐ называют Лорелея. Это имя
нимфы, увлекающей своими песнями корабли. Впервые образ Лорелеи
воспет немецким романтиком К. Брентано, впоследствии златокудрой
певице посвящали свои произведения многие писатели и поэты.


      Мы - члены российской делегации приехали из Москвы для работы в
составе    экспертной    комиссии    по   оценке    деятельности     Российско-
Германского колледжа, созданного на базе университета г. Карлсруэ и двух
московских    университетов   -     Международного     независимого     эколого-
политологического университета и Республиканского центра гуманитарного
образования. Слушателями колледжа могут стать выпускники высших
учебных заведений. В этом году курс обучения заканчивают стипендиаты



                                                                             188
третьего набора. В Германии они получают дополнительные знания в
области философии науки и техники, экономики, экологии.


      Начало заседания комиссии завтра в 14.00, поэтому у нас есть
немного времени, чтобы ознакомиться с городом и его окрестностями.


      Весна в Германии совсем не похожа на первые мартовские дни в
Москве, когда начинает стаивать снег, когда все прорывается навстречу
солнцу и воздух насыщен запахом оттаивающей земли. Здесь на зеленых
лужайках цветут крокусы и нарциссы. Но холодно, пыльно, дует порывистый
ветер, иногда он приносит дождевые тучи.


      Вечером в общежитии университета нас ждут ребята. Нам нравятся их
лица. Мы с интересом слушаем рассказы об учебе, научной работе, жизни в
Германии. Вот их имена: Тимофей, Михаил, Армен, Светлана, Ольга,
Татьяна, Валерия, Инна, Мария, Вера, Виктория, Кирилл. В отчете,
подготовленном   администрацией     колледжа,   сказано,   что   коллегиаты
размещены в различных студенческих общежитиях для того, чтобы у них
установился более тесный контакт с германскими студентами и таким
образом они смогли бы улучшить свои знания немецкого языка. Российским
координатором работы колледжа является профессор философии Виталий
Георгиевич Горохов. Его семья живет в уютном городке Вайнгартене
недалеко от Карлсруэ и опекает ребят, как своих детей.


      Университетская часть Карлсруэ - это особая структура с учебными
корпусами, библиотекой, зданием ректората. Кажется, что все студенты
ездят на велосипедах. «Карлсруэ поставил мир на колеса» («Karlsruhe stellte
die Welt auf die Räder»). Этому высказыванию город обязан изобретателю
движущейся машины Карлу Фридриху Фрайгерру Драйзу фон Зауэрбронну.
Патент на изобретение датирован 1818 годом. Предшественник велосипеда
назывался по имени ученого-исследователя “Draisienne” (дрезина).



                                                                       189
     В Карлсруэ находится известный центр ядерных исследований.
Недавно он переименован в научно-исследовательский центр “Техника и
окружающая      среда”.    Здесь    стажируются     некоторые    из   слушателей
колледжа.


     Учеба     в   Германии        позволяет    пользоваться    услугами   любой
библиотеки.
     Первая библиотека в Карлсруэ была открыта в 1875 году в здании
старого   лицея    на     рыночной     площади.    Государственная     публичная
библиотека города насчитывает более 330000 томов.


     Одна из самых старинных и известных библиотек находится недалеко
от Карлсруэ в Гейдельберге.
     В      энциклопедическом       словаре     Гейдельберг     упоминается     как
старинный университетский город на юго-западе Германии. В 1996 году он
отпраздновал свое восьмисотлетие. Гейдельберг расположен на берегу
Неккара - притока Рейна.
В 1907 году здесь были найдены останки ископаемого гейдельбергского
“человека”- Homo Heidelbergensis, возраст которого определяется 600
тысячами лет до нашей эры. Это следы самого древнего европейца.


     Город хранит память о крестовых походaх. В немецких поселениях,
расположенных      на     берегу    Рейна,     крестоносцы     свирепствовали     с
наибольшей силой. 1390 год - дата изгнания евреев из Гейдельберга. По
мнению историков, “с тех пор, как евреи живут на свете, они еще не
переживали более жестокого столетия, чем четырнадцатое”. В 1348 году
Европу охватила страшная чума, известная под названием “черной смерти”.
Вымирали целые города. Люди обезумели от страха. В это время был пущен
чудовищный слух, будто зараза вызвана евреями, которые нарочно
отравили воду в колодцах, чтобы погубить христиан. Избиение евреев



                                                                                190
началось в южной Франции и Арагоне, но страшные размеры оно приняло в
Германии. Прирейнские города, свидетели ужасов крестовых походов,
огласились воплями жертв. Эпидемия чумы повторилась в Гейдельберге в
1596 году, она унесла жизни пятой части населения.


      Cамая    древняя     германская   высшая      школа,     университет      в
Гейдельберге, была основана в 1386 г. курфюрстом Рупрехтом I. На
переломе нынешнего столетия здесь преподавал Макс Вебер - один из
отцов современной социологии. Он провел резкое разграничение между
этикой убеждения и этикой ответственности, и ему принадлежат слова:
“...три качества, прежде всего, имеют решающее значение для политика:
страстность, чувство ответственности и чувство меры”.


      Гейдельбергская      «философская        тропа»      (Philosophenweg)     -
удивительный природный ландшафт, одно из мест в Германии с необычайно
теплым и мягким климатом. Здесь под открытым небом произрастают
экзотические   растения:    американские       кипарисы,     испанский    дрок,
португальские вишни, цитрусовые и гранатовые деревья, бамбук, пальмы,
пинии.
      “Непрошеные гости” расселились на ивовых деревьях вдоль дороги -
гроздья омелы (мистель). В прошлом столетии их разводили для быстрого
получения древесины. Каждые пять-десять лет кусты можно было обрезать
и использовать тонкие прутья для изготовления корзин или растопки печей.
С птичьим пометом семена попали на деревья и стали прорастать прямо на
ветвях, образуя зеленые в течение всего года шаровидные сплетения. По
народному поверью, эти растения отгоняют злой дух и приносят счастье
тем, кто их достанет и принесет в дом перед рождеством.


      Мы возвращаемся в Карлсруэ. Заседание длится три дня. Участники
встречи    тщательно    изучают   документы,    заслушивают      выступающих,
пытаются    найти   пути   совершенствования      системы     преподавания      и



                                                                              191
улучшения условий жизни приезжающих на учебу молодых людей.
Успешное воплощение идеи создания совместного российско-германского
учебного заведения привело некоторых членов экспертной комиссии к
мысли   об   образовании    в    Техническом    Университете   Карлсруэ
международного   факультета.    Нам   хочется   пожелать   авторам   этой
инициативы преодолеть все бюрократические препоны для ее реализации.




                                                                     192
                                                                      A. Maksimova
                                PHILOSOPHENWEG


3. März 1998, Karlsruhe


                                                     ... ein Märchen aus alten Zeiten,
                                               das kommt mir nicht aus dem Sinn.


                                                            Heinrich Heine, «Lorelei»


      Der Zug aus Bonn nach Karlsruhe fährt das Reinische Tal entlang. Immer
wieder tauchen hinter dem Fenster bewaldete Steilhänge, gut gepflegte
Weinberge, in die Tiefe einragende Risse, altertümliche Schlösser auf den Felsen
auf. Mitten der Felsen gibt es einen, der einen merkwürdigen Widerhall hat. Er
heißt Lorelei. Dieser Name gehört einer Nymphe (Reinnixe), die durch
bezaubernde Lieder die Schiffe verlockt. Als erster hat Lorelei der deutsche
Romantiker K. Brenthano besungen, später haben mehrere Dichter und
Schriftsteller ihre Werke der goldlockiger Sängerin gewidmet.


      Unsere Delegation ist aus Moskau zur Beteiligung an der Arbeit der
Evaluirungskomission      des   deutsch-russischen     Kollegs   gekommen.      Diese
Einrichtung stammte auf der Basis der Technischen Universität Karlsruhe und
Internationalen unabhängigen Universität für Ökologie und Politologie Moskau.
Ins   Kolleg   können      diplomierte   Hochschulabsolventen        und    russische
Wissenschaftler aufgenommen werden. In diesem Jahr schließen ihr Studium die
Kollegiaten der 3. Generation ab. In Deutschland erwerben sie die nötigen
zusätzlichen Kenntnisse auf den Gebieten der Philosophie und Technik,
Wirtschaft, Umweltschutzes.


      Die Sitzung beginnt morgen um 14.00, und deswegen haben wir ein
bißchen Zeit, um die Stadt und ihre Umgebungen kennenzulernen.



                                                                                 193
       Der Frühling in Deutschland sieht den ersten Märztagen in Moskau nicht
ähnlich, wann das erste Schneetauen beginnt, wann sich jedes lebendiges
Geschöpf der Sonne entgegen streckt und die Luft nach der vom geschmolzenen
Schnee feuchten Erde riecht. Hier auf den grünen Wiesen blühen Krokusse und
Narzissen. Aber es ist kalt, staubig, weht kühler und heftiger Wind, hin und wieder
vertreibt er Regenwolken.


      Am Abend warten auf uns im Studentenheim die Jungs. Uns gefallen ihre
Gesichter. Mit Interesse folgen wir ihrer Erzählungen über das Studium, die
wissenschaftliche Arbeit, das Leben in Deutschland. Hier sind die Namen der
Studenten: Timofei, Mikhail, Armen, Svetlana, Olga, Tatjana, Valeria, Inna, Maria,
Vera, Viktoria, Kirill. In dem Geschäfts- und Erfahrungsbericht Bericht über die
Durchführung     des    deutsch-russischen      Gemeinschaftsprojektes     ist    es
geschrieben,     daß   die   Kollegiaten   in   verschiedenen    Studentenheimen
untergebracht sind, dadurch haben sie mehr Kontakte zu deutschen Studierenden
und können somit ihre Sprachkenntnisse verbessern. Der russische Koordinator
zwischen Universität Karlsruhe und der Internationalen unabhängigen Universität
für Ökologie und Politologie Moskau im Rahmen des Projektes «Kolleg» ist
Professor Vitaly Gorokhov. Seine Familie wohnt in einem gemütlichen Städtchen
Weingarten um Karlsruhe und kümmert sich um Kollegiaten, als ob um ihre
eigene Kinder.


      Universität Karlsruhe ist eine besondere Struktur -die ungewöhnliche Welt
mit Lehr- und Rektoratgebäuden, Bibliothek. Man scheint, alle Studenten fahren
Räder. “Karlsruhe stellte die Welt auf die Räder”. Diesem Ruf ist die Stadt dem
Erfinder der Laufmaschine Karl Friedrich Freiherr Dreis von Sauerbronn zu
verdanken. Badische Patenturkunde ist vom Jahre 1818 datiert. Der Vorgänger
des Fahrrades hieß nach dem Namen des Wissenschaftlers “Draisienne”.




                                                                                 194
      In Karlsruhe befindet sich das berühmte Kernforschungszentrum. Unlängst
wurde es zum Forschungszentrum “Technik und Umwelt” umbenannt. Hier haben
Praxis einige der Hörer des Kollegs.


      Während des Studiums stellen den Kollegiaten alle Bibliotheken ihre
Dienstleistungen zur Verfügung. Die erste Bibliothek in Karlsruhe wurde im Jahre
1875 im mittelalterlichen Lyzeum auf dem Marktplatz eröffnet. Die staatliche
öffentliche Bibliothek zählt mehr als 330.000 Bände.


      Eine der ältesten und berühmtesten Bibliotheken befindet sich in
Heidelberg, nicht weit von Karlsruhe.
      In der Enzyklopedielexikon wird Heidelberg als altertümliche Stadt im
Südwesten Deutschland erwähnt. Im Jahre 1996 hat sie ihr 800. Jubiläum
feierlich begangen. Heidelberg liegt auf dem Neckar - Nebenfluß vom Rein.


      1907 wurden hier (in Mauer bei Heidelberg) die Unterkrieferknochen von
«Homo Heidelbergensis» gefunden, die den Alter von 600.000 Jahren haben.
Das sind die Resten einer der ältesten europäischen Menschen.


      Die Stadt bewahrt die Erinnerungen an den Kreuzzügen. In deutschen
Siedlungen am Rein wüteten Kreuzritter mit höchster Grausamkeit. 1390 - das
Jahr der Verjagung der Hebräer aus Heidelberg. Nach den historischen
Zeugnissen haben die Hebräer, seitdem sie in der Welt leben, nie mehr so ein
schreckliches Jahrhundert, als das XIV., überlebt. Im Jahre 1348 hat in Europa
die ungeheurere Pest ausgebrochen, die unter dem Namen “der schwarze Tod”
bekannt wurde. Mehrere Städte starben völlig aus. Die Leute haben vor Angst
Verstand verloren. Zu dieser Zeit wurde ein furchtbares Gerücht in den Umlauf
gebracht, als ob die verheerende Seuche von Juden hervorgerufen ist, die
absichtlich Trinkwasser in den Brunnen vergiftet haben, um die Christen zu
vernichten. Die Ermordung von Juden nahm ihren Anfang in Südfrankreich und
Aragonien. Die Städte am Rein - die Zeuge des Entsetzens der Kreuzzüge -



                                                                            195
wurden vom Jammerschreien der Opfer erfüllt. Die Pestepidemie hat fast ein
Fünftel der Einwohner ins Grab gebracht.


      Die älteste deutsche Hochschule - Heidelberger Universität - wurde 1386
durch Kurfürst Ruprecht den I. gegründet. An der Wendung zum 20. Jahrhundert
unterrichtete hier Max Weber - einer der Begründer moderner Soziologie. Er hat
deutlich Begriffe der Ethik der Überzeugung und der Verantwortungsethik
abgegrenzt, und ihm gehören die Worte:
”... drei Eigenschaften haben vor allem grundlegende Bedeutung für Politiker:
Leidenschaftlichkeit, Verantwortlickeitsgefühl und Maßgefühl”.


      Heidelberger Philosophenweg - wunderschöner Naturbalkon, eine der
wärmsten Stellen in Deutschland. Hier gedeihen ungeschützt die Exoten:
amerikanische Zypresse, spanischer Ginster, portugisische Kirsche, Zitrone und
Granatapfel, Bambus, Palmen, Pinien.


      “Ungebetene Gäste” - Mistelbüsche haben die Baumweiden an der
Chaussee entlang bevölkert. Während der vergangenen Jahrhunderte wurden sie
zur schnellen Holzgewinnung gepflanzt. Alle fünf bis zehn Jahre konnte man sie
scheiteln und frische Ruten zum Korbflechten und als Holz zum Verfeuern
benutzen. Durch Vogelkot wurden die Samen verbreitet, die unmittelbar auf den
Ästen der Wirtsbäume gekeimt sind und immergrüne Kugelverflechtungen
gebildet haben.


      Wir kehren nach Karlsruhe zurück. Die Sitzung dauert drei Tage. Die
Beteiligten am Treffen lernen sorgfältig die Unterlagen kennen, hören die Vorträge
der Redner an, versuchen die Möglichkeiten der Vervollkommnung des
Lehrganges und Verbesserung der Lebensbedingungen der Lehrlinge zu finden.
Die erfolgreiche Realisierung des gemeinsames Projektes, d.h. der Errichtung des
deutsch-russischen Kollegs, ließ einigen der Mitglieder der Evaluierungskomision
die glänzende Idee über Eröffnung an der Technischen Universität Karlsruhe des



                                                                              196
internationalen Fakultät kommen. Wir möchten den Autoren dieser Initiative
wünschen, alle bürokratische Schwierigkeiten auf dem Wege zu seiner
Verwirklichung umzugehen.




                                                                      197
ВОЗМОЖНОСТИ ДАЛЬНЕЙШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУЧНОЙ РАБОТЫ
                                   В ГЕРМАНИИ
                (извлечения из документов, перевод В. Г. Горохова)


I. Порядок защиты кандидатских диссертаций в университете Карлсруэ
   по факультету наук о духе и социальных наук (от 29 января 1996 г.)


      1. Специальности.         Факультет наук о духе и социальных наук (в
России этот факультет носил бы название факультета общественных наук)
присуждает степень доктора философии (что соответствует российской
ученой    степени      кандидата     философских     наук)     по   следующим
специальностям: общая педагогика, профессиональная педагогика, история
искусства, средневековая литература, теория музыки, новейшая литература,
новая и новейшая история, философия, социология, науки о спорте.
      2. Необходимая нагрузка, как предпосылка защиты диссертации.
      Защита кандидатской диссертации (Promotion) служит свидетельством
самостоятельной научной работы. Она предполагает оцененную минимум
на “удовлетворительно” (3) диссертацию (п. 6) и успешную сдачу устного
экзамена (п. 10).
      3. Условия допуска к защите. (1) Допускается защита по одной из
перечисленных специализаций и двум дополнительным специализациям
или защита по одной специализации при условии, что претендент имеет
одну главную специализацию, названную в п. 1, на основе регулярного
обучения, состоящего минимум из восьми семестров, в одной из научных
высших школ Германии со сдачей экзамена на степень магистра,
дипломного экзамена или научного экзамена для высшего педагогического
образования в гимназиях.
      (2) О музыкальном образовании ...
      (3) Кроме того, совет факультета может допустить к защите
диссертации         особенно    квалифицированных            выпускников     тех
специальностей,      которые   удостоверены     на   факультете     в   качестве



                                                                            198
диссертационных специальностей. Условием здесь является то, что диплом
об окончании высшего учебного заведения получен с очень хорошим
результатом и что соискатель по своей специальности в университете
Карлсруэ представит     свидетельства о посещении еще двух других
семинаров, как минимум с оценкой “хорошо”.
      (4) По специальностям “средневековая литература” и “философия”
требуется знание латинского языка. ...
      (5) Об исключениях из названных в пп. (1) - (4) условий решение
принимают профессора, доценты и приват-доценты расширенного совета
факультета; для разрешения исключения по п. (4) достаточно простого
большинства в том случае, если одна из дополнительных специальностей
или вторая главная специальность не названы в п. 1; во всех остальных
случаях требуется большинство в две трети голосов. Учебный семестр и
заключительный экзамен в других высших школах страны или заграничных
могут быть засчитаны, если они равноценны. Насколько заграничные
высшие школы соответствуют основным направлениям, выработанным
Конференцией министров культуры или Конференцией ректоров высших
школ, настолько они признаются авторитетными. В случае сомнения
необходимо      обратиться   в    Центральное     управление   зарубежного
образования.
      4. Принятие в качестве докторанта. (1.) Тот, кто отвечает условиям,
изложенным в п. 3, и предполагает завершить диссертационную работу,
может представить факультету заявку в письменной форме. Заявка должна
содержать названия специальности, по которой будет проводиться защита,
а   также      дополнительных    специальностей     или   второй   главной
специальности, формулировку предполагаемой темы диссертации и в
случае необходимости ходатайство об освобождении от установленных
требований или о разрешении представить подтверждающие документы
позже. Заявка должна содержать:
      1) краткую биографию и описание обучения,
      2) доказательства обучения,



                                                                      199
     3) свидетельство о выпускном экзамене в оригинале или заверенную
        его копию,
     4) разъяснение       по   поводу   возможных      попыток    защиты,
        осуществленных ранее,
     5) если потребуется, свидетельство о знании латинского ... языка,
     6) у иностранных соискателей доказательство достаточного знания
        немецкого языка.


(2) Если претендент приложит заявление профессора или доцента / приват-
  доцента университета Карлсруэ о согласии руководить его работой
  вплоть до ее завершения и если претендент соответствует всем
  предварительным условиям, то декан принимает соискателя в качестве
  докторанта на факультет.
(3) Если же отсутствует заявление о готовности руководить или должна быть
  выставлена заявка на освобождение от установленных требований, то
  вопрос о приеме решает расширенный совет факультета, состоящий из
  профессоров, доцентов и приват-доцентов. Они могут высказаться за
  принятие с условием, что условия допуска к защите будут выполнены
  позже. Они отклоняют прием в том случае, если факультет не имеет
  специалистов или вообще не может быть компетентен за оценку
  предполагаемой темы диссертации.
     5. Ходатайство о защите. (4.) Тот, кто соответствует условиям
допуска согласно п. 3 и представит готовую диссертацию согласно п. 6,
может ходатайствовать о допуске к защите. Предварительный прием в
докторанты при этом не требуется. Ходатайство должно быть направлено на
имя декана и содержать:
     1) название диссертации,
     2) сведения о специализации, по которой будет проходить защита,
     3) если представлено свидетельство о руководстве согласно п. 4-1)
        или 4-2), имя научного руководителя,




                                                                         200
     4) если требуется, ходатайство об освобождении от установленных
        требований.
Далее к ходатайству необходимо приложить:
     5) диссертацию в трех экземплярах,
     6) разъяснение,      что     соискатель          написал         диссертацию
        самостоятельно, использовал лишь указанные в диссертации
        источники и вспомогательные материалы и дословно или по
        содержанию использованные из них места как таковые обозначил,
     7) разъяснение    согласно   п.   6-3),    что   данная    работа    или    ее
        существенные     части    не     использовались         для     получения
        результирующей университетской квалификации,
     8) свидетельство в соответствии с федеральным законом о регистре,
        которое должно быть не старше 6 месяцев,
     9) в    случае      необходимости          доказательство        выполнения
        установленных при приеме в докторанты обязанностей,
     10) если же соискатель не был принят в качестве докторанта, то
        названные в п. 4-1) №№ 1 - 6 разъяснения и доказательства,
     11) три темы на выбор для устного экзамена в соответствии с п. 10-4),
        из которых одна может быть связана с диссертацией.
Соискатель имеет право предложить рецензентов и экзаменаторов.


II. Допустимость двойного дипломирования в рамках международных
                           программ обучения
(извлечение из рекомендаций постоянной конференции министров культуры
                         земель ФРГ - 22.11.1991)
     Исходные положения
     В условиях постоянного роста кооперации и интеграции в сфере
высшего образования все большее число высших школ развивает в рамках
сотрудничества   с    зарубежными      вузами    международные         программы
обучения, выпускники которых получают как германский, так и зарубежный
документ об окончании (двойное дипломирование). По поводу этого



                                                                                201
двойного дипломирования в рамках международных программ появляются
сомнения, связанные главным образом с тем, что один и тот же экзамен с
выдачей двух документов об окончании являются двойной наградой.


     Комиссия      по   высшему      образованию       имеет    по   этому    поводу
следующее мнение:
     Положение дел с правовой и содержательной точек зрения
     В ходе европейского развития и возрастающей интернационализации
народного хозяйства в рамках ЕС будет возникать все большее количество
двухсторонних      (двунациональных)     видов        высшего    образования     или
международных программ. Одним из таких примеров является Германо-
французский институт высшего образования, который создан на основе
соглашения между ФРГ и Францией, в котором четко предполагается выдача
двойного диплома этих высших школ „на основе совместно проводимого
Францией и Германией обучения и экзаменования (статья IV соглашения).
Международные программы обучения существуют, однако, также на
основании соответствующих соглашений между участвующими высшими
школами    (например,    в Высшей       профессиональной         школе      в городе
Рейтлинген), причем возможны различные формы интеграции по тем или
иным курсам обучения в германских и зарубежных высших школах.
     Проблему двойного дипломирования необходимо отличать от вопроса
о зачете учебных курсов и экзаменов, который решается на основе п. 7
„Общего     определения       порядка         дипломного        экзамена      самими
соответствующими высшими школами на базе установления одинаковой
ценности учебных курсов и экзаменов“. Так и вопрос о нострификации
(признании) той или иной, полученной в зарубежной высшей школе степени,
является   здесь    неприменимым,      т.к.    при    этом   речь    идет    лишь   о
преобразовании      в   зарубежную    степень        соответствующей       германской
степени, которая в имеет хождение в ФРГ вместо получаемой зарубежной
степени. В международных программах обучения, напротив, присуждение
как германской, так и соответствующей ей зарубежной степени производится



                                                                                 202
на   основе   одного    курса   обучения   и     одного   единого   дипломного
экзаменования. При этом возможны различные модели интеграции или
кооперации с разыми промежуточными формами:
      1. Создание совместной организации с совместным органом (в том
        числе и экзаменационной комиссии), замещаемым на паритетной
        основе, как это имеет место в Германо-французском институте
        высшего    образования,       совместных     двухгодичных     программ
        обучения с соответствующим годичным пребыванием в стране-
        партнере, дипломной работой, к которой прилагается резюме на
        языке страны-партнера.
      2. Соединение различных национальных организаций высших школ
        для проведения особого совместного обучения с идентичными
        учебными       или   экзаменационными       планами     и   идентичным
        содержанием обучения и экзаменов, причем половина обучения
        проходит в зарубежной высшей школе, являющейся партнером, и
        оценивается экзаменационная нагрузка преподавателей обеих
        высших школ (модель высшей школы в городе Рейтлинген).
      3. Комбинация элементов германских и зарубежных курсов обучения,
        причем большая часть обучения со всеми, необходимыми для
        получения диплома нагрузками проходит в германской высшей
        школе. В заключение следуют один или два семестра за рубежом
        на основании соглашения о кооперации с зарубежной высшей
        школой - партнером. Заключительная работа подготавливается за
        рубежом и одновременно признается в качестве германского
        диплома    (например,     модель       кооперации,    разработанная     в
        институте техники регулирования и автоматизации процессов
        университета г. Штуттгарт).
      4. Совместно осуществляемые учебные программы, причем учебный
        год в стране-партнере каждый раз заканчивается частичной
        проверкой (пример - университеты Саарбрюкена и Метца). При
        этом речь идет все же не о случае „действительного“ двойного



                                                                              203
          дипломирования, а о учебных программах в стране-партнере,
          которая каждый раз заканчивается экзаменом и, в свою очередь,
          является условием для последующего экзаменования в другой
          стране-партнере.


        Возникает   вопрос,   не   нарушают    ли   эти   модели    двойного
дипломирования принципов, которые регулируются законодательно и в
рамках „Общих положений о порядке дипломных экзаменов“, общие
основания закона о высшей школе и экзаменовании. Прежде всего, не
происходит ли нарушения того принципа, что одна и та же учебная и
экзаменационная нагрузка (дипломная работа) не может быть дважды
вознаграждена (потребление экзаменационной нагрузки)? Такого рода
нарушение может произойти в особенности тогда, когда (как в модели 3)
высшие школы - партнеры не проводят совместной оценки нагрузки.


        Вывод-рекомендация (от редакции Ежегодника): в университете
Карлсруэ и вообще в Германии легче защитить докторскую (по-российски
- кандидатскую) диссертацию, чем получить второй диплом.




                                                               М. Л. Хорьков
          КАТОЛИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ ЭРЦДИОЦЕЗА ФРЕЙБУРГ1



1
    В предыдущем выпуске «Ежегодника Российско-Германского колледжа» была
опубликована статья директора Евангелической Академии Бадена д-ра Ульриха
Лохманна о работе Академии и сотрудничестве с отделением РГК в Университете г.
Карлсруэ. Публикуемая в этом выпуске «Ежегодника» статья М. Хорькова
позволяет получить представление о деятельности Католической Академии и об
организуемых этой Академией конференциях, в которых слушатели Колледжа
имеют возможность участвовать.




                                                                          204
      Католическая академия эрцдиоцеза (архиепископии) Фрейбург была
образована в мае 1956 года. Она представляет собой общественное
объединение католиков под патронажем архиепископа Фрейбурга. Подобно
аналогичным академиям в других католических диоцезах Германии, ее
главной задачей является установление контакта между церковью и
мирянами в целях совместного решения социальных, экономических,
политических,    культурных     и   экологических    проблем       современности.
Академия стремится к тому, чтобы католики-миряне, погруженные в суету
ежедневных      проблем,   постоянно     чувствовали,     что   двухтысячелетняя
церковь с ее неизменной догматикой, ритуалом и иерархией не далека от
современности, а принимает в ней самое непосредственное участие. Иначе
говоря, цель академии - приближение церкви к мирянам, а мирян к церкви.
Несмотря на важность подобного диалога, особенно в послевоенный
период,   католические     академии      возникли   не    сразу,   в   отличие    от
евангелических академий, образовавшихся сразу же после окончания
второй мировой войны. Кроме того, уже после возникновения католических
академий долго оставался непонятным их статус в структуре веками
складывавшейся системы католической религиозности. К тому же долго
давал о себе знать традиционный в католицизме разрыв между клириками и
мирянами, между проблемами теологии и проблемами современной жизни.
Преодоление этих сложностей наложило отпечаток на историю католических
академий в Германии.
      Католическая     академия     не    является       церковным     заведением,
занимающимся духовным образованием, а имеет характер общественного
объединения, сообщества, аналогичного „академиям“ эпохи Ренессанса и
нового времени, преследующего просветительские цели и занимающегося
поиском путей решения актуальных проблем современной жизни. Именно
ради этого организуется широкий диалог с участием не только католиков, но
и представителей других христианских и нехристианских конфессий, равно
как   и    неверующих.        Общественно-просветительская             деятельность
католической академии Фрейбурга, как впрочем и других религиозных



                                                                                 205
академий ФРГ, находит поэтому широкую поддержку земельных властей и
федерального правительства.
      В рамках своей деятельности академия организует еженедельные
конференции по самому широкому спектру тем, имеющих общественную
актуальность, с участием представителей духовенства, преподавателей
теологических    факультетов     университетов,    философов,     политологов,
экономистов, социологов, политиков, врачей, бизнесменов и т.п. В работе
конференций могут принимать участие все желающие без каких-либо
ограничений. Последнее особенно важно, поскольку в силу сложившегося в
Германии стиля жизни и человеческих отношений людям, принадлежащим к
разным профессиональным и социальным группам подчас просто больше
негде встречаться и вступать в равноправный диалог.
      Первая конференция подобного рода состоялась 25 ноября 1956 года.
Среди тем конференций последних лет можно назвать: „Христианская вера
и ответственное отношение к миру в наше время“, „Христианское
мировоззрение и естественные науки“, “Эвтаназия“, „Время и вечность:
физика и теология“, „Данте“, „Лютеранство, католицизм, гуманизм“, „Церковь
и рынок“, „Древнее монашество и Св. Бенедикт“, „Проблемы здоровья в
современном обществе“, „Григорий Палама. К 700-летию со дня рождения“,
„Размышляя о Мартине Хайдеггере“. В конференциях, организуемых
католической    академией   Фрейбурга,    неоднократно     принимал    участие
Мартин Хайдеггер. Эта страница жизни философа остается малоизвестной,
как и его многолетняя плодотворная полемика с крупным католическим
богословом ХХ века Бернхардом Вельте - одним из создателей академии.
      Заметное место в работе католической академии Фрейбурга занимают
контакты   с    Россией.   Это   обусловлено      не   столько   экуменической
деятельностью, в рамках которой главными темами для католиков Германии
были и остаются контакты с протестантами, отношение к еврейской
традиции, ислам и духовная культура Африки и Дальнего Востока, сколько
понимание важности судьбы России для Европы вообще и Германии в
частности. В мае 1988 года католическая академия Фрейбурга организовала



                                                                          206
конференцию к 1000-летию Крещения Руси с участием крупнейших
немецких славистов. 13-14 декабря 1997 года в академии проходила
конференция     под     названием     „Новые     берега.       К     ситуации     в
посткоммунистической России“, на которой присутствовали как немецкие,
так и российские специалисты в области политологии, социологии, истории,
философии,    экономики,    литературоведении,    журналистики.        В   рамках
конференции    с    докладами     выступили:     Роберт    Бааг       (московский
корреспондент радио „Дойчланд“), Гернот Эрлер (университет Фрейбург), д-
р   Роланд    Гец     (Институт   восточноевропейских      и       международных
исследований, Кельн), д-р Карл Гюнтер-Хилшер (университет Бохум).
Большая заслуга в развитии подобных отношений с Россией принадлежит
профессору теологии университета Фрейбурга Людвигу Венцлеру, крупному
немецкому слависту, автору многочисленных публикаций о Вл. Соловьеве, в
настоящее время занимающему пост директора академии.
      Материалы       конференций    издаются     отдельными          сборниками,
расширяя таким образом круг участников обсуждения тех или иных проблем.
Помимо этого академия также издает или способствует изданию других книг,
отвечающих духу и целям ее деятельности.
      Нет ничего удивительного в том, что за годы своего существования
католическая академия Фрейбурга способствовала завязыванию многих
плодотворных контактов и была организатором многочисленных начинаний,
оказавших на современное немецкое общество положительное воздействие.
Академия открыта для всех людей, тем и проблем, поскольку все они в
современном мире - таково убеждение католиков конца ХХ века - имеют
ценность и значимость, как для Бога, так и для общества.




                                                                                207
                                                                  A. N. Lavrokhin
          DEUTSCH - RUSSISCHES KOLLEGIATEN WÖRTERBUCH
(Preliminдrmaterialien)


                                                                  А. Н. Лаврухин
 НЕМЕЦКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ СОВРЕМЕННОЙ НАУЧНОЙ И БЫТОВОЙ
                                       ЛЕКСИКИ
(Предварительные материалы)
A


abmildern - смягчать
abschaffbar - устраняемый
abschaffen (schuf ab, abgeschaffen) - выводить из употребления, устранять,
упразднять, отменять
Abschaffung f., - отмена, ликвидация
Abschnitt m., -(e)s, -e - отрезок, участок
absehen (sah ab, abgesehen) - не принимать во внимание, не учитывать,
отвлекаться
Absicht f., -en - намерение, цель
das lag in meiner Absicht - это входило в мои намерения
in welcher Absicht - ради чего
Abweichung f., -en - уклон, девиация, отклонение, отступление, расхождение,
отличие, различие, погрешность, ошибка
Abwehrrecht n., -es, -e - право на оборону
abzeichnen - помечать, срисовывать, очерчивать
sich abzeichnen - намечаться, наметиться
дhnlich - подобный, аналогичный
allenfalls - разве что
allerdings - конечно, разумеется, правда
allerlei - всякая всячина




                                                                             208
angemessen(e) - соразмерный, соответствующий, соответствующе,
подобающе
das ist den Umständen angemessen - это соответствует обстоятельствам
Anlaß m., Anlasses, Anlässe (zu D) - повод, причина
aus gegebenem Anlaß - по определенному поводу
anmerken - помечать, отчеркивать
Ansicht f., -en - взгляд, мнение, воззрение, вид, ландшафт, просмотр,
ознакомление
Art f., -en - тип, род, вид, способ
aufbringen (brachte auf, aufgebracht) - поднимать, доставать, добывать
Aufhebung f., - подъем, отмена, упразднение, ликвидация, устранение
aufschlußreich - показательный, поучительный
ausbцsen - возбуждать, вызывать
Ausdehnung f., - расширение, распространение
Ausfluß m., Ausflusses, Ausflüsse- истечение
ausgedehnte - расширенный, распространенный, удлинненный
ausgreifen (grief aus, ausgegriffen) - простираться, выхватывать, выбирать
Ausnahme f., -en - исключение
ausrichten (auf A) - ориентировать, направлять
Ausschluß m., Ausschlusses, Ausschlüsse - исключение, отлучение
Ausschlußbefugnis f., -se - право исключать, отлучать
aussprechen (sprach aus, ausgesprochen) - произносить, выговаривать,
высказывать
ausstrahlen - излучать, распространять
auswerten - оценивать, обрабатывать (данные), использовать, делать выводы
Auswirkung f., -en - следствие, влияние, последствие, проявление; действие,
воздействие; результат, достижение, получение (разрешения)


B


bedingen - обусловливать, вызывать, делать возможным, быть предпосылкой



                                                                             209
bedingt - условный, относительный; условно, относительно
Bedingung f., -en - условие, unter der Bedingung - при условии
Bedeutung f., - значение, praktische Bedeutung - практический анализ
Befugnis f., - право, власть, правомочие
Bemьhung f., - старание, труд
Bereich n., -(e)s, -e - область, сфера
bereits - уже
beschrдnkt(e) - ограниченный
Bestand m., -es, Bestдnde - состав, фонд, наличие, постоянство, прочность;
состояние, наличность, запас; личный состав, контингент; прокат, аренда
Bestandteil - составная часть
bestehen (bestand, bestanden) - иметься, существовать bestehen aus (D) - состоять из,
bestehen in (D) - заключаться
bestimmen - определять, устанавливать, предназначать
Bestimmung f., - определение, предназначение, обозначение, постановление
bestimmungsgemдЯen - согласно предписанию, плану, инструкции
betonen - подчеркивать, выделять
betreffen - касаться, относиться, отразиться, задевать, затрагивать, заставать
(за работой, на месте преступления)
sie betraf sich dabei, daЯ
beurteilen - оценивать, обсуждать, судить
bewerkstelligen - производить, совершать, осуществлять, устраивать
bewuЯt(e) - сознательный
bezьglich - относительный, относительно, насчет
Bildung f., -en - образование, просвещение
bloЯ - только, лишь; обнаженный, неприкрытый
bzw = beziehungsweise - или, соответственно


C


ca. (сокр. от cirka, zirka) - около, примерно



                                                                                 210
D


dabei - при этом, к тому же, кроме того
dafür - для этого, за это, за то, вместо того
damalig - тогдашний
damals - тогда
damit - этим, тем, тем самым, таким образом; с тем чтобы, для того чтобы
danach - согласно этому, в соответствии с этим; затем, после этого
daran - на этом, об этом
darauf - на этом, на это, после этого, затем
darüber
es geht nichts darüber - нет ничего лучше
darüber hinaus - сверх того
darunter - в том числе, под этим
decken
sich decken - укрываться, располагаться под, совпадать
derartig - такой, такого рода, подобный
durchaus - совсем, совершенно, абсолютно, вполне, непременно, во что бы то
ни стало
durchaus nicht - вовсе не , отнюдь не
durchlaufend - сквозной, ведущий, протекающий
dürfen - мочь, иметь право, сметь ( в форме impf. conj.) видимо, по-видимому,
das dürfte interessant sein - это, по-видимому, интересно




E


eben - именно, как раз, только что
eher - раньше, скорее
je eher, je lieber - чем скорее, тем лучше



                                                                           211
eigentьmlich - cвоеобразный, особенный, свойственный, присущий
eingrenzen - заключать, вмещать, ограничивать
Eingriff m., -(e)s, -e - вмешательство
Eigentum n., -(e)s - собственность, имущество
Eigentumerschaft - класс или сообщество собственников
eigentumsдhnlich - по сути дела
Eingriff m., -(e)s, -e - вмешательство, принятие решительных мер
einhegen - огораживать
einrдumen - убирать, укладывать, уступать, предоставлять, допускать,
соглашаться
Einrдumung f., - размещение (по местам), предоставление
einschlieЯlich - включая, включительно
einschrдnken - ограничивать, сокращать
einst - когда-то, некогда
einteilen - подразделять, распределять
eintreten (trat ein, eingetreten) - наступать, начинаться, случаться, происходить ( in
A) входить, вступать (в партию)
Entbindung f., -en - освобождение (от обязанности, присяги), выделение (света),
роды
entgegen - против, вопреки, навстречу
entsprechen - укладываться во что-либо
entstehen (aus) - возникать, происходить, образовываться
die entstandene Lage - сложившееся положение
was ist daraus entstanden? - что из этого вышло?
Entwicklung f.,- изменение
durch die neueren Entwicklungen - в результате происшедших в аоследнее время
изменений
entwicklungsgemдЯ - по мере развития
Erachten - мнение
meines Erachtens (m.E.) - по моему мнению
erforderlich - необходимый



                                                                                   212
erforderlich sein - требоваться
ergeben (ergab, ergeben) - давать (в итоге), составлять, выявлять, показывать
ergeben sich - получаться, оказываться, вытекать
Ergebnis n., -ses, -se - результат, вывод, последствия, итог
erhalten - сохранять, содержать
erheben - поднимать, возвышать, собирать, разузнавать, начинать
erheblich - значительный, важный; значительно, основательно
sie irren sich erheblich wenn sie meinen... - Вы глубоко ошибаетесь, если думаете...
erkennen - узнавать, познавать, сознавать, признавать, постановлять
Errungenschaft - достижение, завоевание
Erstattung f., -en - возвращение, возмещение (расходов)
Erstattung eines Berichts - доклад, донесение, сообщение, уведомление
erweitere - расширенный, увеличенный
Erzeugung f., - производство
Erziehungsanstalt f., -en - учебно-воспитательное заведение


F


festhalten (hielt fest, festgehalten) - держать, удерживать
Fluktuation f., - колебание, текучесть
Folge, f., - последовательность, ряд, серия, следствие, результат, вывод
zur Folge haben - иметь своим следствием, повлечь за собой, вызвать
folgend(e)
im folgenden - в дальнейшем
im folgenden werde ich darlegen, wie - ниже я изложу как
fordern - требовать
fцrdern - способствовать, развивать
fortlaufend - беспрерывный, текущий, по порядку, подряд


G




                                                                                  213
Gang m., -(e)s, Gдnge - хождение, ходьба, ход
in vollem Gange / im vollen Gange sein - действовать, функционировать, работать,
быть в ходу, использоваться (о концепции)
gegen - по отношению
gegenlдufig - движущийся в обратном направлении
Gegenstand m., -(e)s -stдnde - предмет, тема, объект
Gegenteil n - противоположность
gegenteilig -противоположный
gegenteiliger Meinung sein - придерживаться противоположного мнения
gegliedert - расчлененный, составной, подробный
gekennzeichnet (sein, werden) ознаменоваться (чем -durch)
gelten (galt, gegolten) - быть справедливым, иметь силу, касаться, относиться,
считаться
es gilt - следует (что-либо сделать)
geltend machen - выдвигать (требования), приводить довод
sich geltend machen - проявляться, сказываться
gemeinsam - общий, сообща, вместе
gering - малый, незначительный, низкий
Gericht n., - суд; кушанье, блюдо
gesamtgesellschaftlich - относящийся ко всему обществу
gesamtgesellschaftliche Entwicklung - развитие всего общества
gesondert - отдельный, обособленный
Gestaltung f., -en - оформление, построение, форма, вид
GestaltungsmaЯnahme - оргмероприятия
gewachsene - сложившийся, сформировавшийся
gewinnen (gewann, gewonnen) - получать, привлекать, выигрывать, добывать
an Bedeutung gewinnen - приобретать все большее значение
gewirkt - вязанный, сплетенный, переплетенный (с чем-либо)
es muЯ ja nicht gleich sein - время терпит
glidern - делить, классифицировать
Gliederung f., -en - членение, классификация



                                                                                 214
Grund Grьnde - основа, основание
aus diesem Grunde - по этой причине, на этом основании
in Grunde (genommen) - в сущности
Grundlage - основание, основа
GuЯ m., Gusses, Gьsse - отливка, литье, жидкий металл
Gut n., -(e)s, Gьter - благо, имущество, товар, груз, материал


H


Handlung f., -en - действие, поступок, торговое дело, торговля, магазин, лавка
hauptsдchtlich - главный, существенный, главным образом
heben (hob, gehoben) - поднимать, повышать
die Welt aus den Angeln heben - перевернуть весь мир
heiЯen (hieЯ, geheiЯen) - называться, значить, означать
es heiЯt - говорится
das heiЯt (d.h.) - то есть (т.е.)
was natьrlich nicht heiЯen soll - что, естественно, не означает
herstellen - изготовлять, создавать, получать, восстанавливать
Herstellung f., -en - производство, изготовление, создание, установление,
организация, восстановление, реставрация
herumgeistern - бродить, появляться (о привидении)
herumgeisternde - блуждающий, возникающий (время от времени)
heutzutage - сегодня, ныне, в наши дни, в наше время
hinausgehen - выходить, превышать, учитывать, иметь в виду
worauf geht das hinaus? - к чему это клонится?
Hinblick m., -(e)s, -e - взгляд
im Hinblick auf - принимая во внимание, учитывая, ввиду
hinsichtlich - по отношению, в отношении, касательно, относительно
hinweisen (hingewiesen) - указывать, ссылаться
hinzukommen - подходить, добавляться, присоединяться
es kommt noch hinzu - к тому же



                                                                            215
I


i. a., i. allg . (сокр. от im allgemeinen) - в общем
immer noch=noch immer - все еще
indem - тем что, благодаря тому, что; так как; в то время как
indes, indessen - все же, однако, тем временем
inhaltlich - содержательный, содержательно
innerhalb - внутри
insbesondere - особенно, в частности
insgesamt - всего, итого, в целом, в совокупности


J


ja - да, ведь, более того
Jahrgang m., -(e)s Jahrgдnge (сокр, Jg., Jarg.) - год издания
je - когда-либо, je zwei - по два, je Kopf - на душу (населения) je nach (D) - судя по, в
зависимости от, je nach den Umstдnden - в зависимости от обстоятельств, je
nachdem - смотря по, сообразно с тем как, je...desto, je...umso - чем ...тем, mehr denn
je - более чем когда-либо
jedoch - однако, все же, тем не менее
jenseits - по ту сторону, jenseits des Flusses - по ту сторону реки
jeweilig - соответствующий, данный, существующий
jeweils - каждый раз, в каждом случае, смотря по обстоятельствам,
соответственно


K


kaum - вряд ли, едва ли, еле
kausal - причинный
Keim m., -(e)s, -e - зародыш, росток



                                                                                    216
KenngrцЯe f., -n - характеристика, параметр
Kennzeichen n., -s - признак, симптом, примета
Kette f., -n - цепь, ряд
knapp - краткий, сжатый, недостаточный, едва
Knoten m., -s - узел
komplementar - дополнительный
konstatierbar - очевидный
koppeln - связывать, соединять
kreisen - вращаться, обращаться, циркулировать
kьnftig - будущий, предстоящий
kьrzlich - недавно


L


lдngst - давно, с давних пор
Lauf m., -es Lдufe - бег, ход, течение
im Laufe von - в течение
laufend - бегущий, текущий
laufende Nummer - порядковый номер
lassen sich + inf. - заставлять, велеть, позволять, давать возможность,
разрешать
das lдЯt sich machen - это можно сделать
auЯer Acht (Betracht) lassen - оставлять без внимания, не учитывать
lediglich - только, лишь, исключительно
lohnen sich - стоить, оправдывать усилия
lцsbar - разрешимый, растворимый
Lьcke f., -n - пробел (в знаниях), пропуск; пустота, пустое место
lьckenhaft - неполный, с пробелами


M




                                                                          217
machbar - возможный, вероятный
manch(e) - некоторый, многие
maЯgeblich - показательный, решающий, определяющий, руководящий;
служащий мерилом, в значительной степени
MaЯgeblichkeit f., -en - решительность, компетентность, ведущая роль,
решающее значение
meinen - иметь в виду
Meinung f., -en - мнение, суждение, образ мыслей
meist - наибольший
Mitbestimmung f., - право участия в руководстве, соадминистрация
Mitlдufer - попутчик
mцgen (mochte, gemocht) - хотеть, желать ich mцchte studieren - мне хотелось бы
учиться, das mag richtig sein - это, может быть, верно, mag die Arbeit auch schwer sein -
пусть работа и трудна, es mag betont werden, daЯ - следует подчеркнуть, что


N


nah(e) - близкий, ближний
neben - наряду, с, кроме
nebenbei - кроме того
Nebeneinander n., -s - сосуществование, параллельное наличие, сочетание
Nenner m., - знаменатель, делитель
Nutzen - польза, выгода, прибыль
Nutzung f., - использование


O


ob - ли; als ob - как будто
oben - наверху, wie oben - как выше (изложено)
obgleich - хотя, несмотря на то, что
obig - вышеупомянутый, вышеназванный



                                                                                     218
obwohl - хотя, несмотря на то, что
Option f., - выбор, ориентация


P


passen - подходить, годиться
planmдЯig - планомерный
Positionsbereich - местоположение
Prдjudiz - прецидент, предубеждение, ущерб, убыток
prдjuduzieren - создавать прецидент
Produktivkrдfte - производительные силы


Q


quellen - набухать
quer - поперечный, поперек
Querschnitt m., -es, -e - поперечное сечение, поперечный разрез


R


Rahmen m.,
im Rahmen - в традициях, в рамках, в пределах
Rand m., -es Rдnder - край, поле (страницы)
Randbedingung f., -en - крайнее условие
Recht n., -(e)s, -e - право, закон, правота
rechtlich - правовой, юридический, законно, по праву
reden - говорить, толковать
Regelung f., -en - регулирование, упорядочивание, контроль, управление, pl.
изменения, подразделения (чего-либо), классификация
aus Respekt vor - из уважения (к чему или кому-либо)
Restbestand m., - остаток, сальдо, неликвидный фонд



                                                                              219
richtig - действительно, верно, в самом деле; очень, по-настоящему, прямо-
таки
es ist nicht ganz richtig - это не совсем верно
Richtigkeit - правильность, верность, точность, подлинность
Rьcksicht f., -en - внимание, уважение, mit Rьcksicht auf - принимая во внимание,
считаясь с чем-либо, учитывая


S


schaffen (schaf, geschaffen) - создавать, творить
scheinen - казаться, иметь вид, производить впечатление
Schichtung f., -en - слоистость, наслоение, напластование, стратификация, слой;
расслоение, образование общественных прослоек
Schritt m., -(e)s, -e - шаг, поступок, шаги, меры
sicherlich - несомненно, определенно
sinnvoll - осмысленный, сознательный, толковый
so doch - также
sogar - даже
sonstig - другой, прочий
sonstwie - (как-нибудь) иначе
sorgfдltig - тщательный, точный, добросовестный
spannungsgereich - напряженный, обладающий большим напряжением
Speicherung f., - накопление
Spielraum - простор, свобода действий, зазор, место для игр
Schwerpunkt m., - основная задача, центр тяжести


T


Tat f., дело, действие, поступок
in der Tat - в самом деле, действительно
Tatsache f., -n - факт



                                                                                220
treffen - попадать, заставать, угадывать
im Trend - в русле
Trennung f., -en - отделение, разделение, классификация


U


Ьbergang m., -(e)s, -gдnge - переход, переходное состояние
ьberleben - переживать, sich ьberleben - отживать свой век
ьberprьfen - проверять, пересматривать
ьberschaubar - обозримый, охватываемый, понимаемый
ьberschauen - обозревать, охватывать
Ьberschaubarkeit - способность или возможность быть охваченным, понятым
ьbrigens - впрочем
Umgang f., -en - связь, общение, знакомство
umhandeln
es handelt sich um - речь, дело идет о, um was (worum) handelt es sich? о чем идет
речь?
umkehrbar - обратимый
unanfechtbar - бесспорный, неоспоримый
unbeschadet - без ущерба для
ungefдhr - приблизительный, примерный, около
ungut - неблагоприятный, недобрый
untergehen - заходить, погибнуть
unverдndert - неизменный


V


Verdrдngung f., - вытеснение
Vererbbarkeit f., - способность передачи по наследству
Verfassung f., - конституция, составление




                                                                                     221
Verhдltnis n., -ses, -se - отношение, соотношение, пропорция, pl. условия,
обстоятельства, обстановка
Verkennung f., - нерпавильная оценка, отрицание значения
vermeidbar - то, что можно избежать; те, которые можно избежать
vermeiden (vermied, vermieden) - избегать
Vermeidung f., - избежание, уклонение
zur Vermeidung von - во избежание
vermutlich - вероятный, предположительный; вероятно, предположительно
Vernetzung f., - развитие сети
verstдrken - усиливать, подкреплять
verstдrkend - усиливающий
versuchen - пробовать, пытаться, испытывать
Verwaltung f., - правление, управление
verwendbar - годный к употреблению, применимый
verwertbar - то, что можно использовать, реализовать
Verwertung f., -en - использование, реализация
vielfдltig - многообразный, многогранный, разнообразный
vollendet(e) - законченный, завершенный
Vorentscheidung f., -en - опережение, предвосхищение, предрешение
vorherrschend - преобладающий, господствующий
Vorkehrung f., -en - предварительная (подготовительная) мера
Vorlage f., - проект, пропись, оригинал
vorschreiben - предписывать
vorziehen (vorgezogen) - вытаскивать, предпочитать, отдавать предпочтение


W


Wandel m., -s - перемена, изменение
Wandel erfahren (erleiden) - претерпевать изменения
einen Wandel schaffen - произвести изменения (коренным образом)
weder... noch - ни...ни



                                                                             222
wegen (G) - ради, из-за, вследствие, по причине, благодаря
Weichenstellung f., - периориентация, перевод стрелок
Weise f., -n
auf jede Weise - всячески, всеми способами
auf keine Weise (in keiner Weise) - никоим образом
auf neue Weise - по-новому
auf welche Weise? - каким образом?
weiterhin - далее, впредь
weitgehend - широкий, значительный, обширный, в значительной мере, широко
weitgehend verloren - основательно забытый
wenden (wandte, gewandt; wendete, gewendet) - вращать, поворачивать
Werkherrschaft - господство, власть; господа
wesentlich - существенный, значительный
im wesentlichen - по существу, в основном, в сущности
wirken - действовать, влиять, работать
das wirkt Wunder - это творит чудеса
wirksam - действенный, эффектный
wobei - причем
wozu - к чему, для чего


Z


zielgerichtet - целенаправленный
zugrunde
zugrunde legen - положить в основу
zugrunde liegen - лежать в основе
zuletzt - под конец, в конце концов
zumindest - по меньшей мере
zunehmend - возрастающий, растущий
im zunehmenden MaЯe - в большей мере, все больше и больше




                                                                      223
zusammengehцren - быть связанным друг с другом, относиться к одному и тому
же, подходить друг другу, составлять одно целое
zusammensetzen
sich zusammensetzen - состоять из
zusammenwachsen - срастаться, слиться
Zustand n., -(e)s, Zustдnde - состояние, положение
zwar - правда, хотя
zweckbezogen - относящийся, связанный с целью
zwecks - с целью, в целях; zwecks des weiteren Studiums - с целью продолжения
учебы
zwingend - неотложный
zwingende Grunde - неотложные причины




                                                                                224
          ЭССЕ, РЕЧИ, РАССКАЗЫ И ЭПИГРАММЫ
ESSAI, REDE, ERZÄHLUNGEN, EPIGRAMME UND UNÜBERSETZBARE
                      SCHRIFTEN




                                                     225
                            Prof., Dr. phil., Dr.h. c. Hans Lenk
                CLX, ODER ÜBER DIE WEISHEIT DER VÖGEL


      Vorhin machte es CLIX oder CLAX, jedenfalls CLX, habe ich gesehen,
wußte nicht, wie man das ausspricht, es dauerte einige Zeit, bis der Groschen
gefallen war und ich in der Lage war, mich an mein Latinum zu erinnern, und
gelesen habe "160", "160-Jahre"; das ist ja auch dort noch auf Deutsch
geschrieben. 160-Jahre-Jubiläum, da denkt man natürlich entweder an den
Kaukasus, an einen Uralten aus den Bergen oder man denkt, die haben einen
Vogel. Der Volksmund ist ja sowieso der Meinung, daß die Philosophen einen
Vogel haben. Wieso einen eigentlich? Vielleicht haben sie viele. Philosophen sind
ja in der Tat seltsame, komische Vögel. Archeorniten, könnte man sagen, oder:
Archeopterixe, vielleicht sogar nur Halbvögel, jedenfalls in jedem Falle seltsame.
Und sie haben auch eine seltsame historische Beziehung, historische
Verhältnisse zu Vögeln, deswegen will ich über Philosophenvögel sprechen
heute. Nicht gerade philovogelfrei, aber über Philosophenvögel. Man denkt ja
vielfach: Wenn ich ein Vöglein wär, dann wär ich Philosoph; solche Volkslieder, in
denen die erste Strophe stimmt und die zweite nicht so ganz, gibt es ja. Anders
als Ornithologinnen brauchen Philosophinnen und Philosophen ja nicht gut zu
Vögeln zu sein, aber sie sind Nachtvögel jedenfalls, Uhus des Sehens des Seins.
Mit großen Augen. Die Eule der Minerva ist ja bekannt, die Eule der Athene, die
mit "alpha", "theta", "epsilon" auf den Steinchen, die man in Eulenform in der
griechischen Antike, vor allem im heutigen Athen in vielerlei Hinsicht erwerben
kann. Die Eule der Minerva, die ja bekanntlich erst in der Dämmerung ihren Flug
beginnt. Der Flug der Eule ist fast zum Fluch der Eule geworden bei den
Philosophen. Jedenfalls, die Eule der Minerva ist die Eule der Athene, und die
Athene war die Eulenäugige, scharfsinnig und schön, wie in Ägypten bekanntlich
die kuhäugige Hator die Göttin der Verehrung war, die auch besonders
scharfsinnig war. Bei uns ist die Eulenäugige jedenfalls wiedergeboren, die
Wiedergeborene,    die   Renata,    Glaux    Renata.    Das    Griechisch-Römische
Durcheinander, das kennen wir schon lange. Glaux ist die Eule, und glaucopis die



                                                                              226
Eulenäugige, Glaux Renata ist dann die wiedergeborene Eule, da bleibt der Uhu
nur für die anderen, für unsere Herren Universalisten übrig, oder? Auch sie
jedenfalls sind seltsame Vögel. Manchmal mit Ideen, sie prüfen Ideen, manchmal
hochfliegende Ideen. Das Ei - Ei hat ja was mit Vögeln zu tun - das Ei des
Kolumbus wurde gesucht, das Ei der Philosophie im Mittelalter gibt es ja auch in
Abbildungen, in alten Stichen. Der Stein der Weisen im Mittelalter war ja das Ei
des Kolumbus. Wie das Ei des Archeopterix, allerdings in gewissem Sinne
zweifelhaft, ob dieses Ei nun wirklich von einem Vogel stammte. Andere
Philosophen hatten es mit anderen Eiern noch, z.B. Nietzsche mit dem berühmten
Basiliskenei, der Basilisk ist ja ein geflügelter Drachen, eine Drachenschlange,
allerdings wegen der Flügel ist es die Frage, ob die natürliche Art "Basilisk" zu
den Vögeln gezählt werden muß oder nicht. Das soll den Zoologen überlassen
bleiben oder den analytischen Philosophen, die sich mit diesen natürlichen Arten
immer beschäftigen, aber nichtmal eine Buche von einer Ulme unterscheiden
können. Jedenfalls einer der berühmtesten, Hilary Putnam, hat sich verzweifelt an
dieser Aufgabe versucht. Historisch begann es natürlich mit den Vögeln bei den
Philosophen sehr viel früher, das wissen die Insider: Platon war einer der ersten
vogelfreien Philosophen, zeitweilig sogar wirklich, er war ja mal als Sklave
verkauft worden, er hatte also ein schweres Schicksal, das heute den meisten
Philosophen erspart bleibt. Vor zehn Jahren hätte man gesagt "diesseits des
Eisernen Vorhangs", heutzutage gibt es auch noch Gegenden, wo es gefährlich
ist, die Wahrheit zu sagen, und das sollen die Philosophen ja tun, aber es ist
jedenfalls nicht mehr so riskant, Philosoph generell zu sein. Platon im Theaitetos,
127 hat das Besitzen der Erkenntnis, das Haben der Ideen damit verglichen, daß
jemand die Ideen hat wie in einem Vogelkäfig. Da sind die Ideen drin, er besitzt
sie zwar, aber er hat sie nicht in der Hand. Um sie zu bekommen, muß er erst in
seinem Vogelkäfig die Vögel selber wieder fangen. Sokrates sagt: "Sieh also zu,
ob es möglich ist, die Erkenntnis auf diese Art zu besitzen, aber nicht zu haben,
sondern wie jemand wilde Vögel, Tauben oder von anderer Art, gejagt und zu
Hause einen Taubenschlag bereitet hat, worin er sie hält. Denn auf gewisse
Weise würden wir dann sagen können, daß er sie immer hat, da er sie ja besitzt.



                                                                               227
Nicht wahr?" Theaitetos gibt das zu. Sokrates weiter: "In einem anderen Sinne
aber auch, daß er gar keine hat, sondern daß ihm nur eine Gewalt über sie
zukommt ... Wie wir also in dem Vorigen, ich weiß nicht mehr was für ein
wächsernes Machwerk in der Seele bereiten, so laß uns jetzt in jeder Seele einen
Taubenschlag von mancherlei Vögeln anlegen, einige, die sich in Herden
zusammenhalten und von anderen absondern, und andere, die nur zu wenigen,
noch andere, welche einzeln unter allen, wie kommt, umherfliegen." Theaitetos
sagt, der Taubenkäfig sei angelegt. Aber was wird nun daraus? Sokrates: "In der
Kindheit, muß man sagen, sei dieses Behältnis leer, und statt der Vögel muß man
sich Erkenntnisse denken. Welche Erkenntnisse nun einer in Besitz genommen
und in seinen Schlag eingesperrt hat, von denen sagt man, er habe die Sache,
deren Erkenntnis dies war, gelernt oder gefunden, und dies eben sei das
Wissen." Bei Schleiermachen, das haben Sie schon gesehen, wird das als
"Taubenschlag" übersetzt statt als "Vogelkäfig", da kann man sagen, bei
Philosophen geht es häufiger zu wie im Taubenschlag, zumal in unserem Institut.
Allerdings sind bei uns ja sehr freundliche und friedliche Tauben. Die Taube ist ja
auch das Symbol des Friedens, und unsere eulenäugige Eule wacht nun über den
Frieden. Aber andererseits geht es in der Philosophie auch zu wie im
Taubenschlag in anderer Weise, eigentlich eher wie in einem Adlernest, wo die
Jungen sich verdrängen, die anderen nicht hochkommen lassen, sie verhungern
lassen. In der Tat, Federn lassen muß der Mensch. Oft gibt es da nicht viel
Federlesens. Das ist ja auch bei Platon schon so gewesen. Die berühmte
Definition des Menschen war ja, daß der Mensch ein federloser Zweifüßler ist. Es
ist bekannt, daß ein gewisser anderer Philosoph, wahrscheinlich Diogenes, dann
einen gerupften Hahn gebracht hat und fragte: "Ist das ein Mensch?" Das ist die
Platonische Version. Aber bleiben wir beim Taubenschlag. Der Philosoph ist ein
Vogelhändler der Ideen oder mit Ideen, man fühlt sich an Lichtenbergs berühmten
Satz erinnert: "Er handelte mit anderer Leute Meinungen, er war Professor der
Philosophie." Das heißt, die Vogelideen stammten dann von anderen Leuten.
Aber es gibt auch noch andere Philosophenvögel oder zumindest Kandidaten für
diese Ehre, der Philosophenvogel zu sein. Beispielsweise der berühmt-



                                                                               228
berüchtigte Phönix aus Altägypten, der Feuervogel, der, wenn es ihm über war
mit dem Leben, alle 500-1000 Jahre, sich selber verbrannte und dann aus der
Asche wieder aufstieg zu verjüngtem, glänzendem Leben, ohne nun ein gerupfter
Hahn zu sein, sondern die Federn wuchsen ihm gleich wieder. Aber dieser Vogel
scheidet aus, weil er das Symboltier der griechischen Obristen war. Wir sprachen
von hochfliegenden Ideen bei den seltsamen Vögeln, den Philosophen. Nun ja,
da kämen dann die Sibirischen Gänse in Frage, die jedes Jahr im Herbst das
Himalaya-Gebirge überfliegen müssen in 8000-9000 m Höhe, das wäre den
Philosophen schon angemessen, und wir sind dann auch schon in der Gegend,
wo einer unserer Jubilare häufig seine Forschungen anstellt, und es fällt einem,
wie bei Gregor, dann die Peking-Ente ein, vielleicht sollte die auch eine
Kandidatin sein für den Philosophenvogel, zumindest den chinesisch-klassichen
Philosophen dieser Art. Die Peking-Ente ist ja besonders knusprig, allerdings
meistens erst dann, wenn sie gegessen wird, schon verendet ist, insofern ist das
nicht so ideal. Aber auch in Japan gibt es bunte Japan-Enten, wobei der Erpel
immer der buntere ist, eigentlich unsinnigerweise, vielleicht käme die Japan-Ente
in Frage. Aber die Ente generell ist eher das Leittier der Journalisten, die leben
permanent von Enten, und deshalb scheidet das hier auch aus. Was käme denn
noch in Frage? Vielleicht der Pinguin, der im schwarzen Frack daherkommt,
würdevoll, gemächlich. Das wäre doch auch ein dem ruhigen Leben
hingegebener Philosophenvogel, den man vielleicht auch zuordnen könnte -
vielleicht kann der Gregor sich das selber aussuchen, ob er lieber den Pinguin
oder den Japan-Erpel nimmt. Aber wenn der Gregor die Japan-Ente aussucht,
dann wäre für den Wolfgang vielleicht der Marabu geeignet, der in der Tat ein
großer Weisheitsvogel immer gewesen ist oder als ein solcher angesehen wurde:
Gemächlich, dünnbeinig, fast weisheitsbärtig. Das wäre doch jedenfalls besser als
der Vogel, den man jetzt versucht, in den Alpen wieder anzusiedeln, der Geier.
Der hat ein schlechtes Image, aber er käme auch in Frage, weil er tote Texturen
zerfleischt. In diesem Falle natürlich keine fleischlichen Texturen, sondern tote
Texte von alten Philosophen. Aber es gibt noch viele Vögel, die weniger oder
mehr als Philosophenvögel in Frage kommen, manche scheiden aber auch von



                                                                              229
vornherein aus, wenn Sie daran denken, daß die ZEIT, eine Wochenzeitung, die
sich mal für das deutsche Weltblatt hielt geschrieben hat (und das hat mit
Philosophenvögeln wenig zu tun): "Die Vögelein, die Vögelein vom Titicacasee,
die heben vor Begeisterung ihr Schwänzchen in die Höh. Ach herzgeliebtes
Mägdelein, wenn ich so vor dir steh, dann geht's mir wie den Vögelein vom
Titicacasee." Das scheidet natürlich bei den Philosophen völlig aus, das ist klar ...
Statt dessen bleibt mir nur am Ende dieser Vögeleien zu zitieren und fremde
Federn zu nehmen, um mich zu schmücken, nämlich mit einigen Malerbiana.
       Luigi Malerba hat das philosophische Büchlein über die nachdenklichen
Hühner geschrieben, und da kommt einiges drin vor:
       "Ein Huhn, das gelernt hatte, bis vier zu zählen, verlangte, daß seine
Mithühner es mit "Professor" anredeten. Und wollte den Hahn verjagen, um seine
Stelle einzunehmen. Da rissen die anderen Hühner ihm alle Federn aus und
sagten, sie hätten es nur dann mit "Professor" angeredet, wenn es im Stande
gewesen wäre, alle Federn zu zählen, die sie ihm ausgerissen haben." Nicht viel
Federlesen!
       "Ein etwas gedankenloses Huhn behauptete, es spüre eine große Leere im
Kopf, genauer an der Stelle, wo sich gewöhnlich das Gehirn befindet. "Ich fürchte,
daß ich kein Gehirn habe", sagte das arme Huhn weinend, "denn wenn ich eins
hätte, würde ich es doch spüren". Aber die anderen Hühner beruhigten es, indem
sie ihm versicherten, auch sie spürten ihr Gehirn nicht." Die meisten Philosophen
tun das auch nicht, die spüren noch nichteinmal den Wegen des Gehirns nach,
und deswegen versuchen wir uns in der letzten Zeit sehr stark mit
Gehirnforschung und Philosophie zu befassen.
       "Ein wiederum nachdenkliches Huhn setzte sich in einen Winkel des
Hühnerstalls und kratzte sich am Kopf. Durch das viele Kratzen wurde es
schließlich kahl. Da kam eines Tages ein anderes Huhn und fragte es, was ihm
solche Sorgen bereitete. "Meine Kahlheit", antwortete das nachdenkliche Huhn."
Jetzt wird es noch analytischer:
       "Ein Huhnologenhuhn" -das ist so ähnlich wie ein Philosophologe -
"behauptete nach eingehendem Studium der Problematik, Hühner seien keine



                                                                                230
Tiere, nicht einmal Vögel. "Und was sind sie dann", fragten seine Mithühner.
"Hühner sind Hühner", antwortete das Huhnologenhuhn und ging kerzengerade
davon."
      "Um zum Philosophen zu werden,- sagte ein altes Huhn, das sich sehr
weise dünkte, - ist es nicht nötig, an etwas zu denken, es genügt, an nichts zu
denken». Es setzte sich in einen Winkel des Hühnerstalls und dachte an nichts.
«So und nicht anders sei es ein philosophisches Huhn geworden, erklärte es." Mir
ist nicht klar, ob dieses "nichts" nun groß- oder kleingeschrieben werden mußte,
das ist auch aus der Übersetzung des ursprünglich italienischen Textes nicht zu
entnehmen. Soweit das mit den fremden Federn.
Ich danke Ihnen und hoffe, daß Sie nicht diese Rede eines Philosophen als eines
Philosophen Vogelfrei aus dem Zarathustra ansehen, sondern ich gratuliere allen
unseren Jubilaren und freue mich, daß wir eine solche schöne Feier machen
konnten.




                                                                            231
                                             Проф., доктор философии Ханс Ленк
                            CLX, ИЛИ О МУДРОСТИ ПТИЦ
                                   (перевод С. Месяц)
       Не так давно праздновался КЛИКС или КЛАКС, я видел во всяком
случае CLX - и долго не мог понять, как же это произносится, пока, наконец,
до меня не дошло, что надо вспомнить о латыни, и тогда я прочитал: “160“,
“160 лет“. Здесь, как вы видите, то же самое написано по-немецки: 160-
летний юбилей1 . Конечно, тут подумаешь о каком-нибудь кавказском
долгожителе, этаком древнем старце с гор, или о том, что у этих философов
куриные мозги. Впрочем, народная мудрость и без того гласит, что у
философов не все дома и что у них куриные мозги. Но почему именно
куриные? Возможно, не только. Философы и в самом деле - чудные,
странные птицы. Археоптицы, я бы сказал, или археоптериксы, скорее даже
полуптицы, во всяком случае, очень странные. Кроме того, между птицами и
философами существует любопытная историческая связь. Поэтому сегодня
я хотел бы поговорить о философских птицах - еще не так беззаботно как
птица2 , но уже о философских птицах. Часто думают: „когда б я птичкой
был, я был бы философ“. В народных песнях часто бывает так, что первая
строка соответствует истине, а вторая не очень. 3 В отличие от орнитологов
философы не обязаны во всем походить на птиц, но уж ночных птиц они
точно напоминают: филинов, глядящих на бытие. Большими глазами. Так
всем известна сова Минервы, сова Афины, которую в Античной Греции
изображали на камушках с альфой, тэтой, эпсилоном. Тогда еще эти
камушки имели совиную форму, а теперь, в современных Афинах они
продаются в каком угодно виде. Сова Минервы, как известно, вылетает


1
  Имеется в виду отмечавшийся в один день «160 - летний юбилей» трех сотрудников Института
философии Университета Карлсруэ - Ренате Дюрр, Грегора Пауля (в 1997 г. им исполнилось по 50
лет) и Вольфганга Брайдерта (ему исполнилось 60 лет).
2
  Перевод приблизительно передает значение немецкого слова philovogelfrei (неологизм Ленка),
указывающего одновременно и на философию, и на птиц, и на „Заратустру“ Ницше.
3
  Одна немецкая народная песня действительно начинается со слов: „Wenn ich ein Voglein war“ -
далее следуют стихи любовного содержания, не имеющие никакого отношения к философии. Ленк
переделывает вторую строчку песни по своему вкусу, как бы желая показать, что сама народная
мудрость подтверждает родство между философами и птицами.


                                                                                          232
только в сумерках. Наверное, из-за этого философов и прозвали “совами“.
Как бы там ни было, сова Минервы есть сова Афины, а Афина была
совиноглазой, проницательной и прекрасной, как и почитаемая в Египте
богиня Хатхор4 с коровьими глазами, которая, кстати, тоже была весьма
проницательной. При нас совиноглазая возродилась вновь. “Возрожденная“
- Рената5 , Главк Рената. Эта греческо-римская неразбериха нам всем давно
известна. Главк - это сова, главкопис - совиноглазая, „Главк Рената“,
следовательно, означает: “возрожденная сова“. Имя филина тогда остается
для наших господ универсалистов, или...? Они тоже очень любопытные
птицы. Иногда у них даже есть идеи (они исследуют идеи), порой это идеи
очень высокого полета. Яйцо - а ведь яйцо имеет некоторое отношение к
птицам - колумбово яйцо было предметом их поисков, средневековое яйцо
философии, которое можно увидеть на старых иллюстрациях и гравюрах.
Да, да, философский камень Средневековья есть ни что иное как Колумбово
яйцо. Или как окаменевшее яйцо археоптерикса. Правда было или нет такое
яйцо, и принадлежало ли оно какой-нибудь птице - не известно. Другие
философы занимались другими яйцами. Ницше, например, - знаменитым
яйцом Василиска.6 Василиск - это крылатый змей, змеевидный дракон.
Поскольку у него есть крылья, возникает вопрос, не относится ли
естественный подвид “Василиск“ к птицам? Впрочем, оставим решать этот
вопрос     зоологам      или     аналитическим         философам,        которые      вечно
занимаются всякими естественными подвидами, хотя ни за что не сумели бы
отличить бук от вяза. Во всяком случае, самый знаменитый среди них -
Хилари Путнам5 - отчаялся решить эту задачу. Но началось-то у философов
с птицами все гораздо раньше. Как известно всем присутствующим, одним



4
  Богиню неба Хатхор в Египте часто изображали либо в виде коровы, ливо ввиде женщины с
коровьими рогами.
5
  Намек на г-жу Дюрр. Ренате Дюрр - доктор философии, специалист в области аналитической
философии, философии языка, эпистемологии и теории науки.
6
  Достаточно просмотреть какой-нибудь солидный индекс Ницше чтобы убедиться в том, что ни о
Василиске ни о его яйцах у него не сказано ни слова. Ленк, по-видимому, намекает на немецкое
идиоматическое выражение: „жарить яйца Василиска“, которое означает: замышлять недоброе. Что
именно „недоброе“ замышляет, по мнению Ленка, Ницше переводчику не вполне ясно.


                                                                                         233
из первых философов вне закона был Платон. Действительно, однажды он
был продан в рабство. Конечно, ему пришлось очень нелегко. Сегодня
большинству философов подобное не грозит. Десять лет назад уточнили бы:
по эту сторону железного занавеса. Но и до сих пор еще остались страны,
где опасно говорить истину, а философы именно это и должны делать. Но в
целом, быть философом сегодня уже не так рискованно. Платон в „Теэтете“
197 сравнивает обладание знанием, идеями с тем, как если бы кто-то
держал идеи в клетке. Идеи находятся внутри него, но он, хотя и владеет
ими, не держит в руках. Чтобы заполучить их, он должен сначала сам заново
поймать их в клетке. „Посмотри, - говорит Сократ, можно ли таким образом,
владея знанием, не иметь его? Как если бы кто-то, наловив диких птиц,
голубей или еще каких-нибудь, устроил дома голубятню и стал бы их там
держать. В каком-то смысле, скажем мы, он их имеет, поскольку он владеет
ими. Не так ли?“ Теэтет соглашается. Сократ продолжает: „Однако в каком-
то другом смысле он не имеет ни одной, ему всего лишь принадлежит
власть над ними. .... И как раньше мы соорудили в душе какую-то, не помню
сам, восковую дощечку, так теперь в каждой душе устроим давай голубятню,
полную самых разных птиц: одни пусть держатся большими стаями
отдельно от остальных, другие - стаями поменьше, а третьи - пусть летают
среди других по одиночке как попало“. Теэтет соглашается, пусть будет
такая голубятня. Но что же из этого следует? Сократ продолжает: „Будем
считать, что в детстве это вместилище пустует, а под птицами будем
понимать знания. Кто какое знание приобретет и в своей голубятне закроет,
тот, скажем мы, изучил или открыл соответствующую вещь. Вот это и будет
познанием“. Как видите, Шлейермахер переводит: “голубятня“ вместо
„клетка“, наверное потому, что отношения среди философов напоминают
чаще всего ситуацию в голубятне8 . Особенно это справедливо для нашего
института. У нас, правда, живут очень дружные и мирные голуби. Тем более



5
  Хилари Путнам (р. 1926) - американский философ, профессор Гарвардского университета. Труды
по философии науки (развитие программы логического позитивизма), философии языка.


                                                                                         234
что голубь - символ мира, да и наша совиноглазая Сова теперь охраняет
мир. Но с другой стороны, ситуация в философии действительно чем-то
напоминает голубятню, или скорее орлиное гнездо, в котором молодые
вытесняют друг друга, не дают другим вырасти, и обрекают их на голодную
смерть. Ничего не поделаешь, человек должен потерять часть своих перьев 9
. Правда, с ним зачастую не слишком церемонятся. Так случилось и с
Платоном. Его знаменитое определение человека гласило: человек -
двуногое существо без перьев.10 Так вот известно, что один философ
(возможно, это был Диоген11 ) принес ему ощипанную курицу и спросил: „это
человек?“ Такова платоновская история. Но вернемся к голубятне. Философ
похож на птицелова, только торгует он не птицами, а идеями. На ум
приходит знаменитое изречение Лихтенберга: „он всю жизнь торговал
мнениями других людей, он был профессором философии“, то есть птицы-
идеи, которыми торгует философ, родились в головах других людей.
Однако есть еще и другие философские птицы или, по крайней мере,
претенденты         на    честь     называться        философской          птицей.      Например,
пресловутая огненная птица Феникс из Древнего Египта. Когда ей надоедало
жить (это случалось каждые 500-1000 лет), она сжигала сама себя, чтобы
потом заново возродиться из пепла к новой, прекрасной жизни. При этом она
не становилась похожей на ощипанную курицу, потому что оперение
моментально отрастало на ней вновь. Однако феникс нам не подходит,
поскольку он был символическим животным греческих военачальников. Еще
мы говорили о том, что у странных птиц - философов - водятся идеи
высокого полета. На ум сразу же приходят сибирские гуси, которые каждый
год осенью перелетают через Гималаи на высоте 8000-9000 м. Вот это
подошло бы философам! Тем более что гуси приводят нас в страну, где


8
  Голубятня - der Taubenschlag. Это слово образовано из двух корней: taube - голубь и schlag - удар.
Ленк намекает на то, что у философов все не так уж и мирно. Чуть дальше он подробнее пояснит
свою мысль, сравнив ситуацию в своем институте с орлиным гнездом.
9
  Federn lassen, букв. "потерять перья" - идиоматическое выражение, означающее: пострадать,
утратить юношескую заносчивость и радужные надежды.
10
   Платон. Законы VI, 765. "Определения".415А: 
11
   Киник Диоген Синопский, живший в бочке.


                                                                                                 235
частенько проводит исследования один из наших юбиляров. Глядя на
Грегора, непроизвольно начинаешь думать о пекинской утке, которая,
пожалуй, тоже могла бы стать кандидаткой на звание птицы философов, по
крайней мере, китайских классических философов, похожих на Грегора. 12
Пекинская утка особенно аппетитно хрустит, когда ее едят, то есть когда она
уже сдохла, и в этом смысле она нам не вполне подходит. Но тогда, может
быть, стоит принять в расчет японских „пестрых уток“, а точнее, селезней,
которые даже еще пестрее, хотя это и не слишком благоразумно. Впрочем,
любая утка есть, скорее, птица журналистов, потому что они только и живут
за счет уток, и нам она тоже не подходит. Кого бы еще взять? Может быть
пингвина, который важно выступает в черном фраке, неторопливый, с
чувством собственного достоинства? Он вполне мог бы стать одной из тех
философских птиц, преданных спокойной созерцательной жизни, которых,
пожалуй, нельзя оставить без внимания. Впрочем, пусть лучше Грегор сам
выберет, какая из птиц ему больше подходит - пингвин или японский
                                                                            13
селезень. И если Грегор выбирает селезня, то Вольфгангу                          , наверное,
лучше всего подошел бы Марабу, который всегда считался (или даже на
самом деле был) великой мудрой птицей. Неторопливый, тонконогий, чуть
ли не обросший бородою от мудрости, Марабу в любом случае лучше чем
птица, которую сейчас пытаются заново заселить в Альпах - я имею ввиду
стервятника. Стервятник пользуется дурной репутацией, но и он, пожалуй,
заслуживает нашего внимания, поскольку он расчленяет мертвую текстуру.
В нашем случае, разумеется, речь идет не о телесной текстуре, а о мертвых
текстах древних философов. Есть, конечно, еще множество других птиц, в
большей или меньшей степени претендующих на звание философских, но
часть из них сразу исключается, если вы вспомните, например, что написал
еженедельник «ZEIT», cчитающий себя немецкой национальной газетой:


12
   Профессор, доктор философии Грегор Пауль - специалист в области теоретической и
сравнительной философии, философии прав человека, эстетики. Ряд его работ посвящен анализу
философских учений Китая и Японии.
13
   Доктор философии Вольфганг Брайдерт - специалист в области философии математики, логики,
истории науки, исследователь творчества Дж. Беркли.


                                                                                        236
                  Ах, пташечка, ах пташечка с каких-то там озер,14
                  От воодушевления ты задираешь хвост.
                  Ах, крошка Магдаленочка, твой драгоценный взор
                  Со мною сделал то же, что с пташкой с тех озер.
       Подобные вещи, разумеется, не имеют никакого отношения к
философам - это очевидно. Заканчивая эти птичьи рассуждения, мне
остается только привести еще несколько цитат и вырядиться в чужие перья,
позаимствовав несколько штук у Луиджи Малерба.15
       Луиджи Малерба написал небольшую философскую книжечку о
глубокомысленных курах. Вот кое-что оттуда.
       „Одна курица, научившись считать до четырех, потребовала чтобы
собратья куры величали ее профессором. Она хотела даже прогнать петуха
чтобы занять его место. Тогда остальные куры выдрали у нее все перья и
сказали, что будут величать ее профессором только в том случае, если она
сможет пересчитать все перья, которые они у нее выдрали.“ Не слишком-то
они с ней церемонились!
       „Одна не слишком умная курица утверждала, что заметила в голове
большую пустоту как раз в том самом месте, где обычно находятся мозги.
„Боюсь, что у меня вообще нет мозгов“, - говорила бедная курица, чуть не
плача. Однако другие куры успокоили ее. Они уверили ее в том, что тоже не
замечают своих мозгов.“ Как и эти куры большинство философов тоже ни
разу в жизни не замечали мозговых извилин, вот почему в последнее время
мы    так    усердно      занимаемся        исследованиями          головного      мозга        и
философией.
       „Еще одна глубокомысленная курица уселась в углу курятника и
принялась чесать в затылке. После долгого и продолжительного чесания

14
   Читатель, хорошо знакомый с немецким языком, сумеет уловить нюансы, намеренно опущенные
при переводе.
15
   Луиджи Малерба - современный итальянский писатель. Родился в 1927. году в Берчетто. Сейчас
живет в Орвьетто и Риме. Он был одним из основателей т. н."группы 63". Наиболее известные его
произведения: „Изобретение алфавита“, "Сальто мортале", „Дневник одного сновидения“,
„Глубокомысленные куры“ (пер. на нем -1984).




                                                                                           237
она, наконец. облысела. В один прекрасный день подходит к ней другая
курица и спрашивает, чем же она была тогда так сильно озабочена? „Моей
лысиной“, - отвечала глубокомысленная курица.“ А вот нечто еще более
аналитическое.
      „Одна курица - куролог (это нечто вроде философолога) утверждала,
проведя тщательное исследование, что куры - не животные и даже не
птицы. „Кто же они тогда?“,- спросили собратья-куры. „Куры это куры“, -
ответила курица-куролог и удалилась с гордо поднятой головой.“
      “Чтобы стать философом, - сказала одна старая курица, считавшая
себя очень умной, - не надо думать о чем-то, достаточно думать ниочем.“
Она уселась в углу курятника и принялась думать ниочем. „Только так и не
иначе можно стать по настоящему философской курицей“, - пояснила она.“
Мне не совсем ясно как надо писать это „ничем“ - с большой или с
маленькой буквы. Из перевода итальянского оригинала это тоже нельзя
установить. Такие-вот чужие перья!
      Я благодарю вас и надеюсь, что эту речь философа вы не примете за
.... философа из „Заратустры“. Я поздравляю всех наших юбиляров и
радуюсь, что мы сумели устроить такой замечательный праздник.




                                                                    238
                                                            А. А. Воронин
                    ХАНС ЛЕНК ИЛИ КАССИУС КЛЕЙ
              (о мнимом и подлинном в идеологии спорта)

     Физкультура    -    институционально   неорганизованная,   социально
диффузная деятельность людей, направленная, на первый взгляд, на
улучшение    здоровья,   или   на   повышение   качества   воспроизводства
"непосредственной жизни" в массовом масштабе. В отличие от нее спорт -
институционализированная       форма    деятельности,   направленная    на
выявление пределов возможностей человеческого организма в каком-либо
высоко специализированном виде движения. Спорт как социальный институт
представляет собой огромный комплекс, обслуживающий лабораторию по
подготовке, мобилизации и проверке экстремальных ресурсов человеческого
организма. В этот комплекс входят внешние материальные условия
осуществления этой деятельности (то, чем в обычной лаборатории
являются приборы, здесь - снаряды, стадионы, снаряжение), социальные
организации (финансирующие, мотивирующие, управляющие, тренирующие
и проч. и проч.), публика (небескорыстно создаваемая СМИ), резервная
армия подопытных индивидов. Пружиной, двигателем этого комплекса
служит производство особого типа сознания, идеологии, автономной по
отношению ко многим другим типам и часто беззастенчиво и открыто
противоположной мифологии духовной жизни. Задача этой идеологии
двоякая - законспирировать подлинную функцию спорта и навязать
фиктивное обоснование этой сфере экспериментирования.
     Около полумиллиона лет организм человека работал в режиме
предельных    физических    нагрузок,   неспециализированных    по   видам
движений, - это было условием выживания рода. Около 10 тысяч лет
человеческий организм испытывает воздействие разделения труда в
обществе. Около 100 лет человек управляет машинами, которые взяли на
себя энергоемкие работы, и всего 20-30 лет назад человек встал (или сел)
возле этих машин и не пользуется своими мышцами в хозяйственной
деятельности. Если верить специалистам, что антропогенез завершился


                                                                       239
еще на заре человечества, то есть человек принципиально не меняется, то
стало быть у нас на глазах произошла кардинальная ломка естественно-
природной ниши человека, замена ее принципиально иными условиями
режима работы организма. Именно дефицит двигательной активности в
массовом     масштабе      привел    к     развитию   специализированной
компенсаторной   сферы     социально     организованной   деятельности.    С
возникновением этой сферы начинается ее осмысление, создание ее
идеологии. Олимпийские игры, гимнасии, воинские упражнения, древние
виды борьбы и обретения физического совершенства на Востоке - все это
обрастает своей мифологией. Но до тех пор, пока конкретная природа
двигательной активности, связанная с утилитарными общественными
функциями (энергоемкие производства, здоровье, война, поддержание
порядка в поселениях и т.д.) была полем совершенствования и упражнения,
не возникало никакой потребности в абсолютных (отличных от природы
видов деятельности) шкалах измерения. Добрыня Никитич мог вспахать
гектар, в скачках на колесницах победителем был уже тот, кто добрался до
финиша, кулачный боец или восточный борец были "авторитетами" в своем
округе, бегун-марафонец становился скороходом при какой-нибудь важной
персоне. Атлет, силач, красавец, богатырь, в крайнем случае - победитель -
вот категории совершенства доспортивной эпохи, эпохи культивирования
гармонического физического развития (немыслимого, кстати, без духовного -
в йоге, карате, бусидо и т.п.) всей совокупности двигательных функций
человеческого организма.
      Спорт - феномен обособления и культивирования абстрактного
проявления человеческой природы, свойственного зрелому капитализму. На
смену героям локальных социумов (этносов, полисов или эпосов -
безразлично), не нуждавшихся в секундомерах и весах, пришли чемпионы
абстрактных шкал - метров, секунд, килограммов. Очное состязание с
соперником    уступает     место    сопоставлению     запротоколированных
достижений   конкурентов    в   данном   виде   движения.   Изолированный
абстрактный вид движения получает такую специализацию, что оставляет



                                                                          240
далеко     позади   и   все   попытки    неспециализированной     конкуренции
(Попенченко поколотит Пифагора), согласованное развитие двигательных
функций одного и того же организма (попробуйте заставить прыгуна
плавать, или бегуна толкать штангу). Вместе с абстрагированием все новых
и новых видов движений в спортивные дисциплины возникает институт
рекорда,    высшего     достижения,     демонстрирующего   пик    возможного,
предельного усилия. Смена рекордов и их последующее массовое
перекрытие - это "прагматический выход" лаборатории по имени спорт,
утилизация обществом ее продукции, это рекламный трюк, конструирующий
и легализующий новую квазиреальность. Идеология спорта - это идеология
рекорда, это превращение фиктивной цели в мотивацию, абстракции - в
жизненный императив, человеческого жертвоприношения - в добродетель.
Спорт якобы помогает сублимировать и на индивидуальном, и на
социальном уровнях агрессивные инстинкты, а стадионы - социально
приемлемая      альтернатива    танкам...    Абстрагирование     двигательных
функций, их специализация и культивирование доходят до дезинтеграции
функций человеческого организма в целом (женщины - боксерши и
тяжелоатлетки, сверхнагрузки детей, летальные исходы не только на
соревнованиях, но и на тренировках...), идеология же так упаковывает спорт,
что он становится привлекательным, престижным. Риск, связанный с ним,
рисуется как желательное испытание, победитель (чемпион, рекордсмен) -
как великий человек (а не как великий частичный человек). Но общество
данного типа не только может, но и хочет сравнить результаты абстрактно
взятой достижительности, в нем жест ценнее поступка. Боб Бимон ему
ближе, чем Робинзон Крузо.
      Совершенно иная картина складывается в физической культуре.
Мотивация здесь не навязывается, а возникает спонтанно. Ее ценности - это
самоценности, и основной пафос физкультуры - пафос разъяснительный.
Просто нужно продемонстрировать, довести до сведения и сделать
понятным нечто, очевидное само собой, но "замутненное" привходящими
обстоятельствами. Задачка эта, кстати, нетривиальная. Физкультурник в



                                                                         241
обывательском восприятии - гораздо более чудак, чем спортсмен. Первый
бегает в свои 70 лет голышом по снегу, а второй респектабельно и шикарно
живет вокруг своего кулака или толчка штанги. Здесь принципиально
несравнимы достижения человека, они, как и в других областях культуры,
могут ближе или дальше отстоять от идеала, от шедевра, но они не
расположены в абстрактном, одномерном континууме какого-то одного вида
движения.   (Кстати,   это   напряженное      противоречие    ищет    выхода   в
"синтетических" видах спорта - гимнастике, фигурном катании, десятиборье.
О них - особый разговор.) Красота, богатство, универсализм, неотразимость
- все определения культурного феномена участвуют в выработке идеологии
физкультуры, а отнюдь не только соображения "утилитарные" - здоровье,
сила, выносливость. Идеология физкультуры - это идеология конкретной
гармонии физического и духовного в данном индивиде. Здесь улыбка
важнее секунд или веса, конечной целью выступает радость, а тот, кто
рядом - не конкурент, а партнер. По существу своему эта идеология -
Ренессансная, или Просветительская, или романтически Социалистическая,
она полемизирует с расколотостью человеческого существа на абстрактно-
антагонистические противоположности - какими бы они ни были. Она
стремится вернуть человека в Эдем неотчужденного бытия.
      Возможна ли гуманизация спорта? Можно ли сохранить красоту
спорта и избавиться от его жестокости? Можно ли руководствоваться более
мягкой мотивацией, чем в спорте высших достижений, для раскрытия
предельного потенциала тела человека?
      Чтобы   приземлить     эти   вопросы,    посмотрим,     как   формируется
идеология спорта. Классический тип спортсмена складывается в ситуации,
когда "законы товарного производства" распространяются на все его
компоненты: для спортсмена товаром является его умение, для тренера -
сам спортсмен, для клуба - спортсмен с тренером вместе, для публики -
клуб, тренеры и спортсмены, для тузов индустрии спорта - публика. Человек,
жертвующий общественной любознательности какую-то функцию своих
мышечных      сил,     специализируется        на   ее       совершенствовании



                                                                           242
непосредственно и полностью. Это его профессия, и он - профессионал.
Предметом и результатом его профессиональной деятельности служит та
или иная группа мышц, определенный навык движения, специфическая
ловкость... - доведенные до совершенства. Отчуждая свою двигательную
функцию, превращая ее по сути дела в препарат, он использует в опытах
над ним науку, приборы, экспертов, превращает свой досуг в труд,
подчиненный досугу других... Везде, где возникает рекорд, возникает и
профессионал, любительской может быть только физкультура. Формой
организации всей предметной среды вокруг экспериментальной группы
мышц (навыка, ловкости) стал клуб - организация, отвечающая за чистоту
эксперимента. На фасаде клуба - звезды спорта, им управляют боссы
спорта, его финансируют меценаты и акционеры (даже не делая вид, что
поступают бескорыстно), клуб порождает публику спорта, замыкая тем
самым свою деятельность на зрелищности (и на доходах от нее). Звезда,
заключив контракт с клубом, становится его служащим. А значит - по
контракту - патриотом клуба. Исчерпав контракт с этим клубом, спортсмен не
обязан менять профессию, он не может отказаться от своего основного
качества, но просто будет патриотом нового хозяина, по правилам игры. Но
основной патриотизм принадлежит все же его уникальности, и он-то самый
сильный, сильнее национальных и политических привязанностей.
      В этой среде "естественно" вызревает такая идеологема, которая
переворачивает значение всех своих основных компонентов: общественная
работа   руки   или   ноги   вновь   превращается    в   дело   индивида,
экспериментальный индивид превращается в героя, в супермена, клуб - в
символ успешности, в ядро идентификации, в персонифицированное
воплощение доблести звезд, публика - в активного участника событий на
спортивной арене и т.д. Надо ли говорить, что "естественность" такой
идеологии - предмет особых усилий масс-медиа, находящих в спорте
полный набор драматически аранжированных мифов.
      Сдавая клубу в аренду свои физические способности, спортсмен
отнюдь не обязан делать вид, что он бескорыстен. Он вправе извлечь из нее



                                                                      243
максимум прибыли, точно так же, как и любой другой предприниматель из
своего дела.. И клуб организует сбыт этого уникального товара. Совершенно
естественно, что наиболее отчетливые формы клубной организации
сложились в тех видах спорта, которые приносят наибольший доход: в
игровых и единоборствах, а также "национальных" видах. Причем наиболее
зрелищные (футбол, хоккей) организованы как марафоны длиной чуть не в
год. (Игровые виды имеют по видимости другую природу, чем рекордизм: в
них основными кажутся коллективизм и зрелищность. Но и здесь есть
глубоко присущая всякому спорту экспликация пороговых возможностей, но
уже не организма отдельного человека, а ансамбля людей, их коллективного
усилия, навыка, воли и т.д. Зрелищность игровых видов - это новая
системообразующая      сила   спорта,     возникающая    в   недрах массового
общества.
      Интеграция публики вокруг спортивного зрелища - это мощный
генератор "мы-сознания", это уплотнение мифа общности - национальной,
городской,   клубной   -   неважно      какой,   важно   ощущение   анонимной
принадлежности, безусловной и безоглядной идентификации публики с
результатом, в рекордом, с героем. "Мы" были вместе не потому, что
совместно решали, как нам жить и что делать, а потому что "показали этим
чехам (или этим канадцам), как надо играть в хоккей". Слово "наше" было
внутренне гомогенно, внутри него не было особых дифференциаций и
напряжений. Невообразимо было бы представить себе, что, награждая звезд
спорта Звездами Героев, президент привинчивал бы значок игроку
канадского клуба - второе место на зимней олимпиаде сборной России по
хоккею избавило президента от очень неловкой, но вполне реальной
ситуации. Производство "Мы-сознания" -необходимый компонент индустрии
спорта. Причем в нашей стране в этом плане произошли очень большие
изменения.
      При социализме спорт финансировался, управлялся и вдохновлялся
государством, место клубов занимали спортивные общества. С ними
спортсмен не заключал контрактов, он не считался профессионалом. "Клуб",



                                                                         244
с которым он себя идентифицировал, - это Советский Спорт, спортивная
честь страны, а спортивные общества - это просто филиалы клуба.
Спортсмены, которые реально приближались к рекордным результатам,
организационно принадлежат высшему филиалу - сборной команде страны.
Они посвящали своему занятию все свое время и подчиняли ему все свои
человеческие ресурсы, получая за это содержание и льготы. Но статус их
был двойственным. Будучи профессионалами по существу, они "считались"
любителями, что вело к определенным сдвигам, деструкции их внутренней
мотивации, с одной стороны, и к мистификации восприятия спорта
общественным мнением - с другой. Основная идеологема советского
спортсмена - не высшее достижение само по себе, как раскрытие
возможности человека, а высшее достижение как подтверждение высшего
достоинства Советского Спорта. Поэтому наши хоккеисты и не могли
поиграть пару сезонов в Канаде - этим они подорвали бы славу Отечества,
принизили бы спортивный подвиг, бескорыстно творимый всеми советскими
спортсменами под гордыми знаменами своих обществ. Агрессивность
"клуба", представленного Спорткомитетом, ничуть не уступал агрессивности
какой-нибудь команды, яростно сражавшейся за первые места, и в ход шли
все мыслимые и немыслимые уловки, которые лишь изредка становились
поводами для шумных скандалов в прессе. Поскольку "клуб" - один, у него
не было другого выхода, как всегда быть первым (канадская сборная по
хоккею играет слабее, чем клубные команды, а наше сборная была сильнее
отдельных команд спортивных обществ). Поскольку он - государственный,
его естественным конкурентом являлись организации, выступавшие от
имени других государств, а сам спорт превращался в политическое дело.
Репутация спортсмена - уже не его частное дело, не забота клуба, а забота
государства, доказывавшего свое политическое превосходство. Несомненно,
что такая мотивация гораздо более энергичная и героическая, она способна
привести к победе и над более сильным, но менее отмобилизованным
соперником. Но для воспитания такой мотивации нужен был институт опеки
над сознанием спортсмена. За фасадом этой идеологии, точнее говоря, под



                                                                     245
глянцем ее упаковки был чудовищный и болезненный конфликт базового,
живого человеческого сознания и корпоративно-групповых предписаний.
Стремление искусственно гуманизировать спорт, представить его чем-то
другим, не тем, чем он является на самом деле, сталкивалось со
спонтанным        протестом        реальной       мотивации         против      фальши
псевдогуманизма.
       Двойственность,       противоречивость        сознания      была    комфортнее,
облегчала адаптацию к подвижной ценностной среде, но она все же
разжижали твердую субстанцию воли, так необходимую в спорте. И когда
эта двойственность лопнула, когда институциональные и мотивационные
опоры спорта кардинально изменились (или еще меняются, процесс это не
одномоментный), перестало быть таким безусловным и "мы-сознание".
Слова "наше", "наши" стали настолько расплывчатыми, что скрывают теперь
не только государственную и географическую путаницу, но и кое-что
пострашнее - грязь, продажность и преступность в "нашей" спортивной
среде. По отношению к ней не возникает больше былой безоговорочной
идентификации, за пологом мифологемы Советского спорта оказалась
привычная и до боли знакомая дихотомия "мы и они".
       Что же касается физической культуры, то она рождается из
целостного      рекреативного        отношения       к    своему      организму,      это
воспроизводство телесной гармонии, утерянной спортом и не обретенной
обычной двигательной пассивностью1 . Такая задача в принципе не может
быть    поставлена      перед      профессионалом,        ведь     профессия      -   это
аналитическая        категория       человеческой        деятельности.        Подлинно
гуманистический         пафос      физической         культуры       связан      с     ее
любительством, В этом ее демократизм и полнота. Однако вряд ли
можно     представить       себе     ситуацию      отмирания       большого      спорта,
профессионального по своему существу, поскольку риск человеческого



1
  Мне известно только одно исключение, и это исключение - Ханс Ленк, Олимпийский чемпион и
известный философ. И то: став философом, он перестал быть спортсменом и сделался
физкультурником.


                                                                                      246
любопытства    всего     оказывался   привлекательнее   сдержанности
человеческой гармонии.




                                                                247
                                         ЗИГВАРТ И ЙОРД1
                                     (перевод В. Г. Горохова)
          Там, где волны Балтийского моря с пеной разбиваются о побережье, в
стародавние времена стоял могучий город Харкштайн. Через бойницы его
крепостных башен далеко на север было видно волнующееся море, по
которому плыли парусники. Повернувшись на юг, можно было полюбоваться
полями, засеянными пшеницей и изобилующими тяжелыми колосьями,
тенистыми ельниками и светлыми дубравами. К обеим сторонам города
примостились, однако, и приветливые домики, окруженные заботливо
ухоженными садами.
          Владелицей Харкштайна была молодая вдова, графиня Эрна. Именно
ей принадлежали обширные леса и огромные поля, а в нарядных домишках
у стен города жили ее слуги, которые с уважением и любовью устремляли
свои взоры на госпожу.
          С тех пор, как ушел из жизни ее супруг, который внезапно умер, упав с
лошади, графиня Эрна жила лишь заботой о своем единственном дитяти,
сыне Зигварте. Уже с самых ранних лет преуспел мальчик во всех
премудростях верховой езды, а он был смышленым учеником. Далеко
летели стрелы его арбалета и всегда точно поражали цель; он скакал на
дикой лошади и на шаткой лодчонке устремлялся в море.
          Недалеко         от    Харкштайна,          на    краю      дубравы        жил   Данкрат,
управляющий, которому графиня Эрна доверила надзор за своими
владениями. Его сын - Фридхельм - был ровесником Зигварта и его
любимым другом. Почти каждый день мальчики встречались, чтобы
померяться силами. Но, боролись ли они, чтобы увидеть, кто ловчее, или
метали копья в заранее намеченную цель, или на легких лодчонках гребли
наперегонки в море, всегда вместе с ними была Астрид, маленькая
сестренка Фридхельма. Жена Данкрата умерла и, так как управляющий не
имел возможности все время заботиться о малышке, он доверил ее защиту


1
    Из сборника „73 kleine Erzählungen“. Berlin, 1866 (M. von Loga. Siegwart und Jörd).



                                                                                               248
старшему брату и тот, гордый отцовским доверием, никогда не покидал
сестру. Глаза ребенка, полные немого восхищения, смотрели на друзей,
когда они соревновались друг с другом. После же окончания борьбы, Астрид
торжествовала независимо от того, был ли победителем Фридхельм или
Зигварт, поскольку ее сердечко с одинаковой любовью принадлежало
обоим.
       Часто сидели мальчики в лесу в тени суковатого старого дуба и
рассуждали о героях прошлого, мечтая сами совершить отважные дела и
добиться славы. Но они стремились также доставить радость маленькой
Астрид. Они срывали ей самые красивые цветы и сочные фрукты,
карабкались по шатким ветвям рябины, чтобы достать красные блестящие
ягодки. С большой радостью ухаживали друзья и за садиком Астрид,
маленьким кусочком земли, который принадлежал ей одной в отцовском
саду. Они вскапывали землю, сажали фруктовые деревца, сеяли цветочные
семена, соорудили скамейку из дерна. Первое цветение на деревьях,
появление из земли остроконечных росточков цветов друзья встречали с
ликованием; они казались им намного красивее того, что встречалось до сих
пор.
       Так жили друзья в течение многих лет. Прошло время, и они из
подростков стали юношами. Они сохранили дружеские отношения, хотя и не
могли больше видеться так же часто, как в детстве, поскольку Фридхельм
должен был помогать своему престарелому отцу по службе.
       „Мама, прикажи снарядить меня в дорогу; я хочу все посмотреть сам,
чтобы познать мир“, - сказал однажды Зигварт. „И, если я найду девушку,
которую мне подскажет мое сердце, то я введу ее в наш дом как мою супругу
и твою дочь, чтобы она сняла с твоих плеч заботы о домашнем хозяйстве.“
       „Отправляйся, мой Зигварт! Я одобряю твое желание повидать мир“, -
ответила графиня Эрна. „Но я хочу дать тебе с собой один талисман - арфу,
которую когда-то твоему предку подарила русалка. С этими словами она
подошла к шкафу из резного дуба, в котором хранились фамильные




                                                                     249
драгоценности, и достала из него маленькую арфу из янтаря, струны
которой, сплетенные из серебряных нитей, сияли на солнце.
      „Попытайся сыграть на ней, мой сын“, - сказала она, протягивая
Зигварту этот удивительный инструмент.
      „О, мама, ты же знаешь, что я не умею“, - ответил Зигварт. „Я не мог
извлечь ни одного звука из ивовой флейты, вырезанной Фридхельмом, а
когда захотел попробовать, Фридхельм и Астрид рассмеялись и пришли в
ужас от тех звуков, которые я извлек из нее“.
      „Эта арфа сама поможет тебе сыграть“, - повторила графиня.
      Ободренный словами матери, взял сын легкий, хрупкий инструмент и
ударил по струнам. Лишь дотронулся он до струн, как в его ушах зазвучала
мелодия, которая показалась ему такой приятной и знакомой, как будто он
ее уже много раз слышал; как будто перед ним еще раз прошло детство, все,
что он любил и чувствовал, что волновало его. Он слышал гул моря,
любимые песни птиц и шум леса, смеющиеся и поющие голоса Фридхельма
и Астрид, и все это соединялось, выстраивалось в одну песню, такую
прекрасную и великолепную, что щемило грудь, а глаза стали влажными.
      „Как странно“, - воскликнул Зигварт и прекратил играть. „Я мог бы
назвать эту песню звуками родины; то, что я слышал, любо и близко мне, ни
один чуждый звук не коснулся моих ушей“.
      „Ты прав, Зигварт, так как слышал лишь то, что любо твоему сердцу“, -
сказала графиня. „На струнах арфы прозвучали те мысли и чувства,
которыми ты их касался. Обещай мне лишь ту привести в мой дом как
супругу, чья игра на этой удивительной арфе будет созвучна и твоей
мелодии; только такая девушка сможет доставить тебе счастье“.
      „Я знаю, ты желаешь мне добра, дорогая мама, - сказал задумчиво
Зигварт, - поэтому я поступлю так, как ты мне советуешь“.
      Через несколько дней после этой беседы Зигварт закончил свои
дорожные приготовления, повесил на плечо янтарную арфу и прикрепил на
бедро свой меч. После этого он нежно попрощался с матерью, сел на




                                                                       250
благородного вороного коня и, которого, как и лошадь бога Одина, звали
Шляйпнир, и поскакал прочь.
      Графиня долго смотрела вслед всаднику, пока его можно было
видеть. Ее глаза излучали нежную любовь и радостную гордость за сына.
Распевая веселую песню, Зигварт скакал вперед. Ему казалось, что ему
принадлежит весь мир и что будущее принесет ему только радостные,
счастливые дни.
      Подъезжая к саду Данкрата, юноша придержал коня и заглянул через
забор. Весна входила в сад с птичьим пением и заново рождающейся
жизнью. Деревья казались окутанными зеленым покрывалом, у почек
появились коричневые кончики, Астрид, теперь почти взрослая девушка,
тоже похожая на набухшую почку, грациозно двигалась по саду с лейкой в
руке и наклонилась над грядкой, на которой с любопытством вытянули свои
белые головки излюбленные дети весны, подснежники.
      „Прощай, Астрид!“ - крикнул Зигварт юной деве. „Что тебе привезти,
когда я вернусь?“
      „Привези мне самое лучшее из того, что ты найдешь“, - ответила,
насмешливо улыбаясь, Астрид. „Будь здоров, Зигварт, и не оставайся
надолго на чужбине“.
      Зигварт пришпорил коня и продолжил путь, еще раз помахав издалека
рукой прелестной девушке. Проскакав почти час, он подъехал к скале, на
которой сидела исполинская женщина. На ней было коричневое платье с
зеленой каймой. Ее длинные темные волосы ниспадали свободно,
задумчиво смотрела она вдаль.
      Юноша был поражен ее гигантским ростом, ее строгим и благородным
лицом. Он остановил Шляйпнира и спросил: „Кто ты и что делаешь здесь,
самая большая из женщин, которую я когда-либо видел?“
      „Я - Мать-Земля. Называй меня Йорд, как звали меня твои предки“, -
ответила женщина, посмотрев на Зигварта с приветливой серьезностью.
„Здесь моя работа сделана, теперь я направляюсь на север, где меня
ожидают с тоской. Ты можешь, если желаешь, сопровождать меня, так как я



                                                                    251
люблю народ, к которому ты принадлежишь, и охотно была рядом с ним; а о
том, что ты принадлежишь к его лучшим представителям, говорят мне твои
глаза“.
      „Я с удовольствием пойду с тобой, могучая Мать-Земля“, - сказал
Зигварт, - я прошу тебя показать мне все прекрасное, все достойное
внимания, что есть на земле“.
      Йорд поднялась со скалы, на которой она сидела, и пошла медленно
вперед; юноша же, пришпорив коня, направился в ту же сторону.
      Они так молчаливо двигались некоторое время, пока Йорд не указала
рукой в южном направлении. „Смотри, там прибыли мои любимцы, дикие
лебеди; они направляются на север, где выводят свое потомство“, - сказала
она Зигварту.
      С шумом, хлопая крыльями, приближались к ним огромные птицы как
быстрые белоснежные облака. Заметив Йорд, они опустились на Землю и
издали пронзительный радостный крик. Могучая женщина опустилась на
колени, привлекла лебедей к себе и ласково погладила их по мягкому
оперению“.
      „Летите дальше, - сказала она приветливо, - я следую за Вами, скоро
ваша летняя квартира станет теплой и светлой“.
      Лебеди захлопали крыльями, поднялись в воздух и улетели. Йорд
последовала за ними в том же направлении.
      Зигварт хотел последовать за великаншей и далее, но конь его устал
и не мог больше угнаться за Йорд.
      Тогда Йорд наклонилась к земле, сгребла одной рукой бычьей травы и
протянула ее Шляйпниру, который ее жадно съел. Затем Йорд подвела его к
источнику, из которого он залпом выпил воды, и теперь, когда Зигварт
вскочил на подкрепившегося коня, тот помчался так быстро, как будто
только что покинул конюшню.
      Там, куда они пришли, из земли уже показалась молодая трава и
цветы. Весело щебеча, в воздухе носились ласточки, опускаясь на голову и




                                                                     252
плечи дорогой Матери-Земли, и взмывали потом, как будто эта ласка давала
им новые силы, все выше вверх в голубое небо.
      После кратковременного отдыха, путешественники продолжили свой
путь. Когда Зигварт и Шляйпнир уставали, они ночевали в пещере или
покинутой хижине. Йорд, однако оставалась под открытым небом, садилась
на камень и смотрела вверх на звезды.
      „У меня нет потребности во сне, - сказала она, - ждать тебя, Зигварт, у
меня тоже нет времени. Я могу себе позволить задержаться только на очень
короткое время, чего достаточно только для того, чтобы восстановить силы!“
      „Смотри, это - северное море“, - сказала однажды Йорд Зигварту и
указала рукой на необозримую равнину моря, которая появилась из-за
горизонта. Если хочешь и дальше идти со мной, ты должен двигаться по
воде. Однако я советую тебе оставаться на суше; надвигается шторм и ты
можешь погибнуть в море. "“О, Йорд, позволь мне следовать за тобой,
разреши мне посмотреть страну по ту сторону моря. Я не знаю страха, а под
твоим покровительством мне не грозит беда“, - сказал Зигварт и
просительно посмотрел на великаншу.
      „Пусть будут так, как ты желаешь“, - ответила она благосклонно.
      Они пришли на берег моря.
      Огромная плоская лодка, в которой лежали два весла, покачивалась у
самого берега. „Входи, Зигварт, я возьму Шляйпнира“, - сказала Йорд. Когда
юноша последовал ее приглашению и прыгнул в лодку, Йорд подняла коня
вверх, как легкую игрушку, и опустила его в лодку на самое дно. Затем она
размотала конопляную веревку, спутала ею Шляйпниру ноги и привязала
крепко к железной скобе, которая была прибита в лодке.
      „Скоро будет шторм, - сказала она Зигварту, который удивленно
наблюдал за ее действиями, - волны смыли бы коня, если бы я не привязала
его. Иди к рулю, а я возьму весла“..
      Юноша молча повиновался. Со скоростью стрелы полетела лодка
вперед в открытое море, приводимая в движение мощными руками Йорд.
Зигварт, управляя рулем, вдыхал полной грудью свежий морской воздух.



                                                                         253
Внезапно поднялся сильный ветер, Чайки пронзительно кричали, пролетая
мимо, и проносились так низко над водой, как будто хотели обрушиться в
нее. Волны стали еще больше, так что суденышко швыряло вверх и вниз, как
ореховую скорлупу. Темные облака неслись с бешеной скоростью и скоро
затмили все небо. Прогремел гром. Волны были похожи теперь на
гигантские водяные горы. Гроза разразилась уже над лодкой. Небо и море
на секунду озарились, вспыхнула и ударила во вздыбленное море молния,
сопровождаемая страшным громовым ударом.
      В такие мгновения вам, людям, должно стать ясно, что вы не более
чем песчинка в море. Чувствуешь ли ты, что погибнешь?“
      „Я должен быть не более чем песчинкой“, - воскликнул юноша. „О,
Йорд, одно-единственное человеческое сердце с его блаженством и болью
имеет большую ценность, чем целая земля или все небесные тела, которые
вращаются в бесконечной Вселенной. Сегодня я более чем когда либо
чувствую, что мой дух переживет смерть, я буду жить; как же он может
прекратиться существовать, если он одушевлен всемогущим дыханием
Творца. Буйствуй дикий ураган, так сильно, как можешь, мое сердце
радуется тебе, - выкрикнул Зигварт в шторм, - а если мое тело станет твоей
добычей, возьми его себе. Я выше и сильнее тебя, так как несу в себе
вечную жизнь“ Зигварт издал громкий яростный и торжествующий крик,
который заглушил шторм. Горящими глазами он смотрел вперед сквозь
бурю, забыв о Йорд и обо всем на свете.
      Великанша,   усмехнувшись,    сказала   про   себя:   „Ты   выдержал
испытание и с этого времени стал моим любимцем, маленький человеческий
сын. Тебя и твой дом я буду отныне защищать и охранять так, как могу“.
      Буря улеглась также быстро, как и налетела; волны успокоились,
солнце пробило тучи. Вдали они увидели гористое побережье, к которому
Зигварт и направил лодку, Чем ближе подплывали они, тем выше
становились горы; на их вершинах повсюду лежал сверкающий снег.
      Лодка с треском ударилась о берег; Зигварт, сделав длинный прыжок,
выскочил на землю. Йорд освободила связанного Шляйпнира, взяла его в



                                                                         254
руки и медленно поставила коня на землю. Радостно заржав, он подбежал к
своему хозяину.
      „Это были тяжелые минуты для тебя, мой верный конь“, - сказал
юноша, похлопав его по крутой шее. „Теперь тебя ждет богатый обед сочной
и душистой травой“. Зигварт растянулся на мягком дерне, его конь пасся в
стороне, а Йорд села, как это она любила делать, на скалу.
      „О Йорд, как прекрасна эта страна, как прекрасно жить“, - воскликнул
юноша, поднявшись. Вскоре, однако, устав от долгого путешествия, он
опустился обратно на траву и заснул. На его еще влажные после шторма
локоны ласково светило солнце, согревая и высушивая их; он долго спал,
крепко и без всяких снов, как могут спать только юноши. Йорд терпеливо
ждала, пока он проснется.
      „Зигварт, пришло время вставать, мы должны идти дальше“, - сказала
она, когда тот, наконец, открыл глаза. „Но Шляйпнира мы не можем взять с
собой в горы; он должен остаться здесь до тех пор, пока мы не вернемся
обратно“.
      И Йорд привязала коня длинным канатом к ели, которая раскинула
вокруг свои темные ветви. „У него есть все, что нужно, - сказала она при
этом, - здесь кругом растет обильная вкусная трава. Мы скоро опять
вернемся“. Йорд и Зигварт уже хотели отправиться в путь, когда из
ближайшей пещеры вылезли два белых медведя и хотели броситься на
Шляйпнира.
      Зигварт поспешно схватился за меч, чтобы отогнать белых медведей,
но Йорд сказала: „Береги свои силы, я расправлюсь с ним быстрее“. Двумя
руками она схватила ель, вырвала ее с корнями из земли и прогнала
медведей, которые поспешили обратно в пещеру, когда огромная женщина
вышла к ним навстречу. „Они испугались меня и нескоро вернутся сюда
снова“, - сказала она, повернувшись к юноше. „Поэтому мы можем без
опаски оставить Шляйпнира. Пойдем, если мы намереваемся идти,2
      Оба бодро зашагали вперед; их провожало громкое конское ржание,
как будто конь спрашивал, почему его оставляют одного.



                                                                      255
        С высоких гор Йорд и Зигварт смотрели на освещенное солнцем,
похожее на смарагд сверкающее море, Они видели внизу снежные лавины и
гигантские водопады, низвергающиеся в долину; они заметили пасущихся
лосей и орла, который парил в вышине, завершая в воздухе свой широкий
круг.
        Однажды вечером путники подошли к пещере, перед которой
отдыхала стройная бледная женщина. Она поддерживала руками свою
голову с длинными светлокудрыми волосами, ее серые глаза смотрели
задумчиво.
        „Как зовут тебя, женщина?“ - спросил Зигварт, - „и, что ты здесь
делаешь?“
        „Я - Вѐла, провидица, и живу в этой пещере“, - ответила незнакомка.
„Ты искал меня, чтобы задать мне вопрос?“
        „Ты можешь отгадывать загадки, Вѐла?“ - спросил удивленно юноша.
„Я могу поставить много вопросов, на которые никто не может ответить. Я
хочу испробовать, на что ты способна. Скажи, как выглядит та звезда вблизи
и кто ее жители?“
        Он указал на звезду, которая восходила на темное ночное небо с
мерцающим блеском.
        Вѐла поднялась, ее взгляд стал пристальным, отсутствующим.
        „Твое желание исполнится“, сказала она и подняла руки кверху, как
будто стаскивая невидимое покрывало.
        Звезда стала больше и придвинулась ближе, затем еще ближе к
Зигварту., удивительная, на первый взгляд чуждая ему.
        Отчетливо различил он скалы и море, которые скоро выступили еще
яснее. Голые скалы казались такими огромными, будто доставали до самого
неба; волны моря кипели, бродили и с огромной силой ударялись о них. На
скалах не было видно ни деревца, ни травинки.
        Двое людей с зелеными волосами и грубыми костлявыми лицами
плыли по волнам; вместо ног у них были рыбьи хвосты. Они отрывали от
скал камни, бросали ими друг в друга и смеялись, если метко попадали. Их



                                                                       256
смех звучал как львиный рев. Устав, они подплыли к одной из скал и легли
на нее отдохнуть. Там один из них увидел на клочке земли растение, на
котором распустился белый цветок. Он посмотрел на него с удивлением. Его
спутник тоже удивленно поднял глаза, потом приложил обе руки ко рту и
закричал громко и пронзительно. На его вызывающий крик из моря
вынырнули бесчисленные, похожие на двух первых мужчины и женщины.
Впереди всех плыла женщина, у которой были не как у других зеленые, а
светло-голубые волосы. На голове у нее сверкали пестрые шевелящиеся
змейки.
      Оба человека указывали на цветок и морской народец смотрел на
него с удивлением. Один мужчина хотел было сломать цветок, но дама со
змеями на голове оттолкнула его от цветка. Она подняла руку и сделала
предупреждающий жест, ее губы произнесли непонятные, всюду звучащие
слова, напоминавшие приказ. Так же быстро, как и появился, морской
народец исчез под водой.
      Дама со свтелоголубыми волосами осталась одна. Она нагнулась над
цветком, вдохнула его аромат и по ее лицу пробежала улыбка.
      „Это - жители моря, которые нашли первый цветок, выросший на
каменистых скалах. Та, что отстала и которую все слушались, - их королева“,
- пояснила Вѐла.
      Чужой мир удалялся сначала медленно, а затем все быстрее. Скоро
он стал снова звездой, сверкающей на небе.
      „Какой удивительный мир!“ - воскликнул Зигварт.
      „Этот народ моря нашел бы нас тоже странными“, - возразила Вѐла. -
Ты хочешь еще посмотреть что-нибудь, юноша?“
      „Если это возможно, приблизь вон ту звезду с красным мерцанием“, -
попросил Зигварт и указал на звезду, которая находилась на южной части
небосвода. „Какое чудо может она скрывать?“
      „Не требуй ее смотреть“, - предостерегла Вѐла. „Если ты ее
посмотришь, то больше не сможешь жить счастливо на Земле. Там живут
светлые духи, которые распространяют вокруг себя счастье и благодать.



                                                                       257
Заботы, печали и болезни остаются от них далеко, поскольку они правдивые
и добрые. Однако они не всегда остаются на этом светиле, так как еще не
достигли высшего совершенства“.
      „Пойдем, Зигварт, я должна покинуть эту страну, меня ждет работа в
других местах“, - воскликнула Йорд, которая до тех пор сидела на скале и
прислушивалась к беседе. Она схватила юношу за руку и потащила его
прочь. Юноша с великой неохотой пошел за ней.
      Задумчиво смотрела провидица на уходящих. Ее красные волосы
развивались на ветру, озноб пробежал по ее телу и она скрылась в пещере.
      Йорд вступила на обратный путь. Была ночь, когда они вернулись к
Шляйпниру, приветствовавшему их веселым ржанием. Зигварт освободил
канат, прикреплявший коня к ели и поехал на нем к морскому берегу.
      Лодка, которая перевезла их через море, стояла на берегу. Юноша
опять занял свое место у руля, Йорд же проследовала со Шляйпниром в
лодку и взяла весла.
      Море было спокойным; лодка летела как на крыльях. Высоко на небе
светила луна. Золотились гребни волн, а когда Йорд поднимала весла из
воды, чтобы затем снова погрузить их в глубину, они покрывались золотыми
искрами. Стадо китов, встретившееся им на пути, также было окружено
золотым сиянием.
      Уже при ясном солнечном свете лодка снова достигла земли. Йорд,
Зигварт и Шляйпнир покинули суденышко. Юноша вскочил на коня, пустил
его быстрой рысью, а исполинская женщина зашагала рядом. Когда они, по
желанию Йорд, пришли в южную страну, там светило жаркое солнце. Оно
жгло палящим зноем, земля высохла.
      На вершине высокой горы, из которой исходили клубы дыма, была
расположена хижина; она была окружена виноградными лозами, на которых
висели великолепные гроздья винограда. Перед обвитой виноградом
дверью сидела молодая женщина, которая со счастливой улыбкой смотрела
на маленького мальчика, сидевшего у нее на коленях. Мальчик просительно




                                                                     258
протянул ручки к куску дыни, который высоко подняла мать, и вскрикнул
громко от радости, когда дотянулся до него.
      Зигварт, мучимый жаждой хотел попросить у нее свежей воды, но
Йорд потащила его дальше.
      „Ты здесь не должен оставаться, - сказала она, - скоро мы придем к
другой хижине, там ты найдешь еду и питье“. В сотне шагов оттуда стоял
домик, который, казалось, был покинут жителями.
      „Оставайся там, Зигварт, до тех пор, пока я не вернусь“, - сказала
Йорд, указав на это место. „Я должна идти на вершину горы, где меня ждет
тяжелая работа“.
      Около дома оказалось стойло, в которое Зигварт провел коня, в
яслях, к которым он его крепко привязал, лежала свежескошенная трава.
Позаботившись о Шляйпнире, он вошел в дом, который, казалось, был
покинут совсем недавно, так как Зигварт увидел в застекленном шкафу хлеб,
мясо и бутыль вина. Он вытащил все это из шкафа, сел за стол и стал есть и
пить. Посмотрев в окно, он увидел дымящуюся гору. Еще гуще стали
выходящие из нее клубы дыма. В потемневшем воздухе нависли свинцовые
облака.
      Он увидел Йорд, медленно поднимавшуюся в гору. Достигнув
вершины, она остановилась, внимательно посмотрела вокруг и затем
неожиданно вошла в открытый кратер.
      Зигварт бросился из дома вон посмотреть, что случилось с Йорд.
Едва он выскочил во двор, в воздух с грохотом взмыл огромный огненный
шар, брошенный из кратера руками великанши. Дождь искр и пепла
последовал за ним. Гора, которая казалась ожившей, задрожала.
      Йорд появилась на вершине кратера и новый, еще больший огненный
снаряд попал в хижину, перед которой Зигварт незадолго до того видел
женщину с ребенком.
      „Йорд! Ужасно! Что ты наделала“, - закричал громким голосом
Зигварт. „Пощади мать и ребенка“.




                                                                      259
       „Они были предупреждены. В течение нескольких дней было такое
землятресение, что ушла вода. Отчего же они не убежали“, - воскликнула
Йорд громовым басом ее глаза метали молнии, обычно невозмутимый лик
ее исказился яростью. Она подняла новую горящую головню и бросила ее
на крышу хижины, которая с треском обрушилась и занялась пламенем.
       Это случилось, когда последний припадок гнева Йорд прошел. Она
прекратила свою страшную работу и покинула кратер. Еще немного постояв
и посмотрев на содеянное, она спустилась с горы.
       Йорд медленно подошла к Зигварту. Юноша невольно отшатнулся от
нее.
       „Почему ты скорбишь о жителях этой хижины? Ты же знаешь, что
прекратилась лишь их земная доля“, - сказала она строгим голосом. „Их
ждет лучший жребий. Пойдем, если мы хотим идти дальше!“
       „Нет, Йорд, теперь мы должны расстаться“, - ответила Зигварт. „Я
достаточно везде путешествовал с тобой и хочу снова жить с людьми!“
       „Так иди же к ним, Зигварт. Ты теперь знаешь, и понял меня. Если
тебе снова нужно будет видеть меня, ты меня найдешь“.
       „Прощай,   могучая   женщина!   Я   никогда   не   забуду   ни   этого
путешествия, ни то время, которое мы прожили вместе“, - сказал,
поклонившись, юноша.
       Йорд отправилась дальше. Зигварт взнуздал и оседлал коня и
поскакал прочь.
       „Я должен снова увидеть людей, которые чувствуют и думают так же,
как и я“, - сказал себе юноша. „И если я найду сверстницу, которой отдам
свое сердце и которая отдаст мне свое, то я приведу ее, как высшее благо
для меня, как свою суженую домой к матери. Мы сделаем закат ее жизни
безмятежным и радостным“. Скоро он достиг города, в котором решил
задержаться. На улице ему повстречалась женщина с темными волосами и
такими же глазами. Он внимательно посмотрел на нее и, хотя она была
красива, сердце его не дрогнуло.




                                                                         260
      „Мне необходимо сначала снова привыкнуть к роду человеческому“, -
подумал Зигварт. „Слишком долго я был наедине с Йорд и сделался
слишком строгим“.
      Он поскакал вперед и после одного дня пути прибыл в другую страну.
      Там познакомился он с юной девой, которую звали Сибилла. Она ему
очень скоро полюбилась, так как была красива и умела мило беседовать и
смеяться.
      „Зигварт, - сказала она однажды, - многие мужчины желают жениться
на мне, но ты мне нравишься больше всех. Я желаю поехать с тобой на
твою далекую родину несмотря на то, что там может быть очень скучно. Но я
хочу взять с собой мои лучшие платья, поскольку ваши женщины скверно
одеваются“.
      „Я тоже тебя люблю, Сибилла“, - промолвил Зигварт. „Но я дал
обещание матери лишь ту женщину привезти как супругу домой, которая
сможет сыграть на этой арфе ту же самую мелодию, что и я. Послушай, я
хочу тебе ее показать“.
      Зигварт взял арфу и начал играть, а Сибилла внимательно слушала.
      Когда песнь закончилась, попробовала сыграть Сибилла, но смогла
произвести лишь фальшивые пронзительные звуки. Затем она заиграла
песнь своего народа, близкую ее сердцу.
      „Я чувствую, что мы не подходим друг другу, - сказал Зигварт. - Отдай
мне арфу, Сибилла“.
      „Возьми ее, неуклюжий и непонятный мне северянин. Ты прав, мы не
подходим друг другу!“ - ответила гневно девушка и протянула ему
инструмент.
      Вскоре Зигварт покинул ее и отправился в другое королевство. Там он
отдал свое сердце юной южанке, которая носила в черных как ночь волосах
огненно красные гранаты. Но она тоже не смогла извлечь из волшебной
арфы песню Зигварта. С грустью простился с ней юноша.




                                                                       261
      „Как трудно найти жену. Так я, пожалуй, останусь неженатым“, - сказал
он про себя. „Однако мне уже пора возвращаться в Харкштайн к матери,
которая верно заждалась меня с тоской на сердце“.
      И он отправился на родину. Чем ближе юноша подъезжал к родным
местам, тем веселее билось его сердце. Им овладела страшная тоска по
родине. Шляйпнир, казалось, разделял желание своего хозяина и мчался с
быстротой молнии.
      Великолепным утренним утром достиг Зигварт своих владений.
Деревья снова зазеленели, птицы пели так же прелестно, как и тогда, когда
он уезжал. Подъехав к саду Данкрата, он увидел у яблони прелестную
девушку с отливающими золотом волосами, смотревшую сияющими
радостью глазами вверх на цветущее великолепие. Она потянула ветку вниз
и ее губы прикоснулись к ней тихим поцелуем. Зигварт пришпорил коня и,
легким     прыжком   перемахнув   через   забор,   внезапно   возник   перед
удивленной юной девушкой.
      „Астрид, это - действительно ты? Какой же ты стала красивой!“ -
восхищенно вскрикнул он, протянув ей обе руки.
      „Добро пожаловать, Зигварт! Наконец-то ты вернулся домой! На днях
мы вспоминали тебя“, сказала Астрид с ласковой улыбкой. „Ты все такой же,
только выглядишь более гордым и возмужавшим. Но что это за необычная
арфа висит у тебя на плече?“
      „Да, она - необыкновенная. Ее струны исполняют то, к чему я
склонен“, - ответил Зигварт.
      „Разреши мне попробовать, смогу ли я на ней сыграть“, - попросила
девушка.
      Зигварт протянут ей арфу и, как только ее пальцы коснулись
серебряных струн, в его уши потекла та же самая мелодия, которую так
часто извлекал из волшебной арфы сам Зигварт. Лишь еще мягче, тише и
задушевнее лились звуки, окутывая Зигварта удивительным волшебством.
      „Астрид, теперь я знаю, что мое сердце принадлежит одной тебе,
несмотря на то, что на чужбине попробовал любить других девушек и не



                                                                        262
думал о тебе. Ты чувствуешь и думаешь, как я. Родная земля для нас обоих
одинаково дорога. Я хотел тебе привезти издалека подарок, но забыл свое
обещание. Хочешь ли ты взамен получить меня самого, Астрид, и быть моей
до самой смерти?“ И он отдал девушке свое сердце.
     „Зигварт, я просила, чтобы ты привез мне домой самое лучшее из
того, что ты найдешь, и ты сдержал свое слово. Самое лучшее для меня на
земле - твое благородное, доброе сердце, которое теперь навсегда
принадлежит мне“




                                                                    263
                                                            В. Г. Горохов
                              КОЛОБОК,
        или к чему может привести компьютерная грамотность
                      (фантастический рассказик)
                                          Плывет по небу красный шар
                                          И предвещает нам пожар.
                                          Он светлых высей чистоту,
                                          Провалов адских черноту
                                          В свой образ огненный вобрал,
                                          Но вдруг за тучами пропал.
                                          И лик серебряный луны
                                          Теперь улицезрели мы.
     Задний двор виллы был завален всяким хламом. Чего только здесь не
было: и чемодан с ненужными радиодеталями, испорченные двигатели и
пылесос, старый дисплей и магнитные диски, куски металла и пластмассы.
     Когда Свен вышел во двор, Димик копошился в куче хлама.
Вытаскивая самые разные детали от всевозможных приборов и устройств,
он складывал их вместе. По мере того, как, с одной стороны, куча
уменьшалась, с другой - росла немыслимая для взрослого человека
конструкция.
     Маленький Димик еще толком не умел говорить. Издавая различные
звуки, он или одобрительно махал головой и руками или, наоборот,
недовольно кривил лицо. (Зато с персональным компьютером он чувствовал
себя совершенно свободно). Свен спросил малыша, что это такое. Но тот
только одобрительно промычал „ака“, что означало у него высшую степень
положительной оценки. Ничего не добившись толком, Свен уселся рядом на
полусломанный табурет и стал наблюдать.
     Димик работал вдумчиво и не спеша. Иногда он отходил в сторону
полюбоваться своим детищем. Свену никогда не приходилось видеть такого
уродца. Наконец, стал вырисовываться робот.




                                                                       264
     Растопыренные во все стороны у него торчали восемь ног. Впрочем, с
таким же успехом их можно было бы назвать руками. Головы не было.
Прямо из середины туловища спереди и сзади торчали два огромных как
тарелки черных глаза. Они были похожи на гигантские грибы. На одной
гибкой толстенькой ножке вместо грибной шляпки торчало множество
фотоэлементиков, образовывавших вместе выпуклые глазные блюдца.
Сверху и снизу головы-туловища Димик прикрепил два потрепанных
ракетных мини-двигателя. „Колобок“, - нежно прошамкал малыш.
     Свен удивленно услыхал, что в животе у чудовища что-то надрывно
заурчало. Но Димик спокойно воткнул куда-то отвертку и урчание
прекратилось. Вместо этого из глаз в разные стороны посыпались узкие
лазерные лучики, ощупывающие все попадавшееся им на пути. Ноги-руки
зашевелились и чудовище медленно двинулось с места, осторожно
ощупывая этими уродливыми щупальцами встречные предметы. Некоторые
из них робот отправлял себе прямо в огнедышащие пасти - реактивные
двигатели работали в обратную сторону как пылесос. Свену пришел на ум
старый детский стишок:
                 Это что за ежик?
                 Нет ни головы, ни ножек.
                 Этот ежик катится
                 Словно каракатица.
     Димик совсем не был удивлен происходящим. Он издал звук,
отдаленно похожий на „Ы“, который, видимо, означал какую-то команду, и,
повернувшись к роботу и Свену спиной, углубился в игру со своим любимым
детским компьютером.
     Свен все еще сидел на колченогом табурете, внимательно следя за
ходом странных событий, как вдруг пронзительные лучики омерзительных
тарелок-глаз стали ощупывать его с ног до головы. Свен оцепенел от ужаса.
Чудовище медленно покатилось в его сторону, вытягивая щупальца все
ближе и ближе. В пастях призывно заиграли сначала слабые язычки
пламени, которые разгорались все сильнее по мере приближения к Свену.



                                                                     265
        Солнце садилось, и зловещий закат облил зловещим светом весь
задний двор.
        Свена прошиб холодный пот. Он вспомнил, что утром, уходя на
работу, сильно повздорил с Димиком и, кажется, несправедливо наказал его.
За суматошный рабочий день утренний казус забылся и только сейчас Свен
понял в жестких детских глазах затаенную обиду.
        Прошли считанные секунды, а робот уже занес свои страшные руки-
ноги над головой Свена. Димик злорадно произнес „неака“, и они стали
медленно сжиматься. Пронзительный крик ужаса застыл в холодеющем
вечернем воздухе. Время как будто остановилось и последний луч
заходящего солнца умер у Свена на глазах.
        Чудовище крякнуло и неожиданно обмякло. Щупальца повисли как
плети, ножки грибов-глаз безжизненно опустились вниз, огонь в пастях потух
и вся эта только что клокотавшая и амебообразная перекатывавшая
конструкция рухнула у ног Свена. „Отключились солнечные батареи“, -
мелькнуло у него в голове.
        Напряжение моментально спало и Свен безвольно сомкнул усталые
веки.
        Кто-то дернул его за рукав рубашки. Свен открыл воспаленные от
волнения глаза. Перед ним стоял злорадно улыбающийся ДИМИК. Сказав
нечто отдаленно похожее на протяженное „Ы-Ы-Ы“, малыш, безразлично
повернувшись в Свену спиной, пошел в дом.
        Из-за горизонта медленно выплывало серебряное блюдце полной
луны. И тут Свен отчетливо вспомнил подслушанный им в электричке диалог
двух малышей. Один спросил - „что такое робот“, а второй - дал четкое
определение: „движущийся механический предмет“.




                                       УСТАВ




                                                                      266
    колледжа российско-алеманского, писанный в лето 7504 и принятый
     на собрании общем в граде Карлсруйском, на земле Баденской, на
                     брегах Рейна Фатерляндского.




        Колледж российско-алеманский служит делу духовного, то бишь
спиритуозного     возрастания   коллегиатов,   и   продолжает   традиции
славные первенцев земли Русской, студиозусов времен Петра Великого и
Михайлы Ломоносова могучего, а посему, пред лицем сих предков великих,
требует     от   досточтимых    коллегиатов    полного   напряжения   сил
физических, интеллектуальных и духовных, чтобы работать, яко они
работали, учиться, яко они учились, сие означающее - пить, яко они здесь
пили, во градусе спиритуозном возрастая, блудить яко они блудили,
плоть свою немощную в трудах истончая.


        Яко обработка камня во несколько этапов проистекает, все лишнее
отсекающая, по началу кусками крупными, засим же все более и более
мелкими, и во конце концов во готовое произведение претворяясь, тако
же и спиритуозное совершенствование коллегиатов в несколько этапов
проистекает, проходя последовательно стадии ученика, подмастерья и
мастера (см. Ритуал).


        Ученики отбираются на земле Московской при помощи профессоров
алеманских для дальнейшей спиритуализации в Bier-Земле-Баденской.


        При достижении определенного градуса во земле оной, когда
развяжется язык на наречии доселе незнакомом и прочтется доклад на
тему эсотерическую пред лицем мастера и досточтимых коллегиатов,
принимается ученик в подмастерья (см. Ритуал).
.




                                                                      267
      Мастером      же   коллегиат      становится,     продемонстрировав
способность      достижения   betrunken-состояния-блаженства-неземного,
опосля которого на утро последующее никакие ценности земли бренной
являются уже ненужными, окромя напитка богов, издревле называемого в
земле арийской хаомой бессмертной. В таком состоянии озарения
вечного созидается труд, извыше благодатью осененный и являющийся
оный causa formalis для принятия во градус мастера (см. Ритуал).


      Традиция предполагает не только сохранение и передачу знания, но
и   постоянное    совершенствование,     а   дабы     выявился   из   равных
наисовершеннейший- да буде средь коллегиатов разделение. И яко
троичное сложение всего сущего издревле считается основополагающим,
тако да будет тройственность и в союзе российско-алеманском,
членящимся    соответственно       на    дерьмоборцев,     сребролюбов     и
мудрозадов    (называемых     на     языке   профаническом       экологами,
экономистами и философами).


      Поелику традиция означает бережное отношение к истории, а
посему требует от досточтимых коллегиатов приложения усилий
всяческих по сохранению истории собственной, то осуществляется оное
главным образом летошрайбикусом колледжским, труды же которого
суть сохраняются местным архивариусом.




                                                                         268
                                    РИТУАЛ




        1.) ОТБОР УЧЕНИКОВ


производится обязательным образом среди кандидатов множества
профессорами аллеманскими, где претенденты обязаны показать знание
изрядное наречия швабского.


        2.) ПРИНЯТИЕ ВО СТЕПЕНЬ ПОДМАСТЕРЬЯ


        Принятие во степень оную происходит во стенах Bier-Akademie,
что     находится     на   улочке   Академической.    Ритуал      посвящения
проистекает      после     прочтения   доклада    соискателя   пред    лицем
досточтимых коллегиатов, после чего они приступают к деланию
сакральному во стенах Пивной Академии. Соискатель заказывает эликсир
бессмертия, как минимум два раза, после чего коллегиаты медитируют
совместно    погружаясь     неспешно   в состояние     высокоспиритуозное.
Мастер колледжа во время оное кропит соискателя хаомой бессмертной.
В   заключение      церемонии   подмастерье      расплачивается    металлом
презренным с держателем таверны вышеупомянутой Академии.




        3.) ВХОЖДЕНИЕ ВО ГРАДУС МАСТЕРА




        Истинное посвящение всегда дается свыше, являясь следствием
жизни    высокоспиритуозной.     Следуя   советам     наставников     мудрых,
достигает подмастерье после медитации продолжительной состояния




                                                                         269
озарения, и творит труд бессмертный, что и является, яко выше
сказывалось, causa formalis для принятия во градус мастера.


     Темы для медитации досточтимых коллегиатов следующие:


     Мудрозады медитируют на бесконечные темы любви, стяжая
высоты Эрота вечного в своем sex-любомудрии; развивают тему мать-
ее-таку-ети японского языка философии, а также спиритус-любия.


     Сребростяжатели развивают тему - как растащить поболее, да и
не сесть.


     Дерьмоборцам же ЗАДание - как нагадить и не загрязнить.




                                                         Anastasia Gorokhova


               “MEINE EINDRÜCKE ÜBER KOLLEGIATEN“


                           1. Gruppe (1995/96):


                          Rhitums Rosenbergs:


                      Scherzen ist sein Lieblingsfach,
                       Das er immer wieder macht.
                         Lachen gehört auch dazu
                      Dann gibt er von sich bald ruh.




                              Pawel Kobrin:



                                                                        270
  Er ist schüchtern und verlegen,
Kann nicht immer Gedanken lesen.
    Nett ist er auch noch dazu,
   Und sagt niemals zu dir „du“.


        Eduard Esterlein:


Großgewachsen, immer schüchtern,
   Lächelnd ging er tags umher.
War auch sonstens immer nüchtern,
     Und höfflich immer sehr.




                                    271
          Andrej Sevalnikov:


Klein und dünn, doch sehr sehr gefrässig,
       Essen konnte er für zehn.
      Lüstig, flink und überlegend
    Wie kein Philosoph sonst mehr.


           Andreas Voronin:


       Abends in den Vogelbräu,
     Biertrinken kann ihn erfreuen.
     Spaß und Action mag er auch,
   Das war immer schon sein Brauch.


            Alex Krushanov:


        Astronaut ist er gewesen,
       Doch jetzt ist er Musikant,
         Mit Gittare in der Hand.
     Auch als Sänger sehr bekannt,
     Reist er durch das ganze Land.


             Slawa Bekker:


   Am liebsten ißt er sehr viel Fleisch,
          Mit viel Fett gebraten.
      Er ist verschlossen, elegant,
   Und überhaupt will er nie verraten.




                                            272
     Georg Tschernetsov:


  Aktiv und sportlich, hilfsbereit,
    So wird er immer bleiben.
Er ist nicht jung und auch nicht alt
  Zum täglich-Sport-betreiben.




                                       273
                      О Российско-Германском колледже


1. Что представляет собой Колледж


Российско-Германский колледж является международным проектом,
направленным на осуществление трехгодичного обучения российских
дипломированных специалистов с целью получения второго
европейского образования по следующим направлениям:


      философия науки и техники,
      экономические науки,
      экологические науки.


Торжественное открытие Колледжа состоялось 10 мая 1995 года в
городе Карлсруэ (ФРГ). В соответствии с соглашением в нем
образованы три отделения в университетах-партнерах:


 отделение Колледжа в университете г. Карлсруэ, которое
  организационно включено в Штудиум Генерале;
 отделение в МНЭПУ, которое включено в состав Международного
  института глобальных проблем устойчивого развития и научно-
  методически поддерживается Центрами „Философия окружающей среды
  и научно-технического развития“ и „Оценка техники и
  технологии“;
 отделение в РЦГО, которое научно-методически поддерживается
  Кафедрой философии науки и техники.
(см. также Схему 1)


Для обучения в университете г. Карлсруэ Министерство науки,
научных исследований и искусства Земли Баден-Вюртемберг выдает
стипендии 1 500 нем. марок в месяц.




                                                                 274
Главной целью Колледжа является подготовка мультипликаторов для
развития нового экологического сознания и рыночного хозяйства в
России.


С помощью прохождения практики на германских фирмах слушатели
Колледжа получают возможность практически углубить полученные в
университете теоретические познания.


2. Ход обучения


Обучение охватывает в целом три года:


 В течение первого года производится как языковая, так и
  профессиональная подготовка к обучению в университете г.
  Карлсруэ.
 Второй год обучения происходит в университете г. Карлсруэ.
  Кроме обычных программ обучения в университете, слушателям
  Колледжа предлагаются экскурсии на фирмы, практика, коллквиумы
  и серии докладов. По окончании выдается сертификат университета
  г. Карлсруэ. При выполнении определенных условий имеется
  возможность защиты диссертации.
 Третий год обучения проходит снова в Москве и заканчивается
  получением диплома о втором высшем образовании или защитой
  диссертации.




3. Обучение в отделении Колледжа в г. Карлсруэ (ФРГ)


Обучение в Карлсруэ на втором году обучения включает в себя 20
учебных часов в неделю.


Цокольный курс включает в себя общие для всех трех направлений
лекции и составляет 6 учебных часов в неделю в каждом семестре.




                                                                 275
В качестве основного специализированного обучения по каждому из
трех направлений слушатели Колледжа имеют 4 учебных часа в неделю
обязательных занятий и 6 учебных часов в неделю в качестве
обязательного выбора в каждом семестре.


Кроме того, каждый слушатель имеет возможность свободного выбора
любых дополнительных лекций и семинаров, предлагаемых в
университете.


Дополнительно к этим занятиям проводятся методические семинары, а
также занятия по немецкому и английскому или французскому языку.
Тем самым продолжается и закрепляется обучение языку, начатое в
Москве.


Слушатели Колледжа обязаны во время прохождения обучения в
Карлсруэ предстваить не менее 2-х свидетельств о посещении
семинаров с выступлением на них с рефератиами, которые должны быть
оформлены также в письменном виде на немецком языке. После первого
семестра и в заключении обучения в Карслруэ, а также после
прохождения практики слушатели Колледжа представляют письменные
отчеты на русском и немецком языках. Обучение заканчивается
выступлением на российско-германском коллоквиуме с участием
соответствующих специалистов с научным докладом по результатам
проведенной в Германии научной работы, который должен быть
представлен в письменном виде на немецком и русском языках, после
чего выдается сертификат университета г. Карлсруэ.




4. Наши координаты


Российско-гермаский колледж является совместным учереждением


      университета г. Карлсруэ,




                                                                 276
      Международного независимого эколого-политологического
       университета (МНЭПУ),
      Институтат философского образования Российского центра
       (университета) гуманитарного образования (РЦГО) в тесной
       связи с Институтом философии Российской академии наук.


Руководитель отделения Российско-германского колледжа в Карлсруэ -
профессор Хельмут Шпиннер
Председатель Научного совета Колледжа - профессор Хайнц Кунле
Научный координатор Колледжа - профессор, д.ф.н. В.Г. Горохов


Контактные адреса в России и Германии:


 МНЭПУ - Москва, Красноказарменная ул., 14, корп. Ж (помещение
  ректората), комн. 10 - Майорова Наталья Владимировна - тел.
  (095) 362-76-82, факс (095) 918-14-42
 РЦГО - Москва, Волхонка, 14 - Арсеньева Лидия Сергеевна - тел.
  (095) 203-95-90, факс (095) 200-32-50
 Университет г. Карлсруэ - Майнхардт Виктория Алексеевна - тел.
  (+49721) 608-61-78, факс (+49721) 608-61-48




                                                                277

								
To top